Старые суды и реформа 1864 г.
Лекции.ИНФО


Старые суды и реформа 1864 г.



 

Филиппов. Судебная реформа в России. 2 т., 1871-1875; Джаншиев. Основы судебной реформы, 1891; Гессен. Судебная реформа, 1905; Михайловский. Основные принципы организации уголовного суда, 1905; Судебные уставы 1864 г. за 50 лет. Сборник Мин. юст., 1914 (статьи Блинова, Лазаренко и бар. А. Нольде); Судебная реформа. Сборник под ред. Давыдова, 1915 и сл. гг.

 

I. Созданные судебными уставами 1864 г. общие и мировые судебные учреждения заменили сложную и запутанную систему дореформенных судов. Эта система, восходившая корнями к Учреждению о губерниях 1775 г., не удовлетворяла ни одному из главных требований рационального судоустройства. Суды не были выделены в особое ведомство, а входили в состав общей администрации, вследствие чего не пользовались ни самостоятельностью, ни несменяемостью (Общ. губ. учр., изд. 1857 г.). Притом, будучи обязаны применять законы по их буквальному смыслу, они должны были, в случае сомнения в смысле закона, обращаться за разъяснением к высшей инстанции, которая, в свою очередь, не имела права самостоятельно устранить сомнение, а обязана была "представлять по порядку своему начальству", пока вопрос не переходил на разрешение законодательной власти, принимавшей, таким образом, в нарушение принципа разделения властей, непосредственное участие в отправлении правосудия. Далее, судебные учреждения были многочисленны, разнообразны и носили сословный характер: как личный состав, так и компетенция их изменялись в зависимости от принадлежности тяжущихся к тому или иному сословию. Кроме того, деятельное участие в отправлении гражданского правосудия принимала полиция. Инстанций было много, так что сколько-нибудь ценные и сложные дела перерешались не менее пяти-шести раз. Личный состав судей был низкого уровня, а служебное положение их жалко. Судьями могли быть лица без всякого образования, малограмотные и даже совершенно неграмотные. Они находились в полном подчинении у губернской администрации и были материально не обеспечены.

Первую инстанцию составляли уездные суды (для дворян), надворные (в столицах для разночинцев), магистраты и ратуши (для городских обывателей), а также полицейские под разными названиями (земских судов, управ благочиния и др.) и полицейские чиновники (исправники, становые приставы). Второй инстанцией служили палаты гражданского и уголовного суда; третьей - департамент Сената; четвертой - общее собрание департаментов Сената; пятой - комиссия по принятию прошений на Высочайшее имя; шестой - Государственный совет. Кроме того, в разрешении некоторых категорий дел принимали участие казенные палаты, палаты государственных имуществ, министры, обер-прокуроры и другие учреждения и лица, так что число инстанций удваивалось.

В земских судах участвовали наряду с полицейскими чиновниками выборные заседатели от дворян и от поселян ведомства государственных имуществ, а в управах благочиния - заседатели по выбору городских обществ. Но заседатели, в особенности поселяне, не могли оказывать сколько-нибудь заметного влияния на отправление правосудия, которое сосредоточивалось всецело в руках полицейских чиновников, находившихся в полном подчинении у своего начальства, обремененных многочисленными, чисто административными обязанностями и не подготовленных к выполнению судебной функции даже в самых скромных размерах.

В уездном суде участвовали под председательством уездного судьи, назначавшегося правительством, два заседателя от дворянства и два от поселян; первые принимали участие в разрешении всех дел, а вторые - только тех дел, которые касались поселян. Председатели палат гражданского и уголовного суда назначались Высочайшей властью из числа кандидатов, избранных дворянством; товарищи председателей назначались Высочайшей властью по представлению министра юстиции; два заседателя избирались дворянами и два городскими обществами. Но ни от кого из членов этих судебных мест не требовалось юридического образования (Уст. о службе по выбор., изд. 1857 г.). В самом Сенате, во всех его семи департаментах вместе, было незадолго до судебной реформы всего 6 сенаторов, окончивших юридический факультет. Для заседателей никакого вообще образовательного ценза не было установлено, так что ими могли быть и в действительности бывали лица неграмотные. В служебном отношении председатели палат числились по должности в пятом классе, заседатели палат - в седьмом, уездные судьи - тоже, а заседатели уездных судов - в девятом. Материальное положение всех их было крайне неудовлетворительно. Председатели палат получали от 1120 до 1500 руб. в год (вдвое меньше, чем управляющие палатами государственных имуществ и в три с половиной раза меньше, чем председатели казенных палат), заседатели - около 300 руб., секретари - около 500 руб. На содержание же канцелярий отпускалось так мало, что в некоторых судах чиновники канцелярий получали всего по 60 коп. в месяц, т. е. по 2 коп. в день. Судебные учреждения входили в состав общих губернских учреждений и подчинялись в отношении надзора, ответственности и увольнения таким же или почти таким же правилам, как и органы администрации.

Так как служебное и материальное положение выборных судей не представляло ничего заманчивого, то, само собой разумеется, не могло и привлекать на эти должности сколько-нибудь выдающихся людей. Дворянство тоже не дорожило своим правом участвовать в пополнении судебной магистратуры и руководствовалось при выборах не достоинством кандидатов, а партийными и иными посторонними соображениями. При столь неудовлетворительном составе судов, при неподготовленности их к отправлению правосудия и, вдобавок, при том значении, какое было придано законом судебной канцелярии, обязанной заботиться о разъяснении обстоятельств дел и составлять докладные записки, центр тяжести по производству дел переместился, естественным образом, с судей на канцелярию. "Все зиждилось на секретаре, он и был вершителем дела, он писал журналы, а прочие члены если и являлись в суд, то только для подписи оных".

Служебная зависимость судей и тем более секретарей от администрации лишала их возможности действовать самостоятельно и открывала простор для разного рода посторонних влияний. Даже относительно столицы один современник удостоверяет, что "едва ли какое-либо судебное дело, сколько-нибудь выходящее из ряда обыкновенных и касающееся какой-либо выдающейся личности, не сопровождалось быстрыми и особыми какими-либо энергичными распоряжениями административных мест и лиц". Другим способом влияния на судей и канцелярию, доступным и для лиц без связей, была взятка. "Жалование судей и канцелярских чиновников, - писал Филиппов, - достаточно им едва на наем квартиры, а в больших городах не может удовлетворить и этой потребности. Поэтому неудивительно, что поступающий в канцелярию суда или в судьи рассчитывает на доброхотные приношения или прямо на явное взяточничество и вымогательство". Высшее начальство относилось снисходительно к "безгрешным доходам" чинов судебных мест, и сам министр юстиции, совершавший рядную запись в пользу своей дочери в крепостном отделении петербургской палаты, приказал директору департамента дать надсмотрщику сто рублей.

II. Судебные уставы воздвигли здание юстиции на совершенно новом фундаменте. Они отделили судебную власть от законодательной и административной и создали особую, вполне самостоятельную систему судебных учреждений, которой и вверили отправление гражданского правосудия. Число судебных инстанций было сведено до двух, над которыми поставлен, в качестве верховного блюстителя закономерной деятельности судов, гражданский кассационный департамент Сената, и его решения объявлены окончательными, не подлежащими контролю со стороны законодательной власти. Вместе с тем были приняты все возможные в то время меры к тому, чтобы судейские должности замещались лицами, обладающими необходимой подготовкой и нравственными качествами. Судьям было дано высокое служебное положение и назначено достаточное содержание. Чтобы окончательно оградить их независимость, судебные уставы провели принцип несменяемости с безусловной последовательностью и уничтожили чинопроизводство и представления к наградам. Словом, субъективные гарантии правильного отправления правосудия, лежащие в личном составе судей, были доведены судебными уставами до максимума.

Последующими узаконениями эти гарантии ослаблялись, и устройство судов изменялось к худшему.

 

Устройство общих судов

 

Муравьев. Кандидаты на судебные должности, 1886; Тютрюмов. Кандидаты на судебные должности (Журн. Мин. юст., 1896. N 10); Стаматов. О надзоре за судебными установлениями, 1898; Михайловский. Основные принципы организации уголовного суда, 1905; Лазаревский. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами, 1905; Пусторослев. 50-летие несменяемости в Российской империи, 1915.

 

I. Общие судебные учреждения устроены в виде коллегий. Окружные суды состоят из председателей, товарищей председателей и членов; судебные палаты - из старших председателей, председателей департаментов и членов; кассационные департаменты Сената - из сенаторов и первоприсутствующих, назначаемых для председательствования в департаменте, общем собрании и соединенных присутствиях (ст. 77, 78, 112, 113, 118, 119, прим. к 117 Учр. суд. уст.).

Судебные коллегии разделяются на отделения, называемые в применении к судебным палатам и Сенату департаментами. Отделения бывают гражданские и уголовные. Распределение членов по отделениям производится общим собранием суда или палаты (ст. 785, 113).

II. Для назначения на должность члена окружного суда нужно, во-первых, получить высшее юридическое образование или "доказать на службе свои познания по судебной части", во-вторых, прослужить не менее трех лет по судебному ведомству в должностях не ниже секретаря окружного суда или в течение не менее 10 лет заниматься адвокатурой в качестве присяжного поверенного, и, в-третьих, не принадлежать к числу лиц, ограниченных в дееспособности по причине несостоятельности или расточительности, приговоренных уголовным судом к тюремному заключению или более строгому наказанию, состоящих под судом или следствием по обвинению в преступлении, влекущем за собою такое наказание, не оправданных судом по обвинению в таком же преступлении, исключенных из службы, из духовного звания за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговорам сословий (ст. 201-204).

Обыкновенно начальные должности судебного ведомства замещаются молодыми людьми, окончившими юридический факультет или выдержавшими экзамен по юридическим наукам при высшем учебном заведении и получившими практическую подготовку при судах в качестве кандидатов на судебные должности.

Кандидаты состоят при судебных палатах и окружных судах. Они назначаются старшими председателями палат, по соглашению с прокурорами палат, непосредственно или на основании представлений председателей окружных судов (ст. 407). Общие правила относительно служебных занятий кандидатов издаются министром юстиции (ст. 4191); распределение их для занятий между различными судебными местами и должностными лицами производится председателями судебных мест по соглашению с прокурорами (ст. 414); руководство занятиями и надзор за кандидатами принадлежат тоже председателям и прокурорам (ст. 413). Кандидаты разделяются на младших, приравниваемых в служебном отношении к помощникам секретарей мировых съездов, и старших, пользующихся правами помощников секретарей окружных судов (ст. 408). Занятия младших кандидатов ограничиваются работою в канцеляриях судебных мест и должностных лиц с целью практического ознакомления с делопроизводством. По истечении полуторагодичной практики младшие кандидаты могут подвергнуться экзамену на звание старших кандидатов (ст. 409) в комиссиях, периодически составляемых председателями судов, по соглашению с прокурорами, из трех лиц: председателя или товарища председателя судебного места, одного члена судебного места и представителя прокурорского надзора. Младшие кандидаты, не выдержавшие этого испытания, после двухлетнего пребывания кандидатами должны подать прошение об отчислении, а если не подадут, то отчисляются без прошения. По уважительным причинам этот двухлетний срок может быть продлен, но не более чем на год, старшим председателем палаты по соглашению с прокурором ее (ст. 410).

На старших кандидатов возлагается исполнение обязанностей судебных следователей, городских судей и товарищей прокуроров окружных судов (ст. 414, 415), а в местностях, где существуют мировые судьи по назначению от правительства, для исполнения обязанностей мировых судей (ст. 4151). Наконец, при недостатке присяжных поверенных председателям судов предоставляется поручать старшим кандидатам защиту в уголовных делах, а в тех округах, где нет советов присяжных поверенных, возлагать на них ведение дел лиц, пользующихся правом бедности, и защиту интересов ответчиков, место жительства которых неизвестно, при исполнении судебных решений и понудительном исполнении по актам (ст. 416). Кандидатам, усердно исполняющим свои обязанности, назначается председателями палат, по соглашению с прокурорами их, штатный оклад жалования в размере 900 р. старшим кандидатам и в размере 300 руб. младшим (прим. к 411 ст.).

Максимальный срок, в течение которого старшие кандидаты могут получать назначенные им оклады, три года. Младшие кандидаты, получающие штатные оклады, сохраняют их, сделавшись старшими кандидатами, в том же размере, если нет свободных окладов для старших кандидатов, до тех пор, пока такие оклады не освободятся (ст. 4121).

Дисциплинарная власть над кандидатами принадлежит: 1) председателям судов и должностным лицам, к которым кандидаты прикомандированы и которые имеют право делать им предостережения, замечания и выговоры, и 2) старшим председателям палат, которые могут, по соглашению с прокурорами палат, налагать на кандидатов более строгие наказания: вычеты из жалования, арест до 7 дней и лишение штатного оклада (ст. 418). Лица, прослужившие в звании старших кандидатов не менее полутора года и получившие от председателей судебных мест, при которых они состояли, свидетельства в том, что они доказали свои познания по судебной части, имеют право на занятие должностей судебных следователей, товарищей прокуроров окружных судов, городских и мировых судей и других должностей, назначение на которые зависит от министра юстиции (ст. 417).

III. Должности членов судебных палат замещаются лицами, прослужившими не менее трех лет в должностях не ниже члена или прокурора окружного суда (ст. 206). Сенаторы назначаются из числа лиц, прослуживших не менее трех лет в должностях не ниже прокурора, члена или председателя палаты, обер-прокурора или товарища обер-прокурора Сената (ст. 208).

IV. Для замещения должностей членов окружных судов и палат установлена смешанная система: самовосполнения (кооптации), в связи с назначением центральной властью.

Когда делается вакантной должность члена окружного суда или судебной палаты, общие собрания этих судебных мест выбирают кандидатов из числа лиц, имеющих по закону право занимать такого рода должности (ст. 213). Избрание производится открытою подачей голосов (о. с. 81 N 58). Список избранных кандидатов препровождается министру юстиции (ст. 214), который представляет на Высочайшее утверждение как этих лиц, так и других, по своему собственному усмотрению, с необходимым образовательным цензом (ст. 215).

V. Председатели и товарищи председателей окружных судов назначаются Высочайшей властью, по представлению министра юстиции, из лиц, прослуживших в судебном ведомстве не менее трех лет в должностях не ниже члена или прокурора окружного суда (ст. 206), а председатели судебных палат - из лиц, состоявших не менее трех лет в должностях не ниже прокурора или члена судебной палаты, председателя или товарища председателя окружного суда (ст. 207). Сенаторы назначаются "по непосредственному усмотрению" Государя (ст. 216).

VI. Члены окружных судов получают 3300 руб. жалования и две прибавки по 450 руб. через каждые пять лет службы; товарищи председателей окружных судов и члены палат - 4200 руб.; председатели окружных судов - 5300 руб.; председатели департаментов палат - 5600 руб.; старшие председатели палат - 7000 руб.; сенаторы - 8000 руб.; первоприсутствующие в Сенате - 9000 руб. В столицах и некоторых больших городах чины окружных судов и палат получают добавочные квартирные деньги в размере 300 руб. (прил. к 238 ст.).

VII. Члены общих судов пользуются несменяемостью, но не в полной мере, так как могут быть увольняемы и перемещаемы в дисциплинарном порядке, не обставленном надлежащими гарантиями беспристрастия.

Составители судебных уставов 1864 г. хорошо понимали важное значение несменяемости и осуществили ее в полной мере. Согласно 243 ст., председатели, товарищи председателей и члены судебных мест не могли быть ни увольняемы, ни переводимы из одной местности в другую начальством без их согласия. Увольнению они подлежали только: 1) по приговору уголовного суда (ст. 243); 2) в случае неявки на службу в течение месяца по назначении на должность (ст. 224, 228); 3) в случае неисполнения своих обязанностей по болезни долее года (ст. 229) и 4) в случае личного задержания за долги, объявления несостоятельным должником или присуждения в уголовном порядке к какому-либо наказанию (ст. 295, 296). Постановление об увольнении делалось в последнем случае общим собранием кассационных департаментов Сената (ст. 295), а во 2-м и 3-м случаях - начальством по определению общего собрания того суда, членом которого данный судья состоит (228-230), причем эти определения могли быть обжалуемы в общее собрание высшего суда (ст. 231). В дисциплинарном порядке судьи подлежали только предостережениям (ст. 264), а после трех в течение года предостережений возбуждался в кассац. департ. Сената вопрос о предании их уголовному суду (ст. 293).

Строгое и последовательно проведение принципа несменяемости в судебных уставах 1864 г. поставило русских судей на высокую степень независимости. Но закон 1885 г. учредил высшее дисциплинарное присутствие и предоставил ему право увольнять и перемещать чинов судебного ведомства, по предложению министра юстиции, как за упущения по службе, так и за противные нравственности или предосудительные поступки вне службы (ст. 2952).

VIII. В случае упразднения должностей судьи либо переводятся на вакантные должности в другие судебные места, либо увольняются, либо оставляются за штатом.

При этом соблюдается такой порядок. Членам судебного места, в котором сокращается число должностей, делается запрос о желании быть переведенными, уволенными или оставленными за штатом. Если никто не изъявит желания, то выбор производится министром юстиции. Уволенный или оставленный за штатом судья имеет право получить двухлетний оклад жалования, а если он прослужил не менее 10 лет, то и пенсию в таком размере: за службу от 10 до 20 лет треть оклада жалования, за службу от 20 до 30 лет - две трети, а свыше 30 лет полный оклад (ст. 2311-4).

IX. В отношении чинопроизводства и наград судьи приравнены к другим лицам, состоящим на государственной службе.

Составители судебных уставов имели в виду совершенно упразднить чинопроизводство и награды в судебном ведомстве. Но редакция 241 статьи, которая в проекте заключала в себе прямое и категорическое изъятие судей от чинопроизводства ("должностные лица судебного ведомства, доколе состоят в оном, не производятся в чины" - ст. 216 проекта), была при утверждении проекта изменена в том смысле, что судьи "при оставлении судейского звания не теряют права на производство во все те чины, которые могут им следовать в общем порядке чинопроизводства, по расчету времени их службы в означенных должностях". Хотя и в этой редакции статья не оставляет сомнения в том, что судьи не производятся в чины, пока состоят в судейском звании, а получают их при выходе в отставку, но отсутствие прямого запрета привело к тому, что им стали давать чины по общим правилам, установленным для всех состоящих на государственной службе. Аналогичная судьба постигла изъятие судей от наград и тоже благодаря тому, что при утверждении Учр. суд. уст. была изменена редакция соответствующей статьи.

Х. Должность судьи несовместима ни с какими должностями по другим ведомствам или на общественной службе, кроме почетных и бесплатных должностей в благотворительных учреждениях (ст. 246). Сверх того, Уставом о службе гражданской (ст. 721 и сл.) судьям воспрещено активное и возмездное участие в торговых и промышленных предприятиях, за некоторыми исключениями. Затем на судей распространяются правила, установленные для всех вообще чиновников, состоящих на государственной службе.

Так, чиновникам запрещено участвовать в приобретении имуществ, продажа которых поручена им правительством; заключать договоры на подряды и поставки с теми учреждениями, в которых они служат, как от своего имени, так и от имени своих жен, а равным образом и через подставных лиц. По таким подрядам и поставкам судьи и их жены не могут быть залогодателями. Не дозволяется им также вступать в долговые отношения с подрядчиками и поставщиками учреждений, где они служат. Наконец, закон вообще предписывает начальству строго наблюдать, чтобы "занятие частной должности лицами, состоящими на государственной службе, не наносило ущерба служебным интересам и не препятствовало исполнению этими лицами обязанностей их по государственной службе" (ст. 740).

К числу несовместимых с судейским званием занятий Сенат отнес участие в политических партиях (о. с. 1906 N 22).

 

XI. Надзор за деятельностью общих судебных мест принадлежит судебным коллегиям в порядке инстанций, председателям судов, старшим председателям судебных палат, чинам прокуратуры и министру юстиции.

Инстанционно-коллегиальный надзор осуществляется высшими, в порядке подчиненности, судами. Внутренний надзор в каждой судебной коллегии за исполнением всеми служащими своих обязанностей принадлежит ее председателю (ст. 251), которому оказывают в этом отношении свое содействие товарищи председателя, а в палатах - председатели департаментов (о. с. 83 N 28). В особое положение поставлен старший председатель судебной палаты, власть которого по надзору распространяется и на должностных лиц окружных судов округа данной палаты (ст. 251).

Министр юстиции, как глава судебного ведомства, сосредоточивает в своих руках надзор за всеми учреждениями и служащими этого ведомства (ст. 254).

В порядке надзора могут быть даваемы разъяснения, исправляемы упущения, возбуждаемо дисциплинарное преследование и отменяемы неправильные постановления, без нарушения, однако, установленных законом правил отмены судебных решений и определений (ст. 250; о. с. 04 N 41).

Надзор за судебными учреждениями принадлежит и чинам прокураторы, которые обязаны о замеченных нарушениях законов сообщать соответствующим органам высшей власти, не имея права самостоятельно принимать какие-либо меры (ст. 253).

XII. Ответственность судей - троякая: уголовная, гражданская и дисциплинарная. В уголовном порядке они отвечают за тяжкие нарушения должностных обязанностей, каковы: взяточничество, вымогательство, постановление заведомо неправильных решений (ст. 366, 372 и др. Улож. о нак.). К этим преступлениям принадлежат и "ошибка судьи или неправильное, лишь по недоразумению, толкование законов" (ст. 370 Улож.). Для предания суду и рассмотрения дел установлен по отношению к лицам судебного ведомства особый порядок (ст. 1080, 1073, 1075 и сл. Уст. уг. суд.).

Гражданская ответственность судей заключается в вознаграждении за убытки, причиненные их "неправильными или пристрастными действиями" (ст. 1331 Уст. гражд. суд.). К числу неправильных действий судей, возлагающих на них гражданскую ответственность, Сенат отнес и "явно неправильное толкование или применение закона, ясно изложенного" (85 N 76). Взыскание убытков с судей производится в особом порядке (см. § 110).

Установленный Сенатом критерий "явной неправильности" и "ясности закона" не отличается точностью: что для одного явно и ясно, для другого сомнительно. Вследствие этого привлечение судей к имущественной ответственности зависит, в сущности, от усмотрения высшей инстанции. Между тем, сам Сенат в том же своем решении признал, что возможность ошибочного толкования закона предусмотрена самим законодателем, установившим пересмотр дел в различных судебных инстанциях, и что отправление правосудия сделалось бы невозможным при установлении имущественной ответственности судей за толкование закона, признанное высшим судебным местом неправильным (85 N 76).

Дисциплинарной ответственности судьи подлежат за мелкие служебные упущения и предосудительное поведение в частной жизни.

Дисциплинарными судами являются: 1) высшее дисциплинарное присутствие состоящее из первоприсутствующих кассационных департаментов, всех членов соединенного присутствия первого и кассационных департаментов (т. е. первоприсутствующего, двух сенаторов уголовного, двух сенаторов гражданского и двух сенаторов первого департаментов) и четырех сенаторов кассационных департаментов, назначаемых ежегодно Государем по представлению министра юстиции (ст. 1191,4), 2) общие собрания судебных палат и 3) общие собрания окружных судов (ст. 270). Высшему дисциплинарному присутствию подведомственны дела, возбуждаемые против высших чинов судебного ведомства, начиная с председателей окружных судов и кончая должностными лицами, состоящими при Сенате (п. 1 ст. 270); судебные палаты рассматривают дела о товарищах председателей и членах окружных судов, а окружные суды - о состоящих при них чинах (п. 2 и 3 ст. 270).

Порядок дисциплинарного производства двоякий: общий - для рассмотрения нарушений обязанностей службы и особый - для разрешения, по предложению министра юстиции, вопроса о перемещении или увольнении судей, которые ввиду своих служебных упущений или предосудительных поступков оказались недостойными своего звания или внушают сомнение в способности беспристрастно выполнять судейские обязанности в данном округе (ст. 2952).

Дисциплинарное производство в общем порядке возбуждается постановлениями судов, предложениями чинов прокурорского надзора или министра юстиции и распоряжениями председателей судов (ст. 272). Частные лица, которые считают, что их права нарушены неправильными действиями судей, имеют право приносить жалобы на них в высшие инстанции указанным уставами уголовного и гражданского судопроизводства порядком, но не могут обращаться непосредственно в общие собрания судов с требованием о предании виновных дисциплинарному суду и не могут принимать участия в дисциплинарном производстве (ст. 2491, 275). Для привлечения к дисциплинарной ответственности установлена годичная давность (ст. 273).

Общий порядок производства распадается на две стадии: предварительное выяснение и обсуждение дела в распорядительном заседании суда, которому оно подведомственно (ст. 274), а затем, по наведении справок и истребовании объяснений от обвиняемого - рассмотрение дела по существу (ст. 276, 277). Обвиняемый извещается о времени рассмотрения его дела и может (но не обязан) явиться для личных объяснений (ст. 278, 279). Заседания происходят при закрытых дверях (ст. 281); порядок разбирательства определяется самим судом, но перед постановлением решения суд должен выслушать заключение прокурора и предоставить подсудимому последнее слово (ст. 282). Решение объявляется явившемуся в заседание обвиняемому немедленно, а неявившемуся - по вызове его, в общем собрании суда, если же он служит в суде другого города, то в общем собрании того суда (ст. 284). На приговоры окружных судов и палат допускаются жалобы обвиняемых и протесты прокуратуры в недельный срок (ст. 286, 287).

Приговоры палат, постановленные ими в качестве второй инстанции, а также приговоры высшего дисциплинарного присутствия не подлежат обжалованию (288). При рассмотрении жалоб в высшей инстанции соблюдаются такие же правила производства (ст. 289).

Особый порядок производства, установленный для разрешения, по предложениям министра юстиции, вопроса о перемещении или увольнении судей, гораздо проще: высшее дисциплинарное присутствие требует объяснения от обвиняемого и затем постановляет окончательный приговор (ст. 2952).

В общем дисциплинарном порядке судьи могут быть приговариваемы к вычету из жалованья в случае неявки на службу в течение не долее 4 месяцев (ст. 413-415 Улож. о нак.) и к предостережениям - за те служебные проступки, за которые Уложением о наказаниях назначены замечания, выговоры без внесения в послужной список и вычеты из времени службы (ст. 264), а в особом порядке - увольнению от должности и перемещению в другую местность на равную должность (ст. 2952).

XIII. Изложенные правила о надзоре и ответственности не распространяются на сенаторов кассационных департаментов. Надзор за их деятельностью принадлежит министру юстиции, которые обязан доносить о случаях "преступления сенаторами пределов установленного порядка" Государю (ст. 247 Учр. сен.). За уголовно наказуемые преступления по службе сенаторы подлежат суду кассационных департаментов, в судебном их присутствии (ст. 248 Учр. сен.). Предъявление же к сенаторам гражданских исков об убытках от их неправильных действий признано недопустимым (о. с. 04 N 38).

XIV. Председателю суда принадлежат следующие права: 1) право непосредственного надзора за деятельностью суда и за исполнением всеми членами его своих обязанностей (ст. 251 Учр. суд. уст.); 2) право председательствования в заседаниях отделений (ст. 782); 3) некоторые самостоятельные права по производству процессуальных действий, как-то: по обеспечению исков (ст. 598 Уст. гр. суд.) по назначению приставов для исполнения решений (ст. 938) и др.; 4) начальство над канцелярией (ст. 218, 260, 267 Учр.).

XV. Заседания судебных установлений разделяются: А) по составу участвующих в них судей - на общие собрания отделений или департаментов, заседания присутствий, обыкновенных, смешанных и соединенных; Б) по характеру рассматриваемых дел - на судебные, распорядительные и судебно-дисциплинарные.

А. В общих собраниях обязаны присутствовать все наличные судьи; но состав собрания считается законным, если присутствуют две трети всех членов судебного места, и только в не терпящих отлагательства случаях разрешается открывать заседание при участии меньшего числа судей (ст. 161 Учр.). Обыкновенные присутствия образуются из трех судей (ст. 140), а смешанные и соединенные - из большого числа членов, не одинакового для отдельных категорий дел (ст. 117, 1171,2, 1191, 1192,4,5 Учр. суд. уст., ст. 1320-1322, 13303-5 и др. Уст. гражд. суд.). Присутствие отделений кассационного департамента состоит из трех, а присутствие всего департамента - не менее чем из семи сенаторов (ст. 1401 Учр.).

Б. Судебные заседания имеют задачей разбор судебных дел (ст. 153 Учр.), распорядительные - созываются для разрешения вопросов внутреннего управления и распорядка, как, напр., для выработки наказов, для совещания о кандидатах на открывшиеся вакансии, для рассмотрения ежегодных отчетов о движении судебных дел и т. п. (ст. 151, 160 Учр. суд. уст.), а судебно-дисциплинарные - для рассмотрения дел о дисциплинарных проступках чинов судебного ведомства, присяжных и частных поверенных (ст. 160 п. 6, 376, 40613,14 Учр. суд. уст.).

Разница между этими тремя видами заседаний состоит в том, что каждому из них присущ особый порядок производства. Так, судебные заседания происходят при открытых дверях и на основании правил Устава гражданского судопроизводства; распорядительные заседания негласны и подчиняются правилам делопроизводства, обязательным для всех правительственных учреждений; для дисциплинарного же производства установлены особые правила.

XVI. Председательствующий в присутствии исполняет троякую функцию.

Во-первых, присутствие, как коллективное целое, нуждается в представителе, который бы говорил и действовал от его имени. Таким представителем является председательствующий: он объявляет постановления присутствия и является посредником между присутствием и тяжущимися (ст. 700, 702, 704 и др. Уст. гр. суд.).

Во-вторых, на председательствующем лежит управление ходом судебного заседания (ст. 328 Уст. гр. суд., ст. 338 и др.).

В-третьих, председательствующему принадлежит дисциплинарная власть как над тяжущимися, так и над всеми находящимися в заседании лицами.

Он следит за соблюдением всеми ими правил благопристойности, порядка и тишины (ст. 154 Учр.), может удалять виновных в нарушении этих правил из присутствия и подвергать задержанию под стражей не долее суток (ст. 155), а если невозможно различить виновных, то удалить всю публику (ст. 156). Если нарушителем указанных правил является кто-либо из участвующих в деле лиц или их поверенных, то председательствующий имеет право сделать виновному предостережение или выговор, а в случае дальнейших нарушений - удалить его из присутствия (ст. 157, 158).

Председательствующие в присутствии, как видно из изложенного, пользуются такими правами, которых не имеют председатели судов, и, наоборот, первым не принадлежат те права, какие предоставлены вторым. Между тем в уставе те и другие одинаково именуются "председателями", вследствие чего иной раз возникает недоумение, кого именно в данном случае имеет в виду закон. Гораздо целесообразнее поэтому было бы закрепить различие между ними посредством терминологии и, по образцу германского устава, называть первых председательствующими (der Vorsitzende), а вторых - председателями (Prдsident). Так и сделано в проекте новой редакции Учрежд. суд. уст. (ст. 195 и сл.).

Председательствует в заседаниях либо председатель суда, либо его товарищ, либо старший по времени назначения на должность член суда.

Председатель суда избирает одно из отделений для постоянного председательствования в нем (ст. 781), остальные распределяются между его товарищами по взаимному соглашению между ними, а при отсутствии соглашения - по постановлению общего собрания суда (ст. 781). Кроме того, председатель суда имеет право взять на себя председательствование в определенном заседании любого отделения, но в таком случае обязан председательствовать в течение всего заседания, а состоящий в отделении товарищ председателя может принимать участие в заседании только при недостаточности наличного числа членов для образования присутствия (ст. 782). В случае отсутствия председателя или его товарища председательствует в присутствии отделения старший член суда (ст. 783), причем старшинство определяется по времени назначения на должность члена окружного суда вообще, а не специально данного суда (о. с. 81 N 15).

XVII. Членами присутствия являются, по общему правилу, члены данного отделения суда, а в случае недостатка их приглашается член другого отделения, младший по времени назначения на эту должность (ст. 145), если же это почему-либо невозможно, то местный судебный следователь или, если он занят по службе, то один из почетных или добавочных мировых судей, а в заседание судебной палаты - член местного окружного суда по назначению председателя этого суда (ст. 146).

В состав присутствия не могут входить судьи, находящиеся между собой в родстве по прямой линии без ограничения степеней, а в боковых линиях - до четвертой и в свойстве - до второй линии включительно (ст. 148).

XVIII. При судебных коллегиях находятся канцелярии, выполняющие часть работы по производству судебных дел, так что между судьями и чинами канцелярий проведено разделение труда. Судьям предоставлено исполнение чисто судейской функции: направление процесса, восприятие и оценка процессуального материала, постановление решения. Остальные действия, необходимые при производстве дел, совершаются канцелярией суда, которая ведет регистрацию поступающих в суд бумаг, хранит их, изготовляет протоколы заседаний, посылает тяжущимся повестки, копии бумаг и судебных постановлений и т. д.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 101;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная