И таким образом все это движется. Снова и снова трофобластовый тезис рака подтверждается независимыми исследователями, которые,
Лекции.ИНФО


И таким образом все это движется. Снова и снова трофобластовый тезис рака подтверждается независимыми исследователями, которые,



1. "Диета исследования Белка, Связанная с Контролем Рака," Хроника Сан-Франциско, 21 октября 1971. Кроме того, "американский Колледж Хирургов, Новая Связь Рака; Загрязнение Объединения гена," Современная Медицина, ноябрь 29,1971, стр. 13.

2. См., "Ищут Ключи на Резкое повышение Рака Горла в Кении," Инфекционные Болезни, июль 2,1972.

к сожалению, не имеют представления о значимости своих открытий. Некоторые из них, однако, в конечном счете начинают схватывать целую картину. Доктор Брюс Халстид, например, Директор и основатель Мирового Научно-исследовательского института Жизни Колтон, Калифорния, съездил в Советский Союз и обнаружил, что ученые там уже в 1960-е годы начали изучать естественные нетоксичные вещества и, казалось, на несколько шагов обгоняли Соединенные Штаты в этой области. Он восторженно говорил об одном таком веществе по имени Элиутерокок, который, по его описанию, подозрительно напоминает пангамную кислоту или витамин в15, обнаруженный доктором Кребсом.

Так или иначе, доктор Халстид так и не добился одобрения FDA, чтобы начать экспериментирование с этим веществом. Он жаловался:

«Я пробовал везде. Я не могу заставить ни одну фармацевтическую компанию поддержать свой проект из-за инструкций FDA, которые обладают крайне специфическими особенностями. Это причина конфликта целых областей в медицине».

Доктор Халстид также напал на правильный след, и вот почему он столкнулся с каменной стеной сопротивления медицинских и Политических учреждений. Указав на то, что Конгресс только что выделил 1.6 миллиарда долларов для исследований в области рака, он сказал, что, по его мнению, это не даст никаких результатов, потому что все это пойдет на исследования экзотических и ядовитых искусственных препаратов, а не на исследования естественных нетоксичных составов. Тогда он добавил:

«Я предсказываю, что лекарство от рака можно ждать только от естественных продуктов. Когда-нибудь мы обнаружим, что некий народ имел всегда при себе продукт, предохраняющий от рака и пользовался им. Они, возможно, не пользовались им преднамеренно, но мы узнаем, что они пользовались им, и результаты были самые положительные. Я верю, что, если мы могли бы действительно исследовать все вещества, используемые примитивными племенами в мировом масштабе, мы (США) могли бы достичь высокой производительности в области раковых исследований»1

Но это не подход промышленности рака. Вместо этого, сведенная с ума своими способностями по созданию искусственных препаратов, она презирает природу и топит миллиарды налоговых долларов в своих ядовитых смесях. И, поскольку каждый год появляются все новые и новые химикалии, больные раком становятся морскими свинками, на которых они проверяются.

1. "Россия, США Присоединяются к Проектам Войны с Раком," Лос-Анджелесский Трибун, 20 февраля 1972, стр. A-18.

Но не все тесты направлены на поиск лекарства от рака. Некоторые из них проводятся потому, что в распоряжении исследователей находятся люди, которые все равно умрут – так почему бы не использовать их тела, пока в них еще теплится какая-то жизнь? Если это слишком резкое суждение, то прочтите научно-исследовательскую работу, финансируемую федеральным правительством штата Мэриленд, и проделанную в Психиатрическом Исследовательском центре Кантонсвилль. Проект возглавлялся доктором Станиславом Грофом, чешским психиатором, который специализируется в использовании психоделических наркотиков, особенно ЛСД.

История здесь настолько причудлива, что многие люди скажут, что в это трудно поверить. Так что позвольте нам сослаться на свидетельство специального репортера "Вашингтон Пост", который посетил исследовательский центр и наблюдал видеозаписи некоторых экспериментов. Репортер, между прочим, чрезвычайно сочувствовал всей экспериментальной программе и представил ее в самом благоприятном свете. Но, даже несмотря на свои акценты, это сообщение шокирует своим циничным равнодушием, которое эти «врачи» испытывают по отношению к человеческим "экземплярам", предоставленным им для экспериментирования:

«Утром, перед началом процедуры, пациенту преподнесли красную розу в вазе. Музыкальный врач центра выбрал ему программу, предназначенную чтобы усилить пережитый им опыт – Вивальди, Бетховен, Бах, Вагнер, Саймон и Гарфункель, Балийские Песнопения, и другую музыку...

Вот пример одной процедуры, сохраненной на видеозаписи: раковый больной, рабочий, которому близко к пятидесяти, угнетенный и боящийся неизбежной смерти, настороженно сидит на кушетке и разговаривает с Грофом и медсестрой.

"Очень сильно болит," говорит он тяжелым голосом. "Я никогда не плачу, но я никак не могу помочь себе, мне нужно дать выход рано или поздно." Он рыдает, и Гроф его успокаивает.

Медсестра вводит ему внутривено большую дозу ЛСД, и около десяти-тридцати минут он ждет, пока наркотик даст о себе знать. Когда он начинает чувствовать его действие, он реагирует с опасением. "Я не знаю, что делать," кричит он, и стонет, и в конечном счете его рвет... Гроф успокаивает его несколькими словами, затем надевает ему на уши стереофонические наушники. Пациент потрясен могучими звуками Хора Мормонов, поющего "МолитвуБога»...

Он лежит неподвижно... Это продолжается долго, затем пациент начинает бормотать слова:

"Как гром и молния с небес. Все пришло к этому – и это я буду помнить. Все в конце концов будет разрушено. Это все исчезнет. Я не помню, когда это было сказано, но их отпустят на свободу...

Кто-то уже был свободен. Я не знаю, кто это был. Я не знаю, кто это был, но он был свободен.»

Гроф спросил пациента, может быть, сам он и был тем, кто стал свободен, и человек ответил, «Да, да.»

На следующий день, пациент был убежден, что имел религиозный опыт. Персонал был рад, потому что, как они объяснили это, они помогли пациенту найти "смысл жизни и более полно насладиться жизнью в последние месяцы."1

Через четыре дня человек умер от рака.

Мы с отвращением узнаем, что, соглсно этическому кодексу, пропагандируемому FDA и всеми работниками медицины, которыми она теперь управляет, вовсе не необходимо сообщать пациенту, что на нем ставят эксперимент. Это зловещий факт не только в отношении пациента, который получает экспериментальный препарат, но также в отношении пациента, который ожидает медицинскую помощь, но вместо этого помещен в контрольную группу и, таким образом, не получает никакой помощи вообще. Роберт Н. Вич, специалист по медицинской этике, сказал Подкомиссии Здоровья Сената в 1973, что, соглавно только одной типичной научно-исследовательской работе, девяносто один ребенок – контрольная группа - "получал неэффективные препараты в течение долгого периода, вплоть до четырнадцати лет." Он подтверждал также, что "ни мать, ни ребенок не знали, что этот вид исследования был экспериментальным."

В 1970, например, более чем 100 000 больных раком использовались в экспериментах, не зная об этом и, следовательно, не давая согласия.

В сообщении, подготовленном Председателю Подкомиссии Сената, и изданном в Протоколе конгресса от 5 октября 1966, доктор Майлс Х. Робинсон показал:

«Неопределенное число больных раком, отнюдь не безнадежных в смысле прогнозов на продолжительность жизни, умерло во время этих тестов, согласно Сообщениям о Химиотерапии Рака NCI. Полная степень смертности и заболеваемости трудно оценить, так как редактор журнала сказал мне, что изданы только "лучшие" исследования.»

Следующие заявления взяты только из нескольких из этих "лучших" официальных Сообщений о Химиотерапии:

1. "LSD Therapy: Quiet Revolution in Medicine," LA. Times, Dec. 15,1972, Part VII, pp. 10,11.

2."Unethical Experiments Hit," Prevention, July, 1973, стр. 97.

Omar Garrison, The Dictocrats, (Chicago, London, Melbourne: Books for Today, Ltd., 1970), стр. 271.

Ibid., стр. 273.

«Были предприняты усилия, чтобы выбрать пациентов, которые чувствовали себя достаточно хорошо, чтобы противостоять ожидаемой токсичности.... Неожиданно, случилась ранняя смерть двух из первых пяти пациентов, вызванная сокращением веса на 8 кг в день. При этом не наблюдалось никакого антиопухолевого эффекта...

Согласно этому исследованию, шесть из этих восьми пациентов [дети] умерли... Никакой терапевтический эффект не был наблюдаем. Клинические проявления состояли из рвоты, гипотонии, изменения в слизистых мембранах, диареи, с той или иной степенью частоты. Почечное повреждение и мозговой отёк были наблюдаемы во вскрытии в каждого из шести пациентов, которые умерли, получая этот препарат....

Смерть двух пациентов была недвусмысленно вызвана токсичностью препарата.... Восемь из четырнадцати пациентов, которые пережили начальные курсы терапии, показали быстрое общее ухудшение и умерли в течение десяти недель после того, как терапия началась. Наше мнение недвусмысленно, что токсичность препарата внесла свой вклад в быстрый упадок этих пациентов...

Факт заключается в том, что многие из этих экспериментов выполняются не затем, чтобы увидеть насколько эффективен тот ли препарат против рака, но лишь затем, чтобы определить какое количество этого препарата можно назначить прежде, чем пациент заболеет от его ядовитого эффекта.»1

Для среднего человека трудно понять всю глубину этих легализованных пыток и убийств, проделанных на ничего не подозревающих жертвах во имя науки. И грустно комментировать, что очень много людей медицинской профессии не протестуют против этого. Посыпая соль на раны, FDA финансирует и поощряет более широкое использование этих наркотиков-убийц, и в то же самое время запрещает докторам экспериментировать с Laetrile, который, как известно, является, по крайней мере, в тысячу раз менее ядовитым – основываясь на абсурдном утверждении, что его безопасность еще никем не доказана! В то время как каждому очевидна опасность большинства одобренных FDA химикалий! И у Американского Ракового Общества хватает наглости объявлять использование Laetrile "новым видом убийства», в то время как именно их ничего не стоящие, бездоказательные лекарственные средства действительно заработали этот эпитет.

Там же., стр 273 274.

Глава Двенадцать

СТАТИСТИЧЕСКОЕ СРАВНЕНИЕ

Существенная часть ресурсов Американского Ракового Общества и Национального Института Рака отводится на сбор статистики. Каждый год ими проверяются отчеты тысяч врачей и больниц, чтобы создать полную картину статистики рака - его географию, возраст, половые признаки, местоположение, степень злокачественности, тип лечения, и срок выживания. Это гигантская задача, потребляющая сотни тысяч человеко-часов и миллионы долларов. Эта деятельность столь же важна для победы над раком, как во время войны важен подсчет числа жертв для победы в ней. Эксперты знают все о распространении рака, но ничего о том, как его вылечить.

В отличие от сторонников ортодоксальной медицины, которые издают тома статистики по каждому пункту, сторонники витаминной терапии отказываютсяя рассуждать в этих терминах. Сначала это может показаться следствием нехватки их веры в свою терапию, что они действительно не имеют никакого твердого свидетельства в поддержку своих идей. Их нежелание, однако, глубоко обосновано.

Первая причина состоит в том, что любой статистической подсчет подразумевает контрольную группу, в сравнении с которой могут быть сделаны значащие выводы. Другими словами, для тех, кто верит в витаминную терапию, необходимо принять больных раком, но затем не лечить некоторых из них или лечить их ортодоксальными терапиями. Это, конечно, равносильно убийству и врачи не могут участвовать в этом. Эти врачи уже засвидетельствовали трагические результаты ортодоксальных терапий на

примере пациентов, которые обратились к ним как к последнему прибежищу. Просить, чтобы эти врачи назначили некоторым своим пациентам продолжение их ортодоксального курса лечения, будет похоже на то, чтобы просить их поместить горячую сковородку на их тело – а потом засвидетельствовать боль и ожоги. А без контрольных групп трактовка выздоровления всегда останется открытой: это может быть «спонтанная ремиссия», а может - "запоздалый ответ на ортодоксальные терапии"

Другой факт заключается в том, что, даже если бы контрольные группы и были созданы, никто не может дать гарантию, что они будут что-либо значить. Есть очень много переменных факторов, таких как местоположение рака, степень метастаз, диетический фон, наследственные особенности, эмоциональное состояние, возраст, пол, общее состояние здоровья, медицинская история болезни, окружающая среда и так далее. Почти любая из этих переменных может быть задействована в качестве повода, чтобы лишить законной силы статистику.

Всякий раз, когда сторонники витаминной терапии пытались предложить обзоры своих клинических результатов, сторонники ортодоксальной медицины осуждали их, потому что их исследования не имели адекватных контрольных групп, или же их результаты можно было объяснить другими факторами, или же их последующие отчеты признавались неадекватными. В большинстве случаев это были законные возражения. Но точно те же самые слабости присутствуют в большинстве статистических исследований ортодоксальной медицины. Главное отличие состоит в том, что ортодоксальные статистические исследования по форме обязаны быть точными и, поэтому, им не может быть брошен вызов.

Правда же состоит в том, что, из-за многих переменных величин, уже упомянутых, нет такой области медицины, в которой статистические данные являются более бессмысленными и уводящими от сути дела, чем в области рака. Фактически, есть много случаев, когда сами патологоанатомы спорят между собой относительно того, действительно ли та или иная специфическая ткань является раковой.

Таким образом, не только пищевой терапевт виноват в том, что его статистика некорректна. Но именно пищевой врач честно признает эти проблемы и, следовательно, отказывается говорить в терминах твердых чисел или отношений. Доктор Кребс, например, неоднократно отказывался подавать какую-либо статистику, потому что думал, что они бессмысленны с научной точки зрения и не могут доказать действительность его теории. Любой, кто настаивает на числах, говорил он, показывает свой недостаток понимания научного понятия. Это бы напоминало попытку доказать ценность кислорода, собирая истории болезни людей,

Кто утверждает, что дыхание спасло их жизни. Конечно, это спасло их жизни. Но любой, кто не верит в это, может найти сто вероятных объяснений относительно того, что в процессе выздоровления задействовано что-то другое, а отнюдь не кислород.

Доктор Ричардсон также решительно высказывался против использования статистики, и затем добавил:

«Но это болезнь витаминной и ферментативной недостаточности! Мы не говорим о пятилетнем выживании, когда мы говорим о приблизительно 100%-м выживании при наличии профилактики. Когда Вы начинаете убивать людей радиомиметическими лучами - Вы говорите о смертельных случаях от радиации, а не от рака.

Есть несколько других причин для того, чтобы не пользоваться их ложным и вводящим в заблуждение критерием. Во-первых, эти критерии вообще неприменимы к авитаминозам. Позже, когда B17 будет принят ... мы будем выглядеть как дураки по причине того, что унизили наши взгляды, согласясь с их критериями. Любой, кто начинает понимать витаминный аспект, очень скоро понимает, что это похоже на то, чтобы мерить воду и железо одним и тем же неуклюжим аппаратом.»1

Нежелание иметь дело со статистикой со стороны сторонников витаминной терапии основано на уважении к научной правде. Несмотря на это, публика требует статистического сравнения, и некоторые люди возьмут на себя бремя изучить проблемы достаточно глубоко, чтобы понять, почему таким сравнениям нельзя доверять. Результат состоит в том, что ортодоксальная медицина, с ее горами статистических диаграмм и таблиц, легко выигрывает в общественном мнении, в то время как пищевые терапевты осуждаются как шарлатаны, лгуны и убийцы.

Позвольте нам теперь сделать это честным соревнованием. Не защищая ценности такой статистики, позвольте нам по крайней мере увидеть то, что она скажет нам, и какова она есть на самом деле. Давайте признаем необходимость полномасштабного рассмотрения всей статистики и оставим это на потом. Но позвольте нам дать пищевым врачам то же самое право использовать статистику, которым наслаждаются ее критики.

Статистические данные Американского Ракового Общества указывают, что, по существующим нормам, рак поражает две из каждых трех семей. Причина одного из каждых пяти смертельных случаев - рак. Из каждых пяти человек, которые получают рак, двое будут спасены, и трое умрут.2 Два-из-пяти, таким образом, говорит о сорокапроцентном уровне излечения.

1. Письмо Джона Ричардсона Д.Эдварду Гриффину, декабрь 2,1972; Гриффин, Частные Бумаги.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 129;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная