III. 0рганизационная перестройка и восстановление промышленности
Лекции.ИНФО


III. 0рганизационная перестройка и восстановление промышленности



 

Одним из проявлений нэпа в промышленности было то, что теперь снова разрешалось капиталистическое предпринимательство, правда, лишь в определенных ограниченных формах: 1) создание мелких частных предприятий с числом рабочих до 20 чел.; 2) сдача в аренду государственных предприятий; 3) допускалось создание смешанных акционерных обществ с участием государственного и частного капитала; 4) для привлечения иностранного капитала сдавали хозяйственные объекты в концессии иностранцам. Доля концессий в промышленном производстве страны была невелика - они выпускали лишь 1 % промышленной продукции. Высоким их удельный вес был в горной промышленности - концессионеры добывали 60% свинца и серебра, 85% - марганцевой руды, 30% - золота. Иностранцы производили также 22% одежды и предметов туалета. В связи с иностранными концессиями следует отметить еще одно явление тех лет: в Россию приезжали тысячи рабочих из индустриальных стран, чтобы, опираясь на силу своих профсоюзов, помочь наладить хозяйство, и нередко создавали здесь свои концессионные предприятия. Группа американских рабочих организовала в Кузбассе Автономную индустриальную колонию АИК - "пролетарскую концессию", как ее называли. Под лозунгом "Превратим Сибирь в новую Пенсильванию" они стали не только налаживать добычу угля и производство кокса, но и, привезя из США тракторы и породистый скот, создали образцовое подсобное хозяйство. Американский профсоюз швейников организовал Русско-американскую индустриальную корпорацию, объединив десяток швейных фабрик в Москве и Петрограде. В разгар нэпа капиталистический сектор охватывал значительную часть легкой промышленности и давал на рынок если не основную, то весьма значительную часть товаров народного потребления. В дальнейшем государственная промышленность, используя силу государства, оттесняла капиталистов и завоевывала рынок. В 1925 г. на частных предприятиях работали 1/10 рабочих, они давали 27% промышленной продукции. Сопоставление этих цифр показывает, что производительность труда в капиталистическом секторе была выше, чем на государственных предприятиях. Государственный сектор производил в это время 65% продукции, остальное приходилось на кооперативный сектор. Преимущества государственного капитализма перед частным заключались в значительно больших возможностях крупных предприятий перед мелкими заведениями. К тому же предприятия государственного капитализма действовали под государственным контролем и в перспективе, по окончании срока аренды или концессии, должны были превратиться в государственные. При этом новая политика в промышленности заключалась не только в разрешении частного предпринимательства. Поскольку в хозяйстве были восстановлены рынок, прибыль, материальная заинтересованность, и рядом с государственными действовали капиталистические предприятия, была перестроена и организация государственной промышленности. Она выразилась, во-первых, в переводе предприятии на хозрасчет. Если в период военного коммунизма они не имели хозяйственной самостоятельности, получали от государства все, необходимое для производства, и ему же сдавали продукцию, то теперь предприятия должны были вести хозяйство самостоятельно, закупать на рынке сырье и материалы, сбывать свою продукцию получать прибыль и, заплатив из этой прибыли налог государству, продолжать производство за счет этой прибыли. Государственные предприятия, переводились на так называемый хозяйственный расчет, т.е. по сути, в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала. Однако хозрасчет не считался явлением, свойственным социалистическому хозяйству. Во-вторых, произошел переход от главков к трестам и синдикатам. Если прежде все предприятия каждой отрасли подчинялись своему главку, т.е. отделу ВСНХ, то теперь главным звеном управления промышленностью стали тресты. Трест был территориально-отраслевым объединением, т.е. он объединял лишь часть предприятий отрасли, расположенных на определенной территории. Например, трест «Югосталь» объединял металлургические заводы юга, трест “Северолес” - лесную промышленность севера европейской части страны. Подчеркивалось, что тресты – хозрасчетные объединения – они действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли. Трест объединял предприятия, укрупнял, кооперировал производство, что позволяло наладить разделение труда между предприятиями. Иногда трест практически становился предприятием, а прежние предприятия - его цехами. Вспомним, что одна из важнейших задач новой политики - укрупнение производства, пусть в данном случае - только организационного. Трест намного удешевлял заготовку сырья и сбыт продукции, так как соединял заготовительные и сбытовые конторы предприятий. К тому же предприятия государство не могло обеспечить специалистами. Специалисты теперь концентрировались в тресте и оттуда могли руководить всеми его предприятиями. К концу 1922 г. в тресты объединено 90% промышленных предприятий. Тресты организовались по образцу капиталистических монополий. Они должны были действовать как монополии, вытесняя частный капитал, разоряя капиталистов. Однако они стали конкурировать и между собой, что увеличило рыночную стихийность. Между тем стихийности, неконтролируемости руководители советского хозяйства тогда боялись особенно. Поэтому тресты и не трестированные предприятия каждой отрасли объединялись в синдикаты. Синдикаты тоже строились по образцу капиталистических монополий. Они объединяли только заготовку материалов и сбыт продукции, т.е. были торговыми организациями, зато охватывали целую отрасль (текстильный, табачный, кожевенный синдикаты). Внутри синдиката тресты уже не конкурировали между собой, а вместе действовали против частного капитала. Уже к концу 1922 г. 80% трестированной промышленности было синдицировано. Еще до введения продналога, в феврале 1921 г. организован Госплан (Государственная плановая комиссия), который должен был действовать на основе плана ГОЭЛРО, конкретизируя основные направления этой программы. Вначале разрабатывались только годовые планы по отдельным отраслям, но и те выполнялись лишь на 50-80%, потому что охватывали только производственно-техническую сторону хозяйственной деятельности и нередко оказывалось, что для выполнения плана не хватает денег. С 1924 г. в планах стали учитывать финансовые возможности, и они стали называться промфинпланами. Наконец, в 1925 г. отраслевые планы впервые сливаются в единый годовой план промышленности и строительства.

Восстановление началось с легкой промышленности. Тяжелая промышленность была наиболее разрушена, для ее развития нужны были огромные капиталовложения: в качестве сырья и топлива нужны были железо и каменный уголь, которые сами являлись продукцией той же тяжелой промышленности. Легкая промышленность довольствовалась дровами и торфом, сырье получала от возрождавшегося сельского хозяйства. Она не требовала больших капиталовложений, к тому же именно в ней действовали частный капитал и кустарные артели.

Первоочередное восстановление легкой и мелкой промышленности было не только возможно, но и необходимо. Срочно требовалось после бедствий войны одеть и обуть людей, а особенно - накормить их. Без обмена на промышленные товары крестьяне не дадут городу хлеб, товарооборот между городом и деревней не будет восстановлен. Крестьянам, прежде всего, нужны были потребительские товары (ткани, обувь, мыло и т.п.), производимые легкой промышленностью. Короче говоря, восстановление легкой и мелкой промышленности означало создание необходимых предпосылок для восстановления тяжелой индустрии. Что значит мелкая промышленность? Это кустарно-ремесленное производство. В 1925 г. в кустарной промышленности занято 2/3 всех работников промышленного производства, т.е. кустарей было вдвое больше чем рабочих. Правда, давали кустари лишь 1/3 промышленной продукции - вдвое меньше, чем крупная промышленность. В 1925 г. получено только 75% промышленной продукции от уровня 1913 г. Довоенный уровень промышленного производства восстановился в 1926 г. С учетом продукции мелкой промышленности таких потребительских товаров, как ткани, обувь, сахар, мыло, плуги, было в 1925 г. произведено больше чем до войны. Каменного угля и металла пока выпускалось вдвое меньше, чем до войны. Не достигло довоенного уровня и машиностроение, но зато освоено производство таких машин, которые до этого в России не выпускались - гидротурбин, электрогенераторов. Выработка электроэнергии уже на 40% превысила довоенный' уровень. В этом уже сказывалось сочетание плана и рынка. По плану государство направляло максимум ресурсов в сферу электрификации, обеспечивая ее ускоренный рост, но в то же время рыночный спрос стимулировал высокие темпы развития производства товаров народного потребления.

IV. Торговля и финансы

 

В период военного коммунизма торговля запрещалась. При переходе к нэпу вначале не предполагалось возвращаться к торговле, товарно-денежным отношениям. Вместо торговли предполагалось наладить социалистический продуктообмен, т.е. безденежный обмен товарами между городом и деревней с дальнейшим безденежным нормированным распределением этих продуктов. То, что не удалось установить коммунистическое распределение, по нынешним представлениям вполне закономерно. Продуктообмен провалился, не потому что рано еще было переходить к коммунистическим отношениям, а лишь потому, что капиталистический рынок все еще оставался сильнее нас. Государство пока еще печатало не деньги, а расчетные знаки, чтобы подчеркнуть их отличие от денег, свойственных буржуазному обществу. Поскольку не предполагалось возвращаться к торговле, и государство к этому не готовилось, то именно в сфере торговли частный капитал завоевывал наиболее сильные позиции. В разгар нэпа в руках капиталистов находилось 75% розничной торговли, и только в 1925 г. удельный вес капиталистического сектора торговли понизился до 43%. А всего в это время существовали три сектора в торговле - капиталистический, кооперативный и государственный, и на втором месте за капиталистическим шел кооперативный сектор. Именно кооператоры, а не государство, вытесняли капиталистов из сферы торговли. Естественно, в это время цены на рынке складывались в зависимости от соотношения спроса и предложения. Рыночная стихийность стала одной из причин кризиса сбыта в 1923г. В 1923 г. принят первый перспективный план развития промышленности на 1923-1928 гг., сделана первая попытка перейти к индустриализации. Простейшим способом получить накопления крестьян для индустриализации стало повышение цен на промышленные товары для деревни. Хозяйственникам рекомендовали повышать цены на промышленные товары. Промышленность, объединенная уже в синдикаты, могла диктовать цены рынку. За несколько месяцев 1923 г. цены выросли в два с лишним раза. Цены на сельскохозяйственную продукцию в это время, наоборот, упали: 1923 г. был урожайным. Произошло расхождение цен на промышленные и сельскохозяйственные товары, так называемые "ножницы цен". Чтобы купить плуг, в 1913 г. надо было продать 10 пуд. ржи, в 1923 г. - 36 пуд. В некоторых губерниях для покупки пары сапог, крестьянин должен был продать 44 пуда муки. Однако крестьяне не стали покупать товары по вздутым ценам, и вместо высоких прибылей и быстрых накоплений началось затоваривание: товары лежали на складах, заводы, не имея выручки, останавливались. Таким образом, кризис 1923 г. стал следствием первой попытки перехода к индустриализации, попытки реализации плана "сверхиндустриализации" Троцкого. В первые годы нэпа инфляция продолжалась. В 1922 г. 100 тыс. руб. совзнаками стоили 1 довоенную копейку. Когда стало очевидным, что без торговли не обойтись, потребовалась денежная реформа: без денег торговать нельзя. Такая реформа обычно проводится единовременно: старые деньги объявляются недействительными и обмениваются на новые. При этом глубина инфляции не позволяла провести реформу таким образом. Сначала в 1922 г. было пущено в обращение лишь ограниченное количество новых денег. Новые деньги стали называть червонцами, для отличия от прежних, что не совсем правильно: червонцем принято называть купюру в 10 р., а новые деньги имели разное достоинство. Они были обеспечены драгоценными металлами. Более того, чеканились монеты из серебра, золота и даже платины, причем бумажные купюры разменивались на металлическую монету, что, естественно, подтверждало их надежность для населения. Деньги были конвертируемыми: они свободно обменивались на основные иностранные валюты по довоенному курсу царского рубля (1 американский доллар - 1,94 рубля). С 1922 по 1924 г. в обращении ходили два вида денег: старые совзнаки, которые все более обесценивались, и новые, имевшие твердый курс. Только в 1924 г. совзнаки вышли из обращения. С восстановлением денег восстановили работу и кредитные учреждения. В 1921 г. снова открылся Госбанк, а в 1922-1925 гг. возник ряд специализированных банков: акционерные - для кредитования разных отраслей хозяйства, кооперативные - для предоставления кредитов потребительской кооперации, общества взаимного кредита - для кредитования частной промышленности и торговли, сберкассы. Пайщиками банков выступили синдикаты, кооперативы и частные лица. Банки уже начали конкурировать между собой, стараясь привлечь депозиты через повышение процента и перехватить клиентов выгодными условиями кредита. В 1926 г. действовали уже более 60 банков. Таким образом, к 1926 г. в стране не только восстановлено хозяйство после страшной разрухи, но и сложились благоприятные условия для дальнейшего развития: начали действовать рыночные отношения, стимулировавшие развитие производства. Наряду с государственными предприятиями, вполне успешно приспособившимися к условиям рынка, в хозяйственной жизни участвовали капиталистические предприятия, кооперативы, а крестьянство все более вовлекалось в кооперативные объединения.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 74;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная