Лекции.ИНФО


БИЛЕТ 1. Перевод как разновидность межъязыковой и межкультурной коммуникации. Общественное предназначение перевода.



БИЛЕТ 1. Перевод как разновидность межъязыковой и межкультурной коммуникации. Общественное предназначение перевода.

Перевод – преобразование текста на одном языке в текст на другом языке при сохранении неизменным плана содержания, насколько это позволяет тождество или подобие системы значений и при обеспечении условий коммуникации (тематическая, возрастная и ситуативная компетентность).

План содержания понимается максимально широко и включает следующие типы значений:

1. Семантика – отношение между знаком и предметом;

2. Прагматика – отношение между знаком и использующими его людьми

3. Синтактика – отношение между знаками одной языковой системы

ZB. а) стол – стул – шкаф – кресло; б) стол – столовая – застольный; в) стол – деревянный – стоит – накрывать на; г) стол – стул – стал – стыл

С помощью перевода осуществляется двуязычная коммуникация:информация идет от источника к реципиенту через посредника – переводчика. Перевод призван обеспечить такую опосредованную двуязычную коммуникацию, которая по своим возможностям максимально приближается к обычной одноязычной.

Роль перевода для человечества:

1. Перевод обеспечивает сиюминутные и долговременные контакты между людьми.

2. Перевод способствует обмену информацией самого разного характера, что является базой прогресса человечества.

3. На протяжении многих веков перевод способствовал развитию и утверждению гуманитарных ценностей: терпимость, взаимопомощь, поддержка слабых, стремление к совершенствованию, защита окружающей среды.

4. Во все времена перевод обслуживал самые насущные потребности человечества: в античности он способствовал преемственности греческой и римской культур; в Средние века – распространению христианства, во все последующие века – взаимообогащение искусств, науки, литератур, материальной и бытовой культуры различных народов мира.

5. На базе переводов сложилась интернациональная с первых лет своего существования детская литература.

6. Глобализация возможна только при условии хорошо организованного переводческого процесса.

7. Труд переводчиков способствует открытости общества.

8. Перевод помогает преодолеть языковые и культурные барьеры.

 

Билет №2.

Наука о переводе: объект, предмет и основные задачи лингвистической теории перевода.

В настоящее время лингвистическая теория перевода прочно утвердилась как самостоятельная научная дисциплина. Однако до сих пор остаются нерешенными ряд принципиальных вопросов, которые определяют статус теории перевода. Одним из таких вопросов является вопрос о предмете и объекте теории перевода.

И.И. Ревзин и В.Ю. Розенцвейг утверждают, что объектом перевода является сам процесс перевода, при котором совершается переход от одной системы знаков к другой и который может быть описан в семиотических терминах.

По мнению А.Д. Швейцера, перевод представляет собой целенаправленную деятельность, отвечающую определенным требованиям и нормам и ориентированную на достижение определенного результата. Таким образом, он включает в предмет теории перевода как сам процесс перевода, так и результат переводческого процесса.

В.В. Сдобников и О.В. Петрова под объектом лингвистической теории перевода понимают посредническую переводческую деятельность в рамках межъязыковой коммуникации, представленную как непосредственно (процесс), так и опосредованно, то есть отраженную в результатах переводческого процесса.

Предметом теории перевода является изучение закономерностей переводческого процесса, факторов, влияющих на протекание процесса перевода и определяющих результат перевода.

Л.С. Бархударов: «Предметом лингвистической теории перевода является научное описание процесса перевода как межъязыковой трансформации, т.е. преобразование текста на одном языке в эквивалентный ему текст на другом языке.

Р.К. Миньяр-Белоручев: «Всякое же моделирование коммуникации с использованием двух языков, накопленные о ней знания составляют предмет науки о переводе».

Таким образом, некоторые считали, что это процесс; другие, что результат (текст).

Сегодня теория перевода изучает и результат перевода (текст) и сам процесс перевода в соответствующих разделах.

Объект лингвистической теории перевода – посредническая переводческая деятельность в рамках межъязыковой коммуникации, представленная как непосредственно (= процесс), так и опосредованно (= результат (текст))

Предмет теории перевода – изучение закономерностей переводческого процесса, факторов, влияющих на протекание процесса перевода и определенный результат перевода.

 

В.Н. Комиссаров формулирует следующие задачи лингвистической теории перевода:

1) раскрыть и описать общелингвистические основы перевода, т.е. указать, какие особенности языковых систем и закономерности функционирования языков лежат в основе переводческого процесса, делают этот процесс возможным и определяют

его характер и границы;

2) определить перевод как объект лингвистического исследования, указать его отличие от других видов языкового посредничества;

3) разработать основы классификации видов переводческой деятельности;

4) раскрыть сущность переводческой эквивалентности как основы коммуникативной равноценности текстов оригинала и перевода;

5) разработать общие принципы и особенности построения частных и специальных теорий перевода для различных комбинаций языков;

6) разработать общие принципы научного описания процесса перевода как действий переводчика по преобразованию текста оригинала в текст перевода;

7) раскрыть воздействие на процесс перевода прагматических и социолингвистических факторов;

8) определить понятие «норма перевода» и разработать принципы оценки качества перевода.

 

Лингвистическая теория перевода занимает особое место среди других языковых дисциплин. Чтобы отразить существенные закономерности перевода, теория перевода должна установить совпадения и расхождения в способах выражения идентичных значений в ПЯ и ИЯ и на этой основе выявить наиболее типичные способы преодоления расхождений (переводческие приемы).

Такая задача по своему существу является языковедческой и схожа с задачами сопоставительного языкознания. Однако принципиальные различия заключаются в том, что сопоставительное языкознание имеет дело с системами двух языков и выявляет сходства и различия строго по языковым уровням: звуковой строй, словарный состав, грамматический строй. А перевод имеет дело не с системами языков, а с конкретными речевыми произведениями.

В тексте осуществляется сложное взаимодействие качественно разнородных средств выражения значений.

ÑHe had always been so spruce and smart, he was snabby and unwashed and wild-eyed.

«Прежде он был таким щёголем, таким элегантным. А теперь бродил по улицам Сингапура грязный, в лохмотьях с одичалым взглядом». (Перевод М. Литвиновой).

!В русском языке нет предпрошедшего времени.

Сопоставительное языкознание изучается выражение временны́х значений только на морфологическом уровне (глагольные формы).

А теории перевода не важно к какому уровню относится языковое средство, существенно лишь семантическое тождество.

 

Структура теории перевода.

Переводоведение как научная дисциплина шире теории перевода и включает несколько научных дисциплин, или разделов. В переводоведение входят теория перевода, история переводческой деятельности, критика перевода, переводческая лексикография, дидактика перевода (методика обучения переводу). Как мы видим, лингвистическая теория перевода является лишь одним из разделов переводоведения, но при этом и она имеет комплексный характер и включает следующие разделы:

Общая теория перевода — раздел лингвистической теории перевода, изучающий наиболее общие лингвистические закономерности перевода, независимо от конкретной пары языков, участвующих в процессе перевода, способа осуществления этого процесса и индивидуальных особенностей конкретного акта перевода.

Специальная теория перевода — раздел лингвистической теории перевода, изучающий особенности процесса перевода текстов разного типа и влияние на этот процесс речевых форм и условий его осуществления. Можно выделить несколько специальных теорий перевода: теория художественного перевода, теория научно-технического перевода, теория устного перевода, теория машинного перевода и т.п.

Частная теория перевода — раздел лингвистической теории перевода, изучающий лингвистические аспекты перевода с одного данного языка на другой данный язык. Частных теорий перевода может быть множество: теория перевода с английского языка на русский, теория перевода с немецкого языка на японский, теория перевода с французского языка на суахили и т.п.

 

БИЛЕТ 3. СВЯЗЬ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА С ДРУГИМИ ДИСЦИПЛИНАМИ. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПЕРЕВОДОВЕДЕНИИ.

1. Связь теории перевода с другими дисциплинами

Лингвистическая теория перевода занимает особое место среди других языковых дисциплин.

Теория перевода и сопоставительная типология (контрастивная лингвистика, сопоставительная стилистика)

Чтобы отразить существенные закономерности перевода, теория перевода должна, прежде всего, установить совпадения и расхождения в способах выражения идентичных значений в исходном тексте и тексте перевода. И на этой основе выявить наиболее типичные способы преодоления расхождения (переводческий прием).

Такая задача по своему существу является языковедением и схожа с задачами сопоставительного языкознания.

Однако, принципиальные различия заключаются в том, что сопоставительное языкознание имеет дело с системами двух языков и выявляет сходства и различия строго по языковым уровням: звуковой строй, словарный состав, грамматический строй.
А перевод имеет дело не с системами языков, а с конкретными произведениями.

В тексте осуществляется сложное взаимодействие качественно разнородных средств выражения значений.

· He had always been so spruce and smart, he was shabby and unwashed and wild-eyed.

· Прежде он был таким щеголем, таким элегантным. А теперь (бродил по улицам Сингапура) грязный, в лохмотьях, с одичалым взглядом (перевод М.Литвиновой)

Сопоставительное языкознание изучает выражение временных значений только на морфологическом уровне (глагольный формы). А теории перевода неважно, к какому уровню относится языковое средство. Существенно лишь семантическое тождество.

Теория перевода и социолингвистика (Сдобников)

На процесс и результат перевода оказывают влияние социальные факторы. Именно поэтому он обладает рядом существенных признаков, входящих в сферу компетентности социолингвистики.

Социолингвистические проблемы, имеющие непосредственное отношение к переводу:

· Язык и социальная структура

· Язык и культура

· Язык и социология личности

В соответствии с этим важно рассмотреть три стороны перевода:

ü Перевод как отражение социального мира

ü Перевод как социально детерминированный коммуникативный процесс

ü Социальная норма перевода

Отражение социального мира в процессе межъязыковой коммуникации является одним из существенных социолингвистических аспектов перевода. При переводе происходит, во-первых, передача социальных реалий исходной социокультурной системы и, во-вторых, опосредованное отражение социальной дифференциации общества через социально обусловленную дифференциацию языка. (Швейцер)

Например, по свидетельству Ю.Найды для английского словосочетания «common people» (простые люди) в языке индейцев майя удалость найти лишь более или менее адекватное описательное соответствие («люди, живущие на окраине поселка»)

В переводе находит свое отражение и тональность текста, определяемая ролевыми отношениями между участниками коммуникации.

Социальная норма перевода – это совокупность наиболее общих правил, определяющих выбор стратегии перевода.

Теория перевода и психолингвистика (Сдобников)

Перевод в своей сокровенной части – психологический процесс

Психологическую природу имеют три его стадии:

· Понимание исходного текста

· «Отмысливание» от форм исходного текста

· Продуцирование текста перевода.

Выявление психологической основы перевода является необходимой предпосылкой для познания его сущности.

Объект психолингвистики – речевая деятельность, объект ТП – особый вид речевой деятельности.

Интерес для теории перевода представляют разработанные психолингвистами положения о трехчленной структуре речевого действия, включающего фазу планирования, фазу осуществления и фазу сопоставления.

Ю.Найда считает, что процесс перевода включает три стадии:

· Анализ (сведение поверхностной структуры к ядерной)

· Перенос (из языка А в язык В)

· Реконструирование (материал обрабатывается)

Билет №4.

Становление науки о переводе как самостоятельной дисциплины.

Перевод издавна играет важную роль в жизни общества и привлекает к себе внимание литературоведов, психологов, этнографов и лингвистов.

На разных этапах развития человеческой мысли существовали различные взгляды на сущность перевода и его принципы. Однако попытки создать научную дисциплину – теорию перевода, анализирующую это сложное явление, имеют недолгую историю. Теория перевода зародилась примерно в 50-е годы XX века.

Становлению теории перевода способствовали экстралингвистические и интролингвистические факторы:

·Вторая мировая война и последующие политические событий (перемещение человеческих потоков, возникновение международных организаций, распад колониальной системы).

! Нюрнбергский процесс считается официальным временем рождения синхронного перевода. (1945-1946 гг.). Мнения по этому поводу расходятся.

·появление первых электронных вычислительных машин → становление машинного перевода

В 1954 г. проводится так называемый Джорджтаунский эксперимент, в результате которого получен первый перевод небольшого и несложного текста с одного языка на другой. Стремление поручить машине перевод, сложную интеллектуальную задачу, плохо поддающуюся формализации, потребовало интеграции многих наук, «соединения описательно-эвристического подхода, характерного для гуманитарных наук, в частности для языкознания, с объективной и конструктивной методикой, присущей технике и естественным наукам».

·значительное расширение переводческой деятельности, резкое увеличение международных контактов начиная с 30-х годов

·осознанная общественная потребность в научном обобщении переводческой деятельности, задача массовой подготовки переводчиков

Массовый характер подготовки переводчиков потребовал не только совершенствования методики обучения переводу, тщательной и глубокой разработки теоретических проблем перевода, но и иного взгляда на личность переводчика. Раньше, когда в качестве переводчиков обычно выступали филологи с обширными знаниями, владевшие многими языками, «упражнявшиеся» в разных видах перевода и таким образом самостоятельно развившие переводческие навыки, можно было говорить о плеяде талантливых переводчиков-самоучек. В новых условиях вырастает армия обученных профессионалов, имеющих, однако, узкую специализацию как по языкам, так и по сферам коммуникации, профессия переводчика становится массовой. Переводчики пытаются укрепить свой социальный статус. Они начинают объединяться в творческие союзы, профессиональные организации, гильдии и т.п., издавать свои органы печати.

·развитие языкознания, теории коммуникации и других отраслей знаний, обеспечивающих научную базу для изучения перевода

·появление серьезных переводческих исследований, доказывающих возможность и перспективность создания отдельной научной дисциплины (Ж.-П. Вине и Ж. Дарбельне «Сопоставительная стилистика французского и английского языков» – попытка систематизации способов перевода; Р. Якобсон «О лингвистических аспектах перевода», Ж. Мунэн «Теоретические проблемы перевода»; Юджин А. Найда «К науке переводить»; И.И. Ревзин, В.Ю. Розенцвейг«Основы общего и машинного перевода»; Дж. Кэтфорд «Лингвистическая теория перевода», работы А. Людсканова, О. Каде, А. Нойберта.

Дальнейшему становлению и развитию теории перевода в нашей стране способствовали работы В.Н. Комиссарова, Я.И. Рецкера, Л.С. Бархударова, А.Д. Швейцера, Ю.В. Ванникова, Л.А. Черняховской, Г.В. Чернова,А.Ф. Ширяева,Л.К. Латышева и многих других известных переводоведов.

В середине XX столетия отмечается и новая волна интереса к проблемам культурной антропологии. Активизация деятельности Американского библейского общества, переводившего Библию на языки многих народов мира, вновь обращает внимание исследователей к проблемам языковой и культурной вариативности. Это проблема понимания сообщения, изначально созданного на другом языке, в лоне другой культуры, в другую историческую эпоху, людьми другого языкового сознания, иначе членящего и называющего окружающий человека мир. Теория перевода смыкается с этнографией и историей, антропологией и социологией.

Вопросы теории художественного перевода традиционно продолжают обсуждаться и изучаться в русле литературоведения и литературной критики, где они преимущественно и исследовались на протяжении предшествовавших столетий.

Все это стимулирует возрастание научного интереса к переводу. Вторая половина XX в. ознаменовалась выходом в свет как у нас, так и за рубежом множества работ по теоретическим проблемам перевода, составивших основу современной науки о переводе.

В отечественной науке о переводе поворотным моментом стала книга A.B. Федорова «Введение в теорию перевода» (1953), в которой впервые давалось аргументированное определение теории перевода как преимущественно лингвистической дисциплины. Федоров признавал, что перевод можно рассматривать и в плоскости других дисциплин, в частности истории культуры и литературы, психологии. «Но поскольку перевод всегда означает работу над языком, постольку перевод всего больше требует изучения в лингвистическом разрезе — в связи с вопросом о характере соотношения двух языков и их стилистических средств», — утверждал исследователь.

Естественная связь перевода с языком, с речевой деятельностью, с ее продуктом — текстами, составляющими материальную оболочку этой деятельности, т.е. тем, что можно реально подвергнуть анализу, привело к тому, что зародившаяся теория перевода, все более отдаляясь от литературоведения и литературной критики, испокон веков обсуждавших проблемы перевода и переводной литературы, стала рассматриваться как сугубо лингвистическая дисциплина, точнее, как одна из прикладных отраслей языкознания. Возникла так называемая «лингвистическая теория перевода», в основу которой были положены основные постулаты современной лингвистической науки.

Разочарование в возможностях машинного перевода и представление об «исчерпанности» лингвистической переводческой проблематики на некоторое время охладили интерес лингвистов к проблемам перевода.

Но это ослабление исследовательского интереса к переводу было недолгим. В настоящее время вновь оживился интерес исследователей к теоретическим проблемам перевода. Свидетельством тому является публикация новых монографий, сборников статей, учебников и учебных пособий по переводу. В 1999 г. после десятилетнего перерыва возобновилась публикация научно-теоретического сборника «Тетради переводчика». Союз переводчиков России начал выпускать периодическое издание теоретической и практической направленности «Мир перевода». Известные переводчики, которым уже надоело «перелагать чужие мысли», сами становятся писателями-мемуаристами. Это очередной бум переводческой проблематики в научных исследованиях, изучающих речевую коммуникацию.

 

Древний Египет

Тогда задачей переводчика, как и сейчас, было обеспечение контакта между людьми, говорящими на разных языках. Его роль посредника в передаче информации считали необходимой и важной, однако на древнеегипетском барельефе фигура переводчика вдвое меньше по размеру фигур сановников, ведущих беседу, — значит, его рассматривали как обслуживающий персонал, а роль его считалась второстепенной, подчиненной. Австрийская исследовательница истории устного перевода М. Снелл-Хорнби отмечает, что в Древнем Египте к переводчику относились несколько пренебрежительно, потому что он умел говорить на языке презренных варваров и поэтому сам был достоин презрения.

ü Первые документальные памятники перевода в Египте – переводы дипломатической переписки с древнеегипетского языка на аккадский клинописью.

ü В царствование Рамсеса II начинается эпоха наивысшего расцвета Древнего Египта; к ней относится наибольшее количество памятников перевода: дипломатических и договорных текстов.

ü Новая волна переводов приходится на эпоху завоевания Египта Александром Македонским — ведь местное население не знало греческого языка, на котором говорили завоеватели и который был введен как официальный.

Первый переводчик, которого мы знаем по имени, — это Анхурмес, верховный жрец в Тинисе).

Древний Шумер

Культура перевода была также высока и в Древнем Шумере. Шумерский и аккадский языки были в равной мере употребительны. Древний Шумер сохранил для нас самое первое в истории человечества упоминание о переводчиках вообще.

В развитии переводческого дела в Шумере большую роль играли школы. Шумерская школа э-дуба (т. е. «дом табличек»). Обучали в ней писцов, но, поскольку канцелярских языков было два — шумерский и аккадский, каждый писец обязательно должен был уметь переводить. Руководитель школы носил титул «отец дома табличек», преподавателей называли «великими братьями», а учеников — «сыновьями дома табличек». На выпускном экзамене писец должен был показать умение переводить как устно, так и письменно с обоих языков, знать основные термины и произношение этих языков.

Вавилон

Немалую роль играл перевод также и в Вавилоне, В частности, становление аккадской литературы Вавилона целиком базируется на переводческой деятельности. В основе многих известных произведений — переводы шумерских текстов.

Античность

Древняя Греция

Античность считается предтечей европейской цивилизации. Древнегреческую цивилизацию историки не случайно относят к «первичным». Это означает, что она мало подпитывалась воздействием извне и ощущала себя как самодостаточная. У греков за несколько веков сформировалась разносторонняя словесная культура, как устная, так и письменная. Необходимости в переводе произведений с чужих языков не возникало, и на протяжении всего периода греческой античности не известно ни одного произведения литературы, которое являлось бы переводом.

Для таких культур, как греческая стоит ввести понятие «внутреннего» перевода. Это понятие применимо прежде всего к древнегреческой интерпретации собственного эпического творчества. Эпос, исходно бытуя в устной форме, существовал в великом многообразии авторских трактовок, что отразилось, в частности, в древнегреческой трагедии. «Электра» Эсхила и «Электра» Еврипида, «Орестейя» Эсхила и «Орест» Еврипида — не что иное, как различные интерпретации, своего рода «внутренние» переводы известного древнегреческого мифа. Важнейшая особенность текстового оформления известных сюжетов в древнегреческий период путем их «внутреннего перевода» — это отсутствие пиетета (глубокое уважение) перед письменным текстом и отсутствие представления об устойчивости окончательного текста. В этом, возможно, одна из причин плохой сохранности древнегреческих литературных памятников. Известно, что греки с высокомерием относились к другим народам, называя их варварами, и неохотно изучали «варварские» языки. Но контакты с внешним миром у греков, безусловно, существовали- и обеспечивались деятельностью переводчиков-наемников, т. е. варваров, знавших греческий язык.

Древний Рим

Древние римляне, в отличие от древних греков, переводом пользовались широко, причем преобладал именно перевод с иностранных, «внешних» языков, сыгравший значительную роль в формировании римской культуры эпохи античности. Так или иначе, Рим на раннем этапе своего становления имел наиболее тесные контакты именно с Грецией, и наибольший объем переводов приходился в связи с этим на долю греческого языка. Начало постоянным контактам Рима и Греции положило вторжение в Италию эпирского царя Пирра, закончившееся неудачей (известная «Пиррова победа»). Грек Пирр относился к римлянам как к варварам и поэтому едва ли знал латынь; по косвенным данным можно полагать, что общение Пирра с римлянами осуществлялось через переводчиков. Любопытно, что и сами римляне считали свой язык варварским и высоко чтили греческий. Знание греческого было свидетельством образованности и высокого статуса в обществе, и дипломатические контакты с греками в ту пору обеспечивались переводом, который выполняли влиятельные граждане Рима. Так, первый известный нам по имени устный переводчик — это сенатор Гай Ацилий, который выступал в роли переводчика в сенате.

Родоначальником перевода письменных памятников и зачинателем римской литературы считается грек из Тарента Луций Ливии Андроник.

ü Перевел на латинский язык «Одиссею» Гомера, которая на протяжении следующих 200 лет была обязательным чтением римских школьников.

Следующей крупной фигурой в области перевода в Риме был Квинт Энний. Уже в творчестве Энния наметился феномен, который ярко характеризует римские переводы с греческого: они в большей мере являются усвоением греческого исходного материала, нежели переводом текстов в нашем современном понимании.

Известный римский комедиограф Тит Макций Плавт тоже строил свои комедии на основе греческих, используя прием контаминации, т. е. соединяя достаточно точный перевод отдельных фраз с собственными фрагментами. Надо отметить, что Плавт намеренно усиливал простонародный оттенок речи героев своих комедий, поэтому особенно высоко ценился плебсом.

Поистине грандиозно переводческое творчество Публия Теренция Афра. Теренций усовершенствовал композицию и впервые вложил в уста персонажей изящную литературную речь.

Таким образом, к концу II в. до н. э. формируется литературный латинский язык, во многом благодаря многочисленным переводам с греческого. Освоение же греческого наследия посредством перевода приводит к созданию самостоятельной римской литературы.

Примерно к этому же времени относятся и первые теоретические соображения о переводе. Они принадлежат знаменитому оратору, философу и политическому деятелю Марку Туллию Цицерону. Переводом Цицерон занимался и сам, причем с юного возраста. Цицерон считал, что дословный, буквальный перевод — свидетельство языковой бедности и беспомощности переводчика. Он призывал передавать не форму, но смысл произведения, подбирая слова «не по счету, а как бы по весу»; следовать законам языка перевода; ориентироваться при выборе соответствий на читателя или слушателя — т. е. считал важной установку на конкретного реципиента.

С конца II в. до н. э. начинается пора переводов лирической, гимнической и эпической поэзии.

К I в. н. э. римская литература освоила практически все жанры греческой литературы и стала развиваться самостоятельно. Теперь преобладает не прямое воздействие — через перевод, а косвенное — через сюжетику.

Начиная с I в. н. э. ведущим становится прозаический перевод. Наряду с другими жанрами, в первые века нашей эры среди переводов преобладает роман.

Итак, перевод на самом раннем этапе своего развития выполнял важные функции, обеспечивая общение между народами и взаимодействие культур. Можно отметить следующие характерные черты этого периода (IV тыс. до н. э. — начало I тыс. н. э.):

· Устный перевод обслуживает, как правило, внешние контакты (реже — и внутренние, как в Вавилоне). Устные переводчики либо образуют особые профессиональные касты, как в Египте, ибо выполняют эту роль попутно, являясь одновременно крупными общественными деятелями, как в Риме, либо набираются при необходимости из числа варваров, как в Греции.

· Письменный перевод в древности выполняет две важнейшие функции: во-первых, он способствует осуществлению внешних дипломатических, экономических и культурных контактов, закрепляя их в соответствующих документах, а также оформляет контакты с иноязычным населением внутри страны (как это было в Вавилоне); во-вторых, с помощью письменного перевода древние народы знакомятся с произведениями литературы, философии, научными трудами, созданными на других языках, что часто является мощным стимулом к развитию их культур (Шумер — Вавилон, Греция — Рим).

· При письменном переводе литературных, философских и других произведений с целью культурного заимствования часто избиралась методика вольного переложения, пересказа.

· Письменный перевод иногда мог быть и буквальным, для переводчиков это, объяснялось, скорее всего, некоторой наивностью переводчиков в их подходе к тексту.

· Обучение переводчиков в древности могло осуществляться в школах писцов (Египет, Шумер), которые, по-видимому, были светскими.

· Первые известные нам обобщения по поводу перевода были сделаны в Древнем Риме (Марк Туллий Цицерон, I в. до н. э.). К этому же времени относятся и первые критические оценки переводов.

Билет №8.

XIX век.

XIX в. называют порой «золотым веком русской литературы». С не меньшим основанием его можно назвать и золотым веком художественного перевода в России.

В это время передача национальной специфики доминировала, но редко выходила за рамки передачи внешней экзотики. Порой такая передача сопровождалась интеграцией экзотических компонентов в собственный стиль автора перевода.

В.А. Жуковский.Первым познакомил русского читателя с поэтическим творчеством Гёте, Шиллера, Уланда, Клошптока, Гебеля, Бюргера. Переводы занимали значительное место в его творчестве на протяжении всей жизни, и смена принципов, усвоенных от прежней, классицистической традиции, хорошо заметна. Начинал Жуковский с переделок в русском духе, которые встречаются часто в эпоху классицизма, и в этом прежде всего был наследником Державина. Г. Р. Державин и не скрывал вольного обращения с подлинником, более того, он, по традиции XVIII в., не считал свои русифицирующие переводы переводами и редко указывал имя автора оригинала. Произведения Горация, Анакреона, Пиндара, Сапфо в переводах Державина обрастают русскими реалиями. Эрот заменяется Лелем, появляются русские персонажи: Суворов, Румянцев, Екатерина П. Появляются терема, блюда русской и французской кухни: щи, фрикасе, рагу, устрицы. У Жуковского русификация не ограничивается отдельными компонентами и перерастает в полную замену национальной картины. Таков первый его перевод баллады Г. Бюргера «Ленора», который под названием «Людмила» был опубликован в 1808 г.; здесь исторический фон подлинника— австро-прусская война 1741-1748 гг. — заменен Ливонскими войнами XVI-XVII вв., а грубоватый народный язык — фразеологией поэзии русского сентиментализма. В переводах Жуковского проявляется осознание собственной творческой индивидуальности, своего авторского «я» при переводе.

М.Ю. Лермонтов.В его немногочисленных переводах мы наблюдаем такой же подход. И перевод из Байрона («Душа моя мрачна...»), и перевод из Гейне («На севере диком...») полностью подчинены не только стилистике оригинального творчества Лермонтова, но и специфике его художественного миросозерцания. Объяснимым с этой точки зрения является отказ от передачи романической коллизии в стихотворении Гейне, которая оформлена в подлиннике с помощью метафоры «der Fichtenbaum» — «die Palme». Поэт не сохраняет противопоставление мужского и женского рода (в его переводе это «сосна» и «пальма»), наполняя перевод образами неразделенной тоски и одиночества, свойственных его собственному мировосприятию.

Н.И. Гнедич.Романтическим принципам подчиняется и его подход к знаменитому переводу «Илиады» Гомера, хотя отпечаток «высокого» стиля классицизма здесь заметен. Многочисленные эпитеты («пышнопоножные мужи», «розоперстая Эос»), построенные по правилам древнегреческой стилистики, греческие экзотизмы, аналог греческого метрического гекзаметра говорят о единой системе передачи национального колорита.

Другие популярные переводчики: Н.А. Полевой, А.И. Кронеберг, П.И. Вейнберг, Н.А. Холодковский, А.Л. Соколовский, М. Вронченко, Н.В. Гербель, Д.Е. Мин, В.С. Лихачев.

Переводчики XIX века, как правило, не передают игру слов, ритм прозы, не находят средств для передачи диалектальной окраски подлинника.

Новые требования к качеству перевода привели к возникновению новых переводов уже популярных и переведенных прежде произведений.

Данный период отличался активным участием литературной критики в обсуждении качества переводов. Критерии качества:

●полноценное понимание языка и художественного замысла подлинника

●соблюдение норм литературного русского языка

●сохранение национальной специфики

●передача «впечатления» от подлинника

 

Мало места в критических работах уделялось технике художественного перевода, передаче конкретных языковых средств стиля, отражающих индивидуальный стиль автора и историческую дистанцию. Это согласовывалось с уровнем лингвистических знаний: лексикология, история языков, стилистика находились еще в стадии формирования и не представляли объективной опоры для оценки переводного текста во всех этих аспектах.

 

Особое место в переводческой культуре XIX века занимают переводы известных русских писателей – И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского.

Во второй половине XIX века у русских переводчиков появляется интерес к решению новых задач, которые раньше часто отходили на второй план. Речь идет о попытках освоения формального богатства подлинника, в котором поэтов интересовала прежде всего изощренность ритма, причудливость чередования рифм, контраст длины стихотворных строк, редкие размеры.

 

На противоположном полюсе находились поэты-разночинцы: Плещеев, Курочкин, Минаев, Михайлов. Они видели в поэзии, а, значит и в переводе средство просвещения народа и, исходя из этой сверхзадачи, допускали разнообразные изменения при переводе. Одним из методов было «склонение на свои нравы», русификация реалий подлинника – ведь она позволяла приблизить содержание подлинника к читателю. В результате своеобразие подлинника не сохранялось, но иногда возникали тексты, которые очень нравились людям, потому что были стилизованы в духе родной им фольклорной основы.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1122;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная