Лекции.ИНФО


Из истории становления русского литературного произношения



Современное русское произношение начало складываться еще в 18 веке на основе московского просторечия, образовавшегося в результате взаимодействия северно-великорусских и южно-великорусских говоров. В области согласных московское просторечие сближалось с севр-великорус. говорами (смычный Г, твердый Т в конце глаголов). В области гласных - южн.-великорус. говорами (аканье и иканье). К 19 в. старомоск. произношение окончательно оформилось и стало влиять на произношение жителей других крупных центров. До 19 в. не существовало единой русской произносительной нормы. Между собой резко отличались бытовой произношение и высокое, следовавшее старослав. традициям. В послепушкинскую эпоху русский литературный язык приобрел произносительное единство на основе «среднего штиля» (повлияли деятельность Пушкина, Большого театра).

Московское произношение

1. В начале XX века считалось, что согласные звуки перед мягкими согласными звуками должны произноситься мягко, т. е. надо говорить: [д’]верь, е[с’]ли, [з’]верь, ко[р’]ни, [с’]вет, [с’]мирный, [с’]тих. В настоящее время в подобных случаях обычно произношение с твердым согласным, однако старомосковская норма по-прежнему остается допустимой и сохраняется в театральной речи и речи старшего поколения. Например, в поездах Московского метрополитена нередко можно услышать: «Осторожно, [д’]вери закрываются, [с’]ледующая станция - «Библиотека имени Ленина».

2. На месте букв чн, чт в определенных (но далеко не во всех!) словах произносились звуки [шн], [шт]: [шт]о (что), [шт]обы (чтобы), коне[шн]о, ску[шн]о, наро[шн]о, сливо[шн]ый, огуре[шн]ый, ябло[шн]ый, таба[шн]ый, солне[шн]ый и др. В современном языке такое произношение сохранилось лишь в нескольких словах ([шт]о (что), [шт]обы (чтобы), коне[шн]о, наро[шн]о), в других допустимы оба варианта (порядо[шн]ый и порядо[ч’н]ый), в некоторых случаях произносят только [ч’н] (огуре[ч’н]ый, ябло[ч’н]ый). Напоминают нам о старшей орфоэпической норме некоторые фразеологизмы, в которых сохранилось старомосковское произношение: со свиным рылом в кала[шн]ый ряд, шапо[шн]ое знакомство.

3. Буквосочетания зж, жд, жж по старой московской норме произносились с долгим мягким звуком [ж’ж’]: до[ж’ж’]и (дожди), дро[ж’ж’]и (дрожжи), по[ж’ж’]е (позже), е[ж’ж’]у (езжу) и др. В наши дни такое произношение встречается намного реже.

4. На месте буквы г в словах религиозного содержания считалось единственно правильным произношение фрикативного звука [g]: Бо[g]а (Бога), Бо[g]у (Богу), о Бо[g]е (о Боге), [g]осподь (Господь), [g]осподи (Господи), бла[g]о (благо), бла[-g]одать (благодать). Сейчас такое произношение (особенно в речи молодого поколения) практически утрачено.

5. В некоторых словах после ударного [э] и перед губными и заднеязычными согласными звуками произносился мягкий [р’]: пе[р’]вый (первый), се[р’]п (серп), сте[р’]ва (стерва); ве[р’]х (верх), четве[р’]г (четверг), це[р’]ковь (церковь). Эта особенность до сих пор встречается в речи старшего поколения, особенно часто - в слове «це[р’]ковь».

6. На месте буквы а в первом предударном слоге после ш, ж, ц по старым московским нормам произносился звук [ы], т. е. говорили: [шы]ляпин (Шаляпин), [шы]мпанское (шампанское), [шы]ги (шаги), [жы]ра (жара), [жы]ндарм (жандарм), [цы]ризм (царизм). Следы этого сохранились в современном произношении, например, в формах слова «жалеть» и производных от него: ж[ы]леть, к сож[ы]лению, пож[ы]лей. Сюда также относятся формы множественного числа (кроме именительного падежа) слова «лошадь» и производные от него: лош[ы]дей, лош[ы]дям, на лош[ы]дях.

7. Дмитрий Ушаков писал, что окончание прилагательных -гий, -кий, -хий, например: долгий, широкий, тихий по-старомосковски произносятся так, как если бы было написано -гой, -кой, -хой. Свидетельства о распространенности такого произношения есть не только в научных трудах, но и во многих стихотворных текстах, в частности, у Александра Пушкина: «Князь тихо на череп коня наступил // И молвил: Спи, друг одинокий! // Твой старый хозяин тебя пережил // На тризне, уже недалекой...».

8. Старомосковская орфоэпическая норма предполагала, что безударные окончания глаголов -ат и -ят должны произноситься как [ут]: дышат, душат, гонят, любят и т. п. звучали:

дыш[ут], душ[ут], гон[ут], люб[ут]. Такое произношение во многом сохранилось и сегодня, в том числе и в речи молодого поколения современных москвичей.

9. Возвратный постфикс -сь, -ся согласно нормам старомосковского говора произносился твердо, вопреки орфографии (это и позволило, например, Марине Цветаевой рифмовать вкус и боюсь: «Смывает лучшие румяна // Любовь. Попробуйте на вкус, // Как слезы солоны. Боюсь, // Я завтра утром - мертвой встану...»). В наши дни эта черта встречается в речи старшего и (намного реже) младшего поколения.

С кон. 19 в. московское произношение пережило многие изменения под влиянием петербургского и диалектного южнорусского и северорусского произношения (смена круга носителей языка, авторитетного социального слоя). Для 2-й пол. 20 в. характерны след. черты:

1) щ, сч, жж, зж, жд произносятся как ш и ж мягкие и долгие [ш'] и [ж']: щи, счёт, жужжать, визжать, дождя; мягкие краткие [ш'], [ж'] возможны лишь в иноязычных словах типа парашют, жюри и в собственных именах типа Шютте, Жюль (в настоящее время и в этих случаях обычными становятся твёрдые ж, ш);

2) произношение буквы г как [у] допускается лишь в нескольких церковных словах (господи, бога), но не допускается в других словах в сходной фонетической позиции (напр., богадельня, благополучный, благоприятный); [у] возникает также при позиционно озвонченном х, напр. их бы [иубы] и в отдельных словах (бухгалтерия, бухгалтер);

3) произношение мягких к, г, х возможно только перед гласными и, е (руки, руке), перед а, о, у мягкие к, г, х встречаются только в иноязычных словах (гяур, маникюр, ликёр);

4) произношение чн возможно то как [шн] (скучно, гречневый, булочная, молочный и др.), то как [чн] - преим. в словах-терминах и в нейтральной лексике (вечность, беспечный, личность и др.);

5) произношение щн как [щн], а не [шн] (сущность, беспомощный и др.);

6) произношение твёрдых [гп, д] перед [с] в нек-рых иноязычных и в стилистически отмеченных словах (темпера, коттедж, терция, декольте и др.) и в собственных именах (Декарт, Дега, Теренций, Доде), а также в аббревиатурах типа ТЭЦ, ВТЭК, ЛЭП и т.п., но мягких [гп'], [д'] в освоенных словах (температура, телефон, тема, демонстрация, демон);

7) в возвратных формах глагола наблюдается колебание в произношении между сценическим с твёрдым [с] и разговорным с мягким [с']', это колебание началось ещё в пушкинскую эпоху, Д. Н. Ушаков указывал, что с произносится всегда твёрдо, за исключением деепричастий (наклоняясь и т. п.).

 

Примерно до середины 20 века именно московское произношение (произношение московской интеллигенции) являлось образцовым, было основой становления дит. нормы.

Наряду с моск. произн. существуют некоторые местные наречия, характерные для жителей других культурных центров (СПб-ое, нижегородское, казанское). Подобные местные произносительные традиции расшатывали нормы московского произношения в послереволюц. период. Этому также способствовало глобальное распространение грамотности, в результате чего многие слова стали произноситься побуквенно (как писались). В следствии этого в 20-ые гг. 20 века возникла острая необходимость в выработке единых произносительных норм. Начало этой работы положил профессор Д.Н.Ушаков. Основные правила русской орфоэпии были систематизированы им и изложены во вступительной статье к «Толковому словарю русского языка» (1935 г.). Основополагающим также явился труд Р.И.Аванесова «Русское литературное произнош.» (1950 г.).

Единообразное произношение с учетом нормы упрощает языковое общение, т.к. помогает сосредоточиться не на звуковой форме высказывания, а на его содержании. Орфоэпия является показателем уровня общей культуры человека. Эталоном совр. лит. произн. Является речь дикторов московских центральных теле- и радиоканалов. Традиционное сценическое произношение консервативно, оно связано со старомосковской произносительной нормой, которая сейчас уходит из употребления вместе с ее носителями. В обычных произносительных условиях такие нормы не рекомендуются.

Отступление от норм приводит к орфоэпическим ошибкам. Их причины:

- диалектное влияние

- для нерусских влияние родного языка

- влияние профессионального произношения

- влияние графической формы слова (чн)

- манерничанье

Наряду с нормой существуют произносительные варианты, одни из которых являются допустимыми в рамках нормы, другие – нелитературными, находящимися за пределами нормы. Норма как узаконенный вариант произношения всегда противопоставлена неузаконенному варианту, в результате их конкуренции неузаконенный вариант (но более удобный для говорящего) может стать наиболее распространенным и тем самым завоевать для себя право стать нормативным (что определяется специалистами и затем закрепляется в словарях - кодифицируется). Так происходит обновление норм. Какое-то время старая и новая норма могут сосуществовать в практике произношения, но с течением времени старая приобретает все более яркий оттенок архаичности. Современная языковая ситуация характеризуется широким распространением нелитературных вариантов, что расшатывает литературную норму и приводит к неоднозначной оценке языковых явлений.

2. Современные орфоэпические нормы в области гласных и со­гласных

Орфоэпия рассматривает:

- качество произношения отдельных звуков

- комбинаторное и позиционные изменения звуков

- звуковое оформл. отдельных сочетаний звуков

- звуковое оформление отдельных грамм. форм

Нормы произношения гласных

- гласные О, А в безуд. полож. подвергаются кач. редукции (за исключением некоторых инояз. слов, где О произносится отчетливо – сценическое произношение: фойе, шоссе, отель, поэт, поэма, тоннель, ноктюрн, бомонд, досье, болеро, коммюнике, радио, кредо, вето, Вольтер, Шопен, Золя, Отелло)

- гласный Э также может не редуцироваться (в абс. нач. инояз. слов: этаж, экономия)

- гласный И в начале слов и в нач. корней сложных слов после твердого при беспаузном произношении произносится как Ы (в их интересах, пединститут)

-









Читайте также:

  1. I. Нарушения произношения свистящих звуков и их коррекция
  2. II. Нарушения произношения шипящих звуков и их коррекция
  3. V. Характерные черты философии русского «религиозно-философского» ренессанса.
  4. VIII. Нарушения произношения твердых и мягких согласных звуков и их коррекция
  5. XVII ВЕК В ИСТОРИИ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И РОССИИ. ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И ЕГО ФАКТОРЫ
  6. А. Бытовая рознь и признаки личной или племенной системы в истории нашего права. - Черты прошлого в современном праве. - Сходство и общность права
  7. А. Тойнби о локальных цивилизациях в истории мировой культуры
  8. Активные морфонологические процессы в структуре русского производного слова.
  9. Анна Михайловна Панкратова (1897 - 1957) и формирование официальной концепции истории рабочего класса.
  10. БИЛЕТ 5. ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ПЕРЕВОД В ДРЕВНОСТИ И В ЭПОХУ АНТИЧНОСТИ.
  11. В чем различие (с точки зрения продуктивности) между суффиксами -ист и -ок в словах: активист, очеркист, связист; едок, стрелок, ходок? Воспользуйтесь обратным словарём русского языка (Грехова 2003).
  12. В. И. Даль. «Толковый словарь живого великорусского языка»


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 143;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная