Проблемы материального благосостояния
Лекции.ИНФО


Проблемы материального благосостояния



сельских тружеников Урала в новейшей литературе*

Важнейший показатель успешного развития социали­стического сельского хозяйства — постоянное улучшение материального положения его тружеников. Поэтому ис­следователи аграрной истории уделяют большое внимание вопросу о том, как в различные периоды преобразования и раз­вития советской деревни решалась задача повышения благосо­стояния сельских жителей. Эта проблема актуальна и для тех, кто изучает историю уральской деревни. Материальное положение крестьянства Урала в годы пере­ходного периода специально историками пока не рассматрива­лось. Однако многие исследователи, решая проблемы истории уральской деревни того времени, показывают изменения, проис­ходившие в ее социально-экономическом развитии, характеризу­ют изменения в имущественном положении различных слоев кре­стьянства.

Значительные перемены в материальном положении крестьян в первые годы Советской власти связаны, прежде всего, с осуще­ствлением Декрета о земле. Авторы многочисленных исследова­ний по этой проблеме, анализируя начало аграрных преобразо­ваний, показали на многих конкретных примерах, как менялось положение крестьянства в результате перераспределения земли, скота, инвентаря (1).

Роль партийных организаций в оказании хозяйственной помощи уральскому крестьянству, дальнейшем осуществлении аграрных преобразований, восстановлении сельского хозяйства Урала после освобождения края от колчаковцев раскрывается в исследованиях В. И. Ивановой и А. Т. Тертышного (2).

Историками были предприняты попытки охарактеризовать итоги земельного передела. Так, В. Р. Герасимюк и Н. В. Ефременков привели данные об изменении величины земельного надела на едока по уральским губерниям (3). Аналогичные све­дения содержатся и в других работах, написанных на материа­лах отдельных районов Урала. Но следует отметить, что пока не все вопросы истории осуществления Декрета о земле решены в полной мере. В частности, до сих пор нет единого мнения о ко­личестве земли, переданной уральским крестьянам.

Изменения, произошедшие в материальном положении ураль­ского крестьянства в 1917—1920 гг., наиболее полно охаракте­ризованы в работах, посвященных анализу политических и со­циально - экономических процессов, происходивших в уральской деревне накануне перехода к новой экономической политике (4). В них приводятся общие сведения о состоянии сельского хозяй­ства края и данные об изменении в обеспечении различных групп крестьянства посевами, скотом, сельскохозяйственным инвентарем. На основе анализа этих показателей авторы делают вы­вод о численном сокращении беднейшей части крестьянства и верхушечных его слоев, а также о резком увеличении числа земледельцев среднего достатка. Заметные успехи были достигнуты в изучении уральской деревни 1920-х годов. За последнее десятилетие появился целый ряд работ, в которых анализируются итоги бюджетных обследова­ний, проводившихся в то время, определяется методика их об­работки (5).

Активно велась работа по изучению истории деревни восста­новительного периода, ее социально-экономического развития (6). Был охарактеризован процесс общего подъема сельского хо­зяйства Урала, обстоятельно проанализированы изменения в со­циальной структуре крестьянства, выявлены новые тенденции в его дифференциации. На значительном цифровом материале рассмотрены проблемы распределения орудий и средств производства, раз­вития отношений, сдачи-найма рабочего скота, инвентаря, земли, рабочей силы в крестьянских хозяйствах. Все эти данные рису­ют общую картину изменений уровня жизни доколхозного кре­стьянства, создают основу для более глубокого исследования его материального положения. Были сделаны и отдельные по­пытки охарактеризовать доходы крестьянских хозяйств. Так, Р. П. Толмачевой приведены показатели увеличения доходов по некоторым посевным группам в конце восстановительного пе­риода (7). Подобные примеры содержатся и в других публикациях, но эти разрозненные цифры не могут создать целостного представления о положении крестьянских хозяйств.

Значительное влияние на повышение благосостояния бедняц­ких и середняцких хозяйств оказывали экономические меры Советского государства, осуществляемые по линии цен, креди­та, машиноснабжения. Говоря об этих мероприятиях, историки обращают внимание на их классовый характер, приводят мно­гочисленные данные о помощи маломощным хозяйствам. Мно­гие авторы останавливаются на осуществлении в деревне нало­говой политики, сообщают цифры о предоставленных льготах середнякам, количестве освобожденных от налогов бедняцких хозяйств. Важную роль в улучшении положения последних сыграли комитеты общественной взаимопомощи.

Неизменный интерес исследователей вызывает тема разви­тия уральской деревни накануне коллективизации (8). Историки отметили усиление в этот период воздействия местных органов государственной власти на социально-экономические процессы в уральской деревне, а также осуществление мероприятий, на­правленных на хозяйственный подъем бедняцких и укрепление середняцких хозяйств, дальнейшее ограничение и вытеснение кулачества. Широко освещается проведение кредитной, земель­ной, налоговой политики, показано усиление регламентации арендных отношений и использования наемного труда. Иссле­дователи раскрыли влияние этих мер на социальную структуру крестьянства, выразившееся в дальнейшем осереднячивании де­ревни в канун перехода к коллективизации.

Многое сделано для изучения социалистического преобразо­вания сельского хозяйства Урала в период массовой коллекти­визации, рассмотрено множество аспектов этой важной пробле­мы. Однако социально-экономические изменения в крестьянстве в процессе коллективизации изучены пока слабее, чем в доколхозный период, что характерно не только для уральской исто­риографии. Не получили достаточной разработки и вопросы материального положения. Среди большого разнообразия ис­следований, посвященных коллективизации на Урале, можно назвать лишь несколько статей, в которых имеются данные, раскрывающие материальное положение крестьянства.

Сведения, характеризующие уровень жизни доколхозного крестьянства Урала, содержат отдельные статьи по истории партийных организаций. Так, Р. Н. Пономарева, исследуя ра­боту парторганизаций по совершенствованию учета и оплаты труда в колхозах Зауралья, переводу их па оплату по трудо­дням, приводит данные о динамике доходов колхозников за 1930—1932 гг., отмечая при этом тенденцию к увеличению вы­плат по трудодням (9).

Статья М. А. Ивановой, посвященная деятельности партий­ных организаций Свердловской и Челябинской областей по укреплению колхозов, включает сведения о размерах приуса­дебных участков колхозников в различных земледельческих районах. М. А. Иванова попыталась также рассмотреть состоя­ние единоличного крестьянского хозяйства в последние годы его существования, проанализировала размеры и источники его доходов (10).

В целом материальное положение крестьян Урала в 1917— 1937 гг. изучено пока явно недостаточно. Сделаны первые шаги, заложены основы разработки проблемы. Выявлены и охаракте­ризованы социально-экономические перемены в крестьянстве на различных этапах его истории, накоплены отдельные показа­тели, отражающие изменения жизненного уровня. Необходимо углубленное исследование проблемы по всем аспектам, харак­теризующим материальное положение доколхозного и колхоз­ного крестьянства региона. Нужно шире использовать архивные и опубликованные материалы, прежде всего данные бюджетных обследований крестьянских хозяйств.

Большое значение в освещении истории уральского кресть­янства имеет изучение его материального благосостояния в ус­ловиях социализма. В историографии неоднократно отмечалось, что в конкретно-историческом плане до сих пор остаются неизу­ченными изменения материального положения в послевоенные годы, роль личного подсобного хозяйства в доходах колхозной семьи (11). Материальное благосостояние сельских тружеников Урала оставалось к середине 1970-х годов почти не исследован­ным (12).

В последнее десятилетие вышло значительное количество работ по данной проблеме, написанных историками, экономистами, философами. Следует отметить сборник «Материально-бытовое положение трудящихся Урала в условиях социализма (1937—1975 гг.)», в котором ряд статей посвящен периоду Вели­кой Отечественной войны (13). Знакомство с этими трудами позво­ляет не только определить материальное положение крестьян­ской семьи на Среднем Урале в эти годы, но и по ряду показа­телей сравнить с уровнем благосостояния рабочих. Материаль­ное благосостояние крестьянства других областей края в 1941— 1945 гг. пока не исследовано.

Недостаточно изучено материальное благосостояние ураль­ского крестьянства и в первые послевоенные годы. Единствен­ной работой по этому периоду является монография Р. П. Тол­мачевой, посвященная уральским колхозам в 1946—1950 гг. Характеризуя материальное положение крестьянства, автор привлекает бюджеты колхозников промышленной области Ура­ла — Свердловской и сельскохозяйственной — Оренбургской, что позволяет выявить общее и особенное в уровне и структуре потребления (14).

Как известно, в послевоенные, в частности в 1950-е гг., годы рост материального благосостояния колхозного крестьянства тормо­зился ошибками в руководстве сельским хозяйством. Но в не­многочисленных работах по аграрной истории тех лет мы встре­чаем лишь отдельные данные по этой проблеме (15). Единствен­ным исключением является монография Н. П. Павлова, в кото­рой дается развернутая картина материально-бытового положе­ния крестьянства Удмуртии в 1950—60-е гг. (16).

Важные сдвиги в материальном благосостоянии ураль­ского крестьянства произошли в 1960—70-е гг. В это время значительно возросли доходы сельского населения, улучши­лось его социальное обеспечение, жилищные условия, комму­нальное и бытовое обслуживание, резко возрос объем и расши­рился ассортимент сельской торговли. Многое изменилось в сельском здравоохранении и общественном питании, возрос уровень спортивно-массовой работы. Исследованию этого пе­риода и посвящена основная часть работ, вышедших в последние годы. Среди них отметим изданный Институтом экономики УНЦ АН СССР сборник «Уровень жизни населения и трудовые ресурсы крупного экономического района» (17), а также выпущен­ные в 1970, 1975 и 1976 гг. Свердловским институтом народного хозяйства сборники «Труд и кадры в народном хозяйстве».

Многие публикации посвящены оплате труда в сельском хо­зяйстве. Их авторы показывают сближение уровня оплаты тру­да в колхозах и совхозах, выявляют зависимость трудовой ак­тивности работников сельского хозяйства, повышение их квали­фикации от уровня заработной платы, рассматривают взаимо­связь между текучестью сельских кадров и степенью их удовле­творенности материально-бытовыми условиями (18). Делается вы­вод о необходимости проведения в уральском селе широких социально-экономических мероприятий, обусловленной тем, что быстрое повышение жизненного уровня колхозников вступает в противоречие с экономическими возможностями колхозов (19). Вышли работы, посвященные общественным фондам потреб­ления на селе (20). Е. В. Трифонов и Н. Н. Филиппов показывают динамику роста ОПФ в колхозах и структуру общественных фондов в областном разрезе. Для характеристики материаль­ного благосостояния крестьянства некоторые авторы стали ис­пользовать и данные социологических обследований (21).

Большое значение имеют исследования личного подсобного хозяйства колхозников, которое не только является источником производства сельскохозяйственной продукции, но и в значи­тельной степени определяет уровень благосостояния жителей села. Состояние личных подсобных хозяйств рассматривали только экономисты (22). В их работах были выявлены тенденции развития личных подсобных хозяйств, определена их роль в доходах крестьянской семьи. Авторы делают вывод о важности личного подсобного хозяйства в повышении жизненного уровня колхозной семьи в 1970-е годы, выявляют специфику развития подсобных хозяйств в областях края (23). В ряде публикаций рассматривается деятельность партий­ных организаций Урала по повышению материального благо­состояния сельских тружеников, показано участие в этом рабо­чего класса (24).

В социальной политике партии значительную роль играет улучшение бытовых условий на селе. В последние годы вышли работы, характеризующие уровень бытового обслуживания насе­ления Урала, в том числе сельского, состояние сельской тор­говли (25). Появились монографические исследования, характе­ризующие социальную инфраструктуру народнохозяйственного комплекса и состояние его отдельных отраслей в уральской деревне (26). Исследуется и влияние сферы услуг на проблему трудовых ресурсов. Сопоставляя данные Всесоюзных переписей населения 1959 и 1970 гг., Ю. М. Новиков и М. В. Опарин показали, что больше всего сельских жителей мигрирует из тех районов, где менее развито культурно-бытовое обслуживание (27).

Важная социально-экономическая проблема, решаемая в СССР — постепенное преодоление существующих различий в уровне жизни городского и сельского населения. Ей посвящен целый ряд работ, в которых характеризуется состояние жилищ­но-коммунального хозяйства, торговли, бытового обслуживания, средств связи, транспорта, других отраслей социальной инфра­структуры на селе и приводится сравнение с состоянием этих отраслей в городе (28).

Обзор новейшей литературы по проблеме показывает, что до сих пор материальное благосостояние сельского населения Ура­ла изучено крайне неравномерно и в целом недостаточно. Дале­ко не полно исследован период 1940-х годов, почти выпали из поля зрения ученых 1950-е гг. Среди публикаций, посвященных 1960-м годам, преобладают работы экономистов. При этом целый ряд таких серьезных проблем, как состояние жилищно-коммуналь­ного хозяйства и удовлетворение потребности в жилье, социаль­ное обеспечение, общественное питание, здравоохранение, физ­культура и спорт, на материалах всего Урала совсем не рас­сматривался исследователями. Изучение структуры доходов и расходов сельских жителей, состояние их личного подсобного хозяйства, сельской торговли, бытового обслуживания пока лишь наметилось. Следует обратить особое внимание на про­блемы питания сельского населения, условий труда в колхозах и совхозах, соблюдения техники безопасности, борьбы за сни­жение травматизма и заболеваемости. Необходимо ввести в научный оборот сведения о сети сельских больниц, магазинов, столовых, бань, прачечных, ателье, спортивных сооружений и т.д. Практически ничего не написано об уровне материального благосостояния других групп населения села — рабочих совхо­зов, МТС, работников заготовительных органов, сельской интел­лигенции. Нет публикаций и о материальном положении сельских жителей разных национальностей, населяющих многона­циональный Урал.

Характеризуя материальное благосостояние сельского насе­ления края, исследователи, на наш взгляд, должны, во-первых, проследить изменение показателей благосостояния в динамике на протяжении всего исследуемого периода, во-вторых, сравнить достигнутый объем потребления с научно обоснованными нор­мами и, в-третьих, выявить общее и особенное в уровне благо­состояния различных групп сельских жителей Урала, сопоста­вить эти показатели с общесоюзными данными и показателями других категорий населения.

Решить названные проблемы можно с помощью не только традиционных, но и таких малоиспользуемых исследователями ис­точников, как годовые отчеты колхозов, совхозов, МТС, бюд­жеты колхозников и совхозных рабочих. Необходимо изучить и данные статуправлений о развитии социальной инфраструктуры села. Все это позволит создать цельную картину материального благосостояния сельских тружеников Урала за все годы Совет­ской власти.

-----------------------------------------------------------------------------------------

1. Ниренбург Я. Л. К вопросу об осуществлении на Урале ленинского Декрета о земле // В кн.: Победа Октябрьской революции на Урале и успехи социалистического строительства за 50 лет Советской власти. Свердловск, 1968. С. 51—57; Евдокимов Л. А. Деятельность земельных комитетов по проведению первых аграрных преобразований на Урале в ноябре 1917 — марте 1918 г. // В кн.: Из истории партийных организаций Урала. Свердловск, 197У. Вып. 2. С. 19—27; Машин М. Д., Половинко В. П. Осу­ществление первых социалистических преобразований в уральской деревне в период установления и упрочения Советской власти (октябрь 1917 — июнь 1918 гг.) // В кн.; Проведение аграрной политики Советской власти в Зауралье. Челябинск, 1976. С, 72—85; и др.

2. Иванова В. И. Деятельность партийных организаций Южного Ура­ла по оказанию помощи крестьянству после освобождения от колчаковцев (1919—1920 гг.) // В кн.: Вопросы аграрной истории Урала и Западной Сибири. Свердловск, 1966. С. 348—353; Тертышный А. Т. Деятельность коммунистов Урала по укреплению деревенских Советов и оказанию хозяй­ственной помощи крестьянству (1919- -1920 гг.). // В кн.: Из истории партий­ных организаций Урала. Свердловск. 1971. С. 52—64; Он же. Хозяйствен­ная политика партии и Советского правительства в деревне в 1919—1920 гг. (по материалам Урала) // В кн.: Партийное руководство революционной борьбой и хозяйственной деятельностью трудящихся Урала. 1918—1920. Свердловск, 1982. С. 136—154.

3. Герасимюк В. Р. Уравнительное распределение земель в европей­ской части Российской Федерации и 1918 г. // История СССР, 1965, № 1. С. 94—103; Ефременков Н. В. Колхозное строительство на Урале 1917—1930 гг. // В кн.: Из истории коллективизации сельского хозяйства. Свердловск, 1966. Вып. 1. С. 3—131.

4. Анистратенко В. П. Некоторые вопросы хозяйственного и поли­тического состояния зауральской деревни накануне перехода к НЭПу. // Учен. зап. Урал, ун-та, 1970. № 103. Вып. 18. С. 77—96; Муравьев В. Е., Гуров В. П. Характер и основные направления социально-экономических процессов в уральской деревне накануне введения НЭПа // В кн.: Из исто­рии социалистического строительства на Урале. Свердловск, 1976. С. 13—21; Гуров В. П. Экономическое и политическое положение уральской деревни накануне перехода к новой экономической политике // В кн.: Наш край. Свердловск, 1971. С. 115—123; и др.

5. Обожда В. П. Выборочное обследование крестьянских хозяйств на Урале в 20-е годы и публикация их материалов // В кн.: Проблемы истории СССР. М., 1974. С. 288—304; Бокарев Ю. П. Бюджетные обследования крестьянских хозяйств 20-х годов как исторический источник. М., 1981; и др.

6. Толмачева Р. П. Социальная дифференциация крестьянства в вос­становительный период (1921—1925 гг.) // В кн.: Вопросы истории Урала. Свердловск, 1965. Вып. 6. С. 136—143; Гуров В. П. Структура и динамика крестьянских хозяйств на Урале в годы восстановительного периода (1921— 1925 гг.) // В кн.; Научные труды кафедр истории КПСС, философии и научного коммунизма. Свердловск: СИНХ, 1969. Вып. 2. С. 114—124; Анистратенко В. П., Куликов В. М. Социально-экономическое развитие ураль­ской деревни в конце восстановительного периода // В кн.: Из истории пар­тийных организаций Урала. Свердловск, 1971. С. 78—95; Муравьев В. Е. Социальный состав уральской доколхозной деревни середины 20-х годов // В кн.: Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Свердловск, 1972. Вып. 3. С. 3—13.

7. Толмачева Р. П. Социальная дифференциация крестьянства в вос­становительный период (1921—1925 гг.). С. 143 – 146.

8. Гришанов В. П. Партийное руководство деятельностью сельских Советов по созданию социально-экономических предпосылок коллективиза­ции сельского хозяйства Урала в 1926—1929 гг. // В кн.: Деятельность пар­тийных организаций Урала по созданию материально-технической базы социализма. Челябинск, 1982. С. 46—63; Ефременков Н. В. Социально-экономические отношения в уральской деревне накануне коллективизации // В кн.; Вопросы истории Урала. Свердловск, 1963, Вып. 4. С. 123—158; Муравьев В. Е. Земельная аренда в уральской доколхозной деревне // В кн.: Вопросы истории Урала. Свердловск, 1969. Вып. 8. С. 249—263; Он же. К истории создания предпосылок массовой коллективизации на Урале // В кн.: Из истории социалистического строительства на Урале. Свердловск, 1976. С. 51—66; Киреев Р. II. Некоторые вопросы социально-экономиче­ских отношений в уральской деревне накануне перехода к коллективиза­ции // Учен. зап. Урал, ун-та, 1980. Вып. 103. С. 143—150; Плотни­ков И. Е. Роль Советов Урала в регулировании социально-экономических отношений в деревне накануне коллективизации // В кн.: Из истории Южного Урала и Зауралья. Челябинск, 1975. Вып. 9. С. 91—109.

9. Пономарева Р. Н. Деятельность партийных организаций по улуч­шению учета и оплаты труда в колхозах Зауралья в 1931 —1932 гг. // В кн.: Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Свердловск, 1968. Вып. 2. С. 139—152.

10. Иванова М. А. Партийные организации Урала в борьбе за укреп­ление колхозов (1935—1937 гг.). // В кн.: Из истории партийных организаций Урала. Пермь, 1967. С. 139—152; Она же. Некоторые материалы о состоя­нии единоличного крестьянского хозяйства па Урале накануне завершения коллективизации // В кн.: Уральский археографический ежегодник за 1972 г. Пермь, 1974. С. 74—108.

Александров В. А., Волков И. М., Тюкавкин В. Г. Проблемы изучении аграрной истории СССР в свете решений XXVI съезда КПСС В// кн.: XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР (социально-политическое развитие деревни). Уфа, 1984. С. 21.

12. Ветлугин И. М., Потапов Н. Г., Толмачева Р. П. Историо­графия истории послевоенной уральской деревни // В кн.: Сельское хозяйство и крестьянство СССР в современной советской историографии. Кишинев, 1977. С. 157.

13. Антуфьев А. А. Материальное благосостояние рабочего класса Урала в годы Великой Отечественной войны // В кн.; Материально-бытовое положение трудящихся Урала в условиях социализма (1937—1975). Свердловск, 1981. С. 82—101; Мотревич В. П. Материальное положение колхозников Среднего Урала в период Великой Отечественной войны (1941—1945) // Там же. С. 45—66.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 176;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная