В борьбе за выполнение заготовок сельхозпродукции
Лекции.ИНФО


В борьбе за выполнение заготовок сельхозпродукции



в период Великой Отечественной войны*

Свыше четырех десятилетий отделяют нас от событий Великой Отечественной войны. В постановлении ЦК КПСС «О 40-летии По­беды советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» отмечалось, что великий подвиг совершили труженики тыла. «Рабочие, колхозники, ученые, инженеры, конструкторы своим само­отверженным трудом выиграли небывалую битву за металл и хлеб, топливо и сырье, за создание могучего советского оружия (1).

В годы войны советское крестьянство прилагало колоссальные усилия, чтобы снабдить армию и тыл продовольствием, дать необ­ходимое сырье промышленности. Продукция сельского хозяйства поступала государству, как по линии обязательных поставок, так и в форме платы за работу МТС, сдачи в фонд обороны и в хлебный фонд РККА, возврата колхозами семенных и фуражных ссуд. Основная часть заготовок приходилась на обязательные постав­ки. Накануне войны был изменен порядок их начисления. В соответ­ствии с постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 7 апреля 1940 г. «Изменения в политике заготовок и закупок сельскохозяй­ственных продуктов» колхозы привлекались к обязательным по­ставкам продукции растениеводства с каждого гектара закрепленной за ними пашни. В ее состав включалась не только освоенная земля, но и та, которую предстояло освоить.

Изменился и порядок заготовок в животноводстве. Их поставки стали начислять не с величины колхозного стада, а с каждого гек­тара земельной площади (2). Этим государство стремилось обеспечить поступление заранее определенного объема продукции. Введенные изменения подходили для тех районов страны, где имелись условия для расширения сельскохозяйственного производ­ства. На Урале же у колхозов не было возможности осваивать новые земли и увеличивать численность стада. В Пермской области в артелях недоставало рабочих рук, поэтому на каждого трудоспособ­ного здесь приходилось посевных площадей и скота больше, чем в целом по стране. Предвоенные изменения в налогообложении не учитывали специфики многоземельных колхозов, плохо обеспечен­ных рабочей силой.

С первых дней войны заметно возросла трудовая активность крестьянства. Колхозники стремились без потерь убрать урожай и сдать государству как можно больше продукции. В поле вышли не только члены полеводческих бригад, но и животноводы, счето­воды, кузнецы. Для ускорения обмолота были восстановлены и пу­щены в ход конные молотилки.

Война внесла свои коррективы в организацию вывозки хлеба. Не только убрать урожай, но и вывезти его стало чрезвычайно труд­но. Дороги были плохими, а многие колхозы находились за десятки километров от заготовительных пунктов. В хозяйствах не хватало возчиков, лошадей, телег, мешков. Выходили из положения различ­ными путями. При отсутствии телег зерно вывозили лодками или на санях; недостающих возчиков заменяли прибывшими на помощь горожанами; если не хватало лошадей, запрягали коров. В резуль­тате мобилизации всех сил заготовки во многих артелях прошли успешно. В 1941 г. колхозы области дали стране овощей, мяса, яиц больше, чем в 1940 г. Но количество заготовленных зерновых, кар­тофеля, молока, шерсти уменьшилось.

В 1942 г. положение в сельском хозяйстве серьезно ухудшилось. Валовой сбор зерновых в колхозах области сократился по сравнению с последним довоенным годом на 39,4%. В этих условиях для обес­печения населения хлебом в стране предпринимались чрезвычай­ные меры. Для ускорения выполнения хлебозаготовок летом 1942 г. колхозам запретили засыпать семенные фонды до выполнения плана заготовок (3). Была ограничена продажа зерна и хлеба на кол­хозных рынках, а на некоторых приемных пунктах стали принимать некондиционное зерно (4). Одновременно усилились административные меры, применяемые по отношению к руководителям отстающих хо­зяйств.

Напряжение было огромным, колхозы сдавали большую часть товарной продукции, однако с выполнением планов дела обстояли по-разному. Рассмотрим, как выполнялись хлебозаготовки. Осенью 1942 г. в Пермской области сотни хозяйств досрочно рассчитались с государством, в том числе колхозы Верхне-Муллинского, Верхне-Городковского, Гайнского и Косинского районов. Но тысячи колхо­зов государственные планы заготовок не выполняли. В 1940 г. в Пермской области из 3340 хозяйств не справились с заданием по хлебозаготовкам 27%, в 1941 г. — 33, в 1942 — 49, в 1943 — 50, в 1944 — 51, в 1945 г. — 38% (5). Неблагополучным было положение в целых районах – Бардымском, Уинском, Усинском. Указанные районы отставали по хле­бозаготовкам на протяжении всей войны, но трудились там по-фрон­товому, стремясь заменить ушедших в армию односельчан. В 1942 г. в Уинском районе десятки колхозников выполняли по две нормы. В колхозе «Память Ильича» Больше-Сосновского района работали круглосуточно, а для ускорения вывозки хлеба на заготовительные пункты использовали все наличное тягло, в том числе и коров (6).

По-ударному трудились колхозники Усинского, и соревнующегося с ним Бардымского районов. В хозяйствах создавались фронтовые бригады по сдаче хлеба государству. В колхозе «Красный Восток» Бардымского района 4 сентября 1942 г. был организован «красный обоз» из 37 подвод. В этот день на заготовительный пункт сдали 130 центнеров чистосортного зерна, а назавтра отправили еще один обоз из 32 под­вод. Хорошо трудились возчики в колхозе «Красный Урал». Вклю­чившиеся в социалистическое соревнование М. Мансуров и Г. Шандеров вместо 40 часов, установленных правлением артели, совер­шали поездку на заготовительный пункт и обратно за 24 часа. В кол­хозе «Ирек» для ускорения хлебозаготовок велась круглосуточная молотьба (7).

Десятки тысяч колхозников области трудились самоотверженно, однако результаты их деятельности существенно различались. По­пытаемся выяснить причины этого на примере четырех районов Пермской области, среди которых были как отстающие, так и пере­довые. Для анализа возьмем итоги хлебозаготовок 1942 г. Данные годовых отчетов показывают, что в Гайнском и Косинском районах план обязательных поставок был выполнен полностью, а в Больше-Сосновском и Уинском — на 66,6 и 49,5%. Столь сущест­венные различия объясняются, прежде всего, неодинаковыми усло­виями, в которых находились районы.

Колхозы, не выполнившие план, были многоземельными. Так, в Больше-Сосновском районе посевных площадей на каждого трудо­способного и на тягло приходилось в три раза больше, чем в Гайнском. Колхозники первого не жалели сил, среднегодовая их выработка составляла в 1942 г. 385 трудодней на одного работника, т. е. превы­шала таковую не только в среднем по области (334), но и в передовом Гайнском районе (в 2,4 раза).

Этот пример не является единичным. Приведенный показатель равнялся в Уинском районе 345 трудодням, а в Косинском — 236, при этом первый был отстающим, а второй — передовым. Более того, не выполнявшие плана хлебозаготовок районы в расчете на одного трудоспособного сдали больше зерна, чем передовые: например, Уинский (13,4 ц. на работника) в 2,3 раза опередил Косинский (5,9 ц.). Подобное соотношение наблюдалось и в колхозах других районов.

Нехватка рабочих рук и тягла отрицательно сказывалась на ка­честве полевых работ. В артелях заметно снизилась урожайность, особенно зерновых культур. В наибольшей степени она сократилась в многоземельных колхозах, которые хуже обрабатывали землю и не успевали полностью убрать урожай. Этого не учитывала суще­ствовавшая система натурального налогообложения коллективных хозяйств. Труженики Больше-Сосновского и Уинского районов долж­ны были сдать по обязательным поставкам 48,4% валового сбора, а Гайнского и Косинского — всего 18,8%. Мобилизовав все резервы, многоземельные колхозы сдали по этим поставкам 26,2% всех собранных зерновых. Это позволило им выполнить план обязательных по­ставок на 54,2%, малоземельные же, сдав 18,8% валового сбора, дали 100% плана.

Приводимые данные убедительно доказывают, что многоземель­ные артели усилий прилагали больше, а результаты получали хуже, чем хозяйства, имевшие меньше земли. На Урале, как известно, преобладали первые. Нагрузка посевных площадей в расчете на тру­доспособного увеличилась в колхозах края с 5,8 га в 1940 г. до 8,4 — в 1942, в том числе в Пермской области — с 3,8 до 6,1 га (8). В анало­гичном положении находились лишь некоторые области Сибири и Поволжья. В остальных же районах страны данный показатель не превышал 2—3 га.

Характерен пример колхоза им. Ильича Очерского района Перм­ской области. В 1940 г. там было 530 га пашни, из которых обраба­тывались 387. В хозяйстве насчитывалось 70 трудоспособных кол­хозников и 17 рабочих лошадей. Во время войны сельхозартель тру­дилась самоотверженно. В 1943 г. пахарь Е. Е. Кайгародов, бороно­вальщица Д. А. Артемова выполнили норму на 130%. Хозяйство по­ставило на откорм скот для освобожденных районов. Когда на севе не хватило семян, колхозники взяли их из личного запаса (9). Однако рабочих рук и тягла недоставало, поэтому колхоз отставал с убор­кой урожая и выполнением хлебозаготовок. Из-за этого председатель артели был снят с работы и отдан под суд. В хозяйство был направ­лен новый председатель (10). Но положение не улучшилось, да и не могло улучшиться, В 1945 г. здесь осталось лишь 29 трудоспособных кол­хозников и 11 рабочих лошадей. Несмотря на увеличение выработки в среднем на одного человека с 315 трудодней в 1940 г. до 412 — в 1945, хозяйство было отсталым. При огромной нагрузке (13 га посева на колхозника и 35 — на рабочую лошадь) обработка почвы проводилась упрощенно и с большим опозданием. В результате урожайность зерновых снизилась с 7,7 ц/га в 1940 г. до 2,8 — в 1945, а валовой сбор уменьшился на 72%. Артель сдавала государству основную часть своей продукции (в 1945 г. сдано 34% валового сбора зерновых, картофеля — 75, молока — 67, шерсти — 100, яиц — 74%) и все равно была в числе отстающих. Трудовой подвиг кол­хозников сельхозартели им. Ильича станет нам более понятен, если учесть тот факт, что они не только в четыре раза перевыполнили годовой обязательный минимум трудодней, но и работали практиче­ски бесплатно. В 1945 г. на трудодень в колхозе было выдано по 120 г зерна и 3 коп. деньгами (11).

В 1943 г. в Великой Отечественной войне произошел коренной перелом. Красная армия освободила 2/3 оккупированной террито­рии, на которой проживали десятки миллионов советских людей. Ос­вобожденные районы были разорены и нуждались в помощи. По­требность страны в продовольствии и сельскохозяйственном сырье еще больше увеличилась. Но положение в сельском хозяйстве про­должало ухудшаться. В уральских колхозах по-прежнему снижалась урожайность, сократилась численность скота, уменьшилась его про­дуктивность. В то же время планы заготовок оставались весьма на­пряженными. Несмотря на тяжелые условия, крестьянство продол­жало давать стране продовольствие и сырье. В Больше-Сосновском районе было установлено круглосуточное скирдование хлеба и обмолот. В колхозе «Красная звезда» секретарь парторганизации Ходосова и член правления Н. П. Вяткин также организовали ночные работы, принимая в них непосредственное участие. Активно труди­лись в поле комсомольцы и молодежь. В Коми-Пермяцком нацио­нальном округе были созданы 236 фронтовых бригад по вывозке зерна (12). Для ускорения сдачи хлеба систематически проводились фронтовые декадники. Многие сельчане, чтобы помочь своим колхо­зам рассчитаться с государством, сдавали собственные продукты. В 1943 г. труженики Верхне-Муллинского района Пермской области сдали, таким образом, 2,5 тыс. ц. зерна, а Верхне - Городковского — 1,1 тыс. (13).

Эти факты свидетельствуют о высоком патриотизме уральских колхозников. Благодаря мобилизации всех средств и ресурсов в 1943 г. в Пермской области удалось заготовить, тыс. ц.: зерна — 2510; картофеля — 508, овощей — 164; мяса и сала — 4,9; молока — 417; шерсти — 2,7; яиц — 7,0 млн. шт. Однако объем заготовленной сельскохозяйственной продукции в 1943 г. были меньше аналогичных показателей 1940 и 1942 гг. В условиях сокращения сельскохозяйственного производства в каждый килограмм зерна, картофеля, мяса крестьяне вкладывали гораздо больше труда, чем до войны.

На протяжении первых двух с половиной лет войны в колхозах довольно успешно шла заготовка овощей и картофеля. В то же время сократился выпуск животноводческой продукции, что было свя­зано с сокращением численности стада и ухудшением его продук­тивности.

Заготовка продуктов животноводства проходила на Западном Урале тяжело. Это объясняется, прежде всего, существовавшим по­рядком начисления обязательных поставок, несоответствием между размерами облагаемых земельных угодий и фактическим поголовьем скота в колхозах. В результате за многими хозяйствами числились огромные недоимки.

В связи с создавшимся положением на заключительном этапе войны было несколько ослаблено налогообложение крестьян. По решению правительства из облагаемых земель была исключена часть площадей, непригодных для использования под сенокосы и пастбища, колхозам снизили нормы обязательных поставок и в мас­совом порядке списали недоимки (14). Положение в сельском хозяй­стве страны к концу войны несколько улучшилось.

Колхоз им. Ильича Осинского района в первых числах сентября 1944 г. отправил на «Заготзерно» 20 подвод. На передней укрепили красное полотнище, на котором было написано: «Тебе, наша родная Красная Армия». Накануне сельчане всю ночь молотили и сортиро­вали зерно, доводя его до нужных кондиций (15). Успешно справлялись с хлебозаготовками труженики Верхне-Муллинского района. В 1944 г. они завоевали Красное Знамя ГКО, которое было оставлено им на вечное хранение(16).

За выполнение плана заготовок в феврале 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР наградил группу партийных и советских работников Пермской области орденами Отечественной войны I и II степени. Боевых орденов были удостоены 19 человек, среди них пер­вые секретари райкомов партии и председатели райсоветов Верхне-Городковского (Я. М. Иванов и Н. А. Шабаршин), Верхне-Муллин­ского (П. В. Ураев и А. Ф. Гусев), Гайнского (А. А. Сюркаев и Н. Е. Бисеров), Добрянского (Н. В. Дежин и М. А. Патрушев), Кудымкарского (Е. Я. Петухов и Г. Г. Котов), Чермозскогого (Ф. А. Мурзин и Н. А. Суханов) районов (17).

Несомненно, было бы ошибкой ставить знак равенства между трудовым подвигом уральского крестьянства и результатами его труда, которые многие исследователи связывают с победами в социа­листическом соревновании. Условия в крае были сложнейшими, убыль трудоспособных — наибольшей, а нагрузка посева превосхо­дила общесоюзный показатель. Именно зерновое хозяйство Урала, в том числе и Пермской области, особенно сильно пострадало от снижения уровня механизации. Этого не учитывала существовав­шая система заготовок, в результате чего как целые области, так и отдельные районы, хозяйства региона крайне редко становились по­бедителями соревнования, не могли выполнить завышенных планов обязательных поставок.

Представляется, что объективно судить о величии трудового под­вига уральского крестьянства позволяет такой показатель, как товар­ность. В военные годы колхозы Пермской области сдавали государ­ству большую часть своей продукции, чем в довоенные. Это увеличе­ние происходило за счет сокращения ее использования на производ­ственные нужды хозяйств и продажи на рынок, а также уменьшения фондов потребления.

За 1941 —1945 гг. на долю колхозов пришлось 94,4% заготов­ленного в области зерна, более половины — мяса, молока, шерсти (18). Зерновые, картофель, мясо, молоко, яйцо, шерсть, брынзу-сыр и кожсырье страна получала и из личных подсобных хозяйств кол­хозников. К сдаче зерна привлекались те, кто имел посевы, молоко сдавали владевшие коровами, шерсть — при наличии овец и коз, брынзу-сыр — овцематок, а мясо, яйцо и кожсырье должны были заготавливаться независимо от наличия скота и птицы (19). Семьям нетрудоспособных, инвалидов войны и труда, военнослужащих пре­доставлялись льготы. Заготовки проводились по установленным для области нормам. Обязательные поставки с индивидуальных сдатчиков из-за тяже­лого материального положения крестьянских семей взимались с тру­дом. У большинства были недоимки. Постановление СНК СССР от 24 ноября 1942 г. «Об ответственности за невыполнение обязатель­ных поставок сельскохозяйственных продуктов государству колхоз­ными дворами и единоличными хозяйствами» предусматривало нало­жение на недоимщиков штрафа и привлечение виновных в злостном невыполнении к уголовной ответственности. Райуполнаркомзаг дол­жен был вручать недоимщику письменное предупреждение и произво­дить опись имущества (20). Но на практике санкции применялись редко.

В тяжелые военные годы многие колхозные дворы в силу объек­тивных причин не могли в срок рассчитаться с государством, но ос­новная масса сельчан не только самоотверженно трудилась в колхо­зах, но и отдавала продукцию из личного подсобного хозяйства. За 1941 — 1945 гг. труженики Пермской области в счет обязательных по­ставок сдали, тыс. ц: зерна — 700, картофеля — 939.9: мяса — 20; молока — 857; шерсти — 2,0; брынзы-сыра — 1,5; яиц — 36,9 млн. шт. (21).

Все военное время именно колхозы, в том числе и уральские, были основным источником заготовок сельскохозяйственной продукции, большая часть которой передавалась государству практически без­возмездно. Таков был трудовой подвиг советского крестьянства во имя Победы.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Правда. 1984. 17 июня.

Правда. 1940. 7 апр.

3. Правда . 1942. 12 июля.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 97;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная