Среднего Урала в 1946 – 1958 гг.
Лекции.ИНФО


Среднего Урала в 1946 – 1958 гг.



(по материалам бюджетных обследований)*

В Конституции СССР 1936 г. было зафиксировано право колхозника иметь свое подсобное хозяйство, а его размеры регламен­тировались Уставом сельскохозяйственной артели (1). В соответ­ствии с установленными нормами площадь посевов колхозни­ков равнялась в 1940 г. 20,1 тыс. га (1,8 % посевов в области), что составляло 0,14 га в среднем на двор (2). На Среднем Урале колхозники использовали землю в основ­ном под огороды, хотя во второй половине 1930-х годов здесь начали распространяться и плодово-ягодные насаждения (в ос­новном в южных и юго-восточных районах). Важное место в экономике колхозного двора занимало животноводство — коров, овец и коз у крестьян было намного больше, чем у колхозов. Подсобное хозяйство обеспечивало колхозников теми продукта­ми, которых они не получали из общественного. В 1940 г. на долю личного хозяйства приходилось 94 % всего картофеля, поступающего в семью колхозника, 70 % овощей, 91 % мяса и сала, 98 % яиц, 99 % молока (3).

В период Великой Отечественной войны в связи с продоволь­ственными трудностями заинтересованность населения в под­собных хозяйствах еще более возросла. Однако из-за уменьшения числа колхозных дворов абсолютные размеры их натураль­ной продукции сократились. Снизился и удельный вес колхоз­ников среди других производителей сельхозпродукции (в 1941 г.— 13 %, в 1945 г.— 12,8) (4).

В послевоенные годы подсобные хозяйства продолжали иг­рать важную роль в сельскохозяйственном производстве, спо­собствуя более полному обеспечению населения продуктами пи­тания и в некоторой степени — удовлетворению потребности промышленности в сырье. В 1946 г. на их долю в области при­ходилось 37,4, а в 1947 г.—34,7 % объема сельхозпродукции, удельный вес хозяйств колхозников составлял соответственно 14,5 и 11,9 (5). Повышенная потребность в натуральной продук­ции приусадебных участков была вызвана крайне низкой на­туроплатой трудодня в первые послевоенные годы (6).

Партия предприняла шаги, направленные на восстановление не только общественного, но и личного хозяйства. Февральский (1947 г.) Пленум ЦК в постановлении «О мерах подъема сель­ского хозяйства в послевоенный период» назвал одной из важ­нейших задач ликвидацию в течение двух-трех лет бескоровности среди колхозников. Были также приняты решения о раз­витии кооперативной торговли, о мероприятиях по благоустрой­ству и улучшению работы колхозных рынков (7).

Однако в последующие годы вводились ограничения на лич­ные подсобные хозяйства. На сентябрьском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечалось, что «во многих колхозах нарушенным оказался важнейший принцип артельной формы колхозного хозяйства — правильное сочетание общественного и личного в артели при подчинении личных интересов общественным. На­рушение этого принципа, завышение норм поставок продуктов с приусадебного хозяйства, имевшиеся недостатки в на­логовой политике в отношении личного хозяйства колхозников привели к сокращению поголовья коров, свиней и овец в лич­ной собственности колхозников» (8). На основании решений Пле­нума была скорректирована налоговая политика в деревне. Налог стал определяться по твердой ставке с одной сотой гек­тара приусадебной земли, независимо от общей суммы дохода с приусадебного хозяйства. Снижалась и общая сумма налога. В 1954 г. были отменены обязательнее поставки зерна, а с 1 января 1958 г.— и других сельхозпродуктов хозяйствами колхозни­ков, рабочих и служащих.

Предпринятые меры усилили заинтересованность населения в ведении приусадебного хозяйства. В послевоенные годы сократилось количество времени, затрачиваемого колхозниками на работу в обществен­ном хозяйстве. Это было вызвано, во-первых, переходом многих из них на государственные и кооперативные предприятия с га­рантированной оплатой труда и пенсионным обеспечением, а во-вторых, усилением механизации в растениеводстве и началом внедрения ее в животноводство, что позволило существенно снизить затраты рабочего времени. Росла занятость колхозной семьи в подсобном хозяйстве. Толчком послужили решения сен­тябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС. Если в 1952 г. семья колхозника была занята в подсобном хозяйстве 849 ч, то в 1953 г.—879, в 1954 г.—995, а в 1955 г.— 1109 ч (9). В результа­те в совокупных годовых затратах ее труда удельный вес под­собного хозяйства в среднегодовом исчислении увеличился с 17% в 1946—1950 гг. до 22,2 —в 1956—1958 гг. Эти данные показывают, что ведение подсобного хозяйства — процесс очень трудоемкий. Фактически же удельный вес этих трудовых затрат был еще выше, так как данные бюджетных обследований не учитывают реализацию продукции подсобного хозяйства, строительство хозяйственных построек и ремонт сельхозинвентаря.

Все производственные процессы, кроме вспашки приусадеб­ных участков, производились вручную. Особенно больших затрат труда в растениеводстве требовали копка, полив, прополка и уборка огорода. Анализ показывает, что большую часть рабочего времени в подсобном хозяйстве забирало животноводство. Причем если в первое послевоенное десятилетие эти затраты труда были примерно на уровне военных лет, то к концу рассматриваемого периода в связи с развитием личного животноводства, появле­нием у колхозников значительного поголовья скота они замет­но возросли. Очевидное преобладание доли трудовых затрат в животно­водстве имело определенное положительное значение - в зна­чительной мере была нейтрализована сезонность сельскохозяй­ственного труда.

Что же касается работ на огороде, лесопользования, занятий охотой и рыбалкой, то их удельный вес имел тенденцию к сни­жению. Постепенно сокращались кустарно-ремесленные занятия, что было связано с улучшением снабжения сельской мест­ности промышленными товарами и развитием на селе сферы услуг. Кроме экономических, подсобное хозяйство несет и важные социальные функции. Оно способствует повышению годовой за­нятости сельского населения. Анализ бюджетов показывает, что значительную часть работ на приусадебных участках выпол­няли лица, находящиеся за пределами трудоспособного возраста. За рассматриваемый период несколько увеличился удельный вес труда пенсионеров и инвалидов в подсобном хозяйстве, а подростков, наоборот, сократился. При некотором повышении занятости мужчин меньше стали работать женщины. Однако, несмотря на это, большую часть работ в подсобном хозяйстве - (свыше 85%) выполняли именно женщины и престарелые кол­хозники. По данным бюджетов, в 1951 г. более половины рабо­чего времени мужчин (51 %) приходилось на лесопользование, охоту и рыбалку, 30 % времени занимал огород, 13 % —кустар­но-ремесленные работы (10). Во второй половине 1950-х годов резко возросли затраты труда в животноводстве (треть рабочего времени). Работы по уходу за садом и огородом, за индивидуальным скотом и птицей в семьях колхозников в основном осуществлялись женщинами.

Усиление заинтересованности колхозников в развитии под­собного хозяйства выразилось не только в увеличении среднего­довых затрат рабочего времени на него, но и в росте объемов, индивидуального сельскохозяйственного производства. Особен­но ощутимые сдвиги к концу 1950-х годов произошли в животно­водстве. На протяжении рассматриваемого периода условия его развития были неодинаковы. В тяжелом положении оказалось личное животноводство после начала Великой Отечественной войны. Из-за нехватки кормов в течение 1941.—1943 гг. числен­ность скота колхозников, особенно свиней, сократилась. В 1944 - 1945 гг. произошел некоторый рост поголовья, что было связа­но с уменьшением его контрактации, улучшением кормообеспечения, а также выдачей молодняка в качестве дополнительной оплаты труда. В результате абсолютная численность коров в. подсобных хозяйствах в 1945 г. почти достигла довоенного уровня, а обеспеченность семей коровами с учетом сокращения-численности колхозных дворов даже улучшилась. Однако в пер­вые послевоенные годы поголовье индивидуального скота у колхозников снова стало сокращаться. Эта тенденция была характерна и для начала 50-х годов.

Численность скота сокращалась из-за трудностей с кормами и роста обязательных поставок, которыми облагалось личное подсобное хозяйство. В среднем по стране процент сдаваемого колхозниками по обязательным поставкам картофеля вырос с 2,9% в 1944 г. до 5,3 — в 1950 г., молока — с 2,8 до 5,6%,. яиц;— с 13,9 до 16,6 % и т. д. В 1952 г. обязательные поставки колхозных дворов, хозяйств рабочих и служащих села состав­ляли по мясу 23 %, по молоку—31 % от общего объема госу­дарственных заготовок и закупок этих продуктов в СССР (11).

Усиление налогового обложения вело к ограничению разме­ров личного подсобного хозяйства. Местные партийные и совет­ские органы на Среднем Урале неоднократно ставили вопрос о негативных последствиях сокращения индивидуального живот­новодства. Выступая на VIII пленуме Свердловской областной партконференции (сентябрь 1952 г.), первый секретарь обкома КПСС А. М. Кутырев указывал, что «бескоровность не только уменьшает ресурсы животноводческой продукции, но и являет­ся причиной утечки кадров из колхозов» (12).

После сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС были уменьшены нормы обязательных поставок с подсобных хозяйств колхозников, списаны недоимки по обязательным поставкам животноводческой продукции (13). Это способствовало развитию индивидуального животноводства. Увеличилось приобретение скота колхозниками, обеспеченность их семей скотом значитель­но улучшилась. На 1 апреля 1956 г. лишь 4,2 % крестьянских хозяйств не держали скот. Быстро сокращалось и число беско­ровных дворов. По данным на I января 1957 г., имели коров 68,6 % колхозных дворов. Из них 67,4 % держали одну корову, 1,2 % — две, а 0,2 — одну корову совместного пользования (14). В результате, несмотря на абсолютное сокращение в после­военные годы личного животноводства колхозников, обеспечен­ность хозяйств скотом во второй половине 1950-х годов замет­но улучшилась и в 1958 г. значительно превысила довоенный уровень. Если в 1940 г. в расчете на 100 семей колхозников приходилось 72 коровы, 30 свиней, 172 овцы и козы, то в 1958 г. — соответственно 80, 54 и 182 (15).

Неуклонно повышалась и продуктивность индивидуального животноводства — настриг шерсти с овец, средняя яйценоскость кур-несушек, выход мяса на голову скота. Росли и удои молока. В расчете на фуражную корову в 1952 г. они составляли 1397 л, в 1953 г.— 1438, в 1954 г.— 1500, в 1955 г.— 1508, в 1957 г.— 1571 л, что превышало аналогичный показатель в колхозах. Колхозники выращивали скот наиболее продуктивных видов, В 1957 г. поголовье свиней по сравнению с 1953 г. увеличилось у них почти в семь раз, а поголовье коз (скота малопродуктив­ного) уменьшилось в два раза (16). Более высокая продуктивность молочного стада в личных хозяйствах объясняется наличием определенных преимуществ, которые имело индивидуальное животноводство в условиях слабой механизации колхозного производства. Животные находились в непосредственной бли­зости к кормовой базе, к уходу за скотом привлекались подростки и престарелые, при кормлении животных широко исполь­зовались пищевые отбросы.

Определенные изменения на протяжении 1940—50-х годов происходили и в отношении колхозников к растениеводству. Во время войны потребности в его продукции возросли. За этот период в Свердловской области на 70 % сократилось число хозяйств, не имевших посевов. Однако размеры посевных пло­щадей на приусадебных участках увеличились незначительно и: были меньше, чем в среднем по стране (17). Существенно измени­лась структура посевов на огородах: возрос удельный вес кар­тофеля и овощей, посевы технических культур сократились.

В годы войны иным стало соотношение между абсолютными размерами посевов колхозников, рабочих и служащих. Посев­ная площадь у первых практически не изменилась, в 1940 г. она составляла 20,1, а в 1945 г.—20,4 тыс. га. В то же время в связи с массовым развитием огородничества посевы рабочих и служащих области выросли за эти годы с 17,7 до 49 тыс. га (т.е. в 2,8 раза). В послевоенное время посевы рабочих и слу­жащих сокращались: в 1950 г. они занимали 46,9 тыс., а в 1953г.— 41,5 тыс. га. У колхозников они также стали умень­шаться, но гораздо медленнее: в 1950 г.— 22,4 тыс. га, в 1951 г.— 21,3 тыс., в 1952 г.—21,2 тыс., в 1953 г.—20,6 тыс. га. Но по­скольку численность колхозных дворов снижалась быстрее, площадь посевов в расчете на один колхозный двор за эти годы даже несколько увеличилась. В 1953 г. она составляла в Сверд­ловской области 0,18 га (18).

В послевоенные годы несколько менялась и структура посе­вов на огородах (при неизменности их овощекартофельной на­правленности). По данным обследования посевов, в 1946 г. их площадь составляла 20511 га, в том числе 284 га занимали зер­новые культуры (в основном ячмень), 140 — лен-долгунец, 24 — конопля, 85 — махорка, 17863 — картофель, 2054 — овощи, 34 — кормовые корнеплоды, а 27 га — прочие культуры (19).

В 1950-е годы в связи с ростом выдачи по трудодням и улуч­шением снабжения хлебом сельской местности сократились по­севы зерновых, удельный вес которых составлял в хозяйствах Свердловской области в эти годы менее 1%, тогда как в среднем по стране они занимали у колхозников треть их посевных пло­щадей (в 1950 г.—33,1, в 1958 г.— 30,9 %) (20). Одновременно еще более возрос удельный вес картофеля, но уже за счет не технических, а овощных культур. Потребность в нем особенно увеличилась во второй половине 50-х годов в связи с ростом поголовья личного скота. Урожайность выращиваемых на ого­родах картофеля и других овощей была достаточно высокой. В 1957 г. она составляла соответственно 236 и 329 ц/га при средней урожайности в колхозах области 76 и 104 ц/га (21). Более эффективное использование земли на приусадебном участке было обусловлено его близостью к дому колхозника и помещениям для скота, а также небольшими размерами, что позволяло ре­гулярно поливать огороды и эффективно применять органиче­ские удобрения.

Повышение урожайности сельскохозяйственных культур на приусадебных участках, рост продуктивности индивидуального скота привели к увеличению в 50-е годы валовой продукции личных подсобных хозяйств. В 1950 г. в Свердловской области на их долю приходилось 59,5 % производства мяса, 74,2% молока, 81,3% яиц, 70,8% картофеля, 77,4% овощей (22).

Однако закономерный рост сельского хозяйства страны в послевоенные годы, ускоренное развитие всего общественного производства вели к постепенному сокращению удельного веса личных подсобных хозяйств. К концу 50-х годов их доля в об­щем сельскохозяйственном производстве страны уменьшилась и составила в 1958 г. 37,2 % (23), хотя это снижение не сопровож­далось уменьшением абсолютных размеров производимой ими продукции. Аналогичные процессы происходили и в сельском хозяйстве Свердловской области. За 1945—1952 гг., несмотря на значительное сокращение колхозного населения, объем про­изводимой ими сельхозпродукции увеличился на 4,2%, что го­ворит о повышении эффективности производства в подсобных хозяйствах. Удельный же вес их продукции уменьшился за это время с 12,8 до 11,7%.

После реализации решений сентябрьского (1953 г.) Плену­ма ЦК КПСС объем производства в подсобных хозяйствах кол­хозников значительно вырос, их удельный вес составил в 1954—1955 гг. соответственно 17,6 и 21,3% от всего объема продукции* сельского хозяйства Свердловской области. Рост наблюдался и в последующие годы, однако хозяйства колхозов и совхозов раз­вивались быстрее. В результате удельный вес продукции, про­изводимой в хозяйствах колхозников, стал последовательно снижаться: в 1956 г. он составлял 18,7%, в 1957 г.— 16,9% (аналогичный показатель для личных хозяйств населения области в эти годы был равен соответственно 44,4 и 43,9 %) (24).

Весь рассматриваемый период личное подсобное хозяйство колхозников носило в основном потребительский характер. Оно обеспечивало семьи колхозников всеми натуральными про­дуктами, кроме зерна. В 1940—50-е годы свыше 90 % картофеля, мяса, сала и яиц семьи получали из подсобного хозяйства. Вместе с тем несколько снизилось по­ступление из него овощей и молока. Уменьшился и удельный вес самозаготовок рыбы.

Таким образом, в послевоенные годы подсобное хозяйстве продолжало оставаться для колхозников основным источником поступления продуктов питания. А так как натуральные доходы семьи, несмотря на некоторые колебания по годам, имели тен­денцию к росту, то, соответственно улучшалось и питание кол­хозников. Приведенные данные показывают, что если в первые послевоенные годы улучшения в питании колхозников по срав­нению с периодом войны были незначительными, то в следую­щем десятилетии потреблялось гораздо больше мяса, молока, яиц, а также хлеба и хлебопродуктов, которых в военные годы в уральской деревне остро недоставало. Улучшение рациона произошло преимущественно за счет потребления продуктов личного подсобного хозяйства.

Подсобное хозяйство играло большую роль в жизни не только колхозников, но и рабочих и служащих Свердловской об­ласти. Обследование их бюджетов за 1950 г. показало, что из своего хозяйства они получили 73 % от всего прихода картофе­ля, других овощей— 18, мяса и сала— 12, молока— 18, яиц — 38 %, а в 1957 г.— 74, 23, 19, 32 и 50 % соответственно (25).

В первые послевоенные годы денежные доходы колхозников несколько снизились по сравнению с довоенными. Во время войны важнейшим их источником для колхозной семьи был ры­нок. После войны цены на рынке стали ниже, что привело к со­кращению доходов от продажи сельхозпродукции. Что же ка­сается денежной платы за работу в общественном хозяйстве, то она оставалась низкой. В силу объективных причин, а так­же из-за нарушения принципа материальной заинтересованно­сти большинство колхозов не могло обеспечить оплату труда на необходимом уровне. После 1953 г. денежные доходы колхоз­ников от общественного хозяйства стали расти (26). В 1951—-1955 гг. по сравнению с 1946—1950 гг. они получали в сред­нем за год от колхозов и МТС в 2,4 раза, а в 1956—1958 гг.— в 6,1 раза больше денег. Данные табл. 2 свидетельствуют не только о поступательном росте доходов, но и об изменении их структуры. Доля общественного хозяйства в совокупном денеж­ном доходе семьи колхозника достигла в 1958 г. 32,1 % против 8,5 — в 1946 г.(27).. Это стало возможным благодаря укреплению колхозного производства и упорядочению цен на его продукцию.

Во второй половине 50-х годов большую часть денежных по­ступлений в колхозную семью составляли доходы от общест­венного, а не от подсобного хозяйства. Одновременно колхозная семья меньше стала получать денег от сдачи сельхозпродукции по обязательным поставкам в связи со снижением их норм. Однако это не привело к уменьшению доходов обследуемых хо­зяйств, так как заготовительные цены были невелики, а сдава­емую ранее по обязательным поставкам продукцию продавали на колхозных рынках. Если в 1953 г. в среднем на одно хозяй­ство колхозника было продано 205 кг зерновых, картофеля — 226, других овощей — 81, мяса и сала—15 кг, молока — 87 л, то уже в 1954 г. их продажа составила соответственно 249, 344, 120, 17 кг и 86 л. Значительная часть картофеля и молока реализовалась по заготовительным ценам через комиссионные ма­газины. В последующие годы продажа сельхозпродукции кол­хозниками возросла еще больше. В 1957 г. в среднем на хо­зяйство было продано 165 кг зерновых, картофеля — 573, дру­гих овощей — 83 кг, молока —95 л, яиц—105 шт., что соста­вило соответственно 7,7; 13,1; 17,3; 5,4 и 25,7% прихода этих продуктов в среднем на крестьянскую семью. При этом основная часть их (соответственно 98, 29, 94, 41 и 89 %) была продана на колхоз­ных рынках (28). Если в 1952 г. годовой денежный доход колхозной семьи со­ставлял 4,6 тыс. руб., то в 1956 г.— уже 7,5 тыс., в 1957 г.— 8,0 тыс., в 1958 г.—8,6 тыс. (29).

В целом в 50-е годы денежные доходы колхозников росли быстрее, чем у других категорий населения. Так, за первую по­ловину десятилетия годовой денежный доход семьи рабочего в Свердловской области увеличился с 18,9 тыс. руб. в 1950 г. до 20,5 тыс. в 1955 г. (на 8,5;%), а крестьянской семьи — с 4,2 тыс. до 7,6 тыс. руб. (на 78,6 %). Однако отставание кол­хозников по этому показателю оставалось весьма значительным. В 1955 г. их семьи получили за год в среднем в 2,7 раза мень­ше денег, чем семьи рабочих (30).

Внутри отдельных хозяйств наблюдалась значительная диф­ференциация доходов. Так, в 1957 г. 460 обследуемых семей колхозников получали примерно по 8 тыс. руб. среднегодового дохода. В их число входили семьи с годовым доходом до З тыс. руб. {22,9% обследованных хозяйств), от 3 до 6 тыс. (63,3%), от 6 до 9 тыс. (11,5%) и свыше 9 тыс. руб. (2,3%). Анализ показывает, что в хозяйствах с годовым денежным доходом свыше 9 тыс. руб. основными источниками поступления денег были работа в государственных и кооперативных организациях и продажа сельхозпродукции на рынках. Денежные же поступ­ления от колхоза и МТС составляли лишь 20 % дохода (31).

В военные и послевоенные годы доходы колхозников от об­щественного хозяйства не позволяли обеспечить нормальный процесс воспроизводства рабочей силы. Поэтому необходимый фонд потребления формировался и за счет личного подсобного хозяйства. В 40—50-е годы оно служило важным источником денежных поступлений в колхозную семью. Что же касается натуральных поступлений, то общественное хозяйство удовлет­воряло потребности в продовольственном и фуражном зерне, а также в грубых кормах для скота, а основную часть кар­тофеля и других овощей, мяса, молока и яиц колхозники получали из своих подсобных хозяйств.

Личное подсобное хозяйство имело большое значение и в сближении уровней жизни городского и сельского населения. Зарплата рабочих на Среднем Урале в несколько раз превы­шала денежные доходы колхозников, однако благодаря наличию у последних индивидуальных хозяйств разрыв в потреблении основных продуктов питания между рабочими и колхозниками в 50-е годы стал уменьшаться.

Следует отметить, что в рассматриваемый период состояние личных хозяйств колхозников на Среднем Урале имело свои особенности, к которым можно отнести лучшую, чем в целом по стране, обеспеченность колхозных дворов скотом, овощекартофельную структуру посевов на огородах, высокий удельный вес денежных доходов от реализации сельхозпродукции в связи с высоким спросом на нее в промышленной области. Здесь рань­ше, чем в других районах страны, стало меняться соотношение между различными категориями населения, имеющими подсоб­ное хозяйство. Уже в годы Великой Отечественной войны не колхозники, а рабочие и служащие становились основными производителями продукции индивидуального сектора. В после­военные годы эта тенденция продолжала нарастать.

Итак, в первое послевоенное десятилетие именно состояние личного подсобного хозяйства определяло уровень благосостоя­ния колхозной семьи. Во второй половине 50-х годов в связи с ростом доходов от общественного хозяйства значение подсобно­го стало уменьшаться.

---------------------------------------------------------------------------------------

* В рассматриваемый период ЦСУ СССР проводило в Свердловской области массовое обследование бюджетов населения. Приводимые нами данные этих бюджетов не могут рассматриваться как точные по своим абсолютным по­казателям, поскольку обследование носило выборочный характер. Однако они позволяют наиболее полно проследить динамические изменения в раз­витии подсобного хозяйства.

1. Согласно этому Уставу, колхозники могли иметь в личном пользовании участок земли размерами от 0,25 до 1 га в зависимости от района. Со­ответственно определялось и количество скота в личном пользовании (При­мерный устав сельскохозяйственной артели. М., 1950. С. 5 - 7).

2. Рассчитано по: Народное хозяйство Свердловской области. Свердловск,
1962. С. 57; ПАСО. Ф. 4. Оп. 53. Д. 171. Л. 6.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 262;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная