Основные направления в развитии теории фонемы
Лекции.ИНФО


Основные направления в развитии теории фонемы



Развитию теории фонемы уделяется большое внимание как в нашей стране, так и за рубежом. В современной фонетической науке существуют несколько фонологических школ.

Более ранние подходы сводились к тому, что каждый реальный звук приравнивался к фонеме. Это утверждение опроверг И.А. Бодуэн де Куртенэ – один из величайших языковедов мира, равно принадлежит польской и русской науке, преподавал в университетах Казани, Кракова, Дерпта (Юрьева), Петербурга и Варшавы. Он основал учение о фонеме – теорию фонемы, провозгласив, что фонема – абстрактная лингвистическая единица. Для носителя языка важны только фонемы, а не звуки, на различия которых он не обращает внимания. Состав фонем и их различия закреплены в сознании носителя языка. Используемых звуков речи больше чем фонем. Он считал, что фонема не существует в реальности, а существует в нашем сознании в форме психических представлений. Бодуэн де Куртене исходит из осознания неустойчивой природы, а по сему несовершенства звуков речи как явлений физических, ставя им в соответствие устойчивое психическое представление – фонему. В его понимании фонема – психический эквивалент звука.

Взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ получили дальнейшее развитие в рамках многочисленных фонологических школ. Различие фонологических школ определяется различным пониманием того, какую функцию выполняет фонема в процессе общения. Обратимся к фонологической теории Пражского лингвистического кружка.

Пражская фонологическая школа (Пражский лингвистический кружок / ПЛК) возникла в 20-е гг. 20 века в Праге. Она связана с именами Н.С. Трубецкого и Р.О. Якобсона, которые принесли в зарубежное языкознание идеи И.А. Бодуэна де Куртенэ и Л.М. Щербы. Именно данная школа разработала фонологию как особый раздел языкознания. Н.С. Трубецкой написал книгу «Основы фонологии», где изложены основные представления о структурном устройстве языка и предложены методы структурного анализа языковых явлений. Члены ПЛК основное внимание уделяли изучению дифференциальной функции фонемы. Они считали фонему единицей противопоставления, различающую морфемы и слова. С точки зрения представителей ПЛК, фонема есть пучок дифференциальных признаков. Дифференциальные признаки выявляются через противопоставление фонем в различного рода оппозициях. Далее представители ПЛК обратили внимание на то, что в одних позициях дифференциальные признаки проявляют себя полностью, в других – нейтрализуются. Так в слове dad начальный и конечный согласный [d] функционально различны. В начальной позиции [d] находится в позиции максимального различения, [d] в финальной позиции частично оглушается, т.е. признак глухости-звонкости нейтрализуется. Фонемы в слабой позиции члены ПЛК предложили называть архифонемами. «Dad» можно затранскрибировать как [dæD], где {D} – архифонема, объединяющая черты [d] и [t]. Таким образом, согласно ПЛК, в фонологической последовательности встречаются два типа единиц: фонемы и архифонемы, которые существенно отличаются по своим произносительным свойствам. Пражцы считали, что только фонология может считаться частью лингвистики, фонетика – раздел биологии.

Американская фонологическая школа (американский структурализм)

Теория фонемы «пришла» на американский континент в интерпретации Ф. де Соссюра, в которой подчеркивалась не значимость звука в слове как такового, а звуковых различий, позволяющих отличать слова друг от друга. В этой связи американские лингвисты, также как и члены ПЛК, преувеличивали функциональный аспект фонемы, отдавая приоритет различительной функции фонемы. Родоначальником данной школы является Л. Блумфилд. Звуки интересуют его постольку, поскольку они различают значения. Л. Блумфилд определял фонему как набор дистинктивных характеристик. Именно в рамках данной школы нашла решение проблема сегментирования (разложения) текста на элементарные единицы, что привело к выделению фонем и морфем. Американскими дискриптивистами был изобретен дистрибутивный анализ как эффективный способ установления фонем языка.

Лондонская фонологическая школа

Теория фонемы прочно обосновалась в Англии в 1920 году благодаря деятельности Д. Джоунза, автора “English Pronouncing Dictionary”, а затем и его последователей, прежде всего Дж. Р. Фёрса. Д. Джоунз занимался описанием звукового состава европейских, а также ряда африканских и индийских языков. Как и многих его предшественников, Д. Джоунза привлекали практические проблемы реформы английской орфографии и создание фонетической транскрипции. Создание фонетической транскрипции было бы невозможно без обращения к теории фонемы. Д. Джоунз считает фонему механической суммой её аллофонов и определяет её как семью родственных звуков, преувеличивая тем самым материальный аспект фонемы. Он считает, что «фонема – это объединение звуков данного языка, которые взаимосвязаны по характеру и используются таким образом, что ни один звук никогда не находится в слове в том же фонетическом окружении, что и другой» [7, с. 10].

В качестве основной функции фонемы рассматривается дифференциальная функция, поскольку в процессе выявления фонемной принадлежности звуков Д. Джоунзом подбираются минимальные пары слов, значение которых дифференцируется благодаря различию двух звуков.

Московская фонологическая школа (МФШ) возникла в Москве на рубеже 19-20 веков и получила дальнейшее развитие в 20 веке. Представителями данной школы являются Ф.Ф. Фортунатов, Р.И. Аванесов, А.А. Реформатский и др. Они отличаются иным взглядом на функциональное предназначение фонемы, считая, что фонема призвана 1) различать морфемы и слова (различительная функция) и 2) отождествлять морфемы и слова (перцептивная/рекогнитивная функция). Ведущей функцией фонемы представители Московской фонологической школы считают перцептивную функцию. Они рассматривают фонему только в составе морфемы и не признают фонологический уровень автономным уровнем языка. Исследуя фонему в сильной и слабой позициях, лингвисты стремятся избавиться от понятия архифонемы и свести случаи нейтрализации фонем к минимуму. С этой целью слабую позицию предлагается сделать сильной, поставив согласный перед гласным, а гласный под ударение, к примеру dad – daddy. В тех случаях, когда фонему нельзя поставить в сильную позицию, возникает особая единица – гиперфонема, к примеру, в неизменяемом слове вот <во > – гиперфонема.

С-Петербургская (ленинградская) фонологическая школа (СПФШ)

Представители СПФШ (Л. В. Щерба, Л. Р. Зиндер, М. И. Матусевич, А. Н. Гвоздев, Л.В. Бондарко, М.В. Гордина и др.) в качестве основной функции фонемы выдвигают её способность конституировать слова и называют эту функцию конституирующей или словоопознавательной. При этом они не отрицают её дистинктивную роль. Главная задача фонемы, с их точки зрения, участвовать в процессе опознания звуковой оболочки слова. Лингвисты указывают на независимость фонемы от морфемы, в силу того, что носитель языка способен записывать буквами слова, которые ему не известны. Это свидетельствует, по их мнению, в пользу независимости фонологического уровня как одного из уровней языка. Представители данного фонологического направления не дифференцируют сильные и слабые позиции в слове. С опознавательной точки зрения, они одинаковы, они отличаются друг от друга лишь по степени различительных возможностей фонемы. В предударной части слова фонема однозначно определяется, в заударной части слова фонема распознается не совсем полно и четко. Фонема не подвергается нейтрализации, в этой позиции лишь накладываются ограничения на использование определенного класса фонем, например, в конце слова не используются звонкие шумные согласные и т.п. Вследствие чего в этой позиции происходит чередование фонем сады /сады/ – сад /сат/. Лингвисты данной школы не признают ни архифонем, ни гиперфонем. Фонемы определяются на основе дифференциальных и интегральных признаков.

Факт существования нескольких фонологических школ свидетельствует о том, что фонема – сложная и многоаспектная единица.

Морфонология

В фонологии существует раздел, который носит название «морфонология». Морфонология изучает дистрибуцию звуков речи в различных морфемах, их фонологические взаимоотношения, случаи нейтрализации дистинктивных характеристик фонемы и объясняет все это с фонологической точки зрения.

Рассмотрим следующий пример из русского языка. Существуют слова коса и коза. В обоих словах [с] [з] находятся в сильной позиции перед гласным и принадлежат к разным фонемам. Но в случае нейтрализации такой артикуляторной характеристики как глухость-звонкость в предложении [нъ лугˈу кˈос ньˈэт] требуется дополнительный контекст, чтобы понять, что имеется в виду. Возникает вопрос, какие звуки представлены звуком [c] в приведенном предложении. На этот вопрос существуют три варианта ответа.

1. Если [кос] является грамматической формой слова [кʌзˈа], тогда согласный [c] представляет фонему [з]. Если [кос] является грамматической формой слова [кʌсˈа], тогда согласный [c] представляет фонему [с].

2. Согласный [с] в слове [кос] принадлежит к фонеме [с], не зависимо от того, является ли [кос] грамматической формой слов [кʌсˈа] или [кʌзˈа].

3. Согласный не принадлежит ни к фонеме [c], ни к фонеме [з].

Лингвисты, сторонники первой точки зрения, представляют так называемую морфологическую школу в фонологии. Эта школа также известна как Московская фонологическая школа. Они считают, что два разных алломорфа одной морфемы могут быть представлены одним и тем же звуком – их общим вариантом. Следовательно, один и тот же звук может принадлежать одной фонеме в одном слове или его форме и другой фонеме в другом слове и его форме.

Согласный [c] в [кос] принадлежит фонеме [c], так как стоит в сильной позиции в таких алломорфах одной морфемы, как коса, косы. Согласный [c] в [кос] принадлежит фонеме [з], так как стоит в сильной позиции в таких алломорфах одной морфемы, как коза, козы.

Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, принадлежат Ленинградской фонологической школе. Согласно их точке зрения, звуки в позиции нейтрализации принадлежат той фонеме, с главным аллофоном которой они совпадают. Так, звук [c] в [кос] принадлежит фонеме [c], так как совпадает с основным аллофоном последней.

Третий вариант ответа выдвинут фонологами Пражской фонологической школы. Они полагают, что звуки [с], [з] принадлежат архифонеме {C}. Данные звуки отличаются лишь по степени шума, оба звука щелевые, переднеязычные. Именно два последних интегративных признака формируют архифонему {С} [5, c. 75-83].

Аргументы в пользу первой теории заключаются в её простоте и в том, что она выступает за единство формы и содержания морфемы. Недостатками является то, что порой различия между аллофонами настолько значительны, что их с трудом можно отнести к одной фонеме, например [n] – [ŋ] [kɒn] – [ˈkɒŋgres], а также и то, что иногда практически невозможно найти сильную позицию для отдельных звуков, как в случае с нейтральным звуком [ə].

Положительным моментом второй точки зрения является группировка звуков по фонемному принципу, т.е. звуки речи в фонологически слабой (редуцированной) позиции принадлежат к той фонеме, с основным аллофоном которой они полностью или практически полностью совпадают. Нарушение единства формы и содержания фонемы составляет недостаток данной теории.

Третья точка зрения представляет новый подход в изучении фонемы, и, хотя, достаточно сложна для целей обучения, оптимальна для теории и практики научных исследований.

8. Спорные вопросы в системе английских фонем

Одной из спорных проблем в системе фонем английского языка является проблема фонологического статуса и числа аффрикатов. Спорными являются такие вопросы, как: 1) являются ли английские [ʧ, ʤ] монофонемными или бифонемными образованиями и 2) если они представляют одну фонему, сколько подобных фонем существуют в системе английских согласных, и могут ли [tθ, dθ, tr, dr, ts, dz] считаться аффрикатами?

Согласно точкам зрения отечественных фонетистов, в английском языке только два аффриката [ʧ, ʤ]. Зарубежные фонологи считают, что число аффрикатов в английском языке значительно больше. Они относят к смычно-щелевым не только [ʧ, ʤ], но и [tθ, dθ, tr, dr, ts, dz].

Отечественные фонетисты рассматривают проблему аффрикатов с морфологической и фонологической точек зрения, которые позволяют им отнести [ʧ, ʤ] к монофонемным образованиям, а [tθ, dθ, tr, dr, ts, dz] – к бифонемным. Это в свою очередь приводит к игнорированию артикуляторной и акустической неделимости аффрикатов.

Британская фонология первостепенную роль отводят артикуляторно-акустическому единству аффрикатов, игнорируя функциональный аспект. С этой точки зрения, вышеперечисленные аффрикаты неделимы, т.е. представляют монофонемные образования потому, что 1) они принадлежат одному слогу и между ними нельзя провести границу слогоделения, к примеру: butcher [ˈbʊʧ-ə], mattress [ˈmætr-ɪs], curtsey [ˈkɜ:-tsɪ], eighth [eɪtθ], и 2) они произносятся на одном артикуляторном дыхании (усилии).

Другим спорным вопросом в системе английских фонем является вопрос фонемного статуса дифтонгов. Подобно аффрикатам они являются сложными звуками, состоящими из двух элементов. Так же, как и в случае с аффрикатами, возникает вопрос: представляют ли собой дифтонги монофонемные или бифонемные образования?

Отчественная фонология наделяет английские дифтонги статусом монофонемных единиц, т.е. рассматривают их как монофонемные образования. Аргументами в пользу этого могут быть такие факторы как: 1) слоговая неделимость, т.е переход от ядра к глайду происходит в пределах одного слога, между элементами дифтонга нельзя провести границу слогоделения, также как и границу морфемного деления [ˈseɪ-ɪŋ] saying, [ɪn-ˈʤɔɪ-ɪŋ] enjoying; 2) в одинаковых фонетических контекстах долгота дифтонгов соответствует продолжительности произнесения долгих монофтонгов [saɪt – si:t, kəʊt – kɔ:t]; 3) подстановочный тест доказывает, что дифтонги образуют фонологические оппозиции практически со всеми гласными bite [baɪt] – bit [bɪt], [baɪt] – but [bʌt] и т. д.

Проблема фонетического статуса английских дифтонгов, тем не менее, остается открытой для обсуждения и по сей день.

Еще одной нерешенной проблемой английской фонологии является фонемный статус нейтрального звука [ə]. При рассмотрении его фонологического статуса возникает вопрос, является ли нейтральный звук самостоятельной фонемой или редуцированным аллофоном любой другой фонемы в безударной позиции.

С одной стороны, нейтральный звук, когда противопоставлен другим безударным гласным, формирует минимальные пары и способствует дифференциации значений: armour [ˈa:mə] – army [ˈa:mɪ], sleeper [ˈsli:pə] – sleepy [ˈsli:pɪ]. Следовательно, этот звук может быть признан самостоятельной фонемой. Но, с другой стороны, проблема фонемного статуса нейтрального звука затрагивает морфонологический аспект, т.е. нейтральный звук может являться результатом звуковых чередований: [æ] man – [ə] sportsman. Нейтральный звук в этом примере – это аллофон фонемы [æ] в слабой позиции.


Приложение

Таблица 1. Английские согласные

По степени шума Шумные согласные Сонорные согласные
По способу артикуляции Смычные взрывные Щелевые фрикативные Смычно-щелевые (аффрикаты) Смычные Щелевые
По работе голосовых связок и по силе артикуляции Глухие фортисные Звонкие ленисные Глухие фортисные Звонкие ленисные Глухие фортисные Звонкие ленисные    
По месту артикуляции и активному органу артикуляции Губные   Губно-губные p b         m w
Губно-зубные     f v        
Язычные Переднеязычные Межзубные апикальные     θ ð        
Альвеолярные апикальные t d s z     n l
Заальвеолярные какуминальные               r
Небно-альвеолярные апикальные     ʃ ʒ ʧ ʤ    
Среднеязычные палатальные               j
Заднеязычные велярные k g         ŋ  
Фарингальные     h          

 

 


Таблица 2. Английские гласные

По стабильности артикуляции

– монофтонги: [ɪ, e, æ, a:, ɒ, ɔ:, ʊ, ʌ, ɜ:,ə];

– дифтонги: [eɪ, aɪ, ɔɪ, aʊ, əʊ, ɪə, ɛə, ʊə];

– дифтонгоиды: [i:, u:].

  Горизонтальное положение языка Переднего ряда Переднего отодвинутого назад ряда Смешанного ряда Заднего продвинутого вперед ряда Заднего ряда
Вертикальное положение языка  
Закрытые узкой разновидности i:       u:
широкой разновидности   ɪ, ɪə   ʊ, ʊə  
Полуоткрытые узкой разновидности e, eɪ   ɜ:, əʊ    
широкой разновидности     ʌ, ə    
Открытые узкой разновидности ɛə       ɔ:, ɔɪ
широкой разновидности æ   aʊ, aɪ   ɒ, a:

 

 


Указатель имен

Аванесов Рубен Иванович (1902 – 1982)

Армстронг Лилиас (1882 –1937)

Блок Бернард (1907 – 1965)

Блумфилд Леонард (1887 – 1949)

Бодуэн де Куртенэ Иван Александрович (1845 – 1929)

Бондарко Лия Васильевна (1932 – 2007)

Васильев Вячеслав Александрович

Гардинер Алан (1870 – 1963)

Гвоздев Александр Николаевич (1892 – 1959)

Глисон Генри Аллан (1917 – 2007)

Гордина Мирра Вениаминовна (род. 1925)

Делатр Пьер (1903 – 1969)

Джоунз Даниэль (1881 – 1967)

Есперсен Отто (1860 – 1943)

Жинкин Николай Иванович (1893 –1979)

Зиндер Лев Рафаилович (1903 – 1995)

Кристал Дэвид (род. 1941)

Матусевич Маргарита Ивановна (1885 – 1979)

Трубецкой Николай Сергеевич (1890 – 1938)

О’Коннор Джозеф Десмонд (1919 – 1998)

Реформатский Александр Александрович (1900 – 1978)

Соколова Марина Алексеевна (1924 – 2011)

Соссюр Фердинанд де (1857 – 1913)

Стетсон Раймонд Герберт (1872 – 1950)

Суит Генри (1845 – 1912)

Торсуев Георгий Петрович (1908 – 1984)

Трейджер (Трэгер, Трейгер) Джордж Леонард (род. 1906)

Уорд Ида (1880 –1950)

Фёрс Джон Руперт (1890 – 1960)

Халлидей Майкл Александр Кёрквуд (род. 1925)

Харрис Зеллиг (1909 – 1992)

Щерба Лев Владимирович (1880 – 1944)

Якобсон Роман Осипович (1896 – 1982)

 

 


 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 225;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная