Лекции.ИНФО


Базисные понятия правополушарной грамматики



 

3.1.Цельность. Есть ли возможность выявить и система­тически описать структуру грамматики правого полушарий?

Да, есть, И хотя это, скажем так, странная грамматика, сегодня уже можно говорить в основных чертах и о ее уровнях, и о единицах этих уровней, и об операциях с этими единицами.

В данном разделе, естественно, нет возможности дать система­тическое развернутое описание правополушарной грамматики. Ог­раничимся лишь изложением некоторых ее важнейших фрагментов. Причем для наглядности мы будем прибегать к своеобразной «лингвистической метафоре» в том смысле, что будем пользоваться традиционной, привычной для лингвистов терминологией для «привязки» к нашим традиционным представлениям тех странных феноменов, которые характеризуют внутренние механизмы речемыслителькой деятельности и которые на самом деле лишь весьма приблизительно соответствуют этим представлениям.

Обозначим некоторые принципиальные исходные базовые по­ложения, лежащие в основе центростремительной грамматики.

Прежде всего, в грамматике «от содержания» необходимо разо­браться в том, что же такое это самое содержание.

Очевидно, что подход, наиболее жестко формулируемый в «структуралистской» манере - единица (например, фонема, морфе­ма, слово, лексико-семантический вариант и т.д.) есть пучок диф­ференциальных признаков - относится к методологии левополушарной грамматики и не имеет прямого отношения к грамматике правого полушария, базирующейся на чувственном, подсознатель­ном, континуальном. Поэтому все чаще говорится о невозможности описания содержания в традиционных лингвистических понятиях. Поэтому столь популярна оппозиция значение - смысл, впрочем, весьма неоднозначно трактуемая.

Мы ограничимся здесь понятием цельности, связанным с содержательным единством любого текста. Понятие цельности как феномена, связанного с речемыслительной деятельностью человека, не может быть строго операционально сформулировано в рамках со­временной лингвистики, привыкшей работать с дискретными эле­ментами плана содержания и логическими структурами их комбинирования и преобразования. Цельность - это психолингвистиче­ский феномен особого рода, который представляет собой возника­ющее в психике человека симультанное (одновременное) интег­ральное, полностью не осознаваемое динамическое представление о некотором объекте.

В процессе осмысления цельности в ней могут быть выделены (актуализированы, осознаны) некоторые узловые, важные фраг­менты, по выражению Н.И. Жинкина, - «смысловые вехи», которые как-то характеризуют данный объект и по своей природе тоже явля­ются цельностями (с учетом их подчиненного, несамостоятельного характера в иерархии цельностей, их удобнее обозначить как субцельности). При этом, разумеется, в каждой такой субцельности могут выделяться свои субцельности и т.д. Такое выделение субцельностей представляет собой шаги на пути осмысления цельности, на пути преодоления ее подсознательности, континуальности, чувст­венности, аморфности, известной неопределенности, т.е. ее структу­рирование.

Каждая выделенная цельность (субцельность) может быть либо вербализована во внешнем тексте (и тогда она становится содержа­тельной характеристикой этого текста), либо может быть подверг­нута дальнейшим внутренним преобразованиям (дальнейшему структурированию).

Понятно, что одна и та же цельность может быть по-разному структурирована и в результате по-разному выражена во внешней речи. Поэтому каждый данный текст должен рассматриваться не столько как автономный феномен, сколько как член парадигмы множества синонимичных текстов-перифраз, соотносимых с одной и той же цельностью.

Соотнесение цельности с текстом определяет ряд особенностей рассмотрения цельности в психолингвистике. «Цельность опреде­ляется на тексте как смысловом единстве и не соотносима непосред­ственно с категориями и единицами лингвистики речи. Суть фено­мена цельности - психолингвистическая, она коренится в единстве коммуникативной интенции говорящего (говорящих) и в иерархии планов (программ) речевого высказывания. Цельный текст харак­теризуется иерархией смысловых предикатов (в смысле Н.И. Жин­кина, В.Д. Тункель, Т.М. Дридзе). В этом плане можно определить цельный текст как текст, который при переходе от одной последо­вательной ступени компрессии к другой, более глубокой, каждый раз сохраняет смысловое тождество, лишаясь лишь маргинальных элементов. Основным методом изучения цельности является психо­лингвистический эксперимент» [Леонтьев 1976: 47].

Понятие цельности хорошо коррелирует с целым рядом близких понятий, используемых в исследованиях психических феноменов человека. Ограничимся лишь некоторыми суждениями.

Неструктурированная цельность хорошо соотносится с таким понятием, как бессознательное, которое понимается как «...нечто непредметное, непредставимое в вещном и субстанциональном смысле, выступающее как неясное и неявное, смутное отражение. Однако размытый след - это все же след, да и несубстанциональ­ность связей не означает отсутствия всяких связей или невозмож­ности их осмысления. Именно поэтому размытая и неявная, но тем не менее вполне определенная соотнесенность бессознательного отображения с действительностью помогает человеку воспринимать причинные связи (хотя само бессознательное лишено причинности и логичности в обычном смысле), так или иначе разграничивать суще­ственное или несущественное, осмысленным образом ориенти­роваться в окружающей действительности и т.д. Главные регистры изучения бессознательного - это исследование прединформативных (в частности, предсенсорных) процессов, предвербальных стадий формирования мысли, мотивационно-смысловых уровней чело­веческого поведения. Во всех этих случаях мы сталкиваемся с раз­личными ступенями осуществления того единства слова, эмоции и понятия, которое характеризует развитую, зрелую, целенаправлен­ную деятельность человека» [Автономова 1991: 25].

Многоуровневый характер цельности и сложный характер про­цессов се структурирования может быть хорошо объяснен принци­пиальной многоуровневостью психических процессов, которая по­казана В.Ф. Ломовым и Е.Н. Сурковым на примере антиципации, т.е. «... психического процесса, обеспечивающего возможность прини­мать те или иные решения с определенным временно-пространст­венным упреждением событий, «с забеганием вперед» [(Ломов 1984: 94]. Можно «... выделить, по крайней мере, пять основных уровней антиципации: подсознательный (неосознаваемый, в частности, суб­сенсорный), сенсомоторный, перцептивный, «представленческий» (уровень представлений), речемыслительный. По существу это раз­ные уровни интеграции процессов приема и переработки информа­ции, разные уровни проявления когнитивной и регулятивной фун­кции психики [Там же: 95].

«Сопоставление характеристик перечисленных уровней анти­ципации (по экспериментальным данным) позволяет сделать некоторые общие выводы: во-первых, каждый уровень антиципации со­ответствует определенному уровню сложности решаемых задач; во-вторых, на каждом уровне дальность, «разрешающая способность» антиципации различна; при переходе от субсенсорного к сенсомоторному, а от него к перцептивному и далее к «представленческому» и речемыслительному она прогрессивно возрастает; в-третьих, при переходе от уровня к уровню усложняется структура процесса антиципации, а также способ интеграции используемой информации.

В реальной деятельности человека все перечисленные уровни антиципации взаимосвязаны. Однако в зависимости от конкретной задачи и условий один из них оказывается ведущим. Он определяет специфику всех остальных уровней» [Там же: 95-96].

Все эти уровни антиципации хорошо объясняют характер фено­мена цельности (оговорку следует сделать лишь относительно по­следнего, пятого уровня антиципации — уровня речемыслительных процессов, в котором отмечаются «... обобщения и абстракции, ло­гические приемы и счетные операции», которые «обеспечивают ка­чественно новую ступень в развитии процессов антиципации» (там же, с.95). По-видимому, большая часть явлений этого уровня связана с деятельностью механизмов левого полушария и не является харак­теристикой непосредственно цельности).

Наконец, психологами отмечается общая тенденция процессов психического отражения (сюда относятся «<...> восприятие, память, мышление и все другие психические явления, относящиеся к когни­тивной «сфере» психики <...> Их общая тенденция состоит в том, что эти процессы развертываются в направлении от относительно глобального и нерасчлененного отражения действительности к все более полному и точному, от слабо детализированной, но общей картины мира к структурно-целостному ее отражению» [Там же: 162]. Эта закономерность восходит к сформулированному Н.Н. Ланге еще в конце ХШ века закону перцепции, согласно которому сту­пени восприятия развертываются, реализуются последовательно от более общей недифференцированной к все более частной, диффе­ренцированной [См.: Ланге 1893; Зимняя 1976: 8]. Как мы попыта­лись показать, эта закономерность характеризует не только процес­сы восприятия (в нашем случае - «от текста к цельности»), но и про­цессы порождения (в нашем случае - этапы структурирования цель­ности в процессах «от цельности к тексту» - см. схему).

Итак, первый основополагающий тезис правополушарной грам­матики можно сформулировать так: исходным базисным феноменом правополушарной грамматики явля­ется цельность, в которой может быть выделена иерархия субцельностей.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 91;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная