Лекции.ИНФО


О МОРФОЛОГИИ ПРИРОДНОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ЛАНДШАФТА



УСЛОВИЯ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ОБРАЗОВАНИЯ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ЛАНДШАФТА

Если большинство советских географов согласилось с мнением Л. С. Берга о том, что основной территориальной единицей географии следует считать географический ландшафт, понимая под ним исторически сложившийся территориальный индивид, то долгое время не было ясности, какая же все-таки это территория — большая или малая, как можно ее опознать на местности, по каким признакам можно отличать от других географических ландшафтов?


Определения географического ландшафта, предлагаемые разными авторами, в этом отношении были неудовлетворительны, так как все они носили слишком общий характер, стремились лишь подчеркнуть ту тесную взаимосвязь, взаимозависимость и взаимообусловленность, которая существует между всеми компонентами ландшафта — геологическим строением, рельефом, климатом, почвами, растительностью и т. д. В дальнейшем эти определения стали дополняться указаниями на диалектический характер развития ландшафтов. Но все эти стороны дела, при всей их справедливости не являются исключительной особенностью ландшафта. Они в одинаковой мере присущи любой таксономической единице нашей науки— и географической зоне в целом, и отдельной физико-географической области, и району и т. д. С другой стороны, они в той же мере присущи и очень маленьким территориальным природным комплексам, являющимся составными частями географических ландшафтов.


Логическим следствием этого обстоятельства являлся разнобой в понимании того, какой же из природных территориальных комплексов следует считать ландшафтом. Некоторые исследователи, основываясь на таких определениях, пытались рассматривать в качестве особых ландшафтов («микроландшафтов») даже отдельную кочку или мелкую западину рельефа. На правильную точку зрения в этом вопросе стал C.B. Калесник, который в 1940 г. подчеркнул, что географический ландшафт, как правило, должен занимать более или менее значительное пространство. Эту мысль он подробнее развил в «Основах общего землеведения» (1947). Здесь мы находим следующие высказывания: «надо ограничить себя положением, что ландшафт — это относительно крупный участок земной поверхности и избегать искушения считать ландшафтом болотную кочку, степное блюдце, лужу, холм, склон холма и т. д. только на том основании, что мелкие объекты тоже, как и крупный ландшафт, являются природными комплексами». Если пойти по этому пути, то ни земном шаре «придется выделить миллионы и десятки миллионов географических индивидуумов» (стр. 477).


Однако попытка Калесника дать основные признаки географического ландшафта, по которым можно было бы отличать их друг от друга, страдают теми же недостатками: они настолько общи, что могут быть приложимы к любому природному территориальному комплексу, как к очень большому, так и к очень малому. Эти признаки следующие: «Прежде всего, — пишет С. В. Калесник, — географический ландшафт — внешне это участок географической оболочки. Во-вторых, ландшафт — это участок, обладающий индивидуальными чертами в своей структуре, некоторой качественной определенностью, которая и позволяет его отличить от другого ландшафта. В-третьих, структура ландшафта, несмотря на черты индивидуальности, неразрывно связана со структурой всей географической оболочки в целом и ею обусловлена. Эти три признака могут быть положены в основу некоторого общего определения понятия «ландшафт». Следовательно, географический ландшафт — это участок географической оболочки, обладающий известной индивидуальной структурой, которая типически выражена на значительном пространстве, неразрывно связана со структурой географической оболочки в целом и ею обусловлена» (1947, стр. 472).


Как мы видим, пользуясь признаками ландшафта, указываемыми С.В. Калесником, географ все же не сможет различить среди множества природных территориальных комплексов разного масштаба тот, который является основной единицей географии — географическим ландшафтом. Учитывая это обстоятельство, нам казалось необходимым конкретизировать определение ландшафта, внести в него такие признаки, которые помогли бы исследователю в поле отличить географический ландшафт от других природных территориальных единиц. Не касаясь в этой статье вопроса о динамике географического ландшафта и о внутренних движущих силах его непрерывного развития, мы попытаемся рассмотреть те важнейшие условия, которые необходимы для того, чтобы сформировался и выкристаллизовался тот территориальный индивид, который и будет основной таксономической единицей географии.


Для этого, прежде всего, необходимо, чтобы территория, на которой образовался ландшафт, имела всюду одинаковые черты геологического строения; иными словами, его фундамент, сложенный из коренных пород, должен быть построен одинаково.


Какое большое значение имеет это условие, показывает следующий небольшой пример. Ландшафт долины Москва реки, ниже впадения в нее р. Рузы, представляет из себя генетически повторяющиеся сочетания отрезков долины то с крутыми берегами, где в обнажениях выходят известняки карбона, то с пологими берегами, закрытыми старыми и молодыми оползнями. Такое чередование участков различного строения долины прослеживается на протяжении нескольких километров. На оползневых участках всюду обильны выходы грунтовых вод, склоны заболочены или покрыты «пьяным» лесом, представленным мелколиственными породами. На участках с крутыми берегами сухо, всюду валяются обломки известняка, на обрывах растут широколиственные породы, представленные дубом, липой, кленом и т. д.

 

Разгадка такого строения долинного ландшафта объясняется очень просто. Весь этот район сложен известняками карбона, на котором лишь местами, в депрессиях неровной . поверхности известняков, сохранились пятна юры, представленной черными, сильно слюдистыми пластичными глинами. Коренные породы сверху перекрыты предледниковыми песками и мореной. Там, где долина прорезает фундамент, сложенный только известняками, — берег крут; там, где он прорезает лежащие на карбоне юрские глины,— появляются оползни. Очень часто в местах появления оползней долины расширяются. Как мы видим, здесь геологические особенности отдельных участков долины отражаются не только на формах рельефа, но и на всех остальных компонентах. Весь ландшафт образован закономерным чередованием таких участков.


Второе условие состоит в том, чтобы после образования геологического «фундамента» дальнейшая история развития ландшафта на всем его пространстве протекала одинаково. Поэтому невозможно включить в ландшафт два участка суши, из которых один покрывался ледником, а другой нет, или один испытал морскую трансгрессию, а другой оставался вне ее. В обоих случаях дальнейшие пути развития таких участков неизбежно окажутся совершенно разными. В результате этого на них сформируются различные ландшафты, отличающиеся друг от друга и по морфологической структуре, и по возрасту, и по особенностям своей внутренней динамики.


Третье условие состоит в том, чтобы на протяжении всего периода существования ландшафта, при любых сменах климатических условий, климат на всем его пространстве был одинаковый.
 Т

ак как рельеф в сильнейшей степени влияет на перераспределение в ландшафте солнечного тепла и осадков, то в разных формах рельефа общий климат ландшафта претерпит рад видоизменений, но в сходных формах рельефа, при прочих равных условиях, сформируются сходные микроклиматы. Они будут лишь вариантами общего климата данного ландшафта.


Пережитая история развития ландшафта запечатлевается прежде всего в формах его рельефа. Одинаковость геологического строения ландшафта, при одинаковом воздействии на него экзогенных факторов, неизбежно создает на его пространстве строго ограниченный «набор» форм рельефа, которые и будут закономерно, и типически повторяться. Эти формы рельефа непрерывно изменяются, а с течением времени могут появляться и новые формы, которых раньше не было. 
Исследуя формы рельефа ландшафта и связанные с ним поверхностные отложения, географ может установить очень многие важные этапы истории развития ландшафта.


Исходя из того, что на всем пространстве ландшафта климат один и тот же, мы можем считать, что процесс почвообразования хотя и изменяется по элементам рельефа, но протекает только в известных рамках. В результате этого в современном ландшафте набор почв и почвенных разностей также всегда строго ограничен, а размещение видов почв закономерно повторяется.


То же самое можно сказать и относительно флоры и фауны. На каждый данный момент ландшафту свойственен вполне определенный набор видов растений и животных (флора и фауна ландшафта). В зависимости от условий среды в отдельных частях ландшафта сформируются определенные биоценозы. В сходных частях ландшафта они типически будут повторяться.


Мы рассмотрели по отдельности важнейшие условия, необходимые для того, чтобы в процессе длительного развития оформился тот территориальный индивид, который может быть принят в качестве основной единицы нашей науки. К сказанному необходимо добавить, что к числу важнейших условий, в некоторых районах придется причислить и другие. Так, в районах со сложной тектоникой необходимо учитывать последнюю; в ландшафтах морских побережий необходимо учитывать абразионную и аккумулятивную деятельность моря, и т. д. Все эти условия не действуют порознь, они тесно переплетены и взаимосвязаны, что нетрудно усмотреть уже из приведенного выше анализа. Таким образом, для образования географического ландшафта необходим взаимосвязанный комплекс условий.


При указанных условиях в ландшафте не может быть случайных компонентов. Их возникновение закономерно, ибо оно обусловлено всей предшествующей историей развития ландшафта. В процессе этого развития могли возникнуть только определенные, a не любые формы рельефа, водоемы, варианты климата (макроклиматы), почвы и их разности, фитоценозы и зооценозы. Таким образом, для любого ландшафта характерен определенный и строго ограниченный «набор» как элементов ландшафта, так и компонентов его1. Их размещение также не случайно – они всегда будут приурочены к определенным участкам ландшафта, образуя взаимосвязанные комплексы. Поэтому в каждом ландшафте исследователь обнаружит закономерное сочетание компонентов ландшафта, которое и будет несколько или много раз типически повторяться на его пространстве.


Исходя из указанных условий, необходимых для формирования ландшафта как единого природного целого, мы можем установить несколько важнейших и характерных для него признаков и, основываясь на них, дать следующее определение географического ландшафта: природным географическим ландшафтом следует называть такую генетически однородную территорию, на которой наблюдается закономерное и типическое повторение одних и тех же взаимосвязанных и взаимообусловленных сочетаний: геологического строения, форм рельефа, поверхностных и подземных вод, микроклиматов, почв и почвенных разностей, фито- и зооценозов. При этом, само собой разумеется, что географический ландшафт, как и всякое природное образование в своем развитии подчиняется законам диалектики, т. е. раз возникнув он нeпpepывнo рaзвивaeтcя и изменяется, причем основными движущими силами этого развития являются возникающие в нем внутренние противоречия.


Пользуясь этим определением, географ может выделить конкретный ландшафт среди других ландшафтов и найти его границы на местности. В самом деле, до тех пор, пока исследователь видит на той или иной территории одни и те же сочетания определенных форм рельефа, водоемов, почв и биоценозов, он может быть уверен в том, что находится в пределах одного и того же географического ландшафта, но как только появятся какие-либо, новые элементы или компоненты ландшафта, а вместе с этим новые их сочетания, это будет надежным признаком того, что географ вступил в пределы другого ландшафта.


К сказанному следует добавить, что в местностях, обжитых человеком и подвергшихся хозяйственному воздействию человеческого общества, естественные природные сочетания в той или иной степени нарушены, В первую очередь хозяйственная деятельность человеческого общества отражается на растительном покрове ландшафта Человек нарушает естественные фитоценозы и создает новые. Вместе с этим меняются и зооценозы Затем, хотя и в несколько меньшей степени, человек изменяет почвы, распахивая их, внося удобрения и т. д. Наконец, изменяются естественные условия увлажнения путем мелиоративных мероприятий (осушка, орошение). В гораздо меньшей степени, как правило, хозяйственная деятельность человеческого общества отражается на формах рельефа и остальных компонентах ландшафта.


Формы рельефа и растительность — наиболее яркие, легко различимые компоненты ландшафта — имеют особо важное значение, и поэтому географ всегда в первую очередь обращает на них внимание. Естественные фитоценозы, чутко реагирующие на всякие изменения условий среды, образуют в ландшафте пеструю мозаику. Они всегда являются важнейшими географическими индикаторами. Поэтому там, где естественные фитоценозы не нарушены сознательным или бессознательным воздействием человека, — там сравнительно легко установить всякие естественные границы, в том числе и ландшафта. Там, где издавна пpoизвoдятcя pyбки, кoсьбa, выпасы скота и, тем более, распашка под сельскохозяйственные культуры, там проследить естественные границы природных территориальных комплексов гораздо сложнее. Однако и культурные фитоценозы в неменьшей степени отражают на себе смену условий увлажнения, почв, почвообразующих пород, микроклиматов и т. д., а потому опытный глаз, пользуясь ими как индикатором, сможет установить те или иные природные границы, отделяющие разные территориальные единицы. Последние будут также связаны с рельефом, с четвертичными отложениями, с уровнем залегания грунтовых вод и пр.

 


 

Статья №9.

 

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 77;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная