Лекции.ИНФО


Общая характеристика договора ссуды



 

Понятие договора ссуды. По договору безвозмездного пользования имуществом (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в котором она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (ст. 689 ГК).

Как видно из определения, термины "договор безвозмездного пользования" и "договор ссуды" равнозначны. С принятием нового Гражданского кодекса термин "ссуда" должен применяться только по отношению к передаче индивидуально-определенной вещи в безвозмездное пользование. Закон не предусматривает возможности употребления этого слова для характеристики отношений займа, хотя по традиции данный термин продолжает иногда применяться и в кредитной практике банков, и в судебной практике*(306). В дальнейшем мы будем обозначать договором ссуды соглашение о безвозмездном пользовании имуществом.

Договор ссуды используется с древнейших времен. В римском праве правила о ссуде (commodatum и, в некоторой степени, precarium) были сформулированы с самого начала и дошли до нашего времени с весьма несущественными изменениями*(307). Данный договор был урегулирован российским дореволюционным гражданским законодательством*(308) и нормами советского гражданского права (ст. 342-349 ГК РСФСР 1964 г.; в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. соответствующие нормы отсутствовали, однако договор широко применялся в быту и в период его действия, будучи урегулированным общими нормами об обязательствах и по аналогии - нормами о договоре имущественного найма).

Договор ссуды в общем не типичен для коммерческого оборота, так как ссудодатель не преследует цели извлечения прибыли. Однако данный договор весьма распространен в гражданском обороте в принципе, поскольку предполагает обычную ситуацию, при которой вещь временно не нужна ее собственнику, не намеренному, впрочем, получать доход от ее отчуждения или сдачи внаем. Сфера применения договора ссуды весьма разнообразна.

Во-первых, ссуда распространена в личных и бытовых отношениях. Самые разнообразные вещи и по самым различным основаниям могут передаваться в такого рода пользование от друзей и родственников. Мотив не имеет правового значения, однако важен для понимания природы ссуды: это могут быть сострадание, отзывчивость, память о нравственном долге и другие обычные для человека чувства.

Иногда в литературе высказывается мнение, согласно которому в определенных случаях отношения, складывающиеся между гражданином, предоставляющим имущество в безвозмездное пользование, и гражданином, получающим его в безвозмездное пользование, не могут рассматриваться как правоотношения вообще и отношения ссуды в частности (например, при предоставлении подругами друг другу заколки, шарфика, малоценных предметов домашнего обихода и т.п.). Как утверждается, возникающие при этом отношения, при их нередко существенном для сторон значении, лишены того имущественного интереса, при котором они могли бы защищаться средствами гражданского права*(309). Кроме того, высказано мнение о том, что атрибутами договорной модели безвозмездного пользования вещами служат установление срока, на который передается вещь, обязанности пользователя по содержанию вещи, возмещению ее стоимости в случае порчи или утраты и прочие условия, свидетельствующие о желании сторон придать своим отношениям юридический характер*(310). Однако, на наш взгляд, эта точка зрения небесспорна. Закон не содержит запретов на ссуду между родственниками или друзьями и не ограничивает предмет безвозмездного пользования в таких случаях какой-либо стоимостью. Кроме того, нет оснований признавать передачу вещи в безвозмездное пользование без договора только потому, что этот договор заключен в устной форме и без установления срока, на который передается вещь, обязанности пользователя по содержанию вещи, возмещению ее стоимости в случае порчи или утраты и т.п. Все вышеперечисленные условия вполне успешно выводятся из норм гл. 36 ГК, без специального упоминания об этом в договоре. Другое дело, что стороны так называемой бытовой ссуды предпочитают не пользоваться средствами правовой защиты своих интересов, что вполне объяснимо с точки зрения логики человеческих отношений.

Во-вторых, ссудодатель зачастую преследует просветительские, благотворительные и иные социально значимые цели, в связи с чем ссуда весьма распространена в области культуры и искусства, а также в системе общественного вспомоществования. Например, в последнее время укрепляется традиция среди предпринимателей выкупать произведения искусства, когда-то принадлежавшие России и оказавшиеся по разным причинам за рубежом, и передавать их в безвозмездное пользование крупнейшим отечественным музеям. Организация различных выставок редко обходится без предоставления собственниками устроителям выставок вещей на срочной безвозмездной основе для их экспонирования. Классическим примером использования конструкции договора ссуды в области просвещения является деятельность библиотек. Как известно, в общедоступных библиотеках практикуется безвозмездное предоставление документов и книг гражданам, а также другим библиотекам (межбиблиотечный обмен).

В-третьих, договор ссуды используется, хотя и нечасто, в предпринимательских отношениях. С одной стороны, многие юридические лица из-за отсутствия свободных денежных средств на приобретение имущества берут его во временное безвозмездное пользование у своих работников (например, работник предоставляет в ссуду работодателю автомобиль, на котором ездит по служебным вопросам, с возмещением работодателем расходов на топливо и т.п.)*(311). С другой стороны, в ряде случаев передача имущества в ссуду позволяет субъекту предпринимательства сэкономить на расходах по содержанию вещей либо косвенно способствовать повышению их продаж, как это обычно бывает на специализированных промышленных выставках*(312).

В-четвертых, в ряде случаев, прямо предусмотренных законом, договор ссуды подлежит обязательному заключению. Так, в соответствии с п. 2 ст. 405 и п. 2 ст. 419 Таможенного кодекса РФ в случае размещения структурных подразделений таможен и таможенных постов в помещениях, принадлежащих владельцам складов временного хранения, таможенных складов, магазинов беспошлинной торговли, по согласованию с их владельцами, а также в помещениях участников внешнеэкономической деятельности, осуществляющих регулярные экспортно-импортные поставки товаров, эти организации предоставляют таможенным органам необходимые служебные помещения на основании договора безвозмездного пользования.

Конституирующим признаком договора ссуды является его безвозмездность. Этот признак исключает возможность для ссудодателя рассчитывать на встречное предоставление в какой бы то ни было форме*(313). Так, нельзя считать подпадающими под нормы о договорах ссуды случаи, когда имущество предоставляется в безвозмездное пользование лицам в связи с тем, что они заключили возмездный договор. Например, постоялец гостиницы бесплатно получает в пользование спортивный инвентарь. Как справедливо отмечается в литературе, в этом случае отношения пользования лишены безвозмездности: постоялец заплатил за инвентарь при оплате гостиницы*(314). Более того, указание на безвозмездность следует считать существенным условием данного договора. При отсутствии в договоре прямого указания на безвозмездность передачи имущества в пользование, т.е. при невозможности опровержения презумпции возмездности договора, установленной п. 3 ст. 423 ГК, такой договор должен признаваться договором аренды*(315). Следует подчеркнуть в связи с этим, что именно безвозмездность отличает договор ссуды от договора аренды, делает их антиподами. При включении в договор ссуды условия о встречном предоставлении сделка считается ничтожной как притворная (ст. 170 ГК), и к ней применяются правила о сделке, которую стороны имели в виду, т.е. о договоре аренды.

Договор ссуды может быть как консенсуальным, так и реальным, что видно из формулировки п. 1 ст. 689 ГК: ссудодатель либо обязуется передать, либо передает вещь в безвозмездное пользование ссудополучателю. Реальный или консенсуальный характер ссуды по общему правилу определяется самими сторонами при заключении договора. Причина, по которой законодатель предоставляет сторонам возможность сформулировать договор ссуды как реальный, очевидно, кроется в том, что ссудодатель нередко заинтересован в том, чтобы на нем не лежало обязанности по передаче вещи, учитывая безвозмездность отношений. Если из содержания договора вопрос о его характере выяснить нельзя, то договор ссуды должен быть признан консенсуальным исходя из п. 1 и 2 ст. 433 ГК.

Во всех случаях договор ссуды следует признать взаимным. При этом если консенсуальный договор ссуды демонстрирует свойство взаимности со всей очевидностью (обе стороны несут равнозначные обязанности по передаче вещи в пользование и ее возврату), то взаимность реального договора ссуды не столь явственна. Тем не менее и в последнем случае на ссудодателе лежат некоторые обязанности, например отвечать за недостатки вещи, переданной в ссуду (ст. 693, 697 ГК), в рамках договорного, а не возникающего в момент причинения вреда деликтного обязательства*(316).

Правовое регулирование договора ссуды; объем и природа прав ссудополучателя. Гражданский кодекс является основным нормативным актом, регламентирующим договор ссуды. Прежде всего правовое регулирование договора осуществляется с помощью норм гл. 36 ГК. Кроме того, в связи с существенным сходством аренды и ссуды ряд правил о договорах аренды в соответствии с п. 2 ст. 689 ГК применяется и к ссуде (ст. 607 об объектах, которые могут передаваться в пользование; п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 610 о сроках договора п. 1 и 3 ст. 615 об обязанности использовать имущество в соответствии с его назначением и условиями договора; п. 2 ст. 621 о праве на возобновление договора; п. 1 и 3 ст. 623 ГК о распределении затрат, связанных с улучшением имущества). В остальной части действуют общие нормы о договоре и обязательствах (гл. 21-29 ГК). Некоторые разновидности договора ссуды регулируются нормами специального законодательства*(317).

Объем прав ссудополучателя характеризуется следующими составляющими. Во-первых, вещь передается ссудополучателю в пользование. При этом правомочие пользования по современному законодательству не ограничивается лишь эксплуатацией вещи по назначению, без извлечения из нее плодов, подобно тому, как это имело место в дореволюционном праве*(318). Условие договора о том, что ссудополучатель вправе извлекать плоды из вещи, служащей предметом ссуды, не противоречит Гражданскому кодексу; более того, ссудополучатель имеет на это право и в тех случаях, когда стороны в договоре обошли данный вопрос молчанием. Во-вторых, есть все основания полагать, что по договору ссуды вещь передается также и во владение ссудополучателя. Хотя в определении договора ссуды (ст. 689 ГК) в отличие от аренды (ст. 606 ГК) ничего не сказано о передаче вещи во владение ссудополучателя, вывод об этом следует из систематического толкования норм об аренде и ссуде. Сама по себе передача вещи в обоих договорных типах никакими отличиями не обладает и поэтому может и должна сопровождаться переходом владения*(319).

Характеризуя объем прав ссудополучателя, следует отметить по крайней мере две важные особенности.

Во-первых, получение вещи во владение и пользование составляет главнейший интерес ссудополучателя. В этом состоит коренное отличие от безвозмездного договора хранения, по которому хранителю также может быть разрешено использование индивидуально-определенной вещи, которая впоследствии подлежит возврату. Первостепенным интересом хранителя является сбережение вещи, поэтому и передача вещи на хранение осуществляется в интересах поклажедателя, что прямо противоположно договору ссуды, где одолжение делается именно ссудополучателю.

Во-вторых, правомочиями владения и пользования вещью, с условием ее последующего возврата, исчерпывается объем прав ссудополучателя. В этом состоит основное отличие договора ссуды от договора дарения, по которому одаряемый получает вещь, как правило, в собственность. Другими словами, вещь, переданная в ссуду, не меняет от этого своего собственника. Вывод о неоднотипности договоров дарения и ссуды не колеблется и тем, что в ряде случаев дарение возможно в форме освобождения от имущественной обязанности одаряемого перед дарителем. Ссудополучатель не освобождается от обязанности оплачивать пользование переданным имуществом, так как такая обязанность до заключения договора ссуды и не существовала.

С точки зрения юридической природы право ссудополучателя на пользование переданной ему вещью является, на наш взгляд, вещным. При доказывании этого утверждения может быть использована та же аргументация, что и в случае с правами арендатора (см. гл. 35 учебника), с той же, впрочем, оговоркой о дискуссионности этого вопроса*(320). Подчеркивая близость аренды и ссуды, некоторые авторы указывают на то, что "право, устанавливаемое по договору ссуды, совершенно то же, что и право, устанавливаемое по договору имущественного найма, - право пользования вещью сообразно ее назначению, без повреждения ее существа"*(321). По нашему мнению, ссудополучатель после передачи ему вещи является субъектом вещного права, которое в гл. 19 учебника было определено как юридически обеспеченная возможность пользоваться индивидуально-определенной вещью в своем интересе и независимо от других лиц. В случае со ссудой пользование вещью, как, впрочем, и владение, осуществляется независимо от всех третьих лиц, включая собственника, и без их помощи; обязанность этих лиц по отношению к ссудополучателю состоит только в воздержании от действий, могущих ему помешать.

 

Элементы договора ссуды

 

Стороны договора ссуды. Стороны договора именуются в законе ссудодателем и ссудополучателем. Ссудодатель - это собственник передаваемого в безвозмездное пользование имущества или лицо, уполномоченное собственником для этого (п. 1 ст. 690 ГК). Особенности фигуры ссудодателя в общем повторяют специфику статуса арендодателя, описанную в гл. 35 учебника, и поэтому не требуют отдельного освещения. Впрочем, в законе есть и некоторые специальные правила. Так, опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства передавать имущество опекаемого в безвозмездное пользование (п. 2 ст. 37 ГК).

Согласно ст. 700 ГК ссудодатель как собственник или иное управомоченное лицо вправе распорядиться вещью, находящейся в безвозмездном пользовании, - произвести ее отчуждение или передать в аренду третьему лицу. При этом к новому собственнику или пользователю переходят права по ранее заключенному договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя. В случае смерти гражданина-ссудодателя либо реорганизации или ликвидации юридического лица-ссудодателя права и обязанности ссудодателя по договору безвозмездного пользования переходят к наследнику (правопреемнику) или к другому лицу, к которому перешло право собственности на вещь или иное право, на основании которого вещь была передана в безвозмездное пользование. В случае реорганизации юридического лица - ссудополучателя его права и обязанности по договору переходят к юридическому лицу, являющемуся его правопреемником, если иное не предусмотрено договором. Эти правила в некоторой степени отличаются от норм ст. 418 и 419 ГК, предусматривающих основания прекращения обязательства в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица. Можно с определенностью заключить, что праву пользования ссудополучателя присуще свойство следования.

Ссудополучателем по общему правилу также могут быть любые субъекты гражданского права. В то же время закон устанавливает некоторые ограничения. Так, находящиеся в федеральной собственности объекты культурного наследия, включенные в реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, предоставляются в безвозмездное пользование лишь некоммерческим организациям, прямо названным в законе: благотворительным, религиозным организациям, общественным организациям инвалидов и некоторым другим (ст. 56 Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации).

Другим примером ограничений фигуры ссудополучателя может служить норма п. 2 ст. 690 ГК, согласно которой коммерческая организация не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицам, являющимся ее учредителями, руководителями, членами ее органов управления или контроля. Сделки, заключенные в нарушение этого правила, являются ничтожными как не соответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК). Мотив подобного ограничения, очевидно, состоит в том, чтобы предотвратить злоупотребления со стороны лиц, принимающих в данном случае управленческие решения, в частности не дать возможности одному субъекту бесплатно пользоваться вещью, а другому - учитывать имущество на своем балансе и уплачивать с него соответствующие налоги, не получая при этом никаких доходов, вопреки общей для коммерческих организаций цели извлечения прибыли (ст. 50 ГК). В то же время в законе отсутствует общий запрет заключать договоры ссуды между коммерческими организациями, аналогичный норме п. 4 ст. 575 ГК, запрещающей дарение между указанными субъектами. По мнению ряда авторов, есть все основания для объединения п. 2 ст. 690 ГК и п. 4 ст. 575 ГК и включения такого рода нормы в обе главы (имеются в виду нормы гл. 32 и 36 ГК)*(322).

Правила гл. 36 ГК прямо не дают ссудополучателю возможности передавать кому-либо полученное в пользование имущество, как это разрешено арендатору в случаях перенайма и субаренды (в п. 2 ст. 689 ГК отсутствует ссылка на п. 2 ст. 615 ГК). Однако буквальный смысл ст. 697 и п. 1 ст. 698 ГК дает основания полагать, что ссудополучатель с согласия ссудодателя может передать вещь третьему лицу*(323). На наш взгляд, тем самым разрешается не только передача вещи в субссуду, но и в поднаем. Сдача ссудополучателем вещи в поднаем с согласия ссудодателя не нарушает принцип "никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам", как иногда утверждается в литературе*(324). Объем прав на использование вещи у ссудополучателя и поднанимателя один и тот же; другое дело, что у поднанимателя появляется дополнительная по сравнению с ссудополучателем обязанность - уплачивать последнему арендную плату. Как при субссуде, так и при поднайме лицо, являющееся новым пользователем вещи, ни в каких правоотношениях с ссудодателем по основному договору ссуды не состоит; в указанных случаях ответственным перед ссудодателем остается ссудополучатель по основному договору.

Полагаем, что в обязательстве из договора ссуды возможна также перемена лиц на стороне ссудополучателя. Согласие ссудодателя на это является необходимым основанием для возникновения отношений с новым ссудополучателем.

В связи с тем, что в большинстве случаев личность ссудополучателя имеет для ссудодателя существенное значение, в законе содержится общее правило о прекращении договора ссуды в случае смерти ссудополучателя - гражданина или ликвидации ссудополучателя - юридического лица (ст. 701 ГК)*(325). В то же время реорганизация ссудополучателя - юридического лица предполагает по общему правилу сохранение договора ссуды в силе.

Предмет и срок договора ссуды. Как и при аренде, предметом договора ссуды могут выступать индивидуально-определенные непотребляемые вещи, причем как движимые, так и недвижимые (современный законодатель обоснованно отказался от установки, имевшейся в дореволюционном гражданском законодательстве, о том, что предметом ссуды могут быть только движимые вещи*(326)). Безвозмездные отношения могут складываться, в частности, по поводу пользования природными ресурсами и жилыми помещениями. Например, ст. 24 ЗК устанавливает правила о безвозмездном пользовании земельным участком, ст. 9, 47, 71 ЛК - лесным участком, ст. 109 ЖК - жилым помещением*(327). Таким образом, юридические требования к предмету ссуды в целом не отличаются от требований к предмету договора аренды (ст. 607 ГК), поэтому все сказанное в гл. 35 учебника о предмете аренды справедливо и для предмета ссуды. В частности, в договоре ссуды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче в качестве предмета пользования. При отсутствии в договоре этих данных условие о предмете ссуды, являющееся существенным, следует считать несогласованным, а соответствующий договор - незаключенным (ст. 432, п. 3 ст. 607 ГК). Правила идентификации предмета ссуды в договоре аналогичны соответствующим нормам об аренде*(328).

Обязательность непотребляемости и индивидуальной определенности предмета ссуды доказывается тем, что правило ст. 689 ГК требует возврата из ссуды той же самой вещи, а не вещи того же рода и качества*(329). Именно в этом состоит ключевое отличие договора ссуды от договора займа, предметом которого выступают родовые, в том числе потребляемые, вещи, передаваемые соответственно заемщику в собственность, а не в пользование (ст. 807 ГК).

Срок договора ссуды не является его существенным условием. Правило п. 2 ст. 610 ГК освобождает стороны от необходимости в каждом случае ссуды договариваться о сроке: если срок ссуды в договоре не определен, договор ссуды считается заключенным на неопределенный срок, т.е. до востребования (в римском праве ссуда с неопределенным сроком рассматривалась как особый договор - precarium*(330)). В этом случае отказ от договора ссуды возможен по правилам п. 1 ст. 699 ГК, в котором установлен единый месячный срок извещения о таком отказе как для движимого, так и для недвижимого имущества (тогда как при аренде недвижимого имущества срок извещения об отказе от договора составляет три месяца).

Как правило, договор ссуды заключается все же на конкретный срок, который определяется способами, предусмотренными ст. 190 ГК. Однако и в этом случае если ссудополучатель продолжает пользоваться вещью после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны ссудодателя, то договор ссуды считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (п. 2 ст. 621, п. 2 ст. 689 ГК). Следует отметить, что преимущественное право ссудополучателя, надлежащим образом исполнявшего обязанности, на возобновление договора ссуды не возникает, в отличие от договора аренды (п. 1 ст. 621 ГК). Причину такого законодательного решения следует искать, по-видимому, все в той же безвозмездности договора.

Форма и государственная регистрация договора ссуды. Глава 36 ГК не содержит специальных правил, посвященных форме договора ссуды. Более того, ст. 609 ГК о форме и государственной регистрации договора аренды не включена в перечень статей, к которым отсылает п. 2 ст. 689 ГК. Следовательно, при решении вопроса о надлежащей форме договора ссуды остается руководствоваться общими правилами Гражданского кодекса о договорах (ст. 434 ГК), а также соответствующими нормами о сделках (гл. 9 ГК). Таким образом, договор ссуды вне зависимости от срока требует письменной формы лишь в случаях, когда одной из его сторон является юридическое лицо или когда стоимость предмета ссуды превышает минимальный размер оплаты труда в десять раз (п. 1 ст. 161 ГК)*(331). В остальных случаях для заключения договора достаточно устной формы, в том числе путем совершения конклюдентных действий.

Несоблюдение правил о форме договора ссуды не влечет его недействительности, хотя и лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (ст. 162 ГК).

Вопрос о том, требуется ли государственная регистрация договора ссуды недвижимого имущества, прямо в гл. 36 ГК не решен. Государственная регистрация договора ссуды недвижимого имущества, как следует из норм ст. 131, 164 ГК, осуществляется только в случаях, предусмотренных законом. Вряд ли допустимо при этом применять аналогию закона и делать расширительный вывод о том, что право пользования ссудополучателя подлежит государственной регистрации в качестве обременения права на недвижимость*(332). Эту позицию можно рассматривать лишь как пожелание de lege ferenda, так как согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 г. "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (с изм. и доп.)*(333) ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество, возникающие на основании договора либо акта органа государственной власти или акта органа местного самоуправления, подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом. Например, таким случаем является норма п. 2 ст. 26 ЗК, согласно буквальному смыслу которой подлежит государственной регистрации договор безвозмездного пользования земельным участком, заключенный на срок не менее года. По общему же правилу договор ссуды недвижимого имущества, равно как и право ссудополучателя, не подлежат государственной регистрации*(334).

 

Содержание и прекращение договора ссуды

 

Обязанности ссудодателя. Безвозмездность ссуды, безусловно, отражается на распределении обязанностей между сторонами договора. По сравнению с арендодателем ссудодатель несет менее строгие по своей сути обязанности, т.е. закон, руководствуясь принципом справедливости, сужает объем возможных притязаний к ссудодателю.

Во-первых, ссудодатель обязан предоставить вещь в состоянии, соответствующем условиям договора безвозмездного пользования и ее назначению. Данная обязанность, в отличие от других обязанностей ссудодателя, возникает только из консенсуального договора ссуды. Вещь предоставляется в безвозмездное пользование со всеми ее принадлежностями и относящимися к ней документами (инструкцией по использованию, техническим паспортом и т.п.), если иное не предусмотрено договором (п. 1-2 ст. 691 ГК).

Если ссудодатель не передает вещь ссудополучателю, последний вправе потребовать расторжения договора безвозмездного пользования и возмещения понесенного им реального ущерба (ст. 692 ГК). Если не были переданы принадлежности и документы, без которых вещь не может быть использована по назначению либо ее использование в значительной степени утрачивает ценность для ссудополучателя, последний вправе потребовать предоставления ему таких принадлежностей и документов либо расторжения договора и возмещения понесенного им реального ущерба (абз. 2 п. 2 ст. 692 ГК).

Как видим, закон не предоставляет ссудополучателю в отличие от арендатора (п. 3 ст. 611 ГК) права требовать передачи ему самой обещанной вещи даже тогда, когда договор ссуды носит консенсуальный характер. Это правило соответствует общей норме ст. 398 ГК, в соответствии с которой кредитор вправе потребовать отобрания вещи у должника только в том случае, когда речь идет о необходимости "передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование"*(335).

Понятно, что позиция законодателя в данном случае выражается в том, чтобы дать возможность ссудодателю, не получающему никакого встречного предоставления, "передумать" и не передавать вещь в ссуду, не опасаясь негативных последствий. Однако норма о том, что ссудополучатель может требовать передачи принадлежностей, но лишен этого права в отношении главной вещи, не отвечает требованиям логики. Правильнее было бы унифицировать правила об истребовании главной вещи и принадлежностей по договору ссуды: либо предоставить ссудополучателю право потребовать от ссудодателя передачи главной вещи, либо, что вернее, учитывая безвозмездный характер ссуды, - исключить возможность истребования ссудополучателем принадлежностей и документов в натуре, оставив за ним лишь право потребовать возмещения понесенного им реального ущерба.

Следует подчеркнуть, что при непередаче как главной вещи - предмета ссуды, - так и ее принадлежностей и документов к ней ответственность ссудодателя в форме убытков ограничивается возмещением ссудополучателю реального ущерба. Это правило вполне обоснованно, если учесть безвозмездную природу ссуды.

Во-вторых, ссудодатель обязан отвечать за недостатки вещи, которые он умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора безвозмездного пользования. Под недостатками следует понимать любые ухудшающие качество вещи отклонения от того ее состояния, которое определяется условиями договора ссуды или назначением его предмета*(336). Впрочем, ссудодатель освобождается от ответственности за недостатки вещи, которые были им оговорены при заключении договора, либо были заранее известны ссудополучателю, либо должны были быть обнаружены ссудополучателем во время осмотра вещи или проверки ее исправности при заключении договора или при передаче вещи (ст. 693 ГК).

При обнаружении недостатков в переданной вещи ссудополучатель вправе по своему выбору потребовать от ссудодателя безвозмездного устранения недостатков вещи или возмещения своих расходов на устранение недостатков вещи либо досрочного расторжения договора и возмещения понесенного им реального ущерба. Как видим, и в данном случае исходя из безвозмездной природы ссуды ответственность ссудодателя носит ограниченный характер: как по субъективным критериям (лишь при наличии вины, причем только в форме умысла или грубой неосторожности), так и по объективным (объем возмещаемых убытков исчерпывается реальным ущербом)*(337). Более того, ссудодатель, извещенный о требованиях ссудополучателя или о его намерении устранить недостатки вещи за счет ссудодателя, может без промедления произвести замену неисправной вещи другой аналогичной вещью, находящейся в надлежащем состоянии.

В-третьих, ссудодатель обязан при заключении договора ссуды предупредить ссудополучателя о всех правах третьих лиц на вещь (сервитуте, праве залога, аренды и т.п.). Законодатель исходит из того, что передача вещи в безвозмездное пользование не является основанием для изменения или прекращения прав третьих лиц на эту вещь (ст. 694 ГК). Поэтому вполне правомерен интерес ссудополучателя заранее знать о юридических обременениях передаваемой ему в пользование вещи, предопределяющих объем его собственного права на нее.

Неисполнение этой обязанности дает ссудополучателю право требовать расторжения договора и привлечения ссудодателя к ограниченной ответственности - в форме возмещения понесенного ссудополучателем реального ущерба, но не упущенной выгоды.

В-четвертых, ссудодатель обязан отвечать за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, если не докажет, что вред причинен вследствие умысла или грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта вещь оказалась с согласия ссудодателя (ст. 697 ГК). В данном случае следует говорить о повышенном характере ответственности ссудодателя: он возмещает третьим лицам не только случайный вред, но и вред, причиненный по вине ссудополучателя в форме простой неосторожности, причем соответствующее правило в законе сформулировано императивным образом. Возмещение причиненного вреда ссудополучателем предоставляет последнему право обратиться с регрессным требованием к ссудодателю.

Впрочем, если вред третьему лицу был причинен источником повышенной опасности (например, автомобилем), находившимся во владении ссудополучателя, последний и будет нести ответственность, причем не только за вину, но и за случай (подлежит приоритетному применению специальная норма ст. 1079 ГК).

Обязанности ссудополучателя. Обязанности ссудополучателя во многом совпадают с соответствующими обязанностями арендатора (см. гл. 35 настоящего учебника), хотя и обладают определенной спецификой. Следует также отметить, что их объем не зависит от реального или консенсуального характера договора ссуды.

Во-первых, ссудополучатель обязан пользоваться переданным в ссуду имуществом в соответствии с условиями договора ссуды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества (п. 1 ст. 615, п. 2 ст. 689 ГК)*(338).

Если ссудополучатель пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора ссуды или назначением имущества, ссудодатель имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Как видим, в данном случае, равно как и в других случаях, предусмотренных в гл. 36 ГК, ответственность ссудополучателя является полной и строится по общим правилам гл. 25 ГК об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. При этом возможность расторжения договора и привлечения ссудополучателя к ответственности не поставлена законодателем в зависимость от того, имеет ли предмет ссуды какую-либо особую (личную неимущественную и т.п.) ценность для ссудодателя.

Во-вторых, ссудополучатель обязан поддерживать вещь, полученную в безвозмездное пользование, в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта (в отличие от обязанности арендатора по общему правилу ст. 616 ГК осуществлять только текущий ремонт), и нести все расходы на ее содержание, если иное не предусмотрено договором безвозмездного пользования (ст. 695 ГК). В ряде случаев закон конкретизирует эту обязанность. Например, в соответствии с п. 4 ст. 56 Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" обязательным условием заключения договора безвозмездного пользования объектом культурного наследия является охранное обязательство пользователя объектом культурного наследия, которое должно включать в себя требования к содержанию объекта культурного наследия, условиям доступа к нему граждан, порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ по его сохранению, а также иные обеспечивающие сохранность объекта требования.

Современный законодатель отказался от подразделения расходов на содержание предмета ссуды на чрезвычайные и обычные и отнесения первых на счет ссудополучателя, как это было ранее*(339) Не предусматриваются в гл. 36 ГК и возможности оценивать соразмерность произведенных расходов с учетом безвозмездного характера договора ссуды. В литературе, впрочем, нередко анализируется ситуация, когда затраты на капитальный ремонт таковы, что с лихвой перекроют все те полезные эффекты, которые ссудополучатель сможет извлечь из полученного в ссуду имущества, и по существу ничего не оставят от природы ссуды как безвозмездного договора. В частности, высказано мнение, согласно которому, если вещь требует капитального (или даже текущего) ремонта до заключения договора, ссудополучателю не стоит брать ее в безвозмездное пользование, а если вещь потребовала ремонта в период действия договора, ссудополучатель может в одностороннем порядке отказаться от договора*(340).

Однако с этим утверждением вряд ли можно согласиться. Целесообразность принятия в ссуду вещи, вне зависимости от того, требует ли она ремонта или нет, не входит в предмет правового регулирования. Отказ же ссудополучателя от договора ссуды вообще не требует какого-либо объяснения мотивов (п. 2 ст. 699 ГК). На наш взгляд, договоры ссуды, заключенные с единственным намерением сторон переложить бремя осуществления капитального и текущего ремонта вещи с ссудодателя как собственника на ссудополучателя, могут стать предметом критического рассмотрения с позиций ст. 170 ГК (притворные сделки, прикрывающие собой безвозмездный подряд), но соответствующая квалификация потребует серьезного доказывания. При недоказанности намерения сторон прикрыть одной сделкой другую соответствующие договоры ссуды должны признаваться вполне правомерными*(341).









Читайте также:

  1. D. ПРОЕКТ ДОГОВОРА ВОИС ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ СПОРОВ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ В ОБЛАСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  2. F. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ЛИЦЕНЗИОННЫМИ ДОГОВОРАМИ
  3. I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КУРСА «ФИЛОСОФИЯ»
  4. II.1. Общая характеристика отклоняющегося поведения несовершеннолетних.
  5. IV.1. Общая дифференциация и типология детско-подростковой дезадаптации.
  6. А. ПРОЕКТ ДОГОВОРА О ПАТЕНТНЫХ ЗАКОНАХ
  7. Античное искусство. Общая характеристика. Этапы развития. Римская империя. Греция.
  8. Болтовые соединения. Общая хар-ка и область применения. Основы расчета болтовых соединений.
  9. В. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОГЛАШЕНИЯ О РОЗНИЧНОЙ ПРОДАЖЕ, СТАНДАРТНОГО ЛИЦЕНЗИОННОГО СОГЛАШЕНИЯ И ДОГОВОРА КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ
  10. Виды эмоций и их общая характеристика
  11. Витамины. Роль витаминов в питании. Общая характеристика витаминов
  12. Вопрос 1. Общая психологическая характеристика судебной деятельности.


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 333;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная