Материальное положение колхозников Среднего Урала
Лекции.ИНФО


Материальное положение колхозников Среднего Урала



в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.)*

Среди проблем, связанных с историей советского крестьянст­ва в период Великой Отечественной войны, особое место занимает проблема материально-бытового положения колхозников. Актуальность ее заключается, прежде всего, в том, что без изучения материальных условий, в которых находилось крестьянство, невозможно в полной мере оценить величие его трудового и патриотического подвига.

В историографии неоднократно отмечался тот факт, что раз­работка данной проблемы находится в начальной стадии (1). Достаточ­но глубоко освещается материально—бытовое положение крестьянства только в монографиях Ю. В. Арутюняна и В. Б.Островского, напи­санных на общесоюзном материале (2). Следует отметить и работы В.Ф.Зимы, который, привлекая большой фактический материал, иссле­дует положение колхозников Центрального Нечерноземья (3).

Неизученным остается материально-бытовое положение уральского крестьянства. В исторической литературе нет ни одной работы, где бы характеризовалась эта проблема; отдельные факты содержатся в ис­следованиях Р.Р. Мухаметднова, В.М. Половникова, Р.П.Толмачевой (4). В данной статье делается попытка частично восполнять этот провал и на материалах годовых отчетов колхозов и бюджетов кол­хозников показать материальные условия, в которых находились свердловские колхозники в годы Великой Отечественной войны.

За 1941-1945 гг. на Среднем Урала сократилось население кол­хозов. Особенно уменьшилось количество трудоспособных, их числен­ность составила в 1944 г. 61,4% от уровня 1940 г. (5). Ослабла материально - техническая база колхозов, меньше стало молотилок, сено­косилок, жаток, культиваторов. За годы войны на 90,6% уменьши­лось количество грузовых машин в колхозах, на 16,4% сократился парк МТС (6). Нехватка горючего, запасных частей, снижение квалификации механизаторов ухудшило использование техники. Выработка на условный 15-сильный трактор в МТС уменьшилась о 442 га пяткой пахоты в 1940 г. до 320 га в 1945 г., выработка на ус­ловный 15-фунтовый комбайн - с 212 до 122 га. Объем работ МТС составил в 1943 г. 44,5%, а в 1945 г. 62,7% от уровня 1940 г.(7). В колхозах резко упала механизация основных сельскохозяйственных работ. В 1943 г. вспашка паров бала произведена тракторами МТС на 62% к общему объему данной работы и колхозах, против 95,3% в 1940 г.; посев яровых составил соответственно 43 и 59,5%, озимых - 22,5 в 77,4% и т.д. На 12,5% уменьшилась в 1943 г. площадь посевов в колхозах, ухудшилась агротехника (8). В 1944 г, только 3- 4, % а в 1945 г. - 3,3 % колхозов имели правильные севообороты (9). Все это повлияло на урожайность и валовые сборы сельс­кохозяйственных культур, и, прежде всего зерновых, посевы которых занимали в исследуемый период более 75 % посевной площади колхо­зов (10). В результате валовой сбор зерна сократился к концу войны в два раза (11). В насколько лучшем положении находилось животно­водство. Уменьшилось поголовье лошадей, а свиней, однако крупного рогатого скота, овец, коз, птицы стало больше (12). Значительно увеличились денежные доходы колхозов, Появилась даже хозяйства с денежным доходом, превышавшим млн. рублей. В 1943 г. насчитывалось 14 колхозов-миллионеров (13). Но при этом надо принимать во внимание, что фактическая стоимость денег за годы войны резко уменьшилась.

Некоторые сельскохозяйственные артели в условиях военного времени продолжали успешно развивать свое общественное хозяйство. В колхозе «Заря» Ачитского района в два реза расширились посев­ные площади, увеличилась урожайность зерновых я сдано в 1943 г, государству в 6 раз больше продукция, чем в 1939 г. В колхозе велось большое строительство: вступили в строй механическая и бондарная мастерские, телятник, засолочный пункт, электростанция (14).

Однако большинство сельскохозяйственных артелей находились в тяжелом положении. В колхозе имени Карла Марков Пышминского района нарушились севообороты, сократилась посевная площадь, часть пахотной земли оказалась заброшенной и заросла кустарником. Бо­лее чем в два раза сократилась урожайность зерновых, кормов не хватало. В 1944 г. на свиноферме осталось 5 свиноматок. Все жилые производственные помещения нуждались в ремонте. Полы скотных дво­ров, крыши, внутренние перегородки прогнили, купить стройматери­алы было не на что (15). В колхозе имени Сталина Невьянского района остались почти одни женщины. В I942 г. на одного трудоспособного там производилось 70 га облагаемой площади. Закрепленное ко­личество земля колхоз освоить не смог я имел большую задолженность по всем видам натуральных поставок (16).

Ослабление экономики существенно отразилось на фондах распределения в колхозах. Удельный вес доли распределения в валовых сборах и денежных доходах уменьшился. Если в 1940 г, количество зерновых, выделяемых для распределения по трудодням, составило 15,5% валового сбора, то в 1945 г. - 12,9%; количество денег, выделяемых для этой же цели, составило соответственно 32,9 в 29,1% денежного дохода колхозов. В связи с ростом денежных доходов кол­хозов денег для распределения выделялось больше, чем до войны, а вот зерновых - значительно меньше. В 1945 г. зерновых для распределения было выделано на 58,9 % меньше, чем в 1940 г. (17).

Доходи колхозников от общественного хозяйства зависели от экономического состояния колхозов и степени участия в колхозном производства. Интенсификация труда колхозников Среднего Урала значительно возросла, выработка трудодней на одного трудоспособ­ного увеличилась с 298, а 1940 г. до 359 в 1945 г.(18). Однако вследствие уменьшения фондов распределения в колхозах, выдача по трудодням сократилась (19).

Правда, выдача денег на трудодни несколько увеличилась, но это не могло возместить уменьшения поступления зерновых. Выдача зерно­вых из общественного хозяйства сократилось в насколько раз. В 1940 г. в среднем по области на трудодень было видано 1,95 кг зерновых, а в 1943 - только 0,41 кг. В I944-1945 гг. положение в сельском хозяйстве несколько улучшилось, в результате зерновых стали выдавать больше.

В оплате труда колхозников наблюдалась значительная диффе­ренциация. Были колхоза с более высокой оплатой трудодня, В 1944 г. 15,8% колхозов определяли к выдаче на трудодень более I кг зер­новых, а одни колхоз - более 2 кг. Одновременно 15,1% колхозов определили к выдаче на трудодень менее 300 г зерновых (20). При этом надо иметь в виду, что часто продукты и деньги, определенные к выдаче, выдавались на полностью и сельскохозяйственные артели имели больную задолженность по расчетам с колхозниками. За годы войны количество таких колхозов значительно увеличилось. Если в 1940 г, 11,1% сельскохозяйственных артелей должны были колхозни­кам по натуральным расчетам, то в 1945 г. – 30,5 % (21). На I января 1945 г. колхозы должны были только зерновых 136 тыс. Ц. 92,8 тыс. колхозникам (22).

Некоторые сельскохозяйственные артели совсем не оплачивали трудодни. В 1943 г. из 2181 колхозов области 4 не выдавали на тру­додни зерновые и бобовые, а 99 – деньги (23). Что же касается другой сельскохозяйственной продукции, то ее распределяло весьма незначительное количество колхозов (24).

В последний год войны уменьшилось число коллективных хозяйств, выдавших по трудодням картофель и овощи; мяса и молока стали рас­пределять больше. Увеличение выдачи мяса и молока связано с успе­хами, достигнутыми колхозниками Среднего Урала в развитии живот­новодства. В 1945 г. Свердловская область была признана победите­лем во Всесоюзном социалистическом соревновании за подъем живот­новодства и награждена переходящим Красным знаменем ГКО (25).

Важным фактором материального стимулирования членов, коллек­тивных хозяйств была дополнительная оплате труда за повышение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животно­водства. Наибольшее распространение получила дополнительная оплата труда в I944-I945 гг. В 1945 с дополнительную оплату начислили 74.I % колхозов области (26). Колхозники получили 12 200 ц. зерна, 13 500 ц. картофеля, 6600 ц. овощей, другие сельскохозяйственные, продукты - мед, яйцо, молоко, мясо - и 84 тыс. рублей. В 1361 колхозе начислили дополнительную оплату молодняком животных. К выдаче было определено 4632 поросят, 2716 телят, 5563 ягнят, 1108 голов птицы. По дополнительной оплате колхозники получили значительное количество продуктов. В 1945 г. на одного члена сельскохозяйственной артели, получившего дополнительную оплату труда, приходилось в среднем 96 кг зерновых,-105 кг картофеля, 52 кг овощей, 6,6 руб. денег, 0,37 поросенка, 0,44 ягненка и т. д. ((27).

В колхозе «Объединение» Красноуфимского района комсомольско-молодежное звено Любы Петровой в составе 10 человек по дополнительной оплате получила в 1945 г. 400 ц. картофеля, 340 ц. капусты, 135 ц. моркови (28). Всего за I94I-I945 гг. дополнительную оплату получили 65 тыс. свердловских колхозников» Применялась в сельскохозяйственных артелях и такая мера материального стимули­рования, как начисление трудодней за хорошую работу» однако явно недостаточно. Трудодней больше вычитали, чем начисляли. В 1945 г. 80 колхозов начислили 15 тыс. трудодней, а 297 колхозов вычли 52 тыс. трудодней (29).

Сильное влияние оказала война и на личное подсобное хозяй­ство. В тяжелом положении оказалось животноводство колхозников. Поголовье личного скота сократилось с 448,8 тыс. голов в 1940 г. до 310 тыс. в 1945 г.(30). Основной причиной сокращений поголовья являлась необеспеченность кормами. Колхозы не могли выполнять Устав сельскохозяйственной артели и выдавать по возможности кор­ма для личного скота в счет трудодней. Кормов не хватало и для общественного скота, своих же посевов кормовых культур у колхоз­ников было мало, и они не обеспечивали потребности животноводства. Наиболее значительно сократилось поголовье скота в I94I - I943 гг. Учитывая сложившееся положение, исполком облсовета и обком ВКП (б) привяли в марте 1942 г. Постановление «0 мерах сохранения молод­няка и увеличении поголовья скота в колхозах» (31). Постановление обязывало райсоветы и райкомы ВШ (б) организовать помощь колхоз­никам в приобретении телок путем закупки через колхозы. Прини­мались меры и по улучшению кормовой базы индивидуального животноводства. Постановление СНК и ЦК ВКП (б) от 13 апреля 1943 т. «О мерах увеличения поголовья скота в колхозах я совхозах и по­вышения его продуктивности» обязывало облисполкомы оказывать кол­хозникам помощь в обзаведении скотом и предоставлять для скота колхозников пастбищные участки (32).

Положительное влияние на индивидуальное животноводство ока­зало уменьшение контрактации скота. Вели в 1940 г. для укрупнения колхозных животноводческих ферм у индивидуальных владельцев было куплено 38,9 тыс. голов скота, то в 1945 г, - всего 17,7 тыс. (33). Увеличилась выдача колхозникам молодняка в качестве допол­нительной оплаты труда. В 1943 г. по дополнительной оплата труда было видано 948 голов, а в 1945 г. - 12 970 голов молодняка (34). Значительное количество скота продавалось членам сельскохозяйственных артелей с животноводческих ферм. За I94I-I945 гг. колхозникам бы­ло продано 311,7 тыс. голов окота (35). В результате существенно изменилась численность колхозных дворов, на имениях скота.

В результате, если в среднем по СССР численность хозяйств без скота увеличилась, то на Среднем Урала наоборот – уменьшилась (36). Значительно меньше было в области бескоровных дво­ров, наличие же коровы в хозяйстве существенно улучшало питание крестьянской семья. Из числа дворов, имевших коров, абсолютное большинство держало одну. В 1945 г, 98,1% хозяйств вмели одну корову, 1,8 - две, 0,01% - три, а 0,09% хозяйств держали одну корову совместного пользования (37).

В I94I-I945 гг. численность скота колхозников значительно сократилась. На I января 1946 г. поголовье крупного рогатого ско­та колхозников в СССР составило от уровня 1940 г. 93%, овец и коз 57, свиней – 38%, а в Свердловской области соответственно 98,2; 58,4; 28,9% (38). Из отдельных видов окота наибольшему сокращение подверглось стадо свиней, для которых требовались наиболее дефицитные в усло­виях войны корма - картофель и концентраты (39).

Уменьшилась численность крупного рогатого скота, овец и коз в личном пользовании колхозников. Значительно ухудшилась обес­печенность хозяйств колхозников овцами и свиньями, обеспеченность крупный рогатым скотом, несмотря на сокращенно его численности, несколько улучшилось. Улучшение обеспеченность крупным рогатым окотом при умень­шении численности связано с сокращением на Среднем Урале числа колхозных дворов (40).

В период Великой Отечественной войны усилилась заинтересо­ванность крестьянства в приусадебных участках. На 70 % сократилось по области число хозяйств, которые не имели посевов. Тем не менее посевная площадь приусадебных участков увеличилась весьма незна­чительно и была меньшей, чем в средней по стране. В СССР площадь посева в среднем на колхозный двор увеличилась о 0,24 до 0,28 га, в на Среднем Урале - с 0,14 до 0,15 та. В 1940 ,г. посевы колхоз­ников занимали 1,8% посевной площади Свердловской области» а в 1945 г. – 1,9% (41). Происходит изменение и в структуре посевов: воз­растает удельный вес картофеля, уменьшаются посевы технических культур, увеличиваются посевы зерновых.

Структура посевов колхозников на Среднем Урале имеет своя осо­бенности, Главная ив них - большой удельный вес картофеля и ово­щей, посевы которых составляли 96-98 % посевной площади на приу­садебном участке. В СССР удельный вес картофеля и овощей значительно ниже: в 1944-1945 гг. они занимали 62% посевной площади, а 31 % составляли зерновые. Весьма незначительную часть огородов у свердловских колхозников посевы технических культур. В 1944 т. по стране в целом они составила менее 7% всей площади посевов на приусадебных участках колхозников, а на Среднем Урале – только 2.5 % (42).

В 19З0 – е гг. на Среднем Урале начали распространяться плодово-ягодные насаждения, в основном в южных и юго-восточных районах - Арамильском, Белоярском, Каменском (43). В 1945 г. 11544 хозяйства колхозников имела 20,7 га земляники, малины, клубники и 10870 фруктовых деревьев, в основном яблонь. Урожайность фруктовых де­ревьев была низкой, только 12% деревьев довели хороший урожай (44).

Представляется нужным выяснеть и размеры поступлений продуктов от личного подсобного хозяйства колхозников в Свердлов­ской области. Поступление картофеля, овощей, молока от личного подсобного хозяйства в период Великой Отечественной войны значительно уве­личилось, а мяса и яиц резко упало. Личное подсобное хозяйство было единственным поставщиком картофеля, мяса, молоке, яиц и почти единственным - овощей. Только зерновыми общественное хозяйство обеспечивало потребности членов сельскохозяйственных ар­телей более чем наполовину (45).

Посевы зерновых на огородах колхозников несколько увеличи­лись, однако они давали менее 1% прихода (46). Это обусловило одну из особенностей материального положения колхозников Свердловской области. На Средней Урале крестьяне получали от личного подсобного хозяй­ства картофеля, мяса, молока, яиц больше, чем в среднем по Совет­скому Союзу, но значительно меньше получали зерновик. Если в 1944 г. в СССР на душу населения было получено с приусадебного участка 30,04 кг зерновых, то в Свердловской области - только 0,9 кг (47).

Зависимость крестьянства от яичного подсобного хозяйства усилилась связью с рынком. Колхозника сильно нуждалась в хле­бе, кроме того, нужны была промышленные товары и деньги для уп­латы налогов и сборов. Поэтому, не имея избытков сельскохозяйст­венной продукция, они вынуждены были все равно везти часть про­дуктов на рынок. Даже в наиболее тяжелом для сельского хозяйства 1943 г, колхозники продали и обменяли приблизительно 9% прихода картофеля, столько же овощей и 2% прихода молока (48). С первых месяцев войны цены на колхозных рынках стали быстро расти, и увели­чились на ряд продуктов в 15-19 раз (49). Резко выросли рыночные цены на Среднем Урале. Если в 1942 г. государственная цена килограмма говядины составляла 10-12 pyблей, литра молока - 2-2,2 руб., то их рыночная цене была во много раз выше.

Так, в 1942 г. на рынке 1 кг говядины стоил ИЗ руб., I л молока - 67, 1 кг картофеля - 9 руб., а в 1943 соответственно 202, 53, 81, в 1944 - 100,27, 6 руб. (50). В городах чувствовалась острая нехватка продовольствия х продажа продуктов на рынках всячески поощрялась. В феврале 1942 г. в пригородных поездах были даже выделены специальные вагоны для колхозников и единоличников, едущих на ринка с продуктам (51). В 1943 г. цены на продукты повысились еще больше, но продажа их на рынках не увеличилась, в, наоборот, уменьшилась. Быстрый рост цен делал невыгодной продажу, и колхозника предпочитала обмен. Бюджеты за I94I-I942 гг. не содержат графы «отдано в обмен», но за 1943-1945 гг. показывают, что значительная, а в 1943 г. основ­ная, часть продуктов не продавалась, а обменивалась.

Сокращение продажи продуктов не уменьшило доходов колхозни­ков. Если в 1940 г. годовой доход крестьянское семьи составлял в среднем 3017 руб., то в 1943 г. - 5945 руб., т.е. увеличился на 49,2 (52). В 1944-1945 гг. в связи со снижением рыночных цен доходы колхозников несколько уменьшились, однако они все равно намного превосходили довоенный уровень (53).

Говоря об увеличении денежных доходов, необходимо учитывать тот факт, что в условиях военного времена их рост вовсе не озна­чал улучшения материального положения крестьянства. Параллельно с ростом доходов увеличивались и налоги, а промышленные товару колхозники приобретали в основном на рынке по сильно возросшим ценам. Более половины денежного дохода в бюджете крестьянской семьи приходилось на продажу продуктов и окота и плату за обязательные поставки. Значительную часть денежник поступлений давала работа по найму. В 1940 г. за работу по найму крестьянская семья получила 12,7% денежных доходов, в 1943 т. - 4,4, а в 1945 г. - 8.2%. Приблизительно столько же получали колхозники и из коллективного хозяйства (54).

Таким образом, совершенно очевидно, что в натуральных и де­нежных доходах колхозников решающую роль играло личное подсобное хозяйство. На наш взгляд, И. М. Волков совершенно справедливо ука­зывает, имея ввиду военные а послевоенные годы, что «подсобное хозяйство а тех условиях было своеобразной компенсацией недоста­точной материальной заинтересованности в развитии общественного хозяйства в колхозах (55).

Часть получаемой из подсобного хозяйства продукции - зерно­вые, картофель, мясо, молоко, яйца, шерсть, брынзу, кожсырье, кол­хозники сдавали государству. К сдаче зерна привлекались хозяйст­ва, имевшие посевы зерновых, молоко сдавали хозяйства, имевшие коров, шерсть - овец я коз; брынзу - при наличии овцематок. Заго­товки мяса, яиц, кожсырья проводились независимо от наличия ско­та и птицы (56). Хозяйствам нетрудоспособных, инвалидам войны и труда, военнослужащих предоставлялись льготы. Заготовки проводились по установленным дли области норма и. По Свердловской области нор­мы сдачи составляли: картофеля - 15 ц. с га посева, шерсти - 400 г с овцы и 160 г с козы, брынзы - 750 г с овцематки, яиц - 100 штук с хозяйства в год и т.д. Колхозники сдавали по 0,5 шкуры свиньи, овцы и козы с хозяйства, а шкуры крупного рогатого окота должны были обязательно продаваться заготовительным организациям (57).

Хозяйства отчисляли в счет обязательных поставок небольшую часть своей продукции, но вследствие тяжелого материального положения большинства семей взимание натурального налоге проходило с большими затруднениями (58). В 1942 г. план обязательных поставок ко всей видам заготовок был выполнен только на 60 - 80% (59). В то же время некоторые хозяйства имели возможность не только полностью рассчитываться с государством, но и сдавать продукты авансом в счет будущего года. В 1942 г. 34233 хозяйства не выполняли обязательства по мясопоставкам, их недоимки составили 6841 ц. Переплата по мясопоставкам за этот же год составила 2603 ц. и было сдано авансом в счет 1943 г. еще 1984 ц. мяса (60).

Сдаваемая продукция оплачивалась по заготовительным ценам, которые практически не изменялись с начала 1930 – х гг. Заготовительная цена картофеля составляла в 1931 г. по Уральской области 4 руб., ржи – 5,2 руб. за центнер (61). В 1943 г. заготовительная цена картофеля оставалась неизменной. А ржи составляла 4,6 – 6,7 руб. за центнер в зависимости от района области (62). Несколько выше были закупочные цены, но и они намного уступали ценам колхозного рынка (63). Денежная оплата за сданные по обязательным поставкам и контрактации продукты составляли менее 1% в денежном приходе в бюджете колхозников, что снижало их заинтересованность в выполнении заготовок.

Напряженной была денежная часть бюджета. Значительная часть денег уходила не оплату налогов и платежей. Колхозники выплачи­вали сельскохозяйственный налог, самообложение, культсбор, стра­ховку стоимость облигаций государственных займов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 декабря 1941 г. с 1942 г. вводился военный налог (64). Средняя ставка военного нало­га на одного члена хозяйства составляла по Свердловской области в 1943 г. 530 руб., а в 1944 г, 600 руб. (65). Исполком облсовета установил годовые ставки в зависимости от группы, к которой от­носились районы по уровни условной доходности. Ставка военного налога для колхозников разных районов была неодинаковой, она со­ставляла в 1943 г. 450-600 руб. (66). В I943 г. в связи с ростом до­ходов колхозников был приблизительно в пять раз увеличен сельскохозяйственный налог. В 1942 г. по области он составлял в среднем не одно хозяйство 74 руб., а в 1943 г. - 377 руб. (67). За годы войны платежи и сборы с хозяйств колхозников значи­тельно увеличились. В 1940 г, они составляли 7,5% дохода колхозников, а в 1945 г. – 21,1% (68).

Уменьшение поступления продуктов значительно ухудшило питание сельского населения. Личное потребление колхозников в СССР снизилось в 1943 г. по сравнению с 1939 г. по хлебопродуктам на 35%, мясу и салу на 68%. По картофелю оно увеличилось на 109%, овощам на 24%. Потребление молочных продуктов осталось на довоенном уровне (69). Ухудшилось питание крестьян и на Урале (70).

С 1942 г. уменьшается потребление хлеба, мяса, масла. Жиров, кондитерских изделий. Рыбы. Большой редкостью были для крестьян фрукты, на одно наличное лицо в год приходилось в среднем 1,5 – 2,0 кг фруктов и ягод (71). Ухудшение питания продолжалось и в 1943 – 1944 гг. сократилось поступление продовольственных товаров промышленного изготовления. Колхозники могли приобрести продовольственные и промышленные товары только через торговую сеть потребительской кооперации, так как к концу апреля 1942 г. во всех городах и поселках была введена карточная система снабжения (72). Однако розничная торговая сеть свердловского облпотребсоюза значительно сократилась: в 1940 г. насчитывалось 2066 розничных торговых предприятий, а в 1945 г. – 1494 (73). В несколько раз сократились рыночные фонда таких продовольственных товаров, как сахар, соль, кондитерские издали, крупа. Тем не менее, объем розничного товарооборота продовольственных товаров не умень­шился, а даже увеличился, что было связано с увеличением доходов от продажи водки. В 1940 г, удельный вес водка и ликероводочных изделий составлял 18,4% в структуре розничного товарооборота продовольственных товаров, а в 1945 г, - 52,7% (74).

Особенно напряженным в I94I-I945 гг. было положение с сахаром. Большинство вырабатывающих его предприятий находилась на территории, оккупированной в первый период войны. В I940 г. расположенные на этой территории заводы дали 67% всего сахара, выпущенного нашей промышленностью (75). На 2 августа 1941 г, а 12 районах области не было ни одного грамма сахара, его потребление уменьшилось в десятки раз (76). По данным бюджетов, в 1943 г. кол­хозника потребили сахара в 33 раза меньше по сравнению с 1940 г.(77).

Основным продуктом питания крестьянства в годы Великой 0течественной войны были картофель в овощи. Больше стали потреблять и молочных продуктов. В 1945 г, происходит некоторое увеличение потребления жиров, масла, соли, сахара и, главное, хлеба. Одновременно почти прекратилась продажа колхозникам промышленных товаров. Фонда потребкооперации уменьшились в несколько раз, к тому же при продаже промтоваров преимущество отдавалось учителям, специалистам сельского хозяйства, эвакуированным (78).

Основным местом приобретения промтоваров стал для крестья­нина колхозный рынок. В СССР доля колхозной торговли в общем объ­еме розничного товарооборота увеличилась с 14% в 1940 до 46 % в 1945 г. (79). В I940 г. колхозники купили у граждан 28,9% обуви, 7,8% ткани, а в 1943 г. соответственно 74,4 и 90,1%. Значительная часть промтоваров не покупалась, а обменивались на рынке. В том же 1943 г, из приобретенных у граждан промтоваров 68% обуви и 85 % ткани было получено путем обмена (80).

Часть товаров покупалась колхозниками на рынках в порядке
встречной торговля. Была организована встречная торговля и в
Свердловской области. 2 февраля 1942 г. на колхозном рынке Ниж­него Тагила были в продаже соль, мыло керосин и другие товары.
В этот день было продано 30 т сельскохозяйственных продуктов, а за весь предшествующий месяц - только 2 тонны. 8 февраля 1942 г, в
Свердловске в результате встречной торговки крестьяне продали
60 т продуктов и закупили в магазинах промторга товаров на 82 тыс.
руб. Все же приобрести промтовары било сложно. Приобретение ткани в 1945 г. уменьшилось по сравнению с 1940 г. приблизительно в 8.7 раза, обуви – 1,9 раза. Чтобы частично разрешить проблему обуви, в области было организовано производство лаптей. В 1945 г. было выпущено 127.7 тыс. пар лаптей. Не хватало одежды, обуви и детям. В 1943/ 44 учебном году по этой причине из школ области выбыло 0,8 % учащихся (81).

Из всего сказанного можно сделать вывод, что Великая Отечественная война оказала заметное влияние на положение крестьянства. Увеличилась заинтересованность колхозников в личном подсобном хозяйстве, которое было основным поставщиком сельскохозяйственной продукции. В то же время колхозники почти не выращивали зерновых. А поступление их из общественного хозяйства сократилось в несколько раз. Это сказывалось на структуре питания: крестьяне на Среднем Урале потребляли больше, чем в среднем по СССР картофеля, овощей, молока, но меньше хлеба. Питание колхозников ухудшилось в 1942 г. и продолжало ухудшаться в 1943 – 1944 гг.; только в 1945 г. наступил перелом. Значительно уменьшилась в сельской местности и продажа промышленных товаров. Основную часть промтоваров колхозники приобретали на рынке, причем часто не покупали, а обменивали их на продукты.

Большая часть денег и продуктов поступали от личного подсобного хозяйства и, именно от его состояния зависело материальное положение колхозников. Поэтому величайшим проявлением патриотизма советского крестьянства является тот факт, что в этих условиях большую часть рабочего времени колхозники трудились не в личном, а в общественном хозяйстве.

-------------------------------------------------------------------------------------

Анисков В. Т. Подвиг советского крестьянства в Великой Отечественной войне. Историографический очерк. М., 1979. С. 120 – 121; Чинчиков А. М. Историография трудового подвига советского крестьянства (1941 – 1976). Саратов. 1977. С. 37.









Читайте также:

  1. IV.1.1.2. Вычисление среднего квадратического отклонения (стандартного отклонения)
  2. S: Категория, обозначающая совокупность отношений, выражающих координацию существующих объектов, их расположение друг относительно друга и относительную величину
  3. Башкиры - народы Южного Урала
  4. В случае систематического осуществления монополистической деятельности хозяйственным обществом, занимающим доминирующее положение.
  5. В целом за 1954—1958 гг. потребление электроэнергии в колхозах Урала возросло приблизительно в 2,4 раза, в совхозах — и 3 раза. К концу 1950-х гг. электрификация совхозов была в основном завершена.
  6. В. Возраст. - Способы измерения. - Venia aetatis. - Грани возраста в нашем законодательстве. - Положение инородцев
  7. Введение. Взгляд на исходное положение 1808/13
  8. Великая Евразийская степь. Геостратегическое положение.
  9. Величины и его среднего квадратического отклонения
  10. Взаимное расположение собеседников
  11. Влияние температуры на положение равновесия
  12. Внутреннее положение в Северной Америке


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 126;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная