Лекции.ИНФО


Экспериментальная Лаборатория, Колорадо Спрингс.



Это весьма озадачило меня. В чем была причина?
Многочисленные наблюдения свидетельствовали, что этого не могло быть благодаря разнице в интенсивности отдельных разрядов, и я без труда убедился, что это явление не было результатом изменяющегося отношения между периодами моих принимающих цепей и земных возмущений. Однажды ночью, когда я шел с ассистентом домой обдумывая эти опыты, меня поразила одна мысль.
Она явилась мне много лет назад, когда я писал главу моих лекций для Института Франклина и Национальной Ассоциации Электрического Света, но я отверг ее как абсурдную и невозможную. Я вновь отогнал ее.
Тем не менее, мой инстинкт среагировал, и я неким образом ощутил, что я на пороге великого откровения. Это было третьего Июля — дата, которую я никогда не забуду, когда я получил первое бесспорное экспериментальное доказательство истины, имеющей чрезвычайное значения для прогресса человечества.
На западе собралась плотная масса сильно заряженных облаков, и к вечеру на свободу вырвалась безумная гроза, которая, растратив большую часть своей ярости в горах, рассеялась по равнинам.
Крупные и длительные дуги образовывались через почти одинаковые промежутки времени. Теперь, благодаря уже приобретенному опыту, мои наблюдения значительно продвинулись и стали более точными.

Центральная Электростанция и Передающая Башня для "Мировой Телеграфии", Лонг Айленд, Нью Иорк.

Я мог быстро работать со своими приборами и я был готов. Регистрирующий прибор был настроен как надо, и вот его показания становились все слабее и слабее по мере возрастания расстояния до грозы, пока не прекратились совсем.
Я с нетерпением ждал. И действительно, совсем скоро показания возобновились, становясь сильнее и сильнее, и, пройдя через максимум, постепенно уменьшились и опять исчезли.
Много раз с повторяющимися интервалами то же самое повторялось, пока гроза, которая, как было очевидно из простейших расчетов, двигалась с практически постоянной скоростью, не удалилась на расстояние около трех сотен километров.
И при этом эти странные явления не прекратились, но продолжились с неуменьшающейся силой.
Впоследствии такие же наблюдения были проделаны моим ассистентом, М-ром Фрицем Ловенштейном, а вскоре представилось несколько замечательных возможностей, которые выявили, еще сильнее и безошибочнее, истинную природу удивительно явления.
Никаких сомнений не осталось: я наблюдал стационарные волны. Поскольку источник возмущений удалялся, принимающая цепь проходила последовательно через узлы и пучности.
Как ни невозможно это казалось, наша планета, несмотря на огромную протяженность, вела себя как проводник ограниченных размеров.
Громадное значение этого явления при передаче энергии моей системой уже стало для меня совершенно ясным. Можно было не только осуществить передачу телеграфных сообщений без проводов на любое расстояние, что я понял давно, но также и воздействовать на весь земной шар слабыми модуляциями человеческого голоса, и более того, передавать энергию, в неограниченных количествах, на любое расстояние на Земле и почти без потерь.

Увидев эти изумительные возможности, и имея перед собой доказательство того, что их реализация отныне стала лишь вопросом специальных знаний, терпения и умения, я решительно набросился на разработку моего усиливающего передатчика, теперь уже, однако, не столько ради изначального намерения сделать передатчик огромной мощности, сколько с целью изучить, как построить наилучший передатчик.
Это, по сути, цепь с очень высокой самоиндукцией и маленьким сопротивлением, способы возбуждения и действия которой, можно так сказать, диаметрально противоположны передающей цепи, типичной для телеграфии с помощью электромагнитного излучения или излучения Герца.
Трудно даже составить адекватное представление об удивительных возможностях такого уникального устройства, при помощи которого земной шар будет преображен.
Если свести электромагнитные излучения к незначительным их уровням, и поддерживать нужные условия резонанса, то эта цепь работает как колоссальный маятник, бесконечно сохраняющий энергию первичных возбуждающих импульсов и воздействий в системе, которую составляют Земля и однородные гармонические колебания ее проводящей атмосферы, интенсивность которых, как показали описанные испытания, можно развить настолько, что она превзойдет интенсивность природных проявлений статического электричества.

Одновременно с этими стремлениями были понемногу улучшены способы индивидуализации. Этому придавалось огромное значение, потому что было обнаружено, что простой настройки недостаточно для того, чтобы отвечать жестким требованиям практики.
Я отношу происхождение основополагающей идеи, состоящей в том, чтобы воспользоваться большим числом индивидуально отличных элементов, объединенных совместно, в целях обособления передаваемой энергии к моему внимательному чтению ясного и заставляющего задуматься изложению Спенсером механизма работы человеческого нерва.
Влияние этого принципа на передачу информации, и электрической энергии в целом, пока что нельзя оценить, ибо это направление пока еще находится в зачаточном состоянии; но много тысяч одновременных телеграфных и телефонных сообщений через один единственный проводящий канал, естественный или искусственный, и без существенного взаимного влияния [их друг на друга], — [это] определенно осуществимо, а миллионы — возможны.

С другой стороны, можно достичь любой желаемой степени индивидуализации с помощью огромного количества совместно действующих элементов и произвольное варьирование их отличительных особенностей и порядка следования. Очевидно, что этот принцип будет действовать и при увеличении расстояния передачи.
Продвижение вперед при [всей его] неизбежной медленности было постоянным и уверенным, потому что поставленные цели лежали в направлении моих постоянных исследований и занятий.
Поэтому неудивительно, что еще до конца 1899 я завершил взятую на себя работу и достиг результатов, которые я анонсировал в моей статье в Century Magazine за Июнь 1900, каждое слово которой было тщательно взвешено.
Многое уже выполнено в направлении, чтобы сделать мою систему коммерчески пригодной, как в передаче энергии малыми количествами для особых целей, так и в промышленном масштабе.
Достигнутые мной результаты сделали мою схему передачи информации, для которой было предложено название "Мировая Телеграфия", легко осуществимой.
Я убежден, что она являет собой, в ее принципе действия, используемых подходах и возможностях применения, радикальный и плодотворный поворот от всего, что было сделано до этого.
У меня нет сомнений, что она окажется очень эффективной в просвещении масс, особенно во все еще нецивилизованных странах и труднодоступных регионах, и внесет ощутимый вклад в целом в безопасность, комфорт и удобство, и поддержание мирных отношений.

В нее входит использование большого числа установок, все из которых способны передавать индивидуализированные сигналы в самые отдаленные пределы Земли. Предпочтительно будет разместить каждую из них вблизи каких-либо центров цивилизации, и тогда новости, которые каждая будет получать по какому-либо каналу, будут сбрасываться во все точки земного шара.
Тогда дешевое и простое устройство, которое каждый сможет носить в кармане, и которое может находиться где угодно в море или на суше, будет записывать мировые новости или специальные сообщения, которые предназначаются для него.
Таким образом вся Земля превратится в гигантский мозг, способная реагировать каждой своей частью.
Так как каждая отдельная установка всего лишь в одну сотню лошадиных сил может обрабатывать сотни миллионов посланий, система будет иметь практически бесконечную производительность. И это непременно должно неизмеримо способствовать передаче информации и удешевить ее.
Первая из этих центральных установок была бы уже завершена, если бы не непредвиденные задержки, которые, к счастью, не имеют никакого отношения к ее чисто техническим свойствам. Хотя эта потеря времени и неприятна, но может быть, в конце концов, нет худа без добра.
Был принят лучший проект из всех которые я знал, и передатчик будет излучать совокупность волн с общей максимальной мощностью в десять миллионов лошадиных сил, одного процента от которой вполне достаточно, чтобы "опоясать земной шар".
Перенос такой огромной энергии, приблизительно вдвое большей всех водопадов Ниагары, достижим только с помощью определенных ухищрений, которые я обнародую в должное время.

Большей частью этой работы, проделанной мной до сих пор, я обязан великодушной щедрости М-ра Дж. Пьерпонта Моргана, которая была тем более желанной и стимулирующей, что она продолжалась и в то время, когда те, кто до этого обещал больше всех, стали больше всех сомневаться.
Я должен также поблагодарить моего друга, Стэнфорда Уайта, за очень бескорыстную и значимую помощь.
Данная работа сейчас продвинулась далеко, и хотя результаты может быть несколько запаздывают, они непременно будут.
Между тем, не забыта и передача энергии в индустриальных масштабах.
Компания Canadian Niagara Power Company предложила мне великолепный стимул, и кроме достижения успеха ради искусства, я получу величайшее удовлетворение, сделав их концессию финансово прибыльной для них.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 78;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная