Лекции.ИНФО


Цивилизационный подход в историческом познании



 

В отличие от формационной парадигмы, цивилизационный подход не претендует на строгое однозначное толкование исторического процесса и включает в себя чрезвычайно широкий спектр теоретических моделей познания. Тем самым обеспечивается легитимность принципа дополнительности,согласно которому ни одна концепция истории не может претендовать на всеобъемлющее и окончательное знание, поскольку социальный организм (общество) представляет собой бесконечно сложный и перманентно изменчивый объект, объяснение и понимание которого возможно лишь на основе множества наук и теорий, дополняющих друг друга. Отечественный исследователь И.С. Кон отмечает в связи с этим: «История обрела новые объекты исследования: то, что раньше затрагивалось мимоходом или не освещалось вовсе, теперь стало предметом специальных исследований… Традиционный историк занимался в первую очередь определенным хронологическим периодом и страной. Современный историк тоже связан рамками места и времени, но он все чаще отправляется от проблемы, поставленной теоретическим обществознанием, которую он и исследует на своем материале. Его интересует не только и не столько взаимосвязь событий, сколько эволюция определенных социально-экономических или психических структур, процессов и отношений. Новые разделы истории более теоретичны и гораздо теснее связаны со смежными науками» (Кон И.С. История в системе общественных наук // Философия и методология истории. М., 1977. С. 15).

Центральным в цивилизационной парадигме (подходе) является понятие «цивилизация»,которое происходит от латинского слова “civilis”, что означало «гражданин», «городской житель», а также культурный образ жизни общества, противостоящий дикому, природному состоянию. Считается, что в широкий оборот термин «цивилизация» ввел маркиз де Мирабо в трактате «Друг законов» (1757). Его определение близко изначальному: «цивилизация есть смягчение нравов, учтивость, вежливость и знания, распространяемые для того, чтобы соблюдать правила приличий и чтобы эти правила играли роль законов общежития» (Февр Л. Цивилизация: эволюция слова и группы идей // Февр Л. Бои за историю. М., 1991). Новое значение и широкое применение термин «цивилизация» приобретает в эпоху Просвещения. В смысле высшего этапа развития общества, противостоящего дикости и варварству, его используют П.А. Гольбах и Ж.А. Кондосре (Там же. С. 245).

Однако впоследствии этот термин стал обозначать все большую группу общественных явлений и состояний. «Понятие «цивилизация», – в частности, отмечает Л.Февр, – бывшее столь простым в момент своего появления на свет, обогащалось новыми значениями и обнаруживало свойства, которые нельзя было предвидеть» (Там же. С. 270). Современный российский исследователь Б.С. Ерасов выделяет, по крайней мере, семь различных толкований этого термина (Ерасов Б.С. Сложившееся употребление слова «цивилизация» // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учебное пособие для студентов вузов. М., 1998. С.18 – 26).

В нашем учебном курсе мы будем употреблять данное понятие в двух ключевых смыслах – универсальном, общечеловеческом и локально-цивилизационном.

В первом смысле – универсальном, общечеловеческом – цивилизация –это социокультурная общность людей, «формируемая на основе универсальных, т.е. сверхлокальных ценностей, получающих выражение в мировых религиях, системах морали, права, искусства. Эти ценности сочетаются с обширным комплексом практических и духовных знаний и разработанными символическими системами» (Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия. М., 1998. С. 25). Цивилизация – это «совокупность достижений человеческой культуры и стремлений, выходящих за пределы собственно животного уровня» (Webster’s Third International Dictionary of the English Language. Springfield, Mass., 1966. P. 413). В таком понимании категория «цивилизация» призвана отразить фундаментальные различия социально-исторического процесса и эволюции природы:

а) универсальные, общечеловеческие мотивы творческой активности общества;

б) особые средства и способы реализации этой активности, ее материальные и духовные результаты, отражающие всеобщую уникальность человеческого рода.

Необходимость и познавательную целесообразность такого подхода подчеркивает отечественный культуролог Н.И. Конрад: «…смысл исторических событий, составляющих, казалось бы, принадлежность только истории одного народа, в полной мере открывается лишь через общую историю человечества» (Губман Б.Л. Смысл истории: Очерки современных западных концепций. М.: Наука, 1991. С. 10).

Таким образом, в общесоциальном и общеисторическом смысле категория «цивилизация» должна отразить принципиальные различия человеческой истории (социальных изменения) и эволюции природы, прежде всего, особые мотивы (императивы) изменений и особые способы их осуществления.

Мотивы изменений в обществе, на первый взгляд, подобны мотивам изменений всех объектов природы. Там и здесь изменения определяются потребностью в приспособлении к изменчивости окружающей среды. Назовем этот тип изменений адаптационным. Так, по мере похолодания (наступления ледникового периода) животные и люди, дабы выжить, должны были перестраиваться, видоизменяться. Например, животные – увеличивать волосяной покров, а люди – «покорять огонь», производить теплую одежду, строить жилища и т.д.

Однако мотивы изменений в человеческом обществе, в отличие от животного мира, не ограничиваются «приспособленческими» потребностями. Человеческая история – и в этом ее важнейшее уникальное качество – направляется (детерминируется) и другими мотивами, прежде всего, идеальными целями и смыслами. Уникальной особенностью людей является способность осмысливать свое существование в мире не только в контексте удовлетворения биологических потребностей самосохранения, выживания и продолжения рода, но и с позиций некоего абсолюта, т.е. воображаемого и желаемого статуса, преодолевающего многочисленные естественные ограничения человеческой воли и деятельности. Эту уникальную способность, в частности, подчеркивал выдающийся философ ХХ века Карл Ясперс. «Осознавая свои границы, он (человек. – Авт.) ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира» (Ясперс К. Смысл и назначение истории. 2-е изд. М., 1994. С. 33).

О каких границах здесь идет речь? Прежде всего о естественном ограничении времени существования человека и человечества. Это ограничение ощущается в первую очередь в страхе перед смертью и осознается в многочисленных мифах и легендах об «эликсире вечной молодости», о Кащее Бессмертном, в религиозных представлениях о вечной загробной жизни.

То же можно сказать и об ограниченности человека пространством. Издавна люди стремились расширить степень свободы в овладении пространством. Эта тенденция прослеживается в различных формах и достижениях у всех народов со времен зарождения древних цивилизаций до наших дней. Иллюстрацией здесь является необратимый прогресс в развитии транспорта (от гужевого до космического), а также средств массовой информации, которые к настоящему времени обеспечивают виртуальное присутствие человека в любой точке земного шара.

В отношениях с обществом человек также всегда стремится, по выражению Ф. Энгельса, прорваться «из царства необходимости в царство свободы». И в этом плане реальная история демонстрирует поступательный прогресс. Сравните, например, степень социальной свободы в первобытно-общинном, рабовладельческом, феодальном, буржуазном и современном, постиндустриальном обществах. Вспомните также, что социальная свобода и справедливость почти всегда выступали главной целью большинства революций.

То же можно сказать и о неизбывном стремлении людей обрести власть над собой, т.е. подчинить свои иррациональные страсти, инстинкты, настроения и потребности разумному (рациональному) началу – от стремления соблюдать рациональную диету до стремления подчинить социальную стихию рационально сформулированным общественным и правовым нормам. Вот что в связи с этим говорил выдающийся отечественный богослов и философ протоиерей Александр Мень: «Вы легко мне возразите: а сколько было ступеней, ведущих вниз? Да, конечно, на первый взгляд, ступеней, ведущих вниз, больше. Людей, которые падали и катились вниз, в бездну, больше. Но для нас важно, что человек все-таки поднимался в эти надоблачные вершины. И он тем и велик, человек, что он был способен подняться туда, где, как говорил Пушкин, «соседство Бога» (Мень А. ХРИСТИАНСТВО // Литературная газета 19.12.90. № 51). Таким образом, при всем бесконечном своеобразии, самобытности и противоречивости истории локальных цивилизаций и культур мировая цивилизация имеет общую мотивационную основу развития – стремление к расширению степени свободы по векторам отношений человек-время, человек-пространство, человек-природа, человек-общество, человек-человек.

Другим важнейшим признаком мировой цивилизации, выделяющим ее из окружающего природного мира, являются уникальные средства, способы и технологии реализации адаптационных потребностей и целесмысловых мотивов деятельности. На эту особенность обратил внимание, в частности, немецко-американский философ и психоаналитик Эрих Фромм (1900-1980), по которому человек является биологически ущербным существом. Что же это значит? Если животные приспосабливаются к изменчивости окружающей среды аутопластически (т.е. изменяют свои физиологические параметры), то человек, прекратив свою физиологическую эволюцию много тысяч лет назад, реализует адаптационные потребности и целесмысловые мотивы принципиально иным, культурным способом – аллопластически,т.е. изменяет окружающую природную и социальную среду «под себя», творчески созидает как бы искусственную, «вторую природу». Она включает в себя как материальные, так и идеальные составляющие. К материальной составляющей относятся орудия труда и его результаты, материальные памятники культуры и т.д. К идеальной – искусственные средства коммуникации (прежде всего, устный и письменный язык), искусственные нормы регулирования и упорядочения социальных отношений (традиции, обычаи, мораль, религиозная этика, правовые системы и т.д.), данные науки и идеологические конструкции.

Поэтому в терминах общесоциального подхода цивилизация – это совокупность материальных и идеальных продуктов творческой человеческой деятельности, которая детерминирована (определяется) как адаптационными потребностями, так и смыслоцелевым мотивом расширения свободы в отношениях человека со временем, пространством, природой, обществом и самим собой.Все это в первую очередь и отличает цивилизованный (civilis) образ жизни людей от «грубого», «дикого», «лесного» образа жизни первобытных людей и животных – “silvaticus”. В латинском языке слово «civil», означало «городской», «государственный», «гражданский» образ жизни, противопоставляемый «лесному, грубому, дикому» образу жизни первобытных людей, схожему с образом жизни животных.

В чем же заключается познавательная и социально-практическая продуктивность этой (цивилизационной) парадигмы?

Во-первых, при объяснении и понимании исторического процесса он исходит из его человеческого измерения, т.е. из реальных мотивов и смыслов человеческой деятельности как главных предпосылок социальных изменений.

Во-вторых, в ее рамках сочетаются, взаимодополняют друг друга методология объяснения (т.е. раскрытие объективных предпосылок и закономерностей исторических изменений) и методология понимания,которая предполагает постижение прошлого через проникновение в человеческую спонтанность, через погружение в смыслы и идеи, которыми руководствовались и руководствуются люди, творя историю.

В-третьих, цивилизационная парадигма формулирует подлинно гуманистические и одновременно объективные критерии социального прогресса, который в ее терминах воплощается, прежде всего, в расширении свободы самополагания человека, предоставляемой обществом.

Кроме того, подобная парадигма необходима и для ответа на фундаментальные вопросы:

1. Каковы общие тенденции развития мировой цивилизации?

2. Каким образом они влияют на развитие каждой отдельной страны, сочетаются и взаимодействуют с ее цивилизационной самобытностью?

3. Какие глобальные угрозы встают на пути человечества?

4. Каковы общечеловеческие идеалы и ценности, на основе которых можно устранить эти угрозы (глобальные проблемы), обеспечить прогресс, справедливость и равноправие как в рамках мирового сообщества, так и в каждом отдельном обществе?

 

Однако известно, что реальная история бесконечно разнообразна. Обладая схожими мотивами активности и средствами реализации практических и идеальных потребностей, народы и государства отличаются системами материального производства и социальной организации, политического устройства, менталитетом, конфессиональной принадлежностью и т.д. Да и результаты их цивилизационного развития весьма различны, что, в частности, подтверждается делением современного мирового сообщества на страны, принадлежащие к «первому», «второму» и «третьему» мирам, к «мировому городу» и к «мировой деревне». Поэтому перед общественными науками, включая исторические, всегда возникают проблемы описания и объяснения этого разнообразия, определения неповторимой самобытности общественных порядков и культур. Соответственно, универсалистская, глобально-цивилизационная парадигма должна быть дополнена локально-цивилизационным подходом,суть которого состоит в том, что всемирная история представляет собой не целостный процесс социальных изменений, поэтапно разворачивающийся во времени, а отдельное развитие независимых друг от друга социально-политических и территориально ограниченных образований, которые именуются цивилизациями (Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. М., 2005. С. 304). Именно этот локальный подход имеет наиболее давнюю историю.

До сих пор ведущую роль в разработке и применении локально-цивилизационнго подхода играют концепции таких видных мыслителей, как М. Вебер, О. Шпенглер, А. Тойнби. Существенный вклад в формирование и развитие цивилизационной парадигмы внесли также Н.Я. Данилевский, П. Сорокин и С. Хантингтон (Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990; Шпеглер О. Закат Европы. М., 1993; Тойнби А. Дж. Постижение истории. М., 1991; Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому. СПб., 1995; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия. М., 1999.)

Многие современные исследователи стремятся сформулировать некий синтезированный, обобщающий комплекс типологизации цивилизаций. По мнению А. Малашенко, цивилизация «есть совокупность отношений между людьми одной конфессии, а также между индивидом и государством, сакрализованные религиозной или идеологической доктриной, которая обеспечивает стабильность и длительность в историческом времени фундаментальных нормативов индивидуального и общественного поведения» (Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. М.: Интерпракс, 1994. С. 36). В трактовке Л.И. Семенниковой цивилизацию следует выделять по следующим признакам: 1. Общность и взаимозависимость историко-политической судьбы и экономического развития. 2. Взаимопереплетение культур. 3. Наличие сферы общих интересов и общих задач с точки зрения перспектив развития.

. При всей самобытности, разнообразии взглядов этих мыслителей они исходили из общих парадигмальных посылок:

1. В отличие от формационной парадигмы, которая акцентирует принципиальное единство мировой истории, ее прогрессивную направленность, сторонники цивилизационного подхода, наоборот, стремятся доказать, что каждый исторический период и историческое развитие народов и регионов отличается неповторимостью и уникальной самобытностью. Например, Арнольд Тойнби утверждал, что в мировой истории можно насчитать в зависимости от критериев типологизации от 13 до 100 самостоятельных цивилизационных комплексов, обладающих особыми, неповторимыми свойствами. Поэтому данный подход и называется локально-цивилизационным.

2. Историческое развитие носит скорее циклический, нежели линейный поступательный характер. Иными словами, все цивилизации проходят этапы становления, расцвета («цветения» – К. Леонтьев), застоя, деградации и распада. Так, А. Тойнби и О. Шпенглер считали, что цикл существования цивилизации составляет примерно 1 тыс. лет.

3. Самобытность той или иной цивилизации определяется не только и не столько способом производства (экономической подсистемой), а целым комплексом признаков – менталитет, религия, особые доминирующие духовно-культурные ценности, особенности национальной психологии и т.д. Например, М. Вебер главным фактором становления и главной отличительной чертой западной индустриальной цивилизации считал протестантские религиозно-этические ценности.

 

Вместе с тем до настоящего времени локально-цивилизационная парадигма включает в себя множество разноречивых интерпретаций понятия «цивилизация», а также методологических схем объяснения исторического процесса. «Широкое обращение к цивилизационной проблематике, – отмечает Б.С. Ерасов, – … происходит на фоне крайней неопределенности и размытости смысла не только столь часто употребляемого в разных контекстах слова «цивилизация», но и самого термина, встречаемого в научных текстах» (Ерасов Ю.С. Цивилизация: Слово – термин – теория // Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия. М., 1998. С.8).

Исходя из ключевой задачи нашего учебного курса – определения и объяснения исторической самобытности России, мы выбираем комплексную естественно-историческую трактовку локально-цивилизационного подхода. Ее парадигмальные основания сводятся к следующему:

1. Самобытность любой цивилизации, в том числе и российской, уровень ее развития и достижений в решающей степени определяются самобытностью, неповторимостью комплекса объективных факторов становления и дальнейшей эволюции. Выражаясь словами А. Тойнби, каждая цивилизация имеет неповторимые исторические «вызовы», на которые она необходимо должна давать столь же неповторимые «ответы», т.е. генерировать адекватную социальную организацию. Такая методологическая схема нашла наибольшую разработку в исследованиях так называемой школы «Анналов» (т.е. историков, группирующихся вокруг журнала «Анналы экономической и социальной истории», основанного во Франции в 1929 г. М. Блоком и Л. Февром) (Подробнее об этом см.: Афанасьев Ю.Н. Понятие цивилизации во французской историографии // Цивилизация и исторический процесс. М., 1983; Дмитриев М.В. Некоторые аспекты изучения истории цивилизации в современной французской историографии // Цивилизации. М., 1994. Вып. 2).

2.Наиболее существенными, определяющими «вызовами», факторами или условиями становления и развития цивилизации считаются:

а) геокультурные факторы, характеризующие исходный культурный уровень общества, образующего определенную цивилизацию, качество его культурно-цивилизационного окружения, а также доминирующий тип отношений с этим окружением (взаимодействие, противостояние, изоляция). Последнее обстоятельство отражается в известной поговорке: «Скажи, с кем ты дружишь, я скажу, кто ты есть»;

б) географические и природно-климатические условия-факторы развития,отражающие особенности территории, рельефа, климата, плодородия почв и т.п. Как справедливо отмечал российский историк П.Н. Милюков, «под влиянием… географических, почвенных и других условий основное направление исторической жизни может разнообразиться до бесконечности». Следовательно, и объяснять это разнообразие можно лишь, рассматривая его «в призме реальных условий исторической жизни» (Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. М.: Изд-во МГТУ, 1992. С. 15);

в) геополитические факторы-условия, которые указывают, во-первых, на то, каким образом особые географические характеристики страны влияют на ее политическую организацию. Во-вторых, на особое соотношение военно-политических сил с внешним окружением. В-третьих, на особенности государственно-политических отношений страны с внешним миром (доминирование конфликта, сотрудничества или изоляции).

Дабы обеспечить выживание и развитие в этом уникальном комплексе обстоятельств, приспособиться к ним, любое сообщество (страна, цивилизация) должно иметь и уникальное, самобытное устройство основных сфер своей жизни: экономической, которая охватывает производство, потребление, обмен продуктами и услугами, технику, систему коммуникаций, регулирования экономики и т.д.; социальной сферы, т.е. особую социальную структуру и характер отношений между ее основными элементами (классами, социальными и демографическими общностями); политической сферы, которая включает в себя особые нормы права, тип организации власти (политический режим), особую организацию гражданской жизни, политических партий и общественных движений и т.д.; культурно-психологической сферы, вбирающей в себя все проявления духовной жизни (Подробнее об этом см.: Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия. М., 1998. С. 30-31).

Таким образом, согласно указанному подходу, описание и объяснение самобытности отечественной истории, особенностей организации экономической, социальной, политической и духовно-психологической сфер общественной жизни российского государства, мы постараемся осуществить через определение уникальности геокультурных, географических, природно-климатических и геополитических условий становления и развития российской цивилизации.

Вопросы для самопроверки и самоконтроля

1. Что означают понятия «научный подход», «парадигма»?

2. В чем выражается познавательная продуктивность научного подхода, парадигмы?

3. В чем выражается их социально-практическая продуктивность?

4. Кем и когда была разработана формационная парадигма объяснения исторического процесса?

5. Почему марксистская концепция истории называется естественно-исторической, а также научной теорией?

6. Какая сфера общественной жизни, согласно марксизму, является базисной, определяющей в развитии общества?

7. Какое фундаментальное противоречие, согласно формационному подходу, выступает главным источником социальных изменений?

8. Что такое общественно-экономическая формация?

9. В какой форме происходит переход от одной формации к другой?

10. Какой тип изменений, согласно формационному подходу, доминирует в истории (регресс, прогресс или круговорот)?

11. Какие общественно-экономические формации должно последовательно и закономерно проходить человечество?

12. В чем заключается познавательная ограниченность формационного подхода к объяснению исторического процесса?

13. Каким образом история второй половины ХХ века на практике опровергла ряд выводов формационного подхода?

14. Каково исходное значение слова «цивилизация»?

15. На что указывает понятие «цивилизация» в рамках глобально-цивилизационного подхода?

16. В чем заключается сходство и различие в мотивации социальных изменений и эволюции природы?

17. Что предполагает тенденция расширения свободы самополагания человека?

18. Приведите примеры, иллюстрирующие прогресс в расширении степени свободы в сферах отношений человек-время, человек-пространство, человек-природа, человек-общество и человек-человек?

19. В чем выражается уникальность средств и способов удовлетворения человеком своих материальных и духовных потребностей, адаптации и развития?

20. Как можно определить понятие «общечеловеческая глобальная цивилизация»?

21. В чем заключается познавательная и социально-практическая продуктивность глобально-цивилизационного подхода к объяснению исторического процесса?

22. Какие мыслители считаются основными авторами локально-цивилизационного подхода?

23. К каким общим выводам они приходят?

24. Какими причинами (факторами), согласно цивилизационному подходу, объясняется самобытность, неповторимость исторического развития стран и народов, различия в уровне их цивилизационных достижений?

25. В каких основных сферах общественной жизни выражаются самобытные черты истории и организации стран и народов?

 









Читайте также:

  1. Агентно-ориентированного подхода
  2. Античность в историческом сознании и историографии Ренессанса
  3. Болезненные рефлекторные реакции при подходах
  4. Введение. Подходы к проблеме стресса
  5. Вероятностный подход: квантовая механика
  6. Возможность применения патопсихологического подхода в деятельности педагога-психолога.
  7. Возможные подходы к решению проблем теневой экономики
  8. Вопрос 4. Формирование конкурентных преимуществ. Теория Портера (школа позиционирования ) и подход ресурсной школы (Прахалад, Хэмел)
  9. Генеалогическая классификация языков. Понятие о сравнительно-историческом методе. Важнейшие языковые семьи, их языки. Ностратическая макросемья языков.
  10. Гипотеза происхождения жизни в историческом прошлом в результате биохимической эволюции А. И. Опарина
  11. Глава 1 СПЕЦИФИКА ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К АНАЛИЗУ ЯЗЫКОВЫХ ЯВЛЕНИЙ
  12. Глава 1 Теоретические подходы оценки финансовой устойчивости предприятия


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 104;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная