Архивные материалы о захоронениях иностранных военнопленных
Лекции.ИНФО


Архивные материалы о захоронениях иностранных военнопленных



Второй мировой войны на Урале*

В ходе Второй мировой войны и после ее окончания на территории Урала находилось свыше 200 тыс. военнопленных из состава венгерской, герман­ской, итальянской, румынской, финской и японской армий, а также немцы, интернированные из стран Восточной Европы. Приблизительно 30 тыс. человек из числа военнопленных и интернированных иностранных граждан умерли. Они захоронены на 190 специальных воинских кладбищах, расположенных во всех областях и автономных республиках региона.

Больше всего иностранных граждан было размещено на территории Свердловской области. Она имела самый мощный на Урале промышленный потенциал и остро нуждалась в дополнительной рабочей силе. В первой по­ловине 1950-х гг. здесь располагался и самый крупный в СССР лагерь для осужденных военнопленных и интернированных лиц. В результате количест­во умерших на Среднем Урале иностранных граждан составило 14 тысяч че­ловек, захоронены они были на 94 специальных кладбищах.

Кроме того, в ходе предпринятых поисковых работ удалось обнаружить три иностранные воинские кладбища в Курганской области, 19 - в Оренбург­ской, столько же в Пермской и 30 - в Челябинской области. Имеются они и в уральских автономиях - 11 в Башкирии, 14 - в Удмуртии. Иностранные воин­ские захоронения находятся и в других регионах России. Их количество по­степенно сокращается по направлению с Запада на Восток. В Кировской об­ласти, например, нами было обнаружено 24 иностранных кладбища, а вот Тюменской - лишь два. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке картина меняется, что было связанно с преимущественным расположением там лаге­рей для военнопленных из состава японской армии.

В 1990 - е гг. Советский Союз, а впоследствии Российская Федерация, подписали со всеми вышеуказанными странами (за исключением Румынии), соглашения о статусе советских воинских кладбищ на территории этих государств и захоронениях иностранных военнослужащих и интернированных гражданских лиц на территории нашей страны. В соответствии с данными соглашениями российская сторона обязывалась предоставить зарубежным партнерам информацию о нахождении и состоянии захоронений военнослу­жащих их армий, а также оказывать необходимое содействие в проведении благоустроительных работ. Весьма настойчиво требуют информацию о со­стоянии мест захоронений и десятки тысячи граждан государств, чьи родст­венники погибли в России. Таким образом, данная проблема получила не только научное, но политическое и гуманистическое звучание, что весьма значимо в условиях возврата нашей страны к восприятию многих общечеловеческих ценностей.

По проблеме нахождения в СССР военнопленных второй мировой войны главным хранителем информации является Центр хранения историко - документальных коллекций (бывший «Особый архив», а ныне РГВА). По данной проблеме в фондах архива сохранился крупный массив документаль­ных материалов, среди которых: формуляры лагерей для военнопленных, отчеты лагерной администрации, справки отдела трудового использования, документы отделов по антифашистской борьбе и антифашистских школ. Имеются много свидетельств о зверствах немецко - фашистских войск на вре­менно оккупированный территории Советского Союза, а также множество благодарственных писем от военнопленных в адрес И. В. Сталина.

В архивах хранятся и литературные произведения военнопленных, а также фотоальбо­мы об их жизни в плену, многочисленные воспоминания о пребывании в на­шей стране и т. д. Материалы подобраны отдельно по немцам, отдельно по австрийцам, голландца, французам, японцам и т.д. На военнопленных в архи­ве хранятся также их личные дела и учетные карточки. Учетные карточки сосредоточены в специальном алфавитном каталоге. Среди них особо выде­лим картотеку на оказавшихся в советском плену генералов иностранных армий.

Весьма ценные и подробные материалы сохранились и по захоронениям военнопленных иностранных армий, а также интернированным в Советский Союз гражданским лицам. Следует отметить, что в начальный период Вели­кой Отечественной войны учет плененных Красной армией и впоследствии умерших иностранных военнослужащих органами НКВД был мало докумен­тирован. Правда и пленных было совсем немного, первые крупные контин­гента их оказались советском плену только после Сталинградской битвы. Поэтому летом 1943 г. органы ГУПВИ НКВД СССР принимают меры по упорядочению оформления документов персонального учета на умерших в плену, а с осени 1944 г. начинается плановая организация мест захоронений военнопленных и оформление соответствующей документации.

Учет умерших военнопленных осуществлялся путем записи в специаль­ной кладбищенской книге. О каждом из захороненных она содержала сле­дующие сведения: фамилия, имя и отчество, год рождения, национальность, воинское звание, дата смерти и дата захоронения, номер могилы и номер квадрата. Кроме того, во многих книгах составляли отдельное приложение, в которых на основании учетных карточек составляли краткие справки об умерших. Они включали сведения о месте рождения и месте жительства до призыва в армию, гражданстве, образовании, гражданской профессии, време­ни призыва в армию, месте службы и должности, времени и месте пленении.

Кроме списков умерших по каждому кладбищу составлялась и кладби­щенская схема. В соответствии с существовавшим порядком территория ка­ждого кладбища военнопленных разбивалась на квадраты по 25 могил в каж­дом. Каждый квадрат имел свой номер, начиная с первого. Захоронения про­изводились в порядке нумерации могил слева направо в соответствии с хро­нологией смерти. Нумерация могил осуществлялась отдельно для каждого квадрата. На каждой могиле устанавливался опознавательный знак - дере­вянный кол с прибитой на нем дощечкой. В ряде случаев на могиле устанав­ливали металлический стержень с приваренной к нему металлической таб­личкой (кладбища лагеря № 314 в г. Каменск - Уральске, лагеря № 102 в г. Челябинске, спецгоспиталя № 2929 в г. Нижнем Тагиле; и др.). На табличке в числителе указывали номер могилы, а в знаменателе - номер квадрата. Пи­сать фамилию и имя умерших запрещалось, однако в ряде случаев этот поря­док не соблюдался. Так, в частности, проведенная в 1946 г. проверка состоя­ния кладбища военнопленных в г. Новая Ляля Свердловской области показа­ла, что на дощечках вместо номеров указаны имена и фамилии пленных. Кладбищенская схема представляла собой, как правило, сделанный на листе бумаги чертеж в виде прямоугольника. На нем изображались пронумерован­ные квадраты, в каждом из которых находилось двадцать пять также прону­мерованных могил.

Кладбище организовали либо на территории самого лагеря, либо в непо­средственной близости от него. При этом оно ограждалось колючей проволо­кой либо деревянным забором. Разрешение на занятие данного участка полу­чали у местных органов власти, но это требование соблюдали далеко не все­гда. По каждому кладбищу составлялась так называемая «легенда». Она представляла собой схему его расположения на местности с необходимыми привязками и ориентированную по частям света.

После ликвидации лагеря, спецгоспиталя или отдельного рабочего ба­тальона, его администрация передавала кладбище под надзор местным орга­нам власти, о чем составлялся соответствующий акт. Кладбищенские схемы и планы, а также списки умерших, передавали в территориальные отделы МВД, учетные дела умерших вместе учетными карточками отправляли в Мо­скву в ГУПВИ МВД СССР. Впоследствии они и были сосредоточены в «Особом архиве».

На протяжении послевоенных лет, а во многих местах и в 1960-1970-е гг., иностранные воинские кладбища находились под надзором органов МВД. Сохранились многочисленные справки и акты их осмотров с описанием со­стояния захоронений на дату проверки. Имеются и материалы хозяйственных служб на местах, которые отвечали за содержание захоронений. Среди них отчеты о состоянии иностранных кладбищ и затратах на их содержание.

Как уже указывалось, первоначально часть документов об иностранных военнопленных была направлена в Москву, другие хранились на местах. Здесь они оказались распылены по различным архивохранилищам. Неболь­шая часть лагерной документации попала в фонды государственных архивов (в Серовский филиал ГАСО, например). Другие документы - справки о нахо­ждении военнопленных на территории областей, фотоальбомы оказались в архивах областных управлений ФСБ. Материалы на необоснованно репрес­сированных из числа иностранных граждан после их реабилитации в настоя­щее время переходят в ведение архивов административных органов. Наибо­лее же информативные материалы по исследуемой проблеме - копии клад­бищенских книг, а также акты и справки о результатах контроля за состоянием кладбищ хранились в территориальных органах МВД. В начале 1960 - х гг. в соответствии с указанием МВД СССР они были изъяты с мест и сосредоточены в Москве. Правда, не все. Так, в частности, на хранении в архиве ИЦ УВД Пермской области остались материалы по размещавшемуся в первые послевоенные годы в г. Краснокамске лагерю № 207. Не были пере­даны в «Особый архив» и материалы на осужденных военнопленных. Так, документы по лагерю № 476 МВД СССР для военных преступников, отделе­ния которого располагались в гг. Асбесте, Дегтярске, Первоуральске, Ревде и Свердловске и поныне хранятся в архиве ИЦ УВД Свердловской области. Здесь же имеются и копии переданных в центр кладбищенских книг, но их немного. Такие же разрозненные материалы по отдельным лагерям и клад­бищам военнопленных находятся и в архиве ИЦ УВД Оренбургской области.

В 1990-е гг. по данной проблеме стал формироваться новый источник. Сотрудниками созданной в Москве ассоциации «Военные мемориалы» стали обследоваться расположенные на территории РФ иностранные воинские кладбища. Финансирование программы обследования осуществляют заинте­ресованные страны - Венгрия, Италия и Германия в первую очередь. После обнаружение и осмотра иностранного воинского кладбища составляется про­токол обследования. Прежде всего, в протокол, вносятся подробные сведения о месте захоронения. Указывается область и город, а также район, сельсовет и деревня, если кладбище располагается в сельской местности. Указываются размеры захоронения, количество могил и численность захороненных, а так­же то, к какой армии они принадлежали. Протокол содержит и много других полезных сведений: указывается, например, сохранились ли на месте клад­бища памятные знаки и могильные холмики, выясняется, имеется ли угроза разрушения данного захоронения и находится ли оно под охраной, фиксиру­ются адреса и фамилии очевидцев. В протоколе также составляется схема расположения кладбища с указанием ближайших ориентиров, расстояний и частей света. В случае сохранения могильных холмиков делается и план за­хоронения. В протоколе указывается дата осмотра иностранного воинского кладбища, фамилия, имя и отчество проводившего осмотр захоронения и его адрес. Данный источник отличается высокой степенью информативности и позволяет в дальнейшем уже не потерять обнаруженные часто с огромным трудом иностранные воинские кладбища в РФ.

Обзор сохранившихся материалов по исследуемой проблеме показывает, что, не смотря на их распыленность по различным архивохранилищам стра­ны, они дают возможность исследовать целый круг проблем, связанных с пребыванием на территории отдельных регионов Рос­сии военнопленных второй мировой войны и интернированных иностранных граждан. Речь идет о создании базы данных по проблеме «иностранные гра­ждане на территории Уральского региона».

Комплекс сохранившихся источников также позволяет и спустя пятьде­сят лет после закрытия иностранных воинских захоронений проводить поис­ковые работы по выявлению их на местности. Состояние источниковой базы позволяет в случае необходимости найти заброшенное кладбище, определить нужную могилу и провести эксгумацию и идентификацию останков. Осуще­ствленные нами в 90-е гг. эксгумации японских захоронений на кладбищах спецгоспиталей в пос. Ракитянка г. Медногорска Оренбургской области и пос. Рудник им. Третьего Интернационала г. Нижнего Тагила Свердловской области, перенос трех кладбищ венгерских военнопленных лагеря № 318 в Новолялинском районе, эксгумации на воинских кладбищах лагеря № 476 в гг. Асбест и Первоуральск Свердловской области подтверждают это вывод. Правда, в большей степени он относится к захоронениям послевоенных лет. В годы войны пленных чаще хоронили в братских могилах, документация на эти кладбища велась далеко не всегда и сохранилась значительно хуже.

---------------

*Доклад на Всероссийской научной конференции по исторической демографии «Этнодемографические процессы в странах и регионах Евразии: исторический опыт, современное состояние, перспективы развития». Сыктывкар, 28-30 августа 2007 г. (в соавторстве с С. А. Смыкалиным)









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 162;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная