Пауль Клее: как долго врачу позволительно молчать?
Лекции.ИНФО


Пауль Клее: как долго врачу позволительно молчать?



 

Творческому человеку всегда полезно выходить за границы собственного поля деятельности. С давних пор многие гении черпали вдохновение в других творческих областях. Часто это был иной вид искусства: писатель увлекался музыкой, музыкант — литературой. А кого-то привлекала наука. Музой швейцарско-немецкого художника Пауля Клее была медицина.

С 1902 года (ему тогда было двадцать три) он посещал лекции по пластической анатомии, чтобы совершенствоваться в искусстве изображения обнаженной натуры. По словам художника, он стремился к «перевоплощению человеческой анатомии в анатомию рисунка». Результатом этих исканий стала акварель с говорящим названием «Анатомия Афродиты». Она напоминает рисунок из медицинского атласа, превратившийся из подспорья в самоцель. В 1922 году у Клее констатировали шизофрению, хотя это невозможно было доказать. После этого художник возвел творчество душевнобольных в ранг своего идеала, и это сделало его самого в глазах общества душевнобольным. В 1937 году нацисты организовали выставку «выродившегося искусства», где под рубрикой «окончательное помешательство» была выставлена одна из работ Клее.

Клее был связан с медициной не только в творчестве, но и в жизни. Его лучший друг был неврологом, с другим — дерматологом — Клее много лет играл на скрипке. В 1906 году после женитьбы на Лили Штумпф он стал еще и зятем медика, с которым у него, правда, не было полного взаимопонимания.

Итак, на протяжении всей жизни Клее питал к врачебному искусству довольно теплые чувства. Но его смерть была мучительной — из-за неизлечимой болезни и необъяснимого бессилия его врачей.

История болезни Пауля Клее началась летом 1935 года. У него появились симптомы тяжелой бронхиальной инфекциии, и он почувствовал себя очень дурно. Доктор Герхард Шорер, бернский терапевт, установил неполадки с сердцем и предписал пациенту избегать физических нагрузок. Кроме того, он назначил ему лекарство под названием «теоминал» — смесь теобромина и люминала. Тогда это средство применялось для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, но это кажется неоправданным при ближайшем рассмотрении компонентов. Эти две составляющие диаметрально противоположны по воздействию на организм. Теобромин родственен кофеину и является стимулятором кровоснабжения, в то время как люминал относится к барбитуратам и действует как снотворное или успокоительное средство.

Неудивительно, что состояние Клее ухудшилось: все его тело покрылось сыпью. Были привлечены новые врачи. У него диагностировали корь — заболевание, которое у взрослого человека может вызвать серьезные осложнения. Однако позже и от этого диагноза отказались. В октябре 1936 года жена Клее Лили писала в замешательстве своему другу: «Теперь врачи заявляют, что это была не корь! Но что же это тогда было?»

Современные исследователи сходятся во мнении, что причиной странного заболевания Клее была реакция на принимаемый препарат: барбитурат часто приводит к аллергическим эффектам. В любом случае, после начала лечения Клее становилось все хуже. В апреле 1936 года рентгенографическое исследование выявило у него двустороннюю пневмонию. Он висел на волоске от смерти, но снова выжил. После курса лечения в Нижнем Энгадине{11} Лили отмечала: «У Пауля, слава Богу, все нормально… Он уже выглядит немного лучше». Формулировки «все нормально» и «немного лучше» позволяют заключить, что временное улучшение здоровья художника было достаточно необычно для окружающих.

Осенью у Клее вновь появилась кожная сыпь. Его направили в университетскую дерматологическую клинику в Берне, где он прошел комплексное обследование, но даже тогда врачи воздержались от определения точного диагноза.

Почему врачи держали пациента и его родных в неведении? Швейцарский дерматолог и исследователь болезни Клее Ганс Зутер предположил, что в Берне изменения кожного покрова сочли признаками начинающейся склеродермии, воспалительного заболевания соединительных тканей кожи. В дальнейшем эта болезнь часто распространяется на сердце, легкие и пищеварительный тракт, приводя к смерти. Зутер полагает, что врачи предпочли скрыть диагноз от Клее и его близких именно в силу его серьезности: «Это было следствием гуманного отношения к пациенту, которого такой диагноз и знание о прогнозе развития болезни могли психически сломить и этим усложнить и без того тяжелое положение. Такое знание отняло бы у тяжелобольного человека последнюю надежду на улучшение и выздоровление». Таким образом, сокрытие диагноза диктовалось неподдельным человеколюбием.

Мог быть и другой мотив — врачи просто не были уверены в своих выводах, не хотели брать на себя ответственность и говорить пациенту полуправду. Но перед тем как простить им их «человеколюбие», нужно вспомнить, что они воздерживались только от оглашения диагноза, но не от самого процесса лечения. А их лечебные методы были мучительны независимо от того, знал пациент свой диагноз или нет. Тяжелобольной человек сам может сделать вывод о масштабах своего несчастья, когда видит, какие меры принимаются к его лечению. Складывается впечатление, что врачи экспериментировали с методами лечения и тем самым подвергали своего пациента серьезному риску. Например, в феврале 1937 года Клее была сделана инъекция против «гормональных нарушений». После этого он весь день промучился от сильного жара, который в современной английской медицинской терминологии называется «drug fever»{12}. Мы точно не знаем, что ввели художнику. Скорее всего, это был терпихин или олобинтин — обычные в то время препараты для лечения склеродермии. Они представляют собой смесь оливкого и терпентинового масел, последнее считалось возбуждающим средством, стимулирующим работу иммунной системы. Однако терпентиновое масло часто приводило к аллергическим реакциям, вплоть до аллергического шока. Кроме того, известно, что при склеродермии противопоказана стимуляция работы иммунной системы. В наши дни это заболевание лечится подавляющими, а не укрепляющими иммунитет препаратами. По той же причине было совершенно бессмысленно назначать Клее большое количество витамина С.

У Клее развилась типичная «склеродермическая маска»: лицо потеряло всякую выразительность, губы сузились, а нос заострился. Развившееся малокровие лечили препаратом, содержащим железо и мышьяк, и лекарством на основе экстракта животной печени. Он достаточно хорошо переносил действие этих медикаментов, но они мало могли ему помочь.

Только в 1938 году доктор Шорер объявил больному его диагноз. Но опять не прозвучал термин «склеродермия», хотя он известен медицине еще с 1847 года. Вместо этого речь шла о некоем «вазомоторическом неврозе». Это примерно то же самое, что назвать рак легких кашлем. Использование термина «вазомоторный невроз» сближало склеродермию с нервными и сердечнососудистыми заболеваниями. На самом же деле эти заболевания, прежде всего нарушение кровоснабжения рук (болезнь Рейно), являются одним из последствий склеродермии.

На поздних этапах развития болезни Клее все чаще испытывал трудности при приеме пищи. Они были вызваны тем, что изменения соединительной ткани добрались уже до нижней части пищевода. Его сын Феликс позже писал об этом: «У моего отца возникало затруднение при еде, потому что огрубевшие стенки его пищевода больше не позволяли проводить в желудок твердую пищу. Хотя его состояние периодически улучшалось, мой отец пять лет с начала болезни и до самой смерти невыразимо страдал… Пищевод не пропускал в желудок даже рисовое зернышко». Клее приходилось кормить жидкой пищей, и о посещении ресторанов, приносившем ему раньше столько удовольствия, не могло быть и речи.

Клее выразил свои страдания в двух рисунках. Первый называется «Мне — селедку?!» и изображает зверя, который держит перед открытой пастью рыбу на вилке. Второй, «Больше никогда не возьму в рот такой еды!», показывает того же зверя, который давится своей пищей. Незадолго до смерти Клее нарисовал горшок с мазью, которой он лечил свою высушенную и загрубевшую кожу. Картина называется «Посудина с мазью» и висит в Центре Пауля Клее в Берне. Она похожа на одноглазого монстра, который заглядывает зрителю прямо в душу.

10 мая 1940 года художник уехал на лечение в Тессин. Через неделю его состояние стало стремительно ухудшаться: сердце больше не выдерживало. 29 июня 1940 года в возрасте шестидесяти лет Пауль Клее скончался. Причиной смерти было названо воспалительное заболевание сердечной мышцы.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 101;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная