Динамика и структура валовой продукции
Лекции.ИНФО


Динамика и структура валовой продукции



сельского хозяйства Урала в 1941 – 1945 гг.*

Валовая продукция сельского хозяйства определяется в натуральных показателях и стоимостной форме. Основ­ным методом учета является натуральное измерение в физи­ческих единицах. Однако только этим ограничиваться нель­зя. Во-первых, разнообразие продуктов не позволяет без приведения их к единому измерению суммировать результаты производства; во-вторых, наряду с готовой продукцией следует учитывать и незавершенное производство. Поэтому в статистике сельского хозяйства важная роль отводятся и стоимостным показателям. Недостатки их общеизвестны. Тем не менее, эти показатели позволяют определить выполнение планов производства продукции сельского хозяйства, определить динамику ее в сопоставимых ценах, характеризо­вать средние размеры производства по сельскому хозяйству и отдельный его отраслям.

Великая Отечественная война нанесла огромный ущерб сельскому хозяйству страны. В районах Урала, хотя они и находились в глубоком тылу, размеры производства также оказались гораздо ниже довоенных. В целом за 1941-1945 гг. среднегодовое производство в Уральском регионе сократи­лось по сравнению с 1940 г. на 21,2% (в СССР на 39,7%). В докладе рассматриваются масштабы и темпы сокращения сельскохозяйственного производства в областях и автоном­ных республиках края, выявляется их связь с природно - климатическими особенностями региона, специализацией сель­ского хозяйства, численностью населения.

Война изменила соотношение между различными катего­риями хозяйств, производящими сельскохозяйственную про­дукцию. Начиная с 1942 г. в стране отчетливо наметилась тенденция сокращения абсолютных размеров и удельного веса колхозного производства. Если в 1941 г. на его долю в СССР приходилось 68,3% валовой продукции сельского хо­зяйства, то в 1942 г. - 66,6%, а в 1945 г. - лишь 53,1%. Несколько выше доля коллективных хозяйств была на Урале, но и здесь она заметно уменьшилась. Особенно заметен этот процесс был в промышленно развитых областях края. В государственном секторе, несмотря на резкое сокращение числа советских хозяйств, размеры производства оставались примерно на одном уровне. Ликвидация части совхозов ком­пенсировалась интенсивным созданием подсобных хозяйств промышленных предприятий, организаций и учреждении.

Противоречиво развивался индивидуальный сектор. Тяжелое положение с продовольствием вызвало быстрый рост числа огородников. Доля продукции хозяйств рабочих и служащих на Урале возросла с 5,1% в 1941 г. до 10,9% в 1945 г. и была значительно выше, чем в среднем по стране. Несколько сократилось в рамках УЭР производство колхоз­ного двора. Однако эта тенденция была характерна не для всех районов Урала и проявлялась весьма неравномерно. Уменьшилась и продукция хозяйств единоличников, однако их роль в сельскохозяйственном производстве не изменилась.

Расчеты показывают, что, несмотря на сокращение производства, колхозы, по–прежнему, оставались главными производителями сельскохозяйственной продукции. За ними в порядке убывания следовали хозяйства колхозников, госу­дарственный сектор, хозяйства рабочих и служащих. Соот­ношение между ними оставалось тем же, что и до войны, од­нако разрыв в масштабах производства заметно уменьшился. Более того, в некоторых районах Урала это соотношение выглядело иначе. Так, в Свердловской области по объему производства на второе место вышли хозяйства рабочих и служащих, в Челябинской - государственный сектор.

В условиях военного времени в связи с оккупацией части территории СССР и эвакуацией миллионов людей в та­ловые районы, значение сельского хозяйства Урала возросло. Если в 1940 г. на его долю приходилось 7,3% валовой про­дукции сельского хозяйства страны (в ценах 1926/27 гг.), то в 1941 г.— 10,2%, 1942 г. - 12.8%, 1943 г. - 9,2%, 1944 г. - 7,4%, в 1945 г. - 8,1%. Всего за годы Великой Отечественной войны сельское хозяйство на Урале произвело сельскохозяйственную продукцию стоимостью 6,3 млрд. руб. (в ценах тех лет), что составило (9,4%) союзного производства. В докладе исследуется вклад отдельных областей и республик Урала в продовольственный баланс страны, определяется их доля в союзном сельско­хозяйственном производстве, приводятся данные о продукции сельского хозяйства в расчете на душу населения, уровне производственного использования земли, показаны изменения в отраслях сельского хозяйства.

----------------------------------------------------------------------------------------

* Ранее опубликовано в кн.: Тезисы докладов XXIII Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории. М., ИИ АН СССР, 1991. С. 46 – 48.

Динамика зернового производства на Урале

в послевоенные годы (1946 – 1965 гг.)*

Зерновое производство имеет особое значение для сельского хозяйства страны. От уровня его развития зависит обеспечение населения страны хлебом и хлебопродуктами, а промышленности сырьем. Зерно — это основной продукт питания, а производство продуктов питания является самым первым условием жизни непосредственных производителей и всякого производства вообще.

Состояние зернового хозяйства СССР привлекает внимание исследователей, ему посвящен ряд специальных работ (1). В лите­ратуре имеются сведения и о развитии зернового производства на Урале (2), однако они не позволяют характеризовать развитие отрасли в послевоенные годы. Данная проблема весьма актуальна, поскольку именно валовой сбор венчает труд хлебороба.

Уралу принадлежит важная роль в зерновом хозяйстве страны. В начале 1960-х гг. доля зерна в структуре валовой продукции сельского хозяйства региона в стоимостном выражении составляла примерно треть (3). Особенно ярко зерновое направление сельского хозяйства края имело в начале XX в. В последующие годы в связи с ростом городского населения и развитием пригородного хозяйства удельный вес посевов зерновых сократился. Если в 1913 г. зерновые на Урале составляли 95, 4% всех посевов, то в 1928 г. — 92,5%, в 1940 г. — 84,1. В последнем предвоенном году посевы зерновых на Урале занимали 12,2 млн. га, на долю региона приходилось 9,6% общесоюзного производства зерна (4).

Война нанесла огромный ущерб сельскому хозяйству. Значительной была убыль трудоспособных крестьян из деревни, в результате нагрузка посева в расчете на одного трудоспособного была на Урале выше общесоюзной. Крайне отрицательно на состоянии земледелия сказалось и сокращение деятельности МТС. Высокомеханизированное зерновое хозяйство края пострадало из-за этого в наибольшей степени. К негативным для отрасли последствиям привело и расширение посевов в начальный период войны. На Урале не было для этого необходимых условий. В результате тысячи гектаров остались неубранными, и ушли под снег, потери значительно превышали прирост.

В годы войны из-за увеличения городского населения и острой нехватки продовольствия в промышленных областях ускорили изменение специализации сельского хозяйства. Были приняты меры по увеличению производства картофеля, овощей, мясомолочной продукции. Развитие пригородного хозяйства, происходило одновременно с сокращением колхозного сектора — основного производителя зерна, что привело к уменьшению посевов зерновых. В 1945 г. по отношению к 1940 г. посевы зерновых на Урале сократились на треть, валовой сбор зерна — наполовину (5). Уровень 1945 г. стал той исходной базой, с которой началось восстановление сельского хозяйства после войны.

В первые послевоенные годы тяжелое положение с продовольствием требовало принятия срочных мер по увеличению производства зерна. В декабре 1946 г. Совет Министров СССР принял постановление «О расширении посевных площадей и повышен урожайности зерновых культур, особенно яровой пшеницы, в восточных районах СССР» (6). В нем предусматривалось расширен посевов в колхозах и зерновых совхозах в Казахстане, Сибири, Урале на 8 млн. га, в том числе зерновых на 6,5 млн. га. Большое внимание восстановлению зернового производства уделялось на февральском (1947 г.) Пленуме ЦК ВКП (б). Ставилась задача за счет повышения урожайности и расширения посевов в течение 1947 – 1949 гг. восстановить довоенный уровень производства зерна и значительно превзойти его к концу пятилетки (7).

В первые послевоенные годы рост производства в земледелии достигался главным образом экстенсивными методами, за счет восстановления и расширения посевов. Большие земельные массивы и отсутствие развитой сельскохозяйственной индустрии выдвигали этот путь развития сельского хозяйства в качестве основного. За четверную пятилетку посевы на Урале достигли 13,9 млн., составив 139,0% к уровню 1940 г. Быстро восстанавливались и посевы зерновых. Об этом свидетельствует их динамика на Урале (8). Изменилась и структура посевов зерновых: вдвое возросла доля пшени­цы (с 2,5 млн. га в 1946 г. до 4,7 млн. га в 1950 г.), площади под гречихой, ячменем и бобовыми остались на прежнем уровне, а ржи сократились.

Острой проблемой для сельского хозяйства было повышение урожайности зерновых. Ее решали, усовершенствуя культуру зем­леделия. Особое внимание уделялось восстановлению севооборо­тов, расширению посевов многолетних трав, введению паров, вне­сению удобрений и др. Однако повышение урожайности шло медленно. Большой ущерб сельскому хозяйству нанесла засуха, которая весной и ле­том 1946 г. захватила значительную часть страны, в том числе и Урал. Огромные площади зерновых погибли. Во всех областях края, за исключением Пермской области, урожай был ниже уровня 1945 г. Однако в других зерновых районах страны потери были еще значительнее, в результате доля уральского хлеба в продо­вольственном балансе СССР возросла.

Малоурожайными на Урале были и последующие три года. Сборы зерна заметно колебались. Удачным для зернового хозяй­ства оказался 1950 г., что позволило добиться резкого увеличения валового сбора хлеба. По сравнению с 1945 г. он увеличился в крае вдвое. Это было выше, чем в целом по СССР и РСФСР (со­ответственно 1,7 и 1,8 раза) (9). Решающую роль в производстве зерна сыграли колхозы, доля остальных категорий хозяйств со­ставляла в среднем за пятилетку 13,6%.

После урожайного 1950 г. рост сельскохозяйственного произ­водства в стране прекратился, а на Урале оно стало даже сокра­щаться. Заметно уменьшились и сборы зерна. В 1951 г. по срав­нению с 1950 г. сбор зерна на Урале сократился на 20,4%, в 1952 г. — на 25,3%, заготовки соответственно — на 1,0% и на 24,1% (10). Причины были не только в погодных условиях, но и в тех проблемах, которые накопились в сельском хозяйстве. В нача­ле 1950-х гг. были исчерпаны и преимущества роста сельского хо­зяйства, связанные с его восстановлением.

Начиная с 1953 г. в стране предпринимались энергичные меры по подъему аграрного сектора экономики. Были увеличены капи­тальные вложения, введены новые закупочные цены на многие ви­ды продукции, упорядочена система налогообложения, усилены материальные стимулы к труду, совершенствовалась планирование и т. д. Одной из срочных мер по преодолению отставания отрасли стало освоение целинных и залежных земель, начавшееся по ре­шению Февральско - мартовского (1954 г.) Пленума ЦК КПСС (11).

В начале 1950-х гг. в СССР, в том числе и на Урале, имелись крупные земельные массивы, пригодные для использования в сельском хозяйстве. Благодаря их распашке в 50 – е гг. размеры посевов на Урале возросли в 1,4 раза. Прирост произошел за счет зерновых и особенно кормовых культур. Целинные земли находились преимущественно в засушливой зоне и требовали новой системы земледелия. Однако в агротехнике были допущены серьезные ошибки. В целинных районах вводилась монокультура пшеницы, запахивались многолетние травы, сокращались чистые пары, мало применялись удобрения и т. д. Поля стали засоряться, усилилась подверженность почв ветровой и водной эрозии. Урожайность зерновых в целинных районах была невысокой.

Меняется и структура посевов. Быстро растет удельный вес яровой пшеницы, в основном за счет целинных районов Южного Урала. В 1960 г. на ее долю приходилось свыше половины (с 1930 г. 56,9%) всех посевов зерновых на Урале (12). Растут посевы твердой и сильной пшеницы, отличающиеся высокими достоинствами, главное из которых — повышенное содержание в зерне белка. В Свердловской области расширились посевные площади под зер­нофуражными культурами — ячменем, овсом, викой на зерно, что должно было обеспечить потребности животноводства в высоко­калорийных кормах.

Освоение новых земель сыграло решающую роль в увеличении производства зерна. Для изучения закономерностей валовых сбо­ров пользуются различными приемами обработки рядов динами­ки. При этом широкое применение находит метод средних величин. Данные о валовых сборах показывают, что если в годы пятой пятилетки среднегодовой сбор зёрна составлял 8,5 млн. т, то в шестой — 12,2 млн. т. Прирост зернового производства в целом по стране был несколько ниже (43,5% на Урале, 37,3% в СССР). Это позво­лило с 3,5 до 4,9 млн. т увеличить среднегодовые заготовки ураль­ского хлеба (13). Весь прирост произошел за счет южноуральских районов, осо­бенно Оренбургской области. В нечерноземных районах масштабы зерно­вого производства изменились незначительно, а в Пермской обла­сти даже сократились, что было вызвано развитием пригородного хозяйства.

На рубеже 1950 – 60 – х гг. сельское хозяйство Урала столкнулось с серьезными трудностями. Они были вызваны сокращением капи­тальных вложений в отрасль, реорганизацией МТС, в результате чего во многих колхозах снизился достигнутый ранее уровень экс­плуатации и ремонта техники, повсеместным внедрением пропаш­ной системы, что привело к распахиванию лугов и пастбищ и лик­видации паров. В результате резкого сокращения площади чистых паров посе­вы зерновых на Урале достигли в 1963 г. своего максимума (14). Ликвидация паров в районах недостаточного увлажнения нанесла значительный ущерб производству зерна. Февральский (1964 г.) Пленум ЦК КПСС отметил, что увеличение производства зерна происходило в основном за счет расширения посевов, и поставил задачу всемерной интенсификации сельскохозяйственного произ­водства, в том числе и зернового (15).

Негативным изменениям подверглась структура посевов, без учета региональных особенностей огульно насаждалась кукуруза. Ее стали выращивать даже в тех районах, где она давала низкие урожаи зеленой массы. Урожайность зерновых снизилась. Если в годы четвертой пятилетки она составляла на Урале в среднем 6,2 ц/га (в СССР — 6,7 ц/га), в пятой — 6,7 ц/га (в СССР — 8 ц/га), в шестой — 9 ц/га (в СССР — 10,1 ц/га), то в седьмой — 8,9 ц/га (в СССР — 10,2 ц/га) (16).

Из-за снижения урожайности в первой половине 60-х гг. на Урале произошло замедление темпов роста зернового производст­ва, несмотря на существенное увеличение посевов. При этом как урожайность, так и валовые сборы подвергались сильным колеба­ниям по отдельным годам, находясь в постоянной зависимости от погодных условий. Например, в 1965 г. валовой сбор зерна на Урале был на 4 млн. т (27,9%) ниже уровня предыдущего года.

Одним из методов анализа динамики зернового производства является выявление среднегодовых размеров прироста и среднего­довых темпов роста за различные периоды. Среднегодовой прирост исчисляется как частное от деления разности между размерами валового сбора за последний год периода и за год, предшествую­щий этому периоду, на число лет периода. Следовательно, абсо­лютный среднегодовой прирост зерна за 1946—1965 гг. будет ра­вен 280,1 тыс. т.

Среднегодовой темп роста исчисляется как среднее геометриче­ское. Следовательно, среднегодовой темп роста будет равен для чет­вертой пятилетки 1,23; пятой — 0,99; шестой — 1,02; седьмой — 0,95. Расчеты показывают, что в четвертую и шестую пятилетки количество вала зерна ежегодно в среднем возрастало, а в пятую и седьмую сокращалось. Для четвертой пятилетки среднегодовой темп роста составил 23,0%, шестой — 2,0%, пятой — 1,0%, седьмой — 5,0% (17).

Важно проследить не только изменение общего валового сбора зерна, но и влияние на него различных факторов. Ин­декс валового сбора может быть разложен на индекс размера по­севной площади и индекс средней урожайности. Индекс показывает, что общее увеличение производства зерна на Урале за 1946—1965 гг. в 2,5 раза, или на 146,0%, достигнуто при увеличении посевных площадей на 77,0% и росте средней уро­жайности на 39,0%.

Влияние этих факторов (посевных площадей и урожайности) на изменение валовых сборов может быть определено путем разложения абсолютного прироста по факторам. Такое разложение производится методом прямого подсчета. Если учесть, что в 1946 г. на Урале с 8151 тыс. га собрали 4196,6 тыс. т зерна при средней урожайности 5,15 ц/га, то в 1965 г. эти показатели составляли соответственно 14448,1 тыс. га, 10372,1 тыс. т и 7,18 ц/га, то прирост за счет изменения размеров посевов составил 32430,1 тыс. ц или 3243 тыс. т, а за счет роста урожайности — 29329 тыс. ц или 2933 тыс. т.

Влияние этих факторов можно выразить в относительных пока­зателях. В общем приросте валового сбора в 6176 тыс. т увеличение за счет роста посевных площадей составило 52,5%, а за счет повышения урожайности — 47,5%. Таким образом, расчеты пока­зывают, что роль интенсивных и экстенсивных факторов в росте зернового производства на Урале была примерно одинаковой при незначительном преобладании последних.

Важным является вопрос о социальной структуре зернового производства. В первое послевоенное десятилетие основным производителем зерна на Ура­ле, как и в стране в целом, были колхозы. Доля остальных кате­горий хозяйств (подсобные хозяйства промышленных предприя­тий, совхозы, хозяйства населения) составляла менее 15%. Во второй половине 1950-х гг. роль колхозов уменьшилась, что было связано с ускорением развития совхозного сектора. Освое­ние целины и массовое преобразование колхозов в совхозы приве­ли к более, чем десятикратному росту зернового производства на полях советских хозяйств. Разрыв в масштабах производства меж­ду колхозным и государственным секторами заметно уменьшился. В 1964 г. колхозы Уральского экономического района произвели 7,4 млн. т зерна, а совхозы — 7 млн. т; в 1965 г. — 6 и 4,3 млн. тонн (18).

Удельный вес подсобных хозяйств промышленных предприятий и личных подсобных хозяйств колхозников в послевоенные годы последовательно сокращался. Что же касается посевов зерновых культур в единоличных крестьянских хозяйствах и на огородах рабочих и служащих, то они в конце 50-х гг. практически исчезли. Проводимая в 1950—60-е гг. реорганизация форм сельскохозяйст­венного производства, а также значительные колебания урожаев затрудняют выявление основных закономерностей их сборов. Поэтому более достоверный результат дает применение метода сколь­зящей средней.

Применяя этот метод, мы исключаем наиболее резкие колеба­ния, обусловленные погодными условиями каждого года. В этом случае фактические данные каждого года заменяются средними, исчисляемыми из нескольких фактических соседних уровней с от­несением расчетного уровня к середине периода. Периоды для всего динамического ряда должны быть одинаковыми, постепенно сдвигающимися на один период вниз от начального ряда. При ис­пользовании метода скользящей средней фактические данные не­сколько нивелируются от влияния особенностей каждого года, про­является общая тенденция. Точность таких средних величин зависит от длины периода скольжения и колеблемости изучаемого признака, то есть длины периода колебания.

Средняя скользящая по пятилеткам вначале отчетливо прояв­ляет тенденцию повышения валовых сборов зерна на Урале в пер­вые послевоенные годы. Затем следуют периоды (1951 —1955, 1957—1961, i960—1964, 1961 —1965 гг.), дающие основание пола­гать, что тенденция нарушилась. Однако по средней скользящей десятилетий можно убедиться, что тенденция повышения валового сбора зерна, хотя и с разной степенью интенсивности, неуклонно проявляет себя в течение всего исследуемого периода.

Анализ динамики показывает, что основная часть зерна — свы­ше 3/4 производилась на Южном Урале. За 1946—1965 гг. боль­ше всего зерна вырастили в Оренбуржье — 48,7 млн. т, что со­ставило 24,6% его сбора на Урале. Далее следуют Башкирия (44,7 млн. т — 22,5%), Курганская (30,8 млн. т — 15,5%), Челя­бинская (27,5 млн. т — 13,9%) Пермская (17,7 млн. т — 8,9%), Свердловская (17,2 млн. т — 8,7%) области и Удмуртия (11,6 млн. т — 5,9%). В эти годы на Урале вырастили 198,2 млн. т зерна, что составило 9,8% его общесоюзного производства. Примерно такой же была доля региона и в заготовках. За 1951—1965 гг. Урал дал стране 69,7 млн. т зерна, что составило 10,4% его заготовок и за­купок в СССР (19). Это достаточно много, если учесть, что в ураль­ской деревне в 1959 г. проживало лишь 6,8% сельского населения страны. В расчете на душу сельского населения зерна на Урале произвели в 1,3 раза больше, чем в РСФСР, и в 1,6 раза больше, чем в СССР. Регион не только обеспечивал свои потребности, но и давал часть продукции в общесоюзный фонд (20).

Таким образом, за два послевоенных десятилетия индекс вало­вого сбора зерна составил на Урале 146,0%. Прирост произошел в основном за счет Оренбуржья и Башкирии — главных житниц ре­гиона. В нечерноземных районах масштабы зернового производ­ства возросли незначительно. Анализ показывает, что тенденция повышения сборов харак­терна для всего региона. Среднегодовой прирост производства зерна за 20 лет составил на Урале 280,1 тыс. т. Однако среднего­довые темпы роста были неодинаковы. В годы четвертой и шестой пятилеток они возрастали, пятой и седьмой — снижались. Разло­жение абсолютного прироста по факторам показало, что роль ин­тенсивных и экстенсивных факторов была примерно одинакова при незначительном преобладании последних.

Для развития сельского хозяйства Уральского экономического района в 1946—1965 гг. характерно замедленное развитие в пер­вые восемь лет, быстрый подъем во второй половине 50-х гг. и де­прессия в начале 1960-х гг. Несмотря на рост сельскохозяйственного производства, роль Урала в формировании продовольственного фонда страны снизилась. Исключение составляли зерновые. В го­ды четвертой пятилетки на долю сельского хозяйства Урала при­водилось 9,1% общесоюзного производства зерна, в пятой — 9,6%, шестой — 10, седьмой — 10,1%. В расчете на душу сельского насе­ления регион производил и поставлял стране значительно больше зерна, чем в среднем по РСФСР и СССР. Это способствовало уве­личению хлебного фонда страны, однако отрицательно сказыва­лось на решении главной задачи сельского хозяйства края — обе­спечении собственного населения основными продуктами питания.

------------

Коваль Т. А. Зерновое хозяйство СССР (Экономические очерки). М., 1965; Бурлаков Ю. М. Зерновое хозяйство Казахстана. Алма-Ата, 1972; Бараш С. И. Экономический анализ динамики посевных площадей пшеницы в СССР с использованием методов математической статистики (1920—1971 гг.) // Зап. Ленингр. с.-х. ин-та. Т. 235. Л., 1973; н др.

2. Нагаев Ю. А. О рентабельности производства зерновых культур на Урале // Вестник сельскохозяйственной науки. М., 1965. № 4; История народно­го хозяйства Урала (1946—1985). Ч. 2. Свердловск, 1990.

ЦГА РСФСР. Ф. 262. Оп. 5. Д. 3032. Л. 183, 197, 211, 226, 239, 253.

ЦГАНХ СССР. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 5295. Л. 1, 57, 69—74.

Там же Д. 5296. Л. 59—66.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 194;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная