Мозг стремится к умозаключению
Лекции.ИНФО


Мозг стремится к умозаключению



Почти в каждой группе, с которой я работала, определенная часть студентов оказалась просто неспособна «отыскать» одно или другое изображение, хотя оба эти изображения находились, разумеется, у них прямо перед глазами. Мозг, тщетно пытающийся прийти к умозаключению, — это почти болезненное переживание. В таких случаях, если прозрение наконец происходит, человек почти всегда издает непреодолимое восклицание радости и облегчения, возвращается к первому образу, снова переключается на второй, словно чтобы окончательно закрепить законность альтернативного восприятия.

Мне кажется, что преждевременное умозаключение является одной из главных преград как в процессе рисования, так и в самом творческом процессе. Первейшим требованием для стадии Насыщения, в которой вы в данный момент работаете, является открытость ума, безостановочный поиск информации и идей, так никогда и не удовлетворяющий потребность ума в окончательном выводе. Именно так происходит в рисовании: вы должны продолжать видеть, не позволяя себе преждевременное «знание». Каким же образом запустить в систему глитч, чтобы достичь открытости ума и единства восприятия (в Л- и П-режиме), необходимых для Насыщения?

Визирование: полезный глитч

Как и навыки восприятия краев и негативных форм/пространств, следующий базовый навык рисования, восприятие соотношений (главным образом, углов и пропорций), помогает обойти стороной предрасположенность мозга перескакивать на преждевременные, заранее запрограммированные умозаключения. Техника использования этого навыка именуется «визированием». Она восходит к эпохе Возрождения и среди прочих была проиллюстрирована великим немецким художником Альбрехтом Дюрером.

Идея запуска глитча в систему исходит от философа Дэниела Деннета. Деннет рассуждает о том, как трудно исследовать мозговые стратегии обработки информации:

«Недавно мне пришла на ум прекрасная аналогия. Предположим, вам дали задание поймать шпиона. Вам сказали: "Мы обнаружили, что к нашим врагам поступает утечка информации по различным вопросам, и хотим перекрыть этот канал; мы хотим, чтобы вы нашли шпиона". Как вы будете действовать?

Действенная стратегия, которая имеет много прекрасных аналогий в психологии познания — внедрить в определенное место немного дезинформации, умышленно ввести в систему ошибку.

Вы между делом подбрасываете некоторого рода ложный "факт"... а потом смотрите, не проявится ли немного погодя эта информация в действиях врагов». Если это происходит, говорит Деннет, «значит вы на верном пути к поимке шпиона».

Дэниел Деннет в диалоге с Джонатаном Миллером «Искусственный интеллект и стратегии психологических исследований», 1983

Рис. 16.15. Использование трубки из бумаги для визирования двух объектов, ближнего и дальнего

 

Визирование является, по сути, «действенной стратегией», если воспользоваться термином Дэниела Деннета из цитаты, приведенной на полях. Но это и самый трудный из пяти базовых навыков рисования — его трудно объяснять из-за сложности процесса и невероятно трудно изучать, по крайней мере, поначалу. Визирование усложняется требованием оценки соотношений и пропорций, что представляется более «левозговым», нежели «правомозговым» процессом. Поэтому Л-режим будет труднее убедить выйти из игры. Но хотя пропорциональные соотношения, например, часто выражаются в «лево-мозговых» цифрах — скажем, 1:2 (одна часть этого к двум частям того), — они обрабатываются преимущественно в П-режиме, который как раз и специализируется на пространственных соотношениях. Кроме того, визирование соотношений углов и пропорций предполагает столкновение с глубокими парадоксами, а эта функция тоже более соответствует П-режиму, который вроде бы хорошо работает в условиях парадокса.

Однако как только вы овладеете этим навыком, визирование обеспечит вас быстродействующим, простым, элегантным методом подавления мозговых программ, заставляющим мозг вбирать в себя новую информацию и видеть то, что есть на самом деле. Давайте испытаем один из простейших приемов визирования.

Поиск ошибок восприятия с помощью подзорной трубы

В компании друзей или родных, в учебной аудитории или на оживленной улице попробуйте следующее. (Если вы сидите дома в одиночестве, можно использовать две чашки, два яблока или две лампы — два любых более или менее одинаковых предмета.)

1. Расставьте своих друзей или поместите два объекта как можно дальше друг от друга, один поблизости от себя, а другой в дальнем конце комнаты.

2. Сравните этих двух человек или эти два предмета. Спросите себя: «Они кажутся разными по размеру? Если да, то насколько?» Не проводя никаких измерений, мысленно оцените разницу через сопоставление.

3. Сверните в трубку лист бумаги (рис. 16.15), посмотрите через нее на ближний объект — голову человека, яблоко, чашку, лампу — и отрегулируйте диаметр трубки таким образом, чтобы объект точно укладывался в диаметр. (Трубка в данном случае служит глитчем.)

4. Не меняя размер трубки, переведите взгляд на дальний объект. Сравните размер дальнего объекта с размером ближнего, т. е. с диаметром трубки. Вы наверняка будете удивлены.

Рис. 16.16. Два яблока бок о бок...

Рис. 16.17. ...и на расстоянии друг от друга

 

5. Теперь рассмотрите оба объекта без трубки и попытайтесь увидеть различия в размерах точно такими, как вы видели их через трубку. Вы наверняка найдете это трудным делом.

6. Затем, используя трубку, проверьте оба размера.

7. Схематично зарисуйте на бумаге различия в размерах, как это проиллюстрировано на примере двух яблок на рис. 16.17.

Вы наверняка были до некоторой степени удивлены изменением размеров и через механизм мозга, который интерпретирует информацию, старались подогнать свои наблюдения к некоторым стандартным, или «нормальным», ожиданиям, совершенно не зависящим от реальных зрительных стимулов, попадающих на сетчатку глаз. Здесь мозг опять «решает по-своему». Один из аспектов этого феномена психологи называют «постоянством размеров», подразумевая, что мы воспринимаем категории объектов как более или менее однородные по размеру, как бы далеко эти объекты ни находились. Этот механизм полезен и, быть может, необходим в повседневной жизни, избавляя нас от необходимости уделять внимание всевозможным изменениям видимых размеров в зависимости от расстояния: яблоко продолжает выглядеть «нормальным», находится ли оно рядом с нами или на другом конце комнаты.

Но приготовьтесь к другому парадоксу: мы все время работаем в двухколейном режиме. В то время как мозг воспринимает схожие объекты однородными по размеру вне зависимости от расстояния, существует также вторая колея восприятия, по которой мозг одновременно определяет, насколько далеко находится объект, исходя из того, насколько меньшим он видится по сравнению с «нормальным» размером! В эту во многом подсознательную оценку расстояния вносят свой вклад и другие параметры: изменения в текстуре, яркости цвета, сравнение с размерами других объектов и так далее. Но на сознательном уровне превалирует именно постоянство размера (а также постоянство цвета и текстуры).

«Мы считаем, что мозг выстраивает предсказуемые гипотезы о мироздании, которые обычно полезны для выживания. Теперь мы способны понять, что большинство мозговых гипотез и особенно гипотез восприятия во многом расходятся с физической реальностью. Восприятие в любом случае является лишь аппроксимацией; оно всегда содержит ошибки, которые обычно остаются незамеченными».

Р. Л. Грегори «Разум в науке», 1981

 

В своем проницательном анализе постоянства размеров и восприятия расстояний Г. У. Лейбовиц и Л. О. Харви указали на кажущийся парадокс: постоянство размеров требует инвариантности размера относительно расстояния, и в то же время при определении расстояний используется уменьшение размера.

Гершель Лейбовиц «Зрительное восприятие», 1965

Моя дочь Анна, когда ей было примерно 4 года, поехала с нами провожать бабушку в аэропорт. Попрощавшись, она наблюдала за тем, как бабушка села в самолет, а потом этот самолет улетел. Потом, по дороге домой, она спросила: «Если бабушка уменьшается, когда улетает, она снова станет больше, когда вернется?»

В этот момент вы можете затрясти головой, как это делал Р. Ф., столкнувшись с переменчивостью, но и неизменностью ширины полос на флаге. Но оставайтесь со мной! Мы преодолеем это кажущееся противоречие, как это сделал Дюрер, борясь со зрительными парадоксами, чтобы обрести власть над пространством, а также достичь немножко большего контроля над собственным мозгом.

Два ключевых вопроса

Позвольте мне изложить этот парадокс несколько по-другому. Человеческий мозг, судя по всему, среди миллиардов других вопросов постоянно задает два ключевых: «Что это?» и «Где это?» Первый вопрос, более соответствующий Л-режиму, требует игнорирования наблюдаемых изменений размеров, чтобы иметь возможность для устойчивой классификации объектов; яблоко, находящееся в метре от вас, останется яблоком, если его переместить на десять или двадцать метров от вас. Представьте, насколько усложнилась бы жизнь, если бы для яблок бесконечно разных размеров приходилось давать разные названия («яблоко-с-булавочную-головку», «яблоко-со-сливу» и так далее). Кроме того, для большей устойчивости категории, может быть, яблоки видятся нам одного размера, на каком бы расстоянии ни находились: истинное изменение их размеров «стирается». Анекдот, приведенный на полях, иллюстрирует недоумение ребенка по поводу видимого изменения размеров, которое очень скоро, когда он повзрослеет и эффекты постоянства размера возьмут верх в его мозгу, станет незаметным и для него.

Второй вопрос, более подходящий П-режиму, — «Где это?» Ответ на этот вопрос требует восприятия измененных размеров и мысленного их сравнения с известными размерами объектов. П-режим, по-видимому, производит расчет мгновенно и невербально: «Судя по тому, как выглядит это яблоко, и в сравнении с тем, какими яблоки я знаю, это конкретное яблоко находится от меня на расстоянии шести шагов». Этот расчет — и информация об изменении размера, достигающая сетчатки глаз, — каким-то образом хранится «втайне» от рационального сознания, возможно затем, чтобы оно не вмешивалось со своей речевой системой и не усложняло дело. Эта скрытая информация выходит на поверхность только при особых обстоятельствах — когда в систему вводится глитч. Следующий пример показывает, что происходит при внедрении глитча — на этот раз с губительным эффектом, оттого что сам глитч довольно долгое время остается незамеченным.

Сначала подоплека (негативное пространство!) ситуации. Когда вы едете ночью по шоссе, фары встречных машин кажутся одинаковыми по размеру независимо от того, насколько далеко от вас находится конкретный автомобиль. (Убедитесь в этом как-нибудь при случае.) Это доминантное, заранее запрограммированное сознательное восприятие — такое, о котором вы знаете и которое почти невозможно преодолеть одним лишь усилием воли. Однако одновременно изменения в размерах фар (включая то, насколько близко они расположены друг к другу) составляют «реальную» зрительную информацию, которая попадает на сетчатку глаза и которую мозг использует на подсознательном уровне для определения реального расстояния до встречной машины.

Теперь глитч: когда в США впервые появились иностранные автомобили, по ночам стали случаться странные аварии; со временем специалисты разобрались и отнесли эти аварии на счет того, что у иномарок фары были меньше и ближе располагались друг к другу, чем у американских машин. Водители американских машин, подсознательно замечая маленькие, близко посаженные фары на встречных автомобилях, просто предполагали (опять-таки подсознательно), что эти машины находятся на большем расстоянии! Поскольку очень немногие люди знали об этой второй колее подсознания, изумленным водителям было трудно объяснить, почему они создавали аварийные ситуации, поворачивая влево прямо перед носом встречной иностранной машины, например.

В рисовании вам приходится сталкиваться с проблемами и парадоксами такого рода. Вы не можете изменить ситуацию: ваш мозг продолжает исподволь использовать информацию об изменении размеров для оценки расстояний, но в то же самое время заставляет вас «видеть» схожие объекты однородными по размеру.

Британский ученый и специалист по восприятию Ричард Л. Грегори считает, что только опытные художники способны преодолеть эффекты постоянства размеров (и других постоянств). Хотелось бы, чтобы это было правдой, но, я думаю, что художники, как и все люди, подвержены «ошибкам» восприятия, которые проистекают из этого во всех других отношениях очень полезного мозгового механизма. Разница в том, что художники по необходимости изучают способы обретения доступа к «реальной» информации, когда им нужно видеть и рисовать без изменения то, что попадает на сетчатку глаз.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 58;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная