Лекции.ИНФО


И идеологизированного уровней исторического сознания



При всей объективной важности для развития общества исторического познания и сознания на практике этот факт учитывается далеко не всегда. Об этом, в частности, говорит известный афоризм: «Если история чему-то и учит, то лишь тому, что она ничему не учит». Еще выдающийся немецкий философ Г.В.Ф. Гегель (1770-1831) отмечал в связи с этим: «Народы и правительства никогда ничему не научились из истории и не действовали согласно поучениям, которые можно было бы извлечь из нее». К сожалению, примеров, подтверждающих подобные суждения, в мировой истории предостаточно. Вспомним хотя бы постоянно повторявшиеся и неизменно терпевшие крах попытки правителей установить мировое господство – от Александра Македонского до Наполеона и Гитлера. Или же попытки насильно навязать обществу некую умозрительную рациональную модель социального порядка – от Платона до лидеров тоталитарных режимов ХХ века.

Почему же зачастую «уроки истории» оказываются бесполезными для общества и его элиты? Виновато ли в этом само историческое знание? Вот как отвечает на эти вопросы выдающийся российский историк XIX века В.О.Ключевский: «История, говорят не учившиеся у истории…, никого ничему не учила, если это даже и правда, истории не касается как науки: не цветы виноваты в том, что слепой их не видит… История учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение. Кто действует помимо ее или вопреки ее, тот в конце всегда жалеет о своем отношении к ней. Она пока учит не тому, как жить по ней, а как учиться у нее, она пока только сечет своих непонятливых или ленивых учеников, как желудок наказывает жадных или неосторожных гастрономов, не сообщая им правил здорового питания, а только давая им чувствовать их ошибки в физиологии и увлечения их аппетита. История – это власть: когда людям хорошо, они забывают о ней и свое благоденствие приписывают себе самим; когда им становится плохо, они начинают чувствовать ее необходимость и ценить ее благодеяние» (Ключевский В.О. Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории. М., 1968. С. 265-266). Данные замечания русского историка оказались особенно справедливыми применительно к советскому периоду отечественной истории. Довольно часто «читающая публика склонна перекладывать на историческую науку ответственность за ошибки и просчеты политиков, – отмечает современный российский историк А.А. Искандеров. – Разумеется, история не может отвечать за дела политиков, да она никогда и не располагала реальной возможностью влиять на процесс принятия государственных решений. Само государство не очень-то прислушивалось к голосу истории, держало эту науку на положении невостребованной» (Искандеров А.А. Историческая наука на пороге XXI века // Вопросы истории. 1996. № 3. С. 6).

Однако забвение уроков истории обусловливается не только определенными политическими соображениями представителей власти. Само общество далеко не всегда способно в полной мере ценить и использовать историческое познание. (Подробнее об этом см.: Поляков Ю.А. Почему история нас не учит? // Вопросы истории. 2001. № 2. С. 20-32). И здесь главным препятствием является низкий уровень исторического сознания.

Понятие «уровень исторического сознания» включает в себя два главных критерия, по которым оценивается зрелость представлений людей о прошлой исторической реальности: а) степень полноты и системности исторических знаний, которыми обладают люди; б) уровень мотивации и умений применять эти знания в каких-либо целях.(Критерий – признак, на основании которого производится оценка, определение или классификация чего-либо; мера оценки.)

По этим критериям можно условно выделить три основных уровня исторического сознания – обыденный (стихийный), идеологизированный и научный.

Самым низшим из них является обыденный уровень исторического сознания. Его отличают следующие признаки:

1. У его носителей отсутствует устойчивый и осознанный интерес к познанию истории, стремление использовать исторические знания для понимания и объяснения современности и для ориентации в реальных жизненных обстоятельствах.

2. Их исторические знания отличаются фрагментарностью (отрывочностью) и бессистемностью.

3. Основными источниками получения этих знаний, как правило, выступают слухи, художественные произведения, публицистика, пропагандистские материалы СМИ.

4. Уязвимость перед идеологическими и политическими манипуляциями со стороны тех или иных общественно-политических группировок.

К сожалению, следует признать, что данный уровень исторического сознания является и наиболее распространенным.

Идеологизированный уровень исторического сознанияобщества или его отдельных группимеет следующие отличительные черты:

1. Он формируется идеологами и политиками для достижения широкой общественной поддержки своих действий и планов, а также для дискредитации соперников и оппонентов на основе соответствующей манипуляции исторической информации.

2. Мобилизация масс на те или иные действия с помощью исторической информации обеспечивается во многих случаях как с помощью прямых фальсификаций (фальсификация – преднамеренное искажение каких-либо данных), так и путем тенденциозной интерпретации (толкования) исторического прошлого, когда, например, «невыгодные» исторические факты замалчиваются, а «выгодные» широко освещаются. Этот последний метод еще называют «отмыванием истории». Наглядным образцом здесь могут служить практически все учебники истории советского периода, где однозначно превозносились реальные и вымышленные достижения государства и его лидеров и однозначно негативно толковалась история капиталистических стран, замалчивалась или огульно очернялась деятельность и взгляды не только представителей оппозиции, но и всех инакомыслящих.

3. Соответственно, идеологизированный уровень исторического сознания отличается и монологизмом, т.е. уверенностью в непогрешимости своих позиций и абсолютной нетерпимостью к критике и иным взглядам. Например, в советский период весьма популярным был лозунг: «Кто не с нами, тот против нас».

4. Одним из главных оснований данного уровня исторического сознания выступает догматизм, часто оправдываемый благородным стремлением соблюдать верность принципам. Неявно кредо догматизма выражается положением: «Если факты противоречат моей концепции, то тем хуже для этих фактов» (Подробнее об этом см. Волобуев О., Кулешов С. История по-сталински // Суровая драма народа: Ученые и публицисты о природе сталинизма. М., 1989. С. 312-334).

5. Наибольшее распространение идеологизированный уровень исторического сознания имеет при авторитарных и тоталитарных политических режимах, а также в обществах, переживающих бурные и масштабные социальные потрясения и трансформации, когда в общественном сознании на первый план выходят вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?».

6. Идеологизированный уровень исторического сознания в крайних своих проявлениях может демонстрировать репрессивность. Ведь если ложь – принцип, то насилие – метод. Хорошо известен лозунг советских времен: «Кто не с нами, тот против нас». Следует признать, что и репрессивность идеологизированного исторического сознания имеет огромное количество иллюстраций в мировой и отечественной истории. (Подробнее об этом см. Семеникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. М., 1994. С. 14-26).

7. Зачастую идеологизированный уровень исторического сознания формируется на псевдонаучной идеологии, т.е. идеологии, которая стремится придать себе форму научной теории. Так, коммунистическая идеология основывается на теории научного коммунизма, сформулированной К. Марксом и Ф. Энгельсом, где коммунистическое общество (формация) представлено как результат действия объективных («железных») законов истории. Наукообразность идеологии призвана придать ей наибольшую убедительность и достоверность в глазах общественного мнения. Стремление идеологизировать историческое познание и сознание присутствует в любом, даже самом демократическом обществе, что создает одно из наиболее существенных препятствий для подлинно научного, достоверного постижения и осмысления прошлой социальной реальности.

Идеологизация исторического сознания опасна прежде всего своими дезориентирующими последствиями, когда общество, одурманенное ложным самоуспокоением и мобилизованное для непримиримой борьбы с врагами непогрешимо верного учения, теряет способность к свободному гражданскому творчеству, перестает извлекать необходимые уроки из истории. «Стремление «обелить» прошлое, некритически отнестись к нему неизбежно ведет к его повторению», ­– отмечал в связи с этим известный отечественный культуролог А.И. Арнольдов (Арнольдов А.И. Человек и мир культуры. М., 1992. С. 10).

Чем же определяется неоднозначность исторического сознания людей и общества? Какие факторы влияют на познавательное и ценностное отношение к прошлому и его интерпретациям в исторической науке, идеологии, духовной культуре в целом?

Многими учеными отмечено, что актуализация, степень значимости для общества исторической тематики варьируется. В условиях относительно стабильного общественного состояния, в те времена, когда перемены постепенны, имеют локальный характер, общественный интерес к истории как бы затухает. Изучение истории на какое-то время остаётся уделом ученых, преподавателей, работников музеев и других лиц, профессионально связанных с исторической наукой. Большинство людей интересуется прошлым в угоду своей любознательности. Знание прошлого остается во многом не востребованным в социально-практическом отношении.

 

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 65;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная