Комплектование судейского персонала
Лекции.ИНФО


Комплектование судейского персонала



 

Вопрос о комплектовании личного состава судов слагается из двух вопросов: 1) кем могут быть замещаемы судейские должности и 2) каким образом должно происходить замещение. Первый вопрос касается подготовки судебных деятелей, второй - способа замещения судейских должностей.

Разрешение первого вопроса не представляет особых трудностей. Если для правильного отправления правосудия необходимо, чтобы судьи обладали известными качествами, то само собою понятно, что на судейские должности могут быть назначаемы только такие лица, которые эти качества действительно имеют. Это положение является общепризнанным и проводится законодательствами важнейших государств Европы, требующими от судей обладания более или менее высоким умственным и нравственным цензом.

Гораздо сложнее второй вопрос - о порядке замещения судейских должностей. Оно может производиться различными способами, но все они сводятся к четырем типичным системам: 1) выборной, 2) самовосполнения коллегий, 3) назначения правительст вом по его усмотрению и 4) назначения правительством по конкурсу. Возможны, конечно, и комбинации этих систем.

I. Выборная система проявляется в нескольких формах. Избрание судей может быть производимо либо непосредственно всеми гражданами страны, пользующимися политическими правами, либо общеполитическими представительными учреждениями (парламентами, городскими думами и т.д.), либо специальными коллегиями (собраниями адвокатов и нотариусов, купцов и т.п.). Практическое значение каждой из этих разновидностей выборной системы не вполне одинаково. Но все они обладают двумя главными достоинствами и двумя же коренными недостатками.

Достоинства их состоят в следующем.

1. Выборные судьи пользуются большим доверием населения, чем назначенные правительством, так как избиратели, в своих собственных интересах, отдают предпочтение наиболее достойным кандидатам.

2. При выборной системе судьи избираются на небольшие сроки (2, 3, 4 года), а это обстоятельство дает возможность обновлять и улучшать состав судов, переизбирая на новые сроки оказавшихся достойными судей и удаляя тех, которые не оправдали доверия.

Этим двум основным достоинствам выборной системы соответствуют два важных недостатка, подрывающих ее практическое значение.

1. Выборная система не обеспечивает в полной мере хорошего состава судей. Как обыкновенные граждане, так и члены общеполитических представительных собраний могут знать кандидатов в судьи только поверхностно, с внешней стороны, и неспособны оценить подготовленность и пригодность их к занятию судейских должностей. От этого недостатка до известной степени, хотя и не вполне, свободны специальные коллегии, состоящие из юристов (адвокатов, нотариусов и др.); но избрание судей этими коллегиями ставит судей в зависимость от избирателей, и, вдобавок, таких, значительная часть которых если не прямо подчинена судам, то подлежит их надзору и дисциплинарной власти: таковы именно нотариусы и адвокаты. А несомненно, что зависимость начальника от подчиненного - самая вредная форма зависимости, извращающая значение служебного отношения и противная интересам службы.

2. Срочность избрания, подрывая принцип несменяемости судей, ставит их в зависимость от избирателей. Из боязни быть забаллотированными на новых выборах судьи принуждены заискивать у лиц, голосами которых они избраны, всячески угождать им и нарушать судейское беспристрастие.

Даже избрание судей всем населением посредством всеобщей подачи голосов не гарантирует независимости судей, которые становятся орудием политических партий.

Опыт Соединенных Штатов Северной Америки, где выборы судей населением применяются в 30 штатах, ясно показал, к каким печальным результатам может привести эта система. Кандидаты в судьи не только подвергаются избирателями экзамену в своих политических убеждениях, но и принуждены обязываться постановлять решения в желательном для господствующей партии смысле. Выборы сводятся зачастую к тайной сделке между вождями политических партий. Наилучше подготовленные к судейской должности и наиболее достойные юристы-практики предпочитают заниматься адвокатурой, не желая прибегать к предосудительным приемам избирательной борьбы. Поэтому судейский персонал пополняется лицами сомнительной нравственности и лишенными подготовки.

В Швейцарии, где в шести кантонах выборы судей населением практикуются по отношению ко всем судьям, а в десяти - по отношению только к низшим, столь чудовищных злоупотреблений не наблюдается, ввиду особенно благоприятных условий, имеющихся там для разумного применения выборного начала, каковы: ограниченность территории, постоянный состав населения, издавна осевшего на ней, привязанного к своим национальным учреждениям, зажиточного, культурного и привыкшего спокойно пожинать плоды своей политической свободы. Хотя, таким образом, "недостатки учреждения исправляются по возможности нравами", однако и в Швейцарии дают себя чувствовать слабые стороны выборной системы: борьба политических партий при выборах, избрание судьями недостаточно подготовленных лиц.

Независимость от избирателей, при срочности выборов и прав переизбрания, могут сохранить только те из судей, которые обладают достаточными личными средствами, позволяющими им жить безбедно в случае забаллотирования на новых выборах и невозможности получить другую должность на государственной или частной службе. Поэтому упрочить независимость выборных судей можно, потребовав от лиц, выставляющих кандидатуру в судьи, обладания имущественным цензом. Но для того, чтобы такая мера оказалась действительной, размер ценза должен быть высок, а это представляется неудобным в том отношении, что слишком ограничивает круг лиц, имеющих право занять судейские должности, преграждает доступ к судейской карьере многим вполне достойным кандидатам и в результате понижает уровень судейского персонала. Таким образом, довольствоваться низким цензом бесцельно и бесполезно; устанавливать же высокий - нецелесообразно и вредно.

II. Избрание судей самими судами. Эта форма выборной системы состоит в том, что судьи избираются теми судебными коллегиями, в которых открывается вакансия. Здесь, следовательно, происходит самовосполнение судов, или кооптация. Такая система представляет следующие преимущества.

1. Судебное ведомство пополняется теми лицами, которые признаются достойными самим этим ведомством. А так как судьи заинтересованы в поддержании достоинства своей корпорации и допущении в свою среду кандидатов, пользующихся уважением в обществе и способных помогать им при выполнении трудной задачи отправления правосудия, то понятно, что выбор судебных коллегий будет останавливаться только на наиболее достойных как по нравственным качествам, так и по степени подготовки кандидатах.

2. В то же самое время судебные коллегии несравненно более компетентны в оценке достоинства кандидатов, чем общеполитические представительные собрания, не только потому, что они состоят из специалистов-юристов, но и потому, что кандидаты в судьи получают практическую подготовку при судах и, следовательно, могут быть близко известны если не всем, то, во всяком случае, многим из членов коллегий.

3. Предоставление судебным коллегиям права самовосполнения в огромной степени способствует развитию в них корпоративного духа и сознания корпоративной чести, а вслед за тем и корпоративной независимости. Возвышаясь в собственных глазах, коллегия стремится к возвышению и в глазах общества.

4. Кандидаты, избранные в судьи коллегией, будут стараться оправдать ее доверие и с особым усердием относиться к исполнению своих служебных обязанностей.

Но система самовосполнения судебных коллегий связана с некоторыми недостатками и опасностями.

1. Избрание судей коллегиями ограничивает число лиц, могущих быть избранными, потому что судебной коллегии может быть более или менее хорошо известно только незначительное число кандидатов, именно те, которые получали практическую подготовку или занимались адвокатурой при данном суде.

2. При выборах может происходить в судебной коллегии борьба партий; возможны закулисные влияния и интриги; выбор того или другого кандидата может обусловливаться не его достоинствами, а характером политических убеждений или какими-либо иными посторонними соображениями.

3. Самовосполнение коллегий приведет, благодаря подбору лиц одинаковых взглядов и даже находящихся в родстве с членами судебных коллегий, к образованию замкнутой касты, пропитанной узкими предрассудками, далекой от жизни и не понимающей ее потребностей. В результате судейскому персоналу грозит вырождение за отсутствием притока свежих сил.

4. Возможно также, что посредственности, из которых состоит большинство судебных коллегий, будут, из зависти, избирать не даровитых людей, а таких же или еще худших посредственностей, вследствие чего система самовосполнения приведет не к повышению, а к понижению уровня судейского персонала.

III. Назначение по усмотрению правительства допускает двоякую организацию: судьи могут быть назначаемы местными органами правительства или же центральной властью.

А. Назначение судей местными органами власти имеет только то преимущество, что эти органы (например, губернаторы, градоначальники), зная местных обывателей, способны назначать на судейские должности наиболее подходящих кандидатов.

Зато чрезвычайно веские доводы говорят против этой системы. Во-первых, судебная власть, как олицетворение закона, имеет столь важное значение в жизни государства, что предоставить замещение судейских должностей каким-либо низшим органам правительства - значило бы умалить и унизить ее достоинство. Во-вторых, эта система открывает широкий простор личному произволу местных властей, ставит назначение судей в зависимость от протекции, связей и посторонних влияний. В-третьих, органы местной правительственной власти совершенно некомпетентны в оценке специальной подготовки кандидатов в судьи и способностей их.

Справедливость этих соображений настолько очевидна, что ни в одном из культурных государств замещение судейских должностей не предоставлено низшим органам правительства.

Б. Назначение центральной властью соответствует государственному значению судебной власти и устраняет опасность местных влияний. Но оно страдает другого рода недостатком: местные органы правительства еще могут знать кандидатов в судьи хотя бы поверхностно, с внешней стороны. Но для центральной власти и такое знание недоступно. Ни главе государства, ни министру юстиции, безусловно, не могут быть известны все кандидаты в судьи. По необходимости разовьется система рекомендаций. Если рекомендации будут даваться местными органами власти, то возникнет опасность, что эти органы станут в своих представлениях руководствоваться не действительными достоинствами кандидатов, а разными посторонними соображениями. Если же они будут исходить от каких-либо других лиц, случайно имеющих доступ к центральной власти, это будет просто безответственное наушничество, не представляющее никаких гарантий основательности и добросовестности.

IV. Назначение правительством по конкурсу состоит в том, что судьи избираются из списка кандидатов, расположенных в порядке их достоинства, определяемого посредством конкурса. Эта система допускает различные видоизменения, но суть ее состоит в устранении при определении кандидатов в судьи как чьего-либо единоличного усмотрения, так и баллотирования какой-нибудь коллегией и в замене этих страдающих существенными недостатками способов новым, наиболее гарантирующим правильность и объективность оценки сравнительного достоинства кандидатов.

В самом деле, если по окончании практической подготовки при судах кандидаты, получившие хорошие аттестации от лиц, которые руководили их занятиями, подвергаются конкурсному экзамену в комиссии, состоящей из членов судебного ведомства, прокуратуры и профессуры, и вносятся в список в порядке полученных отметок, и если затем назначение на низшие судейские должности производится в порядке списка, то нельзя не признать, что преимущество отдается тем, кто его наиболее заслуживает, и что судейский персонал пополняется самыми лучшими кандидатами.

Итак, сравнительная оценка всех возможных способов замещения судейских должностей показывает, что наиболее целесообразным из них является назначение судей центральной правительственной властью по конкурсу. Эта система существует во Франции, Италии и Испании.

Во Франции для назначения помощником судьи или членом суда первой инстанции необходимо получить высшее юридическое образование и после трехлетней практической подготовки выдержать конкурсный экзамен. Испытательная комиссия имеет право указать пять наиболее выдающихся кандидатов для немедленного назначения на должности помощников судей или членов суда первой инстанции. Прочие выдержавшие экзамен назначаются на места помощников судей или причисляются к министерству с тем, что после двух лет занятий десять из них, внесенные в список достойных повышения, могут быть назначены членами суда или помощниками судей.

В Италии для принятия в число кандидатов на судебные должности необходимо прослушать курс юридических наук в университете и выдержать конкурсный экзамен. Выдержавшие вносятся в список в порядке, определяемом общей суммой полученных каждым отметок. В таком же порядке они и назначаются министром юстиции на места кандидатов.

По истечении года подготовки кандидат может быть назначен судейским помощником, если будет признан годным к исполнению судейских обязанностей советом суда первой инстанции, состоящим из председателя суда, прокурора и двух членов суда. Этот совет составляет ежегодно список судейских помощников своего округа по степени их достоинства, определяемого по способностям, знаниям, деятельности и поведению каждого из них. Согласно этому списку, по порядку старшинства замещаются три пятых открывшихся вакансий. Остальные две пятых вакансий замещаются по конкурсному экзамену, к которому допускаются судейские помощники, исполнявшие свои обязанности не менее трех лет и удостоенные благоприятного отзыва со стороны совета суда первой инстанции.

 

Самостоятельность судебной власти

 

I. Судьи не в состоянии сохранять полного беспристрастия при разборе дел, зная, что если их решения возбудят неудовольствие какого-либо органа государственной власти - потому ли, что он является стороной в процессе, или потому, что находится в близких отношениях к одному из тяжущихся, - то могут лишиться места или подвергнуться иным неприятностям по службе. Чтобы оградить судейскую независимость, необходимо предоставить отправление правосудия особой системе органов, совершенно отделенной от других органов государственной власти и не подчиненной им.

В этом состоит принцип самостоятельности судебной власти. Он представляет собою проявление принципа разделения властей, который в применении к суду означает устранение органов законодательной и административной властей от вмешательства в отправление правосудия - как прямого, в форме разрешения или перевершения судебных дел, так и косвенного, в форме начальственного влияния на судей.

Необходимость обособления и независимого положения судебных учреждений всегда признавалась основным условием правильного отправления правосудия. "Идея независимости судей от власти красною нитью проходит через всю историю культуры, начиная от той клятвы, которую давали судьи в Древнем Египте, - не повиноваться незаконным приказам царя - до известного ответа французских судей королю: "государь, суд постановляет приговоры, но не оказывает услуг", до гордой фразы, зарегистрированной недавно: "английского судью не просят ни о чем" (Михайловский).

Обособление судебных учреждений в самостоятельную группу органов государственной власти началось на континенте Западной Европы очень давно. Но только с введением конституционного устройства самостоятельность суда получила реальное значение: во Франции со времени великой революции, в германских государствах позже и неодновременно, сначала в южных государствах, потом (в середине XIX в.) в Пруссии, а затем в Австрии.

 

Несменяемость судей

 

Завадский. Несменяемость судьи и его независимость, 1904.

 

I. Принцип разделения властей обеспечивает самостоятельность и независимость судебной власти, взятой в целом, как совокупности органов, отправляющих правосудие. Но он не гарантирует независимости каждого отдельного судьи, который может опасаться, что в случае, если его деятельность не понравится высшим органам судебного ведомства, которым он подчинен (министру юстиции или каким-либо иным), то он может лишиться своего места. Пока такое опасение возможно, в беспристрастии судей нельзя быть уверенным. Чтобы устранить это, есть одно средство: несменяемость судей. Она состоит в том, что судья не может быть, без собственного желания или судебного приговора, ни удален от занимаемой им должности, ни перемещен на низшую или равную должность, ни оставлен за штатом без содержания.

II. Принцип несменяемости судей признан в настоящее время законодательствами всех цивилизованных государств. Но не везде он проведен одинаково строго и в одинаковой форме. Наиболее ограждена несменяемость судей в Англии, где высшие судьи могут быть смещены только постановлением обеих палат, утвержденным королем, т. е., значит, посредством издания специального закона. Затем следуют союзные судьи Швейцарии и Соединенных Штатов: они подлежат удалению от должностей не иначе, как по приговору уголовного суда. В других государствах увольнение судей возможно и в дисциплинарном порядке.

 

Повышения и награды

 

I. Принцип несменяемости превращается в пустое слово и очень легко обессиливается стоящей во главе судебного ведомства властью, если ей предоставлено право по своему усмотрению повышать судей в должностях или увеличивать их жалование. Надежда получить лучшее место или прибавку к содержанию может оказывать на судью не менее могущественное влияние, чем боязнь лишиться места, и министр юстиции, имея право улучшать служебное положение судей, обладает такою же возможностью производить на них давление в желательную для себя сторону, как и в том случае, когда ему предоставлено налагать на судей взыскания, ибо, как выразился Конт, "большие надежды сильнее влияют на человеческое сердце, чем маленькие опасения".

В видах ограждения судей от произвольных повышений и наград необходимо, чтобы единственным основанием к повышению по службе были действительные заслуги, чтобы поощрение доставалось тому, кто его достоин, и чтобы произволу начальства отводилось как можно меньше места. Поэтому рациональный порядок прохождения судейской службы должен основываться на двух началах.

Во-первых, каждому судье, безупречно исполнявшему свои обязанности, должно быть дано право на улучшение служебного положения через определенные промежутки времени.

Оно должно состоять в переводе судьи с занимаемой должности на высшую в служебной иерархии. Но высших должностей меньше, чем низших, так что если ожидать, пока они сделаются вакантными, то только часть судей может получить такое повышение. Поэтому нужен еще другой способ улучшения судебного положения судей, который мог бы одинаково распространяться на всех. Таким способом является периодическое увеличение жалования каждого судьи, безупречно исполняющего свои обязанности.

Во-вторых, в дополнение к этому началу безусловности карьеры должно быть введено начало награждения за особые заслуги. Несомненно, что в многочисленном судебном ведомстве существуют большие различия между отдельными членами в степени талантливости, подготовки, трудоспособности. Справедливость требует, чтобы каждому было воздано по его достоинству и заслугам. В противном случае "талантливейший человек не может получить возвышения, если на пути его стоит бездарность, которая хоть одним днем поступила на службу ранее его" (Филиппов).

Поэтому наиболее правильной представляется такая система, при которой все судьи получают за беспорочную службу периодические прибавки к жалованию, а открывающиеся вакансии на высшие в порядке служебной лестницы должности замещаются частью (на треть или четверть) по старшинству службы, частью же вне очереди, за особые заслуги.

II. Ни в одном из западноевропейских государств служебная карьера судей не получила до сих пор вполне рациональной постановки. В некоторых (германских) осуществлен принцип постепенного увеличения жалования, но повышение в должностях производится без надлежащей оценки служебных достоинств судей. В других (во Франции, Италии, Испании) введен более рациональный порядок повышения, но зато отсутствуют периодические прибавки к жалованию.

Во Франции министр имеет право замещать вакансии на судебные должности только из числа лиц, внесенных в список кандидатов на повышение, который составляется ежегодно, на основании аттестаций председателей судов и прокуроров, комиссией из старшего председателя, генерал-прокурора и четырех членов кассационного суда по выбору министра юстиции, а также из членов совета министерства юстиции. Но правила относительно списка не применяются к высшим чинам судебного ведомства. Кроме того, министр юстиции может заместить четвертую часть вакансий, помимо списка, лицами, избавленными, по закону, от экзамена на должность судьи.

В Италии принята сходная, но более сложная система.

В Англии члены высших судов назначаются исключительно из числа адвокатов, так что низшие судьи не имеют надежды на повышение. Равным образом, отсутствует судебная карьера в тех странах, где принята система выбора судей населением или представительными политическими собраниями.

III. Одинаковое значение с повышениями по службе имеет, в качестве средства влиять на судей, награждение их чинами и орденами. В этом отношении судьи тоже должны быть обеспечены от произвола начальства. С этой целью достаточно постановить, что судьи получают чины и ордена только за выслугу лет. Таким способом будет предотвращена возможность награждения их вне очереди, но вместе с тем судьи не будут лишены связанных с чинами и орденами преимуществ.

 

Несовместимость

 

I. Из принципа самостоятельности судебной власти вытекает невозможность занятия судьями должностей по другим ведомствам.

Но этого еще недостаточно, и для полного ограждения их самостоятельности необходимо воспретить им не только государственную, но и частную службу, а также все занятия, способные ставить их в зависимость от частных лиц, каковы: адвокатура, агентура, комиссионерство и проч. Помимо того, представляется желательным, в видах поддержания высокого достоинства судейского звания, не разрешать судьям заниматься такими отраслями деятельности, которые не пользуются общественным уважением.

II. Иностранные законодательства, осуществляя принцип несовместимости судейской службы со всякой иной и с посторонними занятиями, поступают двояким образом: либо прямо перечисляют, с чем именно она несовместима, либо просто постановляют, что судьи не могут принимать на себя никаких платных обязанностей без разрешения начальства и должны заботиться о поддержании достоинства своего звания и вне службы. Первый способ употреблен французским, австрийским и бельгийским законодательствами; второй - итальянским и некоторыми из германских.

 

Материальное вознаграждение

 

Чтобы сделать судей независимыми от лиц, обращающихся к ним за правосудием, чтобы не подвергать их соблазну покривить душой ради приобретения материальных выгод, необходимо дать им достаточное материальное вознаграждение. "Государство, - писал еще Филанджиери, - весьма заинтересовано в том, чтобы всякий человек, наделенный частицей власти, не имел надобности злоупотреблять ею с целью жить так прилично, как требует достоинство его должности". Низкий размер получаемого судьями жалования имеет еще то вредное последствие, что способные и хорошо образованные юристы избегают судейской службы, предпочитая ей более выгодные отрасли труда. Достаточно высокое вознаграждение необходимо для судей также для того, чтобы они не искали посторонних занятий ради увеличения средств и чтобы мысль о необеспеченном или даже бедственном положении семей не лишала их столь необходимого при отправлении правосудия спокойствия духа.

Наилучше поставлены в материальном отношении английские судьи, получающие огромные оклады жалования. Именно судьи графств и секретари высших судов получают около 15 тысяч рублей, члены высших судов - 50-60 тысяч руб., председатель суда королевской скамьи - около 80 тыс. руб., а лорд-канцлер - около 100 тыс. руб. Не такой колоссальный, но все же сравнительно высокий размер вознаграждения установлен в Соединенных Штатах для членов федерального суда: около 30 тыс. руб.

В прочих иностранных государствах оклады жалования судей гораздо ниже и не многим отличаются от получаемых нашими судьями.

 









Читайте также:

  1. XXV. ПЕРЕВОЗКА ПЕРСОНАЛА ПО ГОРИЗОНТАЛЬНЫМ И НАКЛОННЫМ ГОРНЫМ ВЫРАБОТКАМ
  2. Аттестация персонала комиссией
  3. В каких случаях сосуд должен быть немедленно остановлен? Порядок действий персонала.
  4. В состав закусочной входят: торговые помещения, производственные помещения, административные помещения, складские помещения, помещения для персонала.
  5. Виды (формы) обучения персонала
  6. Виды стимулирования персонала в организации
  7. Включенное психологическое наблюдение жизни и деятельности персонала атомного ледокола
  8. Глава 3.3. Адаптация персонала
  9. ГЛАВА 4. Исследование влияния специфических факторов трудовой деятельности на психическое состояние персонала ледоколов
  10. Движение персонала и его анализ
  11. Защита медицинского персонала, больных и имущества.
  12. Знание национального менталитета позволяет менеджеру эффективно организовывать работу персонала, вести переговоры с деловыми партнерами и избегать ненужных межличностных конфликтов.


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 108;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная