Лекции.ИНФО


Вопрос 46. Стилистика Ш. Балли. Ш. Балли о типах окрасок языковых фактов.



Имеется в виду книга Шарля Балли «Французская стилистика».

Шарль Балли — выдающийся швейцарский лингвист, писавший на французском языке. Балли был учеником Ф. де Соссюра.

Один из основоположников стилистики как науки Ш.Балли говорил о трех стилистиках, но совершенно в ином плане: он выделял - «общую стилистику», которая исследует стилистические проблемы речевой деятельности вообще; - «частную стилистику», занимающуюся вопросами стилистики конкретного национального языка; и - «индивидуальную стилистику», рассматривающую экспрессивные особенности речи отдельных индивидов.

Ш. Балли поставил проблему соотношения интеллектуальной (номинативной, информационной, рациональной, логической) и аффективной сфер языка. Балли считал аффективный фактор обязательным компонентом любого высказывания.

Суть соотношения обеих сфер языка и Балли и другие видные лингвисты видели в том, что аффективное является не проявлением случайных, факультативных наслоений на интеллектуальное (назывное), а обязательным. Из этого положения следует вывод о взаимосвязи обеих сфер и их частом взаимопроникновении. Но акценты при этом делаются различные. Так, Балли полагал, что любое предложение, например Жара или Дважды два - четыре, с общепринятой точки зрения не имеющие никакой аффективной окраски, имеют ее, ибо, порожденные в связи с какой-то ситуацией, они обязательно окрашены чувством говорящего. Так, Жара может обозначать неприятные физические ощущения или то, что от жары погибает урожай.

Балли различал в аффективном факторе две цели: выражение субъективного мира говорящего (чувства, настроения) и использование языковых средств для воздействия на адресата.

Балли пришел к выводу, что языковыми средствами могут быть выражены два вида стилистической окраски языковой единицы: собственно эмоциональная и социальная.«Само собой разумеется, что один и тот же речевой факт может одновременно обладать и той и другой окраской, однако пристальное наблюдение позволяет установить, что чаще всего одна из них преобладает».

Собственно эмоциональная окраска «как будто внутренне присуща самим экспрессивным фактам (хотя на самом деле это иллюзия) — настолько естественно, казалось бы, она излучается самими словами; фактически же она зависит от формы, в которую облечена идея, от того, под каким углом ее «подает» данный речевой факт. Мы говорим, что слово обладает собственной эмоциональной окраской, если, услышав его, мы испытываем приятное или неприятное чувство, и это первое впечатление существенно не меняется в результате логического анализа; собственной окраской обладает и такое слово, которое передает чрезвычайные размеры какого- либо предмета или особую интенсивность какого-либо качества или процесса; наконец, такая окраска наблюдается и в том случае, когда речевой факт вызывает в нас ощущение красоты, изящества, грации.

Социальная окраска. «Обладающий ею речевой факт имеет в основном то же значение, что и любое слово, возможное в данном контексте; разница между ними отнюдь не сводится к каким-нибудь существенным оттенкам смысла — то особое чувство, которое вызывает, однако, социально окрашенный речевой факт, является результатом неосознан ной мысли, которую можно сформулировать следующим образом: «Так сказать может кто-то другой, но не я»; или иначе:

«В одной обстановке я сказал бы так, а в другой — нет». В этом вся суть социальной окраски. Если, например, какой-нибудь научный термин оказывает на меня эмоциональное воздействие, то это, конечно,- не потому, что в самом слове имеются аффективные элементы — само понятие языка науки полностью исключает такое объяснение; все дело в том, что термин вызывает представление о необычной среде и особой форме деятельности, отличной от обыденных житейских дел.

Пример на соц. окраску:

Возьмем еще такую фразу: Оu as-tu fourre ton chapeau? «Куда ты засунул свою шляпу?»; она не может прямо воздействовать на мои чувства — нет ничего волнующего, забавного, грустного, комического или торжественного, приятного или неприятного в том, чтобы спросить у человека, куда он положил свой головной убор. Если же все-таки фраза вызывает какие-то эмоции, то это

лишь потому, что она порождает представление об определенной среде, так как глагол fourrer весьма фамильярен; то есть инстинктивно я понимаю, что он допустим в одних обстоятельствах и недопустим в других. В этом отчетливо проявляется социальный характер речи и обусловленные этим ее качеством эмоциональные реакции.

«Само собой разумеется, что один и тот же речевой факт может одновременно обладать и той и другой окраской, однако пристальное наблюдение позволяет установить, что чаще всего одна из них преобладает».


Вопрос 47. Вопросы стилистики в трудах М. Н. Кожиной

Имя Маргариты Николаевны Кожиной принадлежит лингвистической науке, а жизнь ее прочно связана с Пермским государственным университетом (Россия, г. Пермь).

В начале 1960-х гг. одна из первых в советском языкознании обратилась к разработке проблем функционирования языка, к речеведческой проблематике, формированию нового научного направления – функциональной стилистике, в том числе исторической (диахронической) стилистике, сопоставительной стилистике, речеведению.

Определила основные понятия и категории стилистики: специфика и речевая системность функциональных стилей, экстралингвистические основы на базе комплексного междисциплинарного подхода.

М. Н. Кожина развивает функциональное направление в лингвистике, прежде всего – функциональную стилистику как особую научную дисциплину, становлению и утверждению которой способствовали многочисленные труды ученого, в том числе целая серия монографий.

Можно считать, что становление, формирование, развитие школы Кожиной продолжается более 40 лет.

(Источник: М. Котюрова. Стилистическая школа профессора М. Н. Кожиной)

Развивая учение академика В. В. Виноградова, М. Н. Кожина указывает на двойную системность языка, определяющую своеобразие функционального стиля. Первая отражает структуру языка, вторая – речевую ситуацию.

В зависимости от того, какой из факторов этой двойной системности брался за основу в качестве типологического делителя литературного языка, исследователями выделялось соответствующее количество функциональных стилей и принцип их организации.

В основе идей функционально-стилистической теории М. Н. Кожиной лежит положение, которое можно сформулировать следующим образом: речевое общение, являясь исключительно человеческим феноменом, теснее всего связано с такими свойствами человека, как деятельность и сознание.

Исходя из этого, важнейшее понятие функциональной стилистики – сфера общения, которое представляет единство вида деятельности и формы общественного сознания, именно это дает возможность определить понятие функционального стиля и классифицировать стили на едином основании.

По концепции лингвиста, назначение того или иного «…вида деятельности (а следовательно – и сферы общения) …обуславливает специфику определяемых ими функциональных стилей речи, закономерности функционирования в них языковых средств и их речевую организацию».

Те лингвисты, которые считают функции языка главным стилеобразующим фактором, соответственно количеству основных функций выделяют -научно-деловой, - художественно-публицистический и -разговорный стили. Те, кто отдает предпочтение сфере функционирования языка, выделяют количество стилей соответственно количеству выделяемых сфер общения.

Исследователи, исходящие из первенства в ряду стилеобразующих факторов типа работы сознания (Б. Н. Головин, М. Н. Кожина), выделяют:
- научный
-деловой
- публицистический
- художественный
- разговорный стили.

М. Н. Кожиной была предпринята попытка связать обе системности (языковую и ситуативную) посредством выявления влияния типа сознания на языковую избирательность, проявляющуюся, в том числе в выделении основной черты, стилевой доминанты.

Другая идея, на которой сосредоточены усилия М.Н. Кожиной, – это идея речевой системности. Речь – это тоже система, причем система особенная, не дублирующая языковую. Особенности связаны отчасти с отбором языковых единиц (каждый стиль использует лишь часть языкового арсенала), но главное – это насыщенность речи отобранными средствами, их концентрация на пространстве текста.

М.Н. Кожина вводит в научный оборот понятие частотность (степень, частоту повторяемости однородных языковых средств в том или ином речевом явлении), которое и является главным различителем целых стилей (научного, разговорного и др.) и других речевых образований.

Убедительность количественных методов изучения речи оказалась чрезвычайно высока, частотность нашла применение во множестве научных исследований по лингвистике речи.

Может быть, именно поэтому функциональная стилистика так быстро вошла в содержание школьного курса родного языка.

С точки зрения М. Н. Кожиной, применительно к функциональной стилистике «стилистические нормы – это исторически сложившиеся и вместе с тем закономерно развивающиеся общепринятые реализации заложенных в языке стилистических возможностей, обусловленные целями, задачами и содержанием речи определённой сферы общения; Это правила наиболее целесообразных в каждой сфере общения реализаций принципов отбора и сочетания языковых средств, создающих определённую стилистико-речевую реализацию.

Стилевые нормы касаются трёх основных параметров стиля:
1) отбора языковых средств
2) правил их сочетаемости между собой
3) соотношений межстилевых и собственно стилевых языковых явлений.

Стиль должен быть таким, чтобы использованные в нём средства и их организация давали необходимый эффект, то есть наилучшим образом обслуживали соответствующие им сферы человеческой деятельности.

Как замечает М.Н. Кожина, «стилистике научной речи свойственна выразительность не только логического, но и эмоционального плана». На лексическом уровне это достигается привлечением иностилевой лексики, в том числе высокой и сниженной.

М.Н. Кожина доказывала, что стиль художественной литературы связан с другими функциональными стилями своей коммуникативной функцией.

Термин «функциональный стиль» Кожина называет синонимом к термину «речевой»: «Функциональный стиль — это одновременно и стиль языка (как инвариант), и стиль речи (как его конкретная реали-зация), а точнее, стиль ф у н к ц и о н а л ь н о г о а с п е к т а языка».

Кожина считает, что «в я з ы к о в о м с о з н а н и и носителей язы-ка стиль существует в в и д е п р и н ц и п о в о т б о р а и с о ч е-т а н и я языковых средств в социально значимых сферах общения».

Основные работы:

· О специфике художественной и научной речи в аспекте функциональной стилистики (1966).

· К основаниям функциональной стилистики (1968).

· О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими (1972).

· Стилистика русского языка (1-е изд. 1977; 2-е изд. 1983; 3-е изд. 1993). Учебник переведен на несколько языков и награждён бронзовой медалью ВДНХ.

· О диалогичности письменной научной речи (1986).

· О функциональных семантико-стилистических категориях (1987).

· Очерки истории научного стиля русского литературного языка ХVIII-ХХ вв. (Т.1. 1994; Т.2, ч.1. 1996; Т.2, ч.2. 1998 (в соавт.).

· Речеведческий аспект теории языка (1998).

· Пути развития стилистики русского языка во 2-й половине ХХ в. (1997).

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 301;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная