Лекции.ИНФО


Глава 32. Купля-продажа и мена



 

Общие положения о купле-продаже

 

Понятие и общая характеристика договора купли-продажи. Купля-продажа - экономическое отношение, покоящееся на формуле "товар - деньги". Появление купли-продажи по праву связывают с началом цивилизованных товарных отношений, с исторической эпохой появления денег, на долю которых выпала роль и функция всеобщего стоимостного эквивалента. Отношения купли-продажи не следует смешивать с опосредующей их юридической формой - договором купли-продажи (emptio-venditio) - одним из наиболее распространенных гражданских договоров в национальном и международном гражданском обороте*(1). Договор купли-продажи предваряет во второй части Гражданского кодекса прочие обязательства, он же - самый объемный институт гражданского права (см. ст. 454-566).

Институт купли-продажи представлен двумя частями - Общей (§ 1 гл. 30 ГК) и Особенной, куда вошли отдельные виды данного договора: а) розничная купля-продажа; б) поставка; в) поставка для государственных и муниципальных нужд; г) контрактация; д) энергоснабжение; е) продажа недвижимости и ж) предприятия (см. § 2-8 гл. 30 ГК). Таким образом, договор купли-продажи - важнейший договорный тип, объединивший ряд видовых конструкций. Правила Гражданского кодекса об отдельных видах развивают другие нормативные правовые акты (о защите прав потребителей, о поставках, об энергоснабжении и т.п.). Некоторые современные виды договора купли-продажи прежде имели самостоятельное значение и закреплялись наряду с договором купли-продажи (поставка, контрактация) или же и вовсе отсутствовали (продажа предприятия). В результате освобождения закона стоимости от влияния закона планомерного и пропорционального развития экономики сфера отношений купли-продажи заметно расширилась.

Однако наряду с процессом интеграции заметен и обратный процесс. Так, в 40-50-е гг. XX в. дискуссии велись вокруг договора пожизненного содержания, который в Гражданском кодексе 1964 г. был разновидностью договора купли-продажи (см. ст. 253-254)*(2). В действующем Гражданском кодексе данный договор заметно обогатился и обособился в самостоятельный институт ренты и пожизненного содержания с иждивением (см. гл. 33).

Единство современных видов договора купли-продажи обеспечивает наличие у них общего фундамента правового регулирования (Общей части). В то же время какого-либо единого критерия (критериев) при видовой дифференциации договора купли-продажи не существует: в основе выделения видов - разные признаки и их совокупности (цели, субъектный состав, особенности товара и проч.)*(3). Отсутствие четких критериев при их выделении легко объясняется тем, что цель права - оптимальное и эффективное регулирование общественных отношений, а не построение логически безупречных схем и моделей. Именно поэтому законодатель вместо строгого классификационного использует динамичный перечневый подход, позволяющий учесть нюансы тех или иных отношений купли-продажи и при необходимости выделить новые их виды. Некоторые разновидности договора купли-продажи, основанные на специфике объекта (ценные бумаги, валютные ценности, отдельные виды товаров, имущественные права), не обособлены в самостоятельные параграфы: соответствующие отношения регулируются общими положениями о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК), если это не противоречит правилам специального законодательства (см. п. 2, 3 ст. 454 ГК), содержанию или характеру отчуждаемого блага (см. п. 4 ст. 454 ГК).

В основе взаимодействия правил о договоре купли-продажи - принцип субсидиарного применения одних норм права к отношениям, регулируемым другими нормами. И дело здесь не только в наличии общеспециальной связи между § 1 и § 2-8 гл. 30 ГК: субсидиарность проявляется в том числе на межвидовом уровне (см. п. 5 ст. 454, п. 2 ст. 525, п. 2 ст. 535, п. 2 ст. 549 ГК). В то же время признание договора купли-продажи важнейшим договорным типом связано с тем, что многие самостоятельные договоры при дефиците собственных правил заимствуют правила гл. 30 ГК. В их числе - мена (см. п. 2 ст. 567), рента (см. п. 2 ст. 585), подряд (см. ст. 723, 724, 739), товарный кредит (см. ч. 2 ст. 822). Это объясняется универсальным характером норм о купле-продаже, а также использованием особого приема, благодаря которому широкое применение отсылочных норм исключает дублирование нормативного материала, уже помещенного в главу о купле-продаже.

Что же представляет собой договор купли-продажи и в чем его сущность? По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (п. 1 ст. 454 ГК).

1. Договор купли-продажи является двусторонним (взаимным, синаллагматическим), его участниками могут быть любые субъекты гражданского права с учетом субъектных особенностей отдельных его видов (см. п. 1 ст. 492, ст. 506, п. 1 ст. 535, п. 1 ст. 539 ГК). Стороны договора - продавец и покупатель - обычно представлены одним лицом, в противном случае имеет место множественность лиц в обязательстве (см. п. 1 ст. 308 ГК). Дело, однако, не в количестве, а в том, что договор купли-продажи как юридический факт порождает "равномерно двухстороннее" обязательство: каждая сторона здесь является и кредитором, и должником, а их обязанности носят встречный, взаимосвязанный и взаимообусловливающий характер*(4). Поэтому данный договор является двусторонне-обязывающим, т.е. продавец-должник покупателя и наоборот. Основные обязанности сторон состоят в передаче товара продавцом в собственность покупателя и в его приемке и оплате покупателем, при этом обязанности продавца передать товар в собственность покупателя корреспондирует право покупателя потребовать его передачу, а обязанности покупателя уплатить покупную цену - право продавца потребовать ее уплату. Неисполнение (ненадлежащее исполнение) должником обязанностей обычно влечет возникновение неблагоприятных последствий (санкций), а иногда и других последствий согласно закону или договору.

Взаимный характер договора купли-продажи следует из самого его названия: он состоит из двух корреспондирующих друг другу элементов - "купли" и "продажи" (хотя иногда используют только один из них - продажа недвижимости, предприятия, а то и вовсе специальные термины - "поставка", "контрактация", "энергоснабжение"). "Купля" и "продажа" - две стороны единого договора, так же тесно связанные между собой, как выпуклая и вогнутая поверхность тела, в противном случае была бы возможна одновременная действительность "купли" и недействительность "продажи", а покупатель мог бы и приобрести вещь, и сохранить предназначавшиеся к уплате деньги*(5).

Первоначально данный договор представлял собой своеобразный акт "немедленной купли-продажи", а обязательство купли-продажи поглощалось и исчерпывалось вещным актом передачи (traditio) права собственности. Развитие товарно-денежных отношений постепенно заставило отказаться от этой примитивной модели в пользу привычного договора купли-продажи с двумя составляющими - обязательственной (заключение договора и возникновение обязательства) и вещной (переход права собственности на имущество) и взаимными правами и обязанностями сторон. Поэтому современная модель договора купли-продажи - результат постепенного "отделения" в нем обязанности продавца передать покупателю владение вещью от получения покупателем права на вещь и противопоставления двух этих моментов друг другу*(6).

2. Договор купли-продажи - договор возмездный. Его возмездность (см. п. 1 ст. 423 ГК) связывается с наличием двух встречных предоставлений - товарного (в виде предмета договора) и денежного (в виде покупной цены). А поскольку любой двусторонний договор является возмездным (хотя и не всякий возмездный договор носит взаимный характер)*(7), возмездность договора купли-продажи можно рассматривать в связи и в продолжение его взаимности. Возмездность как необходимый признак большинства договоров (в том числе купли-продажи - см. п. 1, 3 ст. 423 ГК) следует отличать от идеи эквивалентного обмена. Возмездность - понятие экономическое по содержанию и юридическое по функциям, ее показатель - договорная цена (см. ст. 424 ГК). Эквивалентность - понятие сугубо экономическое, ее показатель - общественно необходимые затраты труда, формирующие общественную стоимость товара, которая влияет на его рыночную цену. Эквивалентность всегда предполагает возмездность, но не всякая возмездность свидетельствует об эквивалентности. Поскольку возмездность подразумевает плату или иное встречное предоставление вообще, в каждом конкретном случае она может соответствовать или не соответствовать идее эквивалентности. В то же время существенная неэквивалентность обмена - основание полагать, что заключенный договор купли-продажи в действительности скрывает дарение (см. п. 2 ст. 170 ГК), а в соответствующих случаях - основание для его оспаривания (см. ст. 178, 179 ГК)*(8).

3. Договор купли-продажи является консенсуальным: для его заключения необходимо и достаточно согласования всех существенных его условий. Данный договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (см. абз. 1 п. 1 ст. 432, п. 1 ст. 433 ГК). Согласно абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК существенными условиями данного договора являются: a) его предмет и количество (см. п. 3 ст. 455, п. 2 ст. 465 ГК); б) условия, названные в качестве существенных или необходимых для договоров купли-продажи определенного вида (см. п. 1 ст. 489, ст. 555, п. 1 ст. 558 ГК и др.); в) условия, ставшие существенными по заявлению одной из сторон. Консенсуальная модель договора купли-продажи следует из его определения: продавец не передает, а обязуется передать вещь (товар), а покупатель обязуется принять и оплатить его стоимость (см. п. 1 ст. 454 ГК, см. также п. 1 ст. 492, 506, п. 1 ст. 535, п. 1 ст. 539, п. 1 ст. 549, п. 1 ст. 559 ГК)*(9). В любом консенсуальном договоре права и обязанности возникают из самого факта достижения сторонами соглашения и всегда предшествуют совершению ими последующих действий по исполнению договора, поэтому стороны наделены субъективными правами требования от контрагента-должника исполнения возложенных на него обязанностей (продавец вправе потребовать от покупателя принять товар и уплатить покупную цену, а покупатель от продавца - передачи товара в собственность). После взаимной передачи товара и денег между участниками договора более нет обязательства: оно прекращается надлежащим его исполнением, поэтому взаимные предоставления обычно совершаются в то же время и в целях прекращения обязательства (кроме длящихся договоров - см. п. 1 ст. 540 ГК). Для заключения некоторых договоров купли-продажи (жилых помещений и предприятий) согласования существенных условий недостаточно. Такие договоры требуют государственной регистрации и считаются заключенными в момент их регистрации (см. п. 3 ст. 433, п. 2 ст. 558, п. 3 ст. 560 ГК)*(10).

4. Договор купли-продажи является каузальным и покоится на конкретном основании, определяющем его природу и (наряду с иными условиями) действительность. Обычно под основанием понимают всякий юридический факт, влекущий гражданско-правовые последствия, однако та же сделка (договор), будучи юридическим фактом (основанием возникновения обязательства), сама имеет специфическое основание (направленность). Основание (направленность) всякого казуального договора - ближайшая (главная, непосредственная) цель, которую преследуют участники. Основание (направленность) имеет три особенности: a) является общим для всякого договора данного типа и потому объединяет все и всякие договоры данного типа вне зависимости от их видовой дифференциации и наличия у них других особенностей; б) определяет юридическую сущность и характер договора данного типа; в) покоится на предположении, что участник договора не совершил бы договор данного типа, если бы знал о недостижимости (нереализуемости) основания (направленности)*(11).

Основание (направленность) договора купли-продажи производно от объективных экономических законов и связано с товарным оборотом, где покупатель удовлетворяет свою потребность посредством приобретения товара, а продавец - его отчуждения за деньги. Отсюда, а также из того, что под направленностью - системным признаком любого договорного обязательства - следует понимать конечные экономический и правовой результаты, на достижение которых направлены основные действия участников*(12), основание (направленность) договора купли-продажи состоит в приобретении продавцом права на деньги (покупную цену) и в приобретении покупателем права на вещь (предмет договора). Говоря иначе, данный договор направлен на переход права (собственности, иного вещного права) в отношении продаваемой вещи и на переход права (собственности, иного вещного права) на определенное число наличных денежных знаков, а при безналичной оплате - на переход обязательственного права (требования) на определенную сумму безналичных денег; его основание (направленность) - бесповоротная (безвозвратная) обоюдная смена правообладателей*(13). Продавец, обязанный передать товар и перенести на покупателя право собственности (иное вещное право), должен обладать максимальной свободой и широкими распорядительными возможностями. Поэтому продавцы - обычно лица, имеющие в отношении отчуждаемого товара вещное право*(14).

А. Возможность собственника распоряжаться своим имуществом сопряжена с известными ограничениями сделкоспособности. Для граждан они связаны с возрастом (см. п. 1, 2 ст. 26, п. 1, 2 ст. 28 ГК), психическим состоянием (см. ст. 29 ГК) и иными обстоятельствами (см. п. 4 ст. 26, ст. 30 ГК), для юридических лиц - со специальной правоспособностью, присущей всем некоммерческим организациям (см. абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК) и некоторым коммерческим (см. абз. 2 п. 1 ст. 49 и абз. 1 п. 2 ст. 52 ГК). Несоблюдение этих ограничений влечет ничтожность одних сделок (см. п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172 ГК) и оспоримость других (см. 173, п. 1 ст. 175, п. 1 ст. 176 ГК)*(15). Публичные субъекты (см. гл. 5 ГК), обладая целевой правоспособностью, в силу объективных причин не могут быть участниками обычных договоров купли-продажи, но могут совершать некоторые особые сделки (продажа государственного и муниципального имущества при его приватизации, государственных ценных бумаг, приобретение товаров для публичных нужд, принудительный выкуп имущества и т.п.). Специфика целевой правоспособности публичных образований не нашла закрепления в Гражданском кодексе. Предусмотрев в п. 2 ст. 124 лишь общую возможность применения к ним правил о юридических лицах, законодатель никак не очертил круг дозволенных и запрещенных сделок (см. ст. 125-127). Нет никаких особых правил о сделках этих субъектов и в § 2 гл. 9.

Б. Субъекты права хозяйственного ведения (соответствующая часть унитарных предприятий) владеют, пользуются и распоряжаются имуществом в пределах, определяемых Гражданским кодексом (см. ст. 294). Без согласия собственника они не вправе продавать недвижимость, но, за исключением случаев, установленных законодательством, могут самостоятельно продавать иное имущество (см. п. 2 ст. 295). Сделка предприятия, противоречащая п. 2 ст. 295, ничтожна, так как закон не устанавливает иного (см. ст. 168). Поскольку в отношении сделок предприятий, требующих согласования с собственником, законодатель не устанавливает времени и формы такого согласования (ср. с п. 1 ст. 26), последнее должно предшествовать совершению сделки. Однако учитывая особенности редакции п. 2 ст. 295, нельзя исключить и последующего согласования, позволяющего "перевести" сделку из разряда ничтожных в действительные.

В. Возможность продажи имущества субъектами права оперативного управления зависит от правообладателя и ограниченности его права законом, целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества (см. п. 1 ст. 296 ГК). Казенное предприятие может быть продавцом закрепленного за ним имущества только с согласия собственника последнего, однако может по общему правилу (если иное не установлено законодательством) самостоятельно продавать производимую продукцию (см. п. 1 ст. 297 ГК). Сделка казенного предприятия, противоречащая абз. 1 п. 1 ст. 297 ГК (как и сделка с нарушением п. 2 ст. 295 ГК и по той же причине), ничтожна. Частное или бюджетное учреждение не вправе продавать имущество, закрепленное за ними собственником или приобретенное ими за счет средств, выделенных собственником, в противном случае совершенная сделка ничтожна (см. абз. 1 п. 1 ст. 298 ГК). Имущество, закрепленное собственником за частным или бюджетным учреждением или приобретенное таким учреждением за счет средств, выделенных собственником, может быть продано только самим собственником. Автономное учреждение не вправе без согласия собственника продавать недвижимое и особо ценное движимое имущество, закрепленное собственником или приобретенное за счет средств, выделенных собственником, но вправе по общему правилу (если иное не предусмотрено законом) продавать иное имущество (см. абз. 2 п. 1 ст. 298 ГК). Сделка автономного учреждения, противоречащая абз. 2 п. 1 ст. 298 ГК (как и сделки с нарушением п. 2 ст. 295 и абз. 1 п. 1 ст. 297 ГК и по той же причине), ничтожна. Всякое учреждение вправе без ограничений продать имущество, приобретенное на доходы от самостоятельной деятельности, которое поступает в его самостоятельное распоряжение и учитывается на отдельном балансе (см. п. 2 ст. 298 ГК).

Г. Продавцами могут быть также обладатели обязательственных прав (требований): специализированные организаторы торгов, комиссионеры, агенты, доверительные управляющие (см. соответственно п. 2 ст. 447, ст. 990, 1005, 1012 ГК). Договоры, на основании которых действуют эти лица, ограничивают их функции продавца, да и продавцами они являются, только если заключают договор от своего имени, в противном случае продавец - лицо, непосредственно приобретающее права и обязанности по совершенной в его интересах сделке. Право продажи чужой вещи при соблюдении ряда условий имеет хранитель (см. п. 2 ст. 899 ГК), в том числе осуществляющий функции хранителя ломбард-залогодержатель (см. п. 5 ст. 358, п. 1 ст. 920 ГК).

Д. Поскольку между заключением договора купли-продажи и передачей товара возможен разрыв, а покупатель становится собственником товара не в момент заключения договора, а в момент его передачи, да и то только по общему правилу (см. п. 1 ст. 223 ГК), продавец на момент заключения договора может вообще не иметь в отношении отчуждаемого товара каких-либо прав, но он должен быть его собственником, по крайней мере к тому моменту, когда в соответствии с законом или договором право собственности должно перейти к покупателю*(16). К тому же договор может быть заключен на куплю-продажу товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем (см. п. 2 ст. 455 ГК). Отсутствие подлежащего передаче товара в природе не позволяет говорить о каком-либо собственнике в принципе, а его отсутствие у продавца приводит к выводу, что к моменту заключения договора он может иметь, но может и не иметь обязательственное право (требование) на данный товар. И все жене любой несобственник, не имеющий отчуждательных правомочий, может и должен считаться надлежащим продавцом, а совершенный им договор - действительным. Так, учитывая диспозитивность правил п. 1 ст. 223 и п. 2 ст. 455 ГК, закон может запрещать несобственнику совершать отчуждательные сделки (см. ст. 267 ГК). Такие сделки недействительны по ст. 168 ГК. Некоторые отчуждательные сделки, совершенные несобственником, и вовсе антисоциальны (например, сбыт краденного - см. ст. 169 ГК).

Е. Наконец, продавец вещи может быть и вовсе неуправомоченным отчуждателем. Поскольку собственник не может истребовать свою вещь от добросовестного возмездного ее приобретателя, если она выбыла из владения собственника (лица, которому она была передана собственником) по их воле, постольку неуправомоченный отчуждатель данной вещи - продавец в действительном договоре купли-продажи (см. абз. 2 п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 302 ГК)*(17). Однако за отсутствием у такого продавца титула собственника основанием его возникновения у покупателя будет не договор купли-продажи, а фактический состав, ограничивающий виндикацию, в котором данный договор - один из его элементов.

Помимо основания (т.е. ближайшей и главной юридически значимой цели) в договоре купли-продажи могут быть и иные цели.

1. Иные юридически значимые цели "вплетены в ткань договора", выступают специфическим ее признаком (особенностью) и влияют на квалификацию правоотношения. Такие цели в отличие от основания: a) не являются общими для всех договоров купли-продажи, поскольку их преследуют только определенные категории (группы) продавцов и покупателей; б) присущи не всякому договору купли-продажи, а отдельным видам этого договора и выступают их видовой особенностью; в) будучи юридически значимыми, также покоятся на предположении, что участник договора не совершил бы договор данного вида, если бы знал, что специфическая юридически значимая цель не будет достигнута. Таким образом, иные юридически значимые цели имеют не общее, а групповое (видовое) значение (см. п. 1 ст. 492, ст. 506, п. 1 ст. 525, п. 1 ст. 535 ГК), не влияют ни на квалификацию договора как договора купли-продажи, ни на его действительность, но предрешают видовую принадлежность договора купли-продажи и применимость соответствующих специальных правил.

2. Все прочие цели в договоре купли-продажи - фактические. Они: a) могут рассматриваться только на уровне конкретного договора и его участников; б) находятся за рамками договора, а потому не являются его элементами, не имеют юридического значения и не подлежат анализу; в) покоятся на ином предположении: участник договора совершил бы договор независимо от достижения фактической цели, в противном случае последняя была бы включена в договор, а ее достижение (или недостижение) оказывало бы на него влияние.

Фактические цели не имеют ни общего, ни группового (видового) значения: они являются исключительно личными (частными). Так, фактическая цель конкретного продавца может состоять в приобретении на выручку от продажи новой вещи или в создании (посредством распродажи имущества) условий для наименее обременительного переезда в другой город. В свою очередь, фактическая цель конкретного покупателя может состоять в последующей перепродаже купленной вещи, использовании ее для себя или в качестве подарка. Все это не имеет значения для договора купли-продажи, однако предусмотрительный продавец может договориться с покупателем, что если его переезд в другой город не состоится, он заберет назад проданную вещь и вернет деньги, а столь же предусмотрительный покупатель - выговорить условие, что если он не окажется в числе приглашенных на день рождения, то купленный накануне подарок будет возвращен назад за ненадобностью. В таких случаях цель уже не будет фактической: она приобретает юридическое значение, становится существенным условием договора, а сам договор - условной сделкой.

Предмет договора купли-продажи. Предмет договора купли-продажи - созданные человеком или природой вещи (товары) (см. п. 1 ст. 454 ГК). Товаром могут быть любые вещи с соблюдением правил их оборотоспособности (см. ст. 129, п. 1 ст. 455 ГК)*(18). Вещи, изъятые из оборота, изъяты и из предмета договора купли-продажи, а вещи, оборот которых ограничен, могут быть его предметом при наличии специального субъектного состава или разрешения (см. п. 2 ст. 129 ГК). Предмет - существенное условие всякого договора (см. абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК). Условие о продаваемом товаре считается согласованным, если договор позволяет определить хотя бы его наименование и количество (см. п. 3 ст. 455, а также п. 2 ст. 465 ГК). Невозможность определения предмета исключает заключенность договора. Участники такого договора, ссылаясь на факт его незаключенности, могут отказаться от совершения предоставлений, а если таковые уже состоялись, то ввиду отсутствия у передачи правового основания в отношении переданной (и тем самым индивидуализированной) вещи возникает незаконное владение (и возможность предъявления виндикационного иска - см. ст. 301 ГК), а в отношении уплаченной покупной цены - неосновательное обогащение (и возможность предъявления кондикционного иска - см. гл. 60 ГК). В отличие от предмета договора и его количества прочие несогласованные характеристики товара помогают преодолеть специальные правила закона (см. п. 2 ст. 467, п. 2 ст. 469, п. 2 ст. 478, п. 2 ст. 481 ГК).

Предмет используется при видовой дифференциации договора купли-продажи (см. § 5-8 гл. 30 ГК). Наиболее распространенный предмет данного договора - вещи (предметы материального мира), которые могут быть движимыми и недвижимыми, потребляемыми и непотребляемыми, делимыми и неделимыми, простыми и сложными и т.п., при этом одни могут определяться в договоре индивидуальными или родовыми признаками, другие - только индивидуальными (см. ст. 554 ГК). Продаваться могут не только предметы материального мира, но и бестелесное имущество (см. § 6 гл. 30 ГК).

Предметом договора купли-продажи не могут быть деньги, если они выполняют платежную функцию: иное противоречит существу и формуле данного договора, в котором всегда товар обменивается на деньги. Взаимное предоставление платежных средств (денег) - договор мены (размен). Если, однако, деньги выступают в качестве не средства платежа, а товара (старые и старинные монеты, эксклюзивные образцы современных монет, выпущенные для коллекционных, подарочных целей и т.п.), они могут обмениваться на деньги и быть предметом купли-продажи. Вопреки известному мнению сделки по конвертации валют (например, рубли в доллары США и наоборот) - договор не мены*(19), а купли-продажи: на территории РФ рубли (т.е. валюта РФ) - деньги, а доллары (т.е. иностранная валюта) - товар. Кстати, сам закон признает в качестве предмета договора купли-продажи ценные бумаги и валютные ценности (т.е. иностранную валюту и внешние ценные бумаги)*(20). К случаям их купли-продажи общие положения о купле-продаже (см. § 1 гл. 30 ГК) применяются, если законом не установлены специальные на этот счет правила (см. п. 2 ст. 454 ГК). Особенности купли-продажи товаров отдельных видов могут определяться законодательством (см. п. 3 ст. 454 ГК).

Наконец, предметом договора купли-продажи могут быть имущественные права. И хотя в литературе эту позицию разделяют не все авторы*(21), мнение о том, что продаваться (передаваться в собственность) могут только вещи, но не права (которые могут уступаться), оспорить достаточно легко. Во-первых, современный гражданский оборот - оборот не только вещей; универсальная конструкция купли-продажи применяется и в других случаях (см. правила того же § 6 гл. 30 ГК), поэтому вывод о невозможности продажи прав - повод для ревизии и выхолащивания всего института купли-продажи (гл. 30 ГК). Во-вторых, ссылку на то, что права не продаются, а уступаются, надлежит исключить: уступка права (цессия), будучи институтом Общей части Гражданского кодекса и ограниченная правами требования (см. гл. 24), неконкурентоспособна конструкциям Особенной части Кодекса - продаже и дарению прав, финансированию под уступку денежного требования (см. гл. 30, 32, 43). В-третьих, в самом п. 4 ст. 454 ГК говорится именно о продаже (а в п. 1 ст. 572 - именно о дарении) прав, если иное не вытекает из их содержания или характера. Эти две оговорки означают следующее.

1. Прежде всего не могут продаваться вещные права (собственности, хозяйственного ведения и оперативного управления). Поскольку эти права имеют своим объектом вещь, принадлежащую правообладателю непосредственно (а не при условии и в результате совершения третьими лицами в пользу правообладателя тех или иных действий, как это имеет место в обязательствах), отчуждению в таких случаях подлежит сама вещь, а вещное право "следует" за ней и по общему правилу переходит от продавца к покупателю в момент передачи (см. п. 1 ст. 223 ГК). Не может быть самостоятельным предметом купли-продажи и сервитут (см. п. 2 ст. 275 ГК). Едва ли не единственное исключение из сказанного - возможность продажи доли в праве общей собственности (см. п. 2 ст. 246, ст. 250, ч. 2, 3 ст. 255 ГК).

2. Исключительные права, как и права вещные, абсолютны, однако в отличие от прав вещных, имеющих своим объектом конкретную вещь, их объект идеален. Идеальность объекта препятствует самостоятельному его отчуждению, подобно тому как сами по себе отчуждаются и переходят из рук в руки вещи. Но именно из-за невозможности отчуждения самого идеального объекта "вместо него" отчуждается исключительное право (на данный объект). Передача исключительных прав возможна по разнообразным лицензионным договорам, по договору коммерческой концессии, а их отчуждение - по договору купли-продажи.

3. В отличие от вещных и исключительных прав в обязательствах правообладатель (кредитор) лишен прямой связи с имущественным благом: он связан с ним косвенно, через действие, которое обязан совершить должник и совершения которого он, кредитор, имеет право потребовать. И если возможность отчуждения исключительного права существует из-за идеальности (бестелесности) объекта, то отчуждение права требования возможно благодаря непрямой (опосредованной) связи кредитора с благом. Кредитор в обязательстве, лишенный возможности распорядиться благом, которым он попросту не обладает, до тех пор пока должник не совершит в его пользу необходимых действий, может продать свое право требования к этому должнику, переведя, таким образом, данное право на покупателя. Впрочем, здесь надлежит помнить о следующих ограничениях.

A. Отчуждению (в том числе продаже) не подлежат права требования, связанные с личностью кредитора (см. ст. 383 ГК).

Б. В отличие от гл. 32 ГК, допускающей дарение права в отношении самого дарителя (см. абз. 1 п. 1 ст. 572 ГК), гл. 30 ГК такой возможности не предоставляет. Отчуждение продавцом права требования в отношении него самого фактически устанавливает новое обязательство (по выполнению работы, оказанию услуги и т.д.), по которому продавец приобретает обязанности, а покупатель - права. Поэтому продажа права требования возможна только в отношении постороннего (третьего) лица.

B. Из правила о том, что "к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права..." (ст. 128 ГК) и из автономии п. 2 и 4 ст. 454 ГК следует, что на уровне объектов прав и сделок с ними законодатель различает имущественные права, воплощенные в документарных ценных бумагах, и имущественные права, не зафиксированные таким образом. Первые, в отличие от вторых, не отчуждаемы в отрыве от ценной бумаги, в противном случае утрачивает смысл сам институт ценных бумаг (самостоятельный объект гражданских прав), с передачей которых переходят все удостоверяемые ими права в совокупности (см. абз. 2 п. 1 ст. 142 ГК). Передача прав осуществляется здесь посредством неформального вручения предъявительских ценных бумаг, совершения индоссамента на ордерных ценных бумагах, наконец, формализованной процедуры отчуждения именных ценных бумаг (см. ст. 146 ГК). Таким образом, предмет сделки здесь - документарная ценная бумага вместе с воплощенным в ней имущественным правом, но не само по себе имущественное право. Соответственно продажа имущественного права (требования) как такового возможна только применительно к той их части, которая не инкорпорирована в ценных бумагах.

Г. Закон предусматривает договор финансирования под уступку денежного требования, по которому происходит возмездное отчуждение денежных прав требования (см. гл. 43 ГК). Поскольку данный договор обособлен не только по признаку предмета договора, которым является уступаемое право денежного требования, но также по признакам специального субъектного состава (см. абз. 1 п. 1 ст. 824, ст. 825 ГК) и специфики оплаты (финансирование осуществляется здесь "в счет", т.е. всегда на условиях предоплаты, - см. абз. 1 п. 1 ст. 824 ГК), отчуждение права денежного требования следует квалифицировать по правилам гл. 43 ГК (исключив тем самым § 1 гл. 30 ГК), только если для этого имеются все необходимые квалифицирующие признаки. В противном же случае - налицо договор, для которого в Гражданском кодексе отсутствует какая-либо специальная форма. Возможность применения к такому договору правил § 1 гл. 30 ГК не исключается: a) в рамках такого договора происходит возмездный обмен разнородным имуществом (товар в виде права денежного требования обменивается на деньги); б) отчуждаемое право имеет обязательственный характер и имущественное содержание; в) правила гл. 30 ГК (lex specialis) имеют приоритет над правилами гл. 24 (lex generalis).

Д. Учитывая взаимность большинства договоров, к моменту продажи прав требования сопутствующие им обязанности продавца должны быть переведены или погашены (см. § 2 гл. 24, ст. 408, 415 ГК), не считая долгов в составе предприятия (см. ст. 132, § 8 гл. 30 ГК). В противном случае совершенно непонятны ни этико-правовая подоплека сделки по отчуждению собственных долгов, ни гражданско-правовой интерес их покупателя.

При заключении договора продавец может иметь товар в наличии, возможна также продажа товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем (см. п. 2 ст. 455 ГК). Подробнее об этом - далее.

Во-первых, договор купли-продажи будущего товара следует отличать от предварительного договора на покупку товара (см. ст. 429 ГК). Договор купли-продажи будущего товара - полноценное правовое основание передачи продавцом покупателю товара, всегда отсутствующего у него на момент заключения договора (следовательно, это всегда договор, заключение и исполнение которого отличаются во времени). Напротив, всякий предварительный договор имеет своим предметом другой - основной - договор, существенным его условием является срок заключения основного договора, который только и является основанием возникновения прав и обязанностей по передаче товара и уплате покупной цены. Поэтому заключение предварительного договора всегда предполагает существование двух связанных между собой договоров - первоначального (вспомогательного) и последующего (основного). К тому же при заключении и предварительного, и основного договора товар может уже быть в наличии у продавца.

Во-вторых, договор продажи будущего товара заметно сближает продавца с подрядчиком, а упоминание о том, что будущий товар может быть не только приобретен продавцом для покупателя, но и создан им, и вовсе едва ли не смешивает соответствующие случаи купли-продажи с подрядом. Однако договоры купли-продажи и подряда - разные договорные типы, поэтому весь вопрос упирается в качество редакции п. 2 ст. 455 ГК и в толкование ее правила. Договор купли-продажи опосредует процесс перемещения имущественных благ на возмездных началах, договор подряда - процесс возмездного создания или изменения имущественных благ и последующей их передачи заказчику. Именно поэтому подрядчик всегда действует не вообще, а по индивидуальному заданию заказчика, выполняя для него конкретную работу - индивидуальный заказ (см. п. 1 ст. 702 ГК), который может заключаться в изготовлении новой вещи, в переработке (обработке) имеющейся вещи или в результате другой работы (см. п. 1 ст. 703 ГК). Заказчик в свою очередь определяет свои требования к результату работы и имеет право во всякое время проверять ход и качество выполняемой для него работы (см. п. 1 ст. 715 ГК). Это и отличает договор подряда от договора купли-продажи, в котором даже при отсутствии вещи на момент заключения договора ход выполнения работы всякий раз остается за рамками договора, а сам результат (в отличие от подрядного) может не иметь и нередко не имеет должной индивидуализации вплоть до момента его передачи. Эти обстоятельства надлежит иметь в виду при квалификации договора, в котором отчуждатель вещи является ее создателем. В осложненных случаях при необходимости выбора между гл. 30 и 37 ГК принципиален вопрос, знал или не знал приобретатель будущей вещи, что ее создателем был его контрагент, а также какими были взаимоотношения между приобретателем и отчуждателем в ходе создания последним предмета договора.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 83;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная