Иностранные подданные в Крыму
Лекции.ИНФО


Иностранные подданные в Крыму



по данным Всесоюзной переписи населения СССР 1937 г.*

Одним из важнейших источников по демографической истории Со­ветского Союза является Всесоюзная перепись населения СССР 1937 г. Как известно, данная перепись долгое время считалась уничтоженной, и только в последние годы ее материалы постепенно вводятся в науч­ный оборот. Всесоюзная перепись населения 1937 г. - единственная советская перепись, проведенная как однодневная. С 1 по 5 января 1937г. счетчики заполняли переписные листы, а в течение 6 января приводили записи к состоянию на критический момент переписи (12 часов ночи с 5 на 6 января). Программа переписи включала 14 при­знаков (пол, возраст, национальность, родной язык, религия и др.), фор­мулировки многих вопросов были упрощены.

Перепись прошла в целом успешно, однако численность учтенного населения оказалась гораздо ниже оглашенных ранее преувеличенных оценок и опровергла тезис о быстром росте населения при социализме. Ввиду этого было объявлено, что Всесоюзная перепись населения 1937 г. была проведена с грубыми ошибками и огромным недоучетом, ее организаторы в центре и на местах были репрессированы, а в 1939 г. в СССР была проведена новая перепись населения. Уцелевшие в архи­вах основные результаты Всесоюзной переписи населения 1937 г. были впервые опубликованы только в 1990 г.

В дальнейшем в РФ и за рубежом вышел целый ряд работ, осно­ванных на разработке материалов данной переписи. Однако до на­стоящего времени вне поля зрения авторов оказались материалы о численности иностранных подданных, оказавшихся во время прове­дения переписи на территории СССР. Это был значительный массив населения, составивший 192943 человека. Из них на территории РСФСР было учтено 88215, а в Крымской АССР - 8748 иностранцев. Учитывая, что по состоянию на 6 января 1937 г. население Крымской АССР составляло 994,8 тыс. человек, иностранные подданные состав­ляли 0,88% ее населения.

Перепись учитывала иностранцев по сокращенной программе и со­держала данные по подданству, полу и возрасту (до 18 лет и старше 18 лет). Материалы переписи свидетельствуют, что в начале 1937 г. в Крыму было учтено 34 гражданина Австрии, 62 - Германии, 6728 -Греции, 48 - Польши, 1265 - Турции, 38 - Чехословакии, а также 168 подданных Ирана, 187 - Италии и 81 Румынии. Среди учтенных в Крыму иностранцев были граждане Венгрии, Испании, Китая, Латвии, Литвы, Монголии, Португалии, США, Франции, Эстонии, а также под­данные Болгарии, Великобритании, Дании и др.

Данные о половозрастном составе иностранных подданных свиде­тельствуют о том, что большинство их составляли лица мужского пола - 4719 человек, против 4029 женского. Следовательно, диспропорция полов была незначительной. Что касается возраста иностранных под­данных, то лица в возрасте до 18 лет составляли 3331 человек, то есть свыше трети (38,1%) их общего числа в Крыму.

Таким образом, содержащиеся в Российском государственном ар­хиве экономики (б. ЦХАНХ СССР) разработки данных Всесоюзной переписи населения 1937 г. по иноподданным в разрезе союзных и автономных республик, краев и областей позволяет: 1) с высокой степенью точности определить численность, состав и размещение иностранных граждан на территории СССР; 2) облегчает выяснение судеб тех из них, кто оказался жертвами тоталитарного режима в годы массовых репрессий.

--------------

* Ранее опубликовано в кн.: Россия - Крым – Балканы: Международная научная конференция. Екатеринбург: «Волот», 2004. С. 356 – 357.

Развитие кредитной системы

в Российской Империи*

Первые попытки создания государственных кредитных учреждений в России относятся к началу XVIII в. С 1717 г. Берг - коллегия, а с 1723 г. и Ману­фактур - коллегия в некоторых случаях стали ссу­жать владельцев предприятий казёнными средствами. Ссуды выдавали также учре­ждения, заготовлявшие для казны провиант, военную амуницию и снаряжение. Кроме того, в 1730 — 50-х гг. займы дворянам предоставляли Адмиралтейств – коллегия, Главная канцелярия артиллерии и фортифика­ции, Иностранная коллегия и др.

В середине XVIII в. в России возникают первые банки. В то время как в странах Западной Европы банки создавались частными лицами, в России они учреждались правительством. Более того, до середины XIX в. частные банки в стране вообще были запрещены. Первым российским кредитным учрежде­нием банковского типа стала Монетная контора, которая в 1733—58 гг. выдавала ссуды на год высшей придворной знати под залог золота и серебра из расчета 8% годо­вых.

В середине XVIII в. условиях становления предпринима­тельства, государство, охраняя собственность ведущего сословия, стремилось воспре­пятствовать переходу дворянских земель в руки ростовщиков и представителей недворянских сословий. В 1754 г. при императрице Елизавете Петровне был создан Банк для дворянства, преобразованный позднее в Государственный заемный банк. Его основной функцией было предоставление займов помещикам под льготные проценты на длительный срок. Условиями банка ссуды выдавались под 6% годовых сроком на три года, под залог земли и крестьянских душ. В дальнейшем банк увеличил срок возврата ссуды до 20 лет. В этом же году указом «О наказании ростовщиков» в России была установлена предельно допустимая процентная ставка денежных ссуд (6% годовых).

В 1754 г. в Российской Империи был также создан Купеческий банк, который выдавал краткосрочные ссуды под залог материальных ценностей, предназначенных к вывозу из петербургского порта. Однако капитал банка был незначителен и не превышал 500 тыс. руб. К тому же ссуда предоставлялась только на полгода.

В 1758—63 гг. с целью привлечения в казну серебряной монеты в стране действовал Медный банк. Он выда­вал ссуды медной монетой из расчета 6% годо­вых и требовал возвращения их на 75% серебряной монетой. В 1764 г. был открыт коммерческий банк в Астрахани для финанси­рования армянской Компании по торговле с Персией. Банк выдавал ссуды на полгода из расчета 6% годовых под залог товаров на складах и в порту. В 1821 банк был ликвидирован с открытием в Астрахани конторы государственного Коммерческого банка.

В 1769 г. в связи с началом выпуска в России бумажных денег в Москве и Петербурге были образованы Ассиг­национные банки (в 1786 г. они были преобразованы в единый Государственный ассигнационный банк). В 1772 г. при Московском вос­питательном доме были также образованы Вдовья казна (выдавала пенсии вдовам дворян и купцов после смерти кормильца, капи­тал составлялся из вкладов мужей), а также Ссудная казна и Сохранная казна, которые к концу XVIII в. стали крупными кредитными учреждени­ями.

В дальнейшем соответствии с «Жалованной грамо­той городам» 1785 г. в Российской Империи разрешалось учре­ждать городские общественные банки для выдачи ссуд жителям на торговые дела, а также в случае нужды и несчастья. Пер­вым в 1785 г. на мелкие пожертвования и небольшие взносы был основан Вологодский банк, затем в 1809 г. — банк в г. Слободской Вятской губернии. К 1861 г. местные банки существовали в более чем 20 городах страны (наиболее крупные - Архангельский, Томский, Устюжский). Они выдавали ссуды не только горо­жанам, но и помещикам.

В 1786 г. Дворянский заёмный банк был прео­бразован в Государственный заёмный банк, существовавший до 1860 г. В 1797 г. в целях «скорой помо­щи» дворянам открылся Вспомогательный банк для дворянства. В том же году для кредитования промышленности и торговли при Государственном ассигнационном банке была обра­зована учётная контора. Она выдавала купцам, ремесленникам и промышлен­никам деньги на 9 месяцев под залог товаров и под векселя. В 1806 г. такие конторы созданы в Архангельске, Москве, Одес­се, Таганроге, Феодосии и других городах.

В начале XIX в. кредитные учреждения продолжали обслуживать в основном землевладельцев, кредит носил главным образом, потребительский характер. Роль банков в хозяйственной жизни была крайне ограниченной. Вместе с тем развитие промышленности и торговли, начавшийся промышленный переворот, расширение товарной сферы в сельском хозяйстве требовали преобразования кредитных отношений. К первой четверти XIX в. относятся поиски новых форм банковской системы. Манифестом от 7 мая 1817 на основе учётных контор Государственного ассигнационного банка в России создается единый государственный Коммерческий банк.

Развивавшиеся в стране рыночные отношения привели к оформлению во 2-й половине XIX в. новой кредитной системы. Во главе ее встал Государственный банк Российской Империи, который к началу 1890 - х гг. имел 110 филиалов. Государственный банк хранил золотой запас, осуществлял денежную эмиссию и являлся собственностью российского государства. Это важная особенность кредитной системы России, поскольку главные банки других стран - Английский или Французский - не являлись собственностью соответствующих государств. Вокруг Государственного банка сформировалась большая сеть акционерных коммерческих банков, основной задачей которых было финансирование народного хозяйства страны. Денежные средства Госбанка были в основном казенными, частные лица аккумулировали свои денежные средства в коммерческих банках. По характеру своих операций этот банк отличался от кредитных учреждений европейских стран. Основная часть средств Государственного банка направлялась на финансирование помещиков, банк давал им кредиты под залог имений. Промышленность банк кредитовал слабо и давал ссуды предпринимателям только с разрешения правительства.

Государственный банк являлся центром краткосрочного кредита. Долгосрочный ипотечный кредит в России предоставляли два банка - основанный в 1882 г. Крестьянский поземельный и основанный в 1885 г. Дворянский земельный банки. Крестьянский поземельный банк выдавал крестьянам ссуды под залог земли, а также помогал помещикам продавать имения. Дворянский земельный банк оказывал всяческую поддержку помещикам и выдавал долгосрочные ссуды дворянам - землевладельцам под залог имений на выгодных условиях (1 - 2% годовых).

Неразвитость кредитной системы в России являлась определенным тормозом для развития рыночных отношений, и в начале 1870 -х гг. в банковском деле начинается настоящая учредительная горячка. Бурное развитие промышленности и железнодорожного строительства требовали крупных капиталов, превышающих возможности отдельных предпринимателей, поэтому в этот период повсеместно возникают акционерные общества. В эти же годы подобный процесс происходил почти во всех развитых странах Европы, а также в США и в Японии. Он получил название "грюндерство", т. е. массовое учреждение акционерных обществ, страховых кампаний, банков, и все это сопровождалось выпуском ценных бумаг и биржевыми спекуляциями.

Развитие коммерческого кредита в России находилось под жестким контролем правительства, что проявлялось в законодательном ограничении учреждения новых банков. При этом некоторые коммерческие банки, чаще всего крупные петербургские и московские, получали правительственную поддержку. За счет средств Госбанка осуществлялось их неуставное долгосрочное финансирование. В результате искусственно ограничивалась конкуренция между банками, отдельным из них создавались привилегированные условия, что способствовало концентрации и централизации капиталов. Следствием такой политики являлось сравнительно небольшое количество действующих коммерческих банков в стране: в 1913 г. в России их насчитывалось 47, в то время как в европейских странах число банков исчислялось сотнями.

Более половины банковского капитала было сосредоточено в г. Санкт - Петербурге, среди них наиболее крупными были Азово - Донской и Международный банки. Столичные банки имели развитую сеть филиалов по всей стране. В Москве преобладали средние, а в провинции - мелкие банки. Следует отметить, что крупнейшие банки России находились в зависимости от иностранных капиталов, до 40% их акций принадлежало иностранным банкам. Так, Русско - Азиатский банк был связан с французским капиталом, Петербургский международный - с германским, крупнейшими акционерами Азово-Донского банка были французские и немецкие банки. Основными операциями коммерческих банков были: учет векселей, выдача ссуд под залог ценных бумаг, имущества, товаров, земли, а также привлечение средств во вклады и ведение текущих счетов. Выдаваемые коммерческими банками кредиты были, как правило, «дорогими». Средний учетный процент коммерческих банков составлял 7 - 8%, а Госбанка - 5,5 - 6 %.

На Урале в дореформенный пери­од владельцы горнозаводских име­ний были привилегированными заемщиками российских банков и актив­но пользовались долгосрочными ссу­дами под залог крепостных. Большое значение для уральских промышленников имел созданный в 1817 г. государственный Коммер­ческий банк. В Екатеринбурге работала одна из трех созданных им по России контор, специализировавшаяся на выдаче ссуд под готовую продукцию металлургических заводов. Временная контора банка работа­ла и на Ирбитской ярмарке.

Проведенная в 1860-х гг. реформа банковского дела в России была нацелена на совершенствование форм кредита в новых экономичес­ких условиях. Одним из направлений банковс­кой реформы было создание част­ных и акционерных коммерческих банков. В 1872 г. в России начал дей­ствовать Волжско – Камский банк, о­риентированный на Урало – Поволжский регион. Постепенно Урал стал регионом со зна­чительной сетью банковских филиалов. В Оренбурге, Перми и Уфе действовали отделе­ния Волжско – Камского банка, в Екатеринбурге — Волжско-Камского и Сибирского банков. В Челябинске были представлены Петербургский международ­ный и Торгово-промышленный банки. В Троицке работал филиал Сибирского, в Миассе, Орске и Уральске — Торгово – Промышленного банка. Всего в 1910 г. в трех уральских губерниях действовало 24 филиала российских коммерческих банков. Наибольшую активность в уральском регионе проявили Волжско – Камский, Петербургский междуна­родный, Русско-Азиат­ский и Сибирский банки.

С конца XIX в. в финансово - кредитной системе России значительную роль играли предприятия частного банкирского промысла. К ним относились банкирские дома и меняльные лавки. Банкирские дома, банкир­ские конторы - это частные кредит­ные учреждения, существовавшие в форме торгового дома, владельцы которого при регистрации получали гильдейские свидетель­ства. Они возникли в конце XVIII – начале XIX вв. в Вильно, Москве, Одессе, Петербурге, Риге и других городах. Среди них крупнейшими были банкирские дома Гинцбургов, Поля­ковых, Штиглица и др. В отличие от других учреждений ком­мерческого кредита (коммерческих банков, обществ вза­имного кредита, городских обще­ственных банков), банкирские дома не подлежали строгой законодательной регламентации, не имели устава и не были обязаны публиковать свои балансы.

С 1890-х гг. банковские дома вели активные биржевые операции с государственными фондами и акциями банков и торгово – промышленных компаний. К 1913 г. в России действовало около 300 банковских домов. Больше всего банковских домов находилось в столице, за ней с большим отставанием следовала Москва. В начале XX в. наиболее крупные банковские дома реорганизовывались в акционерные банки. Так, например, банковский дом братьев Рябушинских был преобразован в Московский банк.

До 1890 - х гг. в России не было специального законодательства для учреждений банковского промысла. Их владельцы получали, как купцы, гильдейские свидетельства на право ведения кредитных и финансовых операций. Законодательство 1895 г. упорядочило работу предприятий частного банковского промысла, что выразилось в запрещении меняльным лавкам проводить операции краткосрочного кредита, а также обмен валюты. За ними закреплялось право размена денежных знаков и оплаты вышедших в тираж купонов ценных бумаг. Министерству финансов Российской империи разрешалось проводить ревизию любого банковского заведения без особого на то разрешения владельца.

В начале XX в. многие такие учреждения разорились и стали банкротами. Такая судьба постигла, в частности, существовавшие в Екатеринбурге в конце 19 - начале 20 вв. банкирскую контору «Товарищество А. Печенкин и К°» и банкирскую контору «Наследников Я. П. Андреева». Екатеринбургское отделение банкирской конторы «Товарищество А. Печенкин и К°» было основано в начале 1880 г. и занималось скупкой и продажей ценных бумаг, золота, серебра, платины, выдавало ссуды под залог ценных бумаг и вещей, страховало билеты выигрышных займов, принимало вклады, переводило деньги по России, заграницу и т.д. В 1880-1990-х контора успешно развивалась, однако в начале 1900 – х гг. рискованные операции с ценными бумагами привели ее к краху. В августе 1904 г. екатеринбургское отделение прекратило платежи (одновременно с банковской конторой наследников Я.П.Андреева), что вызвало мощный финансовый кризис в Екатеринбурге и панику среди вкладчиков. Екатеринбургское отделение товарищества было признано несостоятель­ным и по его делам учреждено конкурсное управ­ление.

Банкирская контора Я. П. Андреева была основана в 1879 г. екатеринбургским купцом Я.П.Андреевым. Она принима­ла вклады населения, выдавала ссуды под залог ценных бумаг и вещей, а также осуществляла другие банков­ские операции. При конторе регулярно проводи­лись аукционы по продаже просроченных зало­гов. Банковская контора обслуживала в основном малоимущих екатеринбуржцев, а также мелких торговцев и ремес­ленников. В 1880-1990-е гг. контора развивалась вполне успешно, что позволило ей открыть отделение в Тюмени. В конце 1890-х гг. контора «Наследников Я. П. Андреева» стала активно занимать­ся скупкой и перепродажей акций, что и привело ее к краху. Несмотря на частое банкротство, численность учреждений банковского промысла продолжала оставаться значительной. В 1909 г. в стране насчитывалось 287 банкирских домов и 88 меняльных лавок, большинство из них находилось в столице и других крупных городах.

Наряду с государственными и коммерческими банками в финансово - кредитную систему России входили и другие структуры: учреждения малого кредита, сберегательные кассы и т. д. Сеть учреждений малого кредита была достаточно разветвленной. К ней относились общества взаимного кредита, кредитные и ссудно-сберегательные товарищества, земские кассы, городские банки и другие учреждения. Все они действовали на основании утвержденных правительством уставов, строго определяющих их деятельность и порядок ведения отчетности. Учреждения малого кредита выдавали краткосрочные кредиты промышленникам и мелким торговцам. С конца XIX в. в финансово - кредитной системе России возрастала роль сберегательных касс. С 1895 по 1910 гг. количество сберегательных касс удвоилось, выросло число вкладчиков, а их годовые вклады увеличились в четыре раза.

Таким образом, значительное число банков, учреждений малого кредита и сберкасс в Российской империи свидетельствуют о том, что финансово - кредитные отношения в стране развивались достаточно успешно.

----------------------

* Ранее опубликовано в кн.: Бизнес. Менеджмент. Право. 2004. №. 3. С. 21 – 25.

Рец.: Мотревич В. П. - Смыкалин А.С. Русское законодательство конца XVI – начала XVII века. Судебник 1589 года. Судебник 1606 – 1607 годов. Учебное пособие. Екатеринбург: УрГЮА, 2005. – 155 с.*

Рецензируемая книга посвящена двум малоизучен­ным в истории российского законодательства докумен­там, ранее не включавшимся в курс истории отече­ственного государства и права. Как известно, к середине XVI в. в России оформляется сословно-представительная монархия. Укреплению русского централизован­ного государства в XVI—XVII вв. способствовало и со­здание общероссийского законодательства. Однако в силу разных причин не все памятники права рассмат­риваемого периода изучены. Некоторые из них не со­хранились, другие оказались просто забытыми и не изу­чались ни в курсе русского права до революции, ни в истории Советского государство и права, ни в совре­менном курсе истории отечественного государства и права. К таким важным правовым документам относит­ся Судебник 1 589 г. Открытый и изданный С.К. Богояв­ленским, он вызвал несколько попыток объяснения его происхождения.

Так, В.О. Ключевский считал, что Судебник 1589 г. — это проект переработки Судебника 1550 г., притом проект черновой, неисправный, далеко не приготов­ленный к докладу на утверждение верховной власти. М.Ф. Владимирский - Буданов, подвергший Судебник особенно тщательному анализу, пришел к выводу, что ни царь, ни Дума и Собор не принимали никакого уча­стия в составлении этого памятника и, вероятно, никто из них не знал о его существовании. С.В. Юшков до­пускал, что источником Судебника 1589 г. был Царс­кий Судебник 1550 г., что в какой-то мере сближает его с позицией В.О. Ключевского. Вместе с тем он предпо­лагал, что хотя судебник и назывался Судебником царя Федора Иоанновича, тем не менее, был результатом работы частного лица, вероятно, какого-либо земско­го судьи.

Судебник царя Феодора Иоанновича 1589 г. стол известен в русской исторической науке лишь в 1 899 г., когда список памятника был опубликован. В последую­щие годы были обнаружены еще четыре его списка. Дан­ные списки делятся на Краткую и Пространную редак­ции. В рецензируемом учебном пособии материал да­ется по Пространной редакции, хотя для наглядности приводится и Кроткая редакция.

По мнению А.С. Смыкалина, Судебник 1589 г. явил­ся своего рода пособием и комментарием для земских судей, действовавшим после отмены системы кормле­ний. Судебник 1589 г. интересен и сточки зрения изу­чения поземельных отношений среди черных (государ­ственных) крестьян, он свидетельствует о совершен­ствовании аппарата уголовных репрессии, в нем появились некоторые новые нормы материального пра­ва, не известные Новации имели место не только в сфере уголовно-пра­вовых, но и гражданско-правовых отношений. В част­ности, Судебник 1589 г, содержит специальный раз­дел, посвященный наследственному праву, согласно которому распоряжаться наследством можно было уже более свободно.

В настоящее время, как и сто лет назад, Судебник 1589 г. недостаточно хорошо изучен. Основные иссле­дования по этому крупному памятнику русского права относятся к началу прошлого века. Однако «забытый» Судебник царя Федора Иоанновича дает современ­ным юристам и историкам права богатейший матери­ал о правовой культуре и юридической технике конца XVI в., что, в свою очередь, свидетельствует об отдель­ном этапе в развитии русского законодательство.

Второй опубликованный в пособии источник — это Судебник Василия Шуйского 1606-1607 гг., (Сводный Судебник). Основная его ценность заключается в по­пытка кодификации предшествующего русского пра­ва. Проведенный автором пособия анализ законода­тельного акта показывает, что уровень юридической техники в Сводном Судебнике по сравнению с предшествующим законодательством выше. Законода­тельный материал расположен по троичному принци­пу: статья, глава, грань (раздел). Однотипные по составу статьи собраны в главы, однородные главы — в разделы (грани), что является новым шагом на пути кодификации русского права.

Важной особенностью вышедшего пособия явля­ется наличие в нем биографических справок, а также специальных разделов, посвященных истории возник­новения судебников, оценке уровня юридической тех­нике, краткого анализа их содержания и др. При этом А.С. Смыкалин не ограничивается характеристикой тех или иных разделов судебников, а подробно исследует различные подходы к их оценке в трудах историков пра­ва. Следует отметить, что пособие снабжено постатей­ными комментариями текста. Это позволяет легче в нем разобраться и делает Судебники 1589 г. и 1606-1607 гг. доступными для использования в качестве источни­ка для работы на семинарских занятиях.

В целом можно оценить рецензируемую работу как интересную и весьма полезную. Опубликован­ные в ней Судебники являются важным этапом в исто­рии русского права, отразившим изменения в обще­стве в конце XVI — начале XVII в. Публикация этих ис­точников право дает возможность их изучения в ряду других важнейших законодательных актов феодальной России.

--------------------------------------------

* Ранее опубликовано в журнале.: История государства и права. 2006. № 5. С. 38.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 67;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная