Лекции.ИНФО


МИФ 1. Сетевая экономика облегчила возрождение американской индустрии



Производство в действительности не исчезло, оно было повторно «изобретено». С 1987 г. по 1996 г., отрегулированная инфляцией производственная продукция в США возросла на 27%. Но из-за инвестиций в технологии и обучение, новых форм организации работы, американские фирмы смогли увеличить производительность даже быстрее, а это означает колебание величины производственной занятости всего на 1,4%.

МИФ 2. В сетевой экономике глобализация и алчность корпораций привели к застою роста зарплаты

В действительности медленный рост реальной заработной платы является результатом медленного роста производительности во всех секторах экономики. Неравенство в доходах связано с неравномерным прогрессом технологий, иммиграцией и снижением активности профсоюзного движения. С 1963 г. до 1973 г. производительность бизнеса выросла на 35%, в то время как заработная плата – лишь на 31%. В период с 1985 г. по 1995 г. производительность выросла на 9%, а заработная плата – лишь на 6%. Без опережающего роста производительности рост заработной платы невозможен. Некоторые специалисты доказывают, что заработная плата перестает расти, потому что растет корпоративная прибыль. В действительности, даже если бы все увеличение доли национального дохода, обусловленное дивидендами корпораций, пошло бы в заработную плату, то национальный доход возрастал бы незначительно быстрее. Так в период с 1978 г. по 1997 г. его рост составил бы 20% вместо 16%.

МИФ 3. В сетевой экономике новые рабочие места – это низкооплачиваемые рабочие места

В действительности низкооплачиваемые рабочие места создаются, но количество рабочих мест с более высокой заработной платой растет даже быстрее. С 1989 г.
по 1998 г. количество высокооплачиваемых рабочих мест выросло на 20%, а низкооплачиваемых – на 10%. При этом количество рабочих мест со средним уровнем оплаты труда практически не изменилось.

МИФ 4. Технологические изменения сокращают большее количество рабочих мест,
чем создают

Технология в действительности изменяет состав рабочих мест, поднимает производительность и доходы, но не поднимает естественную норму безработицы. Напротив, динамичная сетевая экономика уменьшила уровень безработицы до уровня 25-летней давности. Новые технологии (например, тракторы, зерновые культуры, устойчивые к болезням и т.д.) привели к снижению количества рабочих мест в сельском хозяйстве. Поскольку продовольствие стало более дешевым, то американские потребители тратят меньшую часть дохода на продовольствие, чем любая другая нация. Потребители тратят возросший доход, например, на автомобили, приборы, развлечение, создавая занятость в других секторах экономики.
30-летний период с низким уровнем безработицы после волны общего сокращения и ввода новых технологий показал, что технология не уменьшает общее количество рабочих мест в экономике. Поскольку сейчас новые информационные технологии поднимают производительность, то этот процесс динамично продолжится увеличением доходов, а не снижением количества рабочих мест.

МИФ 5. Общее переустройство означает уменьшение численности среднего класса и количества
рабочих мест для менеджеров

В действительности же за последние годы были созданы 3 млн. новых рабочих мест для управленцев
(14,8 млн. в 1989 г. и 18 млн. в 1998 г.)[1]. Несмотря на то, что организации сетевой экономики имеют меньше уровней иерархии, новые экономические правила стимулируют спрос на менеджеров, сосредотачивающихся на качестве и новшестве, проектировании и маркетинге, финансах.

МИФЫ ОПТИМИСТОВ

МИФ 1. Американская экономика находится на пике беспрецедентного экономического бума, начавшегося в начале 1980-х годов

В действительности рост производительности и заработной платы, как составляющих валового национального продукта (ВНП), в расчете на душу населения, начиная с 1980 г., отстал от темпов роста, наблюдавшегося
в 1960-х гг. и начале 1970-х гг. Рост количества рабочих мест в 1980-е гг. и 1990-е гг. был интенсивнее, чем в
1960-е гг. и 1970-е гг. Производительность же на душу населения в составе ВНП росла в полтора раза быстрее.

МИФ 2. Неравенство доходов – это несерьезная
проблема

В период с 1980 г. по 1996 г. реальные доходы повысились на 58% у 5% богатейших американских семей, но лишь на 4% они выросли в 60% беднейших семей. Неравенство доходов американских семей увеличилось. Это привело к тому, что для многих американцев реализация американской мечты стала еще более трудно достижима. Сила экономики Америки исторически поддерживалась верой населения в то, что они могут процветать, получая образование, упорно трудясь и выполняя установленные правила. Если же этот принцип нарушен, то социальная поддержка начинает ослабевать.

МИФ 3. Распространение тенденций сетевой
экономики означает «смерть» для больших корпораций и «сумерки» для правительства

На самом деле большие корпорации и правительство повторно изобретают сами себя и все еще играют ключевые роли в экономике. Поскольку информационные технологии позволяют фирмам осваивать большие рынки и пользоваться преимуществом масштаба в экономике, то средний размер фирм, возникающих в условиях новой экономики, растет, а не сокращается. Появление Интернета не означает, что наступил конец эры больших компаний, подобных IBM, и не предвещает конец роли правительства. Но появление глобальной сети создает потребность в самостоятельном переустройстве правительств, направленном на увеличение темпов экономического роста, повышение гибкости в работе.

МИФ 4. В сетевой экономике растет доля рабочей
силы, занятой предпринимательством

Предприниматели в действительности представляют собой ту же самую рабочую силу, как это и было всегда.
С 1975 г. по 1994 г. уровень занятых самостоятельным предпринимательством в составе показателя полной занятости остался на небывало низком уровне – 8,7% (10,6 млн. рабочих).

Вопросы для самопроверки знаний

1. Почему специалисты разделились на пессимистов и
оптимистов в оценке последствий перехода к сетевой экономике?

2. Каковы аргументы пессимистов и оптимистов?


ПАРАДОКС ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ

Наряду с мифами в современной экономике наблюдаются процессы, которые сложно объяснить с позиции традиционной экономики.

Лауреат Нобелевской премии экономист Роберт Солоу, отметил, что мы видим компьютеры всюду, но не можем оценить их производительность. Традиционные измерители не отражают какого-либо воздействия со стороны новых компьютерных и информационных технологий. Это явление называют «парадокс производительности». Рост производительности замедлялся каждое десятилетие, начиная с 1960-х годов. При этом инвестиции в информационные технологии росли огромными темпами. Для некоторых это стало доказательством того, что информационные технологии не затрагивают производительность.

Реальная же причина парадокса вероятнее всего объясняется тем, что американская экономика еще не полностью перешла от старой индустриальной экономики к цифровой. Оживление традиционной экономики возникло с желанием механизировать производство товаров и их обработку на автоматизированной сборочной линии и ферме. Эта попытка была оплачена 3–4% ростом ежегодной производительности в промышленном производстве и сельском хозяйстве в течение последних 100 лет. Но теперь, когда более 80% рабочих мест локализованы в сфере обслуживания, где производительность увеличивается менее чем на 1% в год, механизация является фактором, определяющим рост производительности. Еще недавно было трудно представить, что для увеличения производительности технологий в сфере обслуживания применяют те же способы, что используются и в промышленном производстве. Но следующий мощный фактор усовершенствования производительности – цифровые технологии – не достиг того уровня развития, при котором показатели оценки производительности отразились бы в макроэкономической статистике.

Заявление о том, что информационные технологии улучшают производительность, не является ошибкой. Начиная с 1970-х гг., производительность увеличивалась приблизительно на 1,1% в год в тех секторах экономики, которые сделали крупные вложения в компьютерные системы, и приблизительно на 0,35% – в секторах, вложивших меньше средств[2].

Исследование, проведенное экономистами Министерства информационных технологий, показало, что в
1990-х гг. компьютеры внесли значительный вклад в повышение устойчивости выпуска продукции и производительности[3]. Но этот эффект был отмечен лишь в некоторых фирмах и не во всех отраслях промышленности.

Поскольку мы находимся в состоянии перехода к более высокому уровню цифровой экономики, то эффекты, вероятно, будут восприняты всей экономикой. До начала 1990-х гг. микропроцессоры не были быстрыми и достаточно дешевыми, чтобы их действительно применяли в почти во всех областях деятельности. Чипы Пентиум не были представлены потребителю до 1993 г. Интернет не стал массовой средой взаимодействия до 1994 г. Новые технологии типа смарт-карты, голосового управления компьютером, видеотелефонии, экспертных систем и «Интернет следующего поколения» начали появляться с середины 1990-х гг. Когда эти и другие информационные технологии широко распространятся и большинство секторов экономики и общества будут связаны через цифровые сети, появится возможность говорить о почти полностью цифровой экономике. Когда это произойдет, большая доля экономических функций будет реализовываться через информационную технологию. В это время бумага (наличные деньги, формы и файлы) и рутина обслуживания «лицом к лицу» (клерки и заказы) потеряют свое значение. В свою очередь, электронный сервис приведет к значительному увеличению полезного действия. Стоимость обслуживания кассиром одного клиента в банке составляет 1,07 доллара, а стоимость подобной банковской сделки в диалоговом режиме через сеть – 1 цент.

В результате повышение производительности и рост зарплаты в сетевой экономике будет происходить с распространением цифровых технологий. Особенно это будет ощутимо для увеличения эффективности и производительности низкотехнологичной сферы обслуживания. Цифровая экономика в 21-м столетии обещает принести новые виды экономических выгод американцам, которых механизация ввела 20-й век. «Эффект сети» будет стимулировать все большее количество американцев использовать эти технологии (например смарт-карты, широкополосную связь) в новых видах деятельности, обеспечивая им большую выгоду. Как только это произойдет, парадокс производительности уступит место буму заработной платы и производительности. Правительство может играть важную роль в облегчении нации перехода к цифровой экономике. Для этого необходимо законодательной и исполнительной власти поддерживать и продвигать электронную торговлю и электронный сервис.

Вопросы для самопроверки знаний

1. Что такое «парадокс производительности»? В чем кроется реальная причина его проявления?

2. Перечислите доказательства того, что информационные технологии в действительности повышают производительность.


ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ

Важнейшим аспектом сетевой экономики является значительное увеличение роли знаний. Среди них выделяют два типа: первый – это знания, воплощенные в изделия, второй – знания управления.

Знания первой группы используются в производстве программного обеспечения и аппаратных средств, биотехнологиях и работе инженеров, ученых, программистов и проектировщиков. Эти отрасли промышленности приводят в действие не машины и не квалифицированные рабочие, и даже не капитал, хотя все перечисленное играет важную роль. Главными факторами прогресса этих отраслей являются индивидуумы, занятые в исследованиях, проектах и внедрении новшеств. Выпуск продукции этих отраслей промышленности составляет меньше 7%, но они различными способами воздействуют на сетевую экономику. Фирмы, производящие знания, являются ключевыми факторами роста сетевой экономики, подобно тому, как отрасли тяжелой промышленности (автомобилестроение, производство химикалий и металлургия) обеспечили рост традиционной экономики в 1950–1960-е гг.

Значительную долю современной экономики составляют отрасли, базирующиеся на процессах управления, обработки и распределения информации – телесвязь и банковское дело, страхование и реклама, законотворчество и медицина, производство лекарств, образование и многие из функций правительства. В их рамках осуществляют свою деятельность менеджеры и адвокаты, банкиры и коммерческие представители, бухгалтеры и преподаватели. В этих сферах деятельности эффективная обработка и управление информацией, а не крупные достижения в погоне за знаниями, являются ключом к успеху.

Увеличение роли знаний означает, что чистый запас неосязаемого капитала (образование и результаты научных исследований) вырос быстрее, чем материализованный капитал (здания и оборудование, транспорт и дороги). Финансируемый государством неосязаемый капитал вырос с 60% от капитала в материальной форме в 1970 г. до 93% в 1998 г.[4] Эта тенденция справедлива и в частном бизнесе. В 1960-х и 1970-х гг. приблизительно 25% различий в средней оценке дохода на акцию зависели от сообщения о доходе. К началу 1990-х гг. эта доля уменьшилась менее чем до 10%[5]. Такое изменение связано с тем фактом, что стоимость компаний все больше обусловлена неосязаемыми активами – результатами исследований и их внедрения, торговой маркой и талантом служащего, т.е. знанием. Такие активы традиционный бухгалтерский учет не в состоянии зафиксировать и оценить их размеры.

В сетевой экономике неосязаемый капитал стал, по крайней мере, столь же важным, как и материальный. При этом значительная доля в оценке материального капитала определяется неосязаемыми факторами. Поскольку мы стали более богатыми, мы все больше используем услуги и товары с более высокой добавленной стоимостью. Эту тенденцию подтверждает тот факт, что измеренная в тоннах, условно та же самая, как и сто лет назад, экономическая продукция американской экономики имеет реальную экономическую ценность в 20 раз выше[6]. Другими словами, мы добавили неосязаемые признаки к товарам и услугам, из которых наиболее важными являются знания. Например, тормоза с антиблокиратором являются детищем научных исследований. Они загружены электроникой и весят не больше чем обычные, но представляют для водителей более высокую ценность.

Вопросы для самопроверки знаний

1. Какие существенные для сетевой экономики виды знаний выделяют специалисты? Где они применяются?

2. Что означает увеличение роли знаний?

3. Какую роль в сетевой экономике играет нематериальный капитал?


ПРИНЦИПЫ СЕТЕВОЙ ЭКОНОМИКИ

Сетевая экономика формирует новые правила поведения участников хозяйственной деятельности. Возможность связать всё со всем позволяет распространять информацию и увязывать хозяйственную жизнь групп людей, организаций и государств в единое целое.

Сегодня успех определен не оптимизацией существующих структур, а изобретениями и новыми открытиями. Гибкие и подвижные сети, насыщенные знаниями, служат почвой для взращивания новых форм и сущностей. Все участники сетевого взаимодействия поддерживают и развивают эти свойства сетевой экономики. Все более частое появление новшеств приводит к расставанию с традиционными средствами и методами. Разрастание масштабов сетевой экономики ускоряет цикл «нашел, освоил, выбросил».

Принцип связи

Сетевая экономика возникла и развивается в результате увеличения числа связей между чипами.

С уменьшением размеров чипов снижается и их цена. Благодаря этому их начинают применять там, где это ранее даже и не предполагалось: дверные замки, домашние роботы, пластиковые карты, сотовые телефоны, автомобили, бытовая техника и многое другое. Их производят легко и просто, как леденцы. В мире сегодня эксплуатируют около 600 млн. компьютеров, а количество некомпьютерных чипов перешагнуло 10-миллиардный рубеж.

Стационарные объекты соединяют в сети кабелями, а мобильные – радиоволнами, инфракрасными лучами и другими волновыми средствами связи. Часть микропроцессоров постоянно передает сигналы, а другие работают в дискретном режиме. Чип в системе водоснабжения начинает работать лишь в случае необходимости включить насосы, а процессор в GPS (geo position system) постоянно поддерживает связь со спутником, определяя местоположение на местности и передавая об этом радиосигнал или сигнал на компьютер.

Общая мощность вычислительной системы растет с увеличением числа связей между процессорами. «Всемирная паутина» породила сетевую экономику, объединив иерархические, сетевые, линейные и точечные объекты в единую среду взаимодействия. Уже сегодня поток не голосовой информации через телефонную сеть превышает объем телефонных разговоров. Соединяя всё со всем, сеть практически безгранично расширяет перспективы производства компьютерной техники и программного обеспечения. Она создает новые рабочие места вне зависимости от географического положения работника. Она меняет маршруты финансовых потоков, создает новые методы управления производством и обществом.

Таким образом, связи не просто изменяют масштабы процессов, но и создают новое качество, порождают новые сущности.

Принцип полноты

Количество связей в сети возрастает с увеличением числа узлов. Добавление нескольких новых узлов существенно увеличивает число связей. Заполняя пространство связями, мы делаем сеть с циркулирующей в ней информацией все более ценной.

Факс-машина начала работать в 1965 г. На ее создание были потрачены миллионы долларов, но в единственном экземпляре она не стоила ничего. Второй факс-аппарат придал первому потребительскую ценность – возможность передавать кому-то что-то по факсу. Приобретая каждый следующий факс, мы увеличиваем эту ценность всего множества факсов. Платя все уменьшающуюся цену за каждый последующий аппарат, мы получаем в свое распоряжение огромную сеть.

«Эффект факса» – это базовый принцип сетевой экономики. Он отчасти противоречит существующим издавна аксиомам. Первая из них – ценность определяется редкостью. Драгоценности и раритеты ценятся, потому, что они редки. Вторая – чем больше одинаковых товаров произведено, тем меньше цена каждого реализованного экземпляра. Сеть же увеличивает свою ценность и наращивает мощность с каждым новым узлом. Но стоимость экземпляров информационного продукта также удешевляется с ростом числа копий. Сетевая экономика практически упраздняет понятие «дефицит». С ростом размеров сети доступность ресурсов возрастает, а их цены снижаются.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 76;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная