Процессуальная дееспособность
Лекции.ИНФО


Процессуальная дееспособность



 

Процессуальная дееспособность аналогична гражданской дееспособности и состоит в возможности самостоятельно осуществлять свою правоспособность как личными своими действиями, так и через посредство уполномоченных на это лиц. Говоря иначе, процессуальная дееспособность представляет собою признанную законом за данным лицом способность осуществлять принадлежащие ему процессуальные права.

Разница между дееспособными и недееспособными в процессуальном отношении лицами состоит не в том, что первые могут лично совершать юридические действия, а вторые действуют через представителей. Дееспособные лица тоже могут иметь представителей (поверенных). Суть не в этом, а в том, что дееспособные лица могут действовать как лично, так и уполномочивать на это других лиц, а недееспособным не предоставлено ни то, ни другое: они всегда заменяются законными представителями, избрание которых не зависит от их воли.

Не всякое правоспособное лицо дееспособно: новорожденный младенец или безумный, запертый в доме для умалишенных, могут иметь права, но не в состоянии лично осуществлять их. Точно так же и процессуальная правоспособность не всегда сопровождается процессуальной дееспособностью.

Необходимо различать два разряда лиц, ограниченных в процессуальной дееспособности: одни не имеют ее совершенно, так что никогда и ни при каких условиях не могут самостоятельно вести своих судебных дел, другие же не имеют права вести только некоторые из своих судебных дел или совершать некоторые, особенно важные процессуальные действия. Первые лишены процессуальной дееспособности, вторые - ограничены в ней.

I. Лишены процессуальной дееспособности, во-1-х, физические лица, состоящие под опекой (ст. 19), т. е., значит: несовершеннолетние, не достигшие 17 лет, душевнобольные, состоящие под опекой и глухонемые и немые, не достигшие 21 года или хотя и достигшие, но состоящие под опекой.

Во-2-х, не обладают процессуальной дееспособностью юридические лица. От их имени судебные дела ведутся их представительными органами, которые, в свою очередь, лишены права личного ходатайства на суде, а могут только избирать для ведения дел особых поверенных.

Так, всякого рода частные общества, товарищества и компании допускаются к участию в делах "не иначе, как в лице особого поверенного" (ст. 27); казенные управления, являющиеся органами казны (07 N 6 и 9), "ищут и отвечают на суде не иначе, как в лице особых уполномоченных" (ст. 1285); то же самое правило должно быть распространено по аналогии на городские и земские учреждения, а также на прочие юридические лица (прим. к 1282 ст., 81 N 189, 05 N 79, 83 N 41, 74 N 836, 85 N 90 и др.). Но процессуальные бумаги могут быть подписываемы представительными органами юридических лиц (15 N 52). Особые правила установлены для полных товариществ (торговых и неторговых) и для торговых домов, имеющих торговую фирму. От имени первых могут вести дела те из товарищей, которым предоставлено учредительским договором право распоряжения делами товарищества, а от имени вторых - лица, хотя и не состоящие товарищами, но получившие, в силу учредительского договора, такое право распоряжения делами торгового дома (ст. 26).

II. Ограничены в процессуальной дееспособности: 1) несовершеннолетние, достигшие 17 лет, 2) глухонемые и немые, состоящие под попечительством; 3) лица, взятые под опеку за расточительность, 4) лица, объявленные несостоятельными должниками, и 5) лица, над имуществом которых учреждена администрация.

Изъятие сделано законом 12 марта 1914 г. для исков, возникающих из раздельного жительства супругов, которые могут быть предъявляемы супругами или их поверенными, хотя бы супруги не достигли совершеннолетия или состояли под опекой за расточительность, либо под попечительством по причине глухонемоты или немоты (ст. 13454).

Ст. 19 Уст. гражд. суд. говорит вообще о несовершеннолетних, без различия возраста, и поручает ведение их судебных дел опекунам, не упоминая о попечителях, тогда как несовершеннолетние, по достижении 17 лет, имеют уже не опекунов, а попечителей. Молчание закона Сенат сначала толковал в том смысле, что с достижением 17 лет несовершеннолетние остаются процессуально недееспособными, а затем признал, что они приобретают полную процессуальную дееспособность, так что могут вести свои судебные дела самостоятельно, без участия попечителей (79 N 118). Но более правильным представляется толкование 19 ст. в соответствии с постановлениями гражданских законов, согласно которым несовершеннолетние по достижении 17 л. приобретают право самостоятельно управлять своим имуществом (ст. 220), а следовательно, совершать необходимые в целях управления сделки и вести возникающие отсюда судебные дела. В остальных отношениях они остаются ограниченными в дееспособности и обязаны действовать не иначе, как с согласия своих попечителей, а потому и вести свои процессы должны при участии попечителей. (См. ст. 46 и 575 Уст. о пром. труде).

2. Глухонемые и немые, состоящие под попечительством, находятся в таком же юридическом положении, как и имеющие попечителей несовершеннолетние, т. е. могут вступать в сделки и вести свои судебные дела только при участии и с согласия попечителей (ст. 381 т. Х ч. 1; 99 N 116).

3. Лица, над имуществом которых учреждена опека вследствие признания их расточителями, сохраняют полную процессуальную дееспособность в отношении к делам, касающимся их личных прав (наприм., семейных, брачных). Процессы же об имуществе они могут вести только с ведома своих опекунов и не вправе без положительно выраженного теми согласия избирать поверенного, оканчивать дела примирением, делать на суде какие-либо уступки, предъявлять спор о подлоге акта и вступать в ответ по такому спору (ст. 20).

Признанный расточителем обязан о каждом возникшем деле доводить до сведения опекунского учреждения. По получении такого уведомления опекун, заведующий имуществом расточителя, имеет право принять участие в процессе, начатом расточителем, наряду с самим расточителем, подобно тому, как тяжущийся может вести процесс совместно со своим поверенным (90 N 66, 03 N 126). Мало того, если для охранения имущественных интересов необходимо предъявление иска, а сам расточитель этого не сделал, или если иск, касающийся имущества расточителя, предъявлен кем-либо не к расточителю, а к опекуну, то опекун не только вправе, но и обязан взяться за ведение дела (90 N 66), так как в противном случае на него падет ответственность за убытки, которые будут причинены имуществу расточителя по причине "нерадения" опекуна (ст. 290 т. Х ч. 1).

4. Лица, впавшие в несостоятельность, по объявлении их несостоятельными должниками посредством публикации (79 N 366), ограничиваются в процессуальной дееспособности (ст. 21).

Но так как ограничение процессуальной дееспособности несостоятельного должника установлено законом исключительно в интересах его кредиторов с целью обеспечить им возможность покрыть свои долговые требования из имущества должника (03 N 22), то должник сохраняет право самостоятельно вести те свои судебные дела, которые не грозят ущербом для кредиторов, а именно: 1) дела относительно своих личных прав, как-то: семейных, брачных и др. (99 N 5), 2) те дела по имуществу, от ведения которых отказалось конкурсное правление (ст. 21), и 3) дела относительно имуществ, не входящих, по закону, в конкурсную массу.

5. В таком же положении, как несостоятельные должники, находятся лица, над имуществом которых учреждена администрация (ст. 22; 09 N 11).

 

Глава III. Объекты искового процесса

 

Иски и их виды

 

Гольмстен. Принцип тождества (Юрид. исслед., 1894, 276 и сл.); Гордон. Основание иска в составе изменения исковых требований, 1902; Гордон. Иски о признании, 1906; Нефедьев. Учение об иске, 1895.

 

I. Так как исковой процесс представляет собою деятельность суда, заключающуюся в проверке и окончательном установлении правомерности требований истцов, то объектом процесса служат эти именно требования: их исследует суд, и о них постановляются судебные решения. Они называются исковыми требованиями или просто исками.

Для означения их в нашем уставе употребляются термины "иск" (ст. 2, 3, 5, 6, 24, 25, 29 и сл., 38, 39 и др.) и "требование" (ст. 57, 69, п. 3, 72, 81, 131, 142, 146 и др.), а также описательные выражения: "чего истец просит, или что отыскивает" (ст. 54, п. 4), "то, о чем он просит суд постановить решение" (ст. 257, п. 6).

Исковые требования заявляются суду в форме просьб, которые именуются "исковыми" (ст. 51, 55 и сл., 191), а если облечены в письменную форму, то носят название "исковых прошений" (ст. 53, 256 и сл.).

Таким образом, иск представляет собою требование, заявленное в исковой просьбе, т. е., значит, предмет ее. Напр., в уставе говорится: "ценою иска признается сумма, показанная в исковой просьбе" (ст. 55, 272); "по каждому иску должно быть подано особое исковое прошение" (ст. 258); "предъявление встречного иска совершается подачей искового прошения" (ст. 340).

II. По своему содержанию (или, иначе, по своей цели) исковые требования распадаются на три разряда, или вида.

А. Первую, основную и главную, группу образуют иски, направленные на принудительное осуществление гражданских прав или, точнее, на признание требований, вытекающих из субъективных гражданских прав, подлежащими принудительному осуществлению. Такой смысл имеют, напр., иск собственника о возвращении захваченной ответчиком вещи, иск кредитора о взыскании с должника занятой суммы, иск автора об уплате гонорара издателем.

Так как признание судом требований истца подлежащими принудительному осуществлению равносильно присуждению ответчика к исполнению обязанностей, лежащих на нем, то эти иски заслуживают названия исков о присуждении, исков с исполнительной силой, или просто исполнительных (actiones cum condemnatione, Verurtheilungs-, Leistungs-, Vollstreckungs-klagen).

Материально-правовые требования, составляющие предмет исполнительных исков, исследуются в науке гражданского права. Так, из договора займа выводится требование кредитора к должнику о возврате занятых заменимых вещей, из права собственности - требование собственника к каждому самовольному фактическому владельцу о возврате собственной вещи, и т. д. Если эти требования могут быть осуществляемы принудительным путем при содействии суда, то они называются исками в материально-правовом смысле слова. Таким образом, в науке гражданского права под исками разумеются требования, вытекающие из гражданских прав и допускающие принудительное осуществление при помощи суда.

Взаимное отношение между требованием и иском в материальном смысле таково: требование есть притязание, допускающее принудительное осуществление всякими дозволенными законом способами (путем самопомощи, зачета, ретенции), а иск есть притязание, осуществляемое при помощи судебной власти. Отсюда вытекает, что требование может существовать без иска. Таковы натуральные обстоятельства: кредитор мог представить их к зачету, но не мог требовать осуществления их иском.

Исполнительные иски тесно связаны с материально-правовыми требованиями, или исками в материально-правовом смысле, представляют собою их процессуальную форму и отражают на себе их юридический характер.

Цивилисты с давних пор установили некоторые подразделения исков. Так, они различают иски вещные, личные и смешанные, петиторные, поссессорные и т. д. Точно так же за некоторыми отдельными исками утвердились еще со времен римских юристов специальные названия. Так, иск, основанный на праве собственности и направленный на возвращение вещи из чужого владения, именуется виндикационным; иск, основанный на том же праве и имеющий целью устранить нарушение его посторонним лицом, носит название негаторного и т. д. Но эта номенклатура не проведена последовательно, не обнимает всех возможных исков, да и самые термины возникли случайно и часто не характеризуют существенных признаков тех исков, к которым относятся. Поэтому обойтись ими невозможно, и при индивидуализации исполнительных исков необходимо указывать их предмет, содержание и лежащее в их основании субъективное право.

Б. Второй разряд требований, годный служить объектом гражданского процесса, образуют те, которые направлены на официальное признание, или, иначе, установление, удостоверение (констатирование) судом наличности или отсутствия юридического отношения. Напр., истец требует признания законности своего рождения (ст. 1346 и сл.); недействительности сделки, заключенной под влиянием принуждения или обмана; подтверждения обязанности собственника возобновить арендный контракт, срок которого истек, и т. п.

Не будучи направлены на присуждение ответчика к исполнению, а имея в виду только предварительное удостоверение правоотношений, за которым еще может последовать иск о присуждении, эти иски носят название исков без присуждения (act, sine condemnatione), предварительных, преюдициальных (praejudiciales), установительных, или о признании (Feststellungs, Anerkennungs-klagen).

Официальное удостоверение юридических отношений производится судами обыкновенно в охранительном порядке. Обращаться к исковому порядку граждане могут только в тех случаях, когда имеются налицо поводы к предъявлению иска.

Установительные иски существовали в римском процессе под именем "преюдициальных исков", хотя допускались, по всей вероятности, лишь для установления прав состояния. В средние века сфера их применения была несколько расширена. Но постановления современных законодательств относительно установительных исков находятся в непосредственной связи не с этими преюдициальными исками, а с так наз. провокационным производством, которое было создано на основании отрывочных постановлений римского права глоссаторами и получило широкое распространение в западных законодательствах. Сущность провокационного процесса состояла в том, что в некоторых случаях лицо, заинтересованное в немедленном выяснении спорного правоотношения к другому лицу, могло просить суд потребовать от противника предъявления соответствующего иска, под угрозой, в случае неисполнения этого требования, утратить навсегда право на этот иск. Коренной недостаток провокационного производства в том, что оно нарушало основной принцип гражданского процесса, именно, принцип диспозитивности (nemo invitus agere cogitur), так как возбуждалось с целью принудить другое лицо к предъявлению иска, дабы суд выяснил и окончательно установил сомнительное правоотношение. Между тем этого результата можно, не нарушая принципа диспозитивности, достигнуть другим путем: тот, кто заинтересован в выяснении спорного правоотношения, должен предъявить иск об официальном признании (конcтатировании) его наличности или отсутствия. Замена провокационного производства установленными исками произошла в середине XIX в.: установительные иски, сперва существовавшие наряду с провокационным производством (в германском общем процессе, в баденском уставе 1851 г.), затем окончательно вытеснили его.

Наш устав не предусматривает в общей форме установительных исков, а говорит о них только в отделе, посвященном судопроизводству в Прибалтийском крае (ст. 1801). Это обстоятельство в связи с ошибочным пониманием 1 статьи уст., гласящей, что "всякий спор о праве гражданском подлежит разрешению судебных установлений", дало основание мнению, будто установительные иски по действующему уставу недопустимы. Такого мнения прежде держался и Сенат (75 N 246, 1052). Однако оно совершено неверно. Во-первых, действующими законами прямо допускается предъявление установительных исков в частных случаях. Таковы, например, иски о признании законности или незаконности рождения (ст. 1346 и сл.), недействительности договоров (ст. 1100), действительности и недействительности завещаний (ст. 106610,11 Гражд. зак.), недействительности сделок, заключенных под влиянием принуждения (ст. 703 Гражд. зак.), недействительности купчих и закладных крепостей (ст. 1424 и 1648 Гражд. зак.). Во всех этих случаях иск направляется не на присуждение какого-либо материально-правового требования, а на официальное подтверждение наличности или отсутствия того или другого юридического отношения. Во-вторых, ст. 1 ничуть не препятствует допущению установительных исков. Если даже понимать употребленный в ней термин "спор" буквально, то и в таком случае под нее вполне подходят споры о наличности или отсутствии прав и юридических отношений (82 N 82). Вдобавок, из того, что, согласно этой статье, "всякий спор о праве гражданском подлежит разрешению судебных установлений", вовсе не следует, будто их компетенция распространяется только на споры: этого ограничения в ней нет. Поэтому никаких препятствий к допущению установительных исков, по смыслу устава, нет, как и признано новейшей практикой Сената (82 N 82, 93 N 6, 00 N 35, 09 N 110).

Установительные иски могут быть двоякого рода. Одни направлены на официальное признание наличности юридического отношения или части его (права или обязанности), другие - на такое же признание отсутствия юридического отношения или части его. Первые именуются положительными, вторые - отрицательными.

Иностранные уставы допускают еще один вид установительных исков, именно, иски о признании документов подлинными или подложными. Наше законодательство упоминает об их исках только в правилах производства дел у городских судей и земских начальников (ст. 71). Споры о подлоге документов, возникающие при производстве дел в прочих судах, разрешаются без предъявления установительных исков, в частном порядке.

Предметом установительных исков не может быть удостоверение фактических обстоятельств или отношений, хотя бы из них возникали права и обязанности; удостоверение их на случай будущего процесса производится в особом порядке обеспечения доказательств.

В. Третий вид исков имеет целью создание, изменение или прекращение юридических отношений и носит название преобразовательных исков (Rechtsgestaltungsklagen, Bewirkungsklagen).

Так, напр., если собственник земельного участка не имеет доступа к своей пашне или к своему лесу, лежащим вне участка и окруженным владениями других лиц, то он может предъявить иск к одному из этих лиц о предоставлении ему права проезда (ст. 450 Гр. зак.). Суд, найдя его требование основательным, установит дорогу через чужую землю, т. е. с о з д а с т новое, не существовавшее раньше правоотношение между истцом и ответчиком, предоставив истцу такое право, какого у него до того не было: сервитут проезда. Точно так же суд может уничтожить существующее правоотношение, напр., расторгнуть брак раскольника по его просьбе (ст. 13561).

Участие суда в создании, изменении и прекращении юридических отношений происходит обыкновенно в порядке охранительного производства (см. § 1), так что применение искового порядка представляется явлением исключительным. Поэтому преобразовательные иски могут быть допускаемы только в тех случаях, когда это специально разрешено законом.

По своему содержанию преобразовательные иски распадаются на три категории: правосозидающие, правоизменяющие и правопрекращающие.

Из числа правоизменяющих исков особую группу составляют те, которые имеют целью изменение правоотношений, определенных раньше состоявшимся постановлением суда. Сюда относятся, напр., иски о переделе уже разделенного судом наследственного имущества (ст. 1332 т. Х ч. 1, ст. 1420 Уст.); об изменении размера срочного пособия, присужденного в виде вознаграждения за убыток, причиненный при эксплуатации железнодорожного или пароходного предприятия (п. 5 б и 6 ст. 683 т. Х ч. 1). Отличительная черта этой группы исков состоит в том, что они заменяют собою обычные способы обжалования судебных постановлений: вместо апелляции или просьбы об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам закон дает заинтересованному лицу право предъявить новый иск об изменении судебного постановления, хотя бы уже вошедшего в законную силу.

Из рассмотренных трех категорий исков основною является первая - и не только потому, что к ней принадлежит подавляющее большинство предъявляемых в действительности исков (установительные и преобразовательные встречаются редко), но и потому, что ради нее возникло самое исковое производство: оно необходимо именно для проверки правомерности материально-правовых требований одних граждан по отношению к другим (см. § 1). Что же касается установительных и преобразовательных исков, то цели, преследуемые ими, могли бы быть достигаемы и достигаются обыкновенно на практике в порядке охранительного производства. Ввиду такого первенствующего значения исполнительных исков они подверглись изучению раньше других, и применительно к ним строилась теоретиками законодательствами система искового процесса. Установительные иски были введены в нее только во второй половине XIX в., а преобразовательные еще позже.

 

Элементы иска

 

Гордон. Основание иска, 1902; Гордон. Иски о признании, 1906.

 

В каждом иске следует различать три составные части: содержание, предмет и основание.

1. Содержанием иска (иначе: целью) является то действие суда, которого истец требует, т. е. постановление решения определенного рода.

Истец может требовать, чтобы суд признал за ним право собственности, право владения или какое-либо иное право, присудил определенную вещь, известную сумму денег и т. д. Все эти разнообразные действия суда могут быть сведены к трем общим типам. Именно, истец просит суд: 1) признать подлежащим принудительному осуществлению какое-либо материально-правовое требование (напр., о возвращении имущества, об уплате денег), или 2) официально удостоверить (констатировать) наличность или отсутствие определенного юридического отношения (напр., законности рождения, недействительности завещания или договора), либо 3) преобразовать юридические отношения (напр., установить сервитут, расторгнуть договор). Соответственно этим трем типам действий, совершения которых судом просят истцы, все иски, как было изложено в предыдущем параграфе, распадаются на три категории: на исполнительные, установительные и преобразовательные.

2. Предметом иска служит все то, относительно чего истец домогается судебного решения. С этой стороны исполнительные иски резко отличаются от установительных и преобразовательных. Предъявляя исполнительный иск, тяжущийся добивается присуждения и принудительного осуществления своего материально-правового требования к ответчику: собственник требует возврата своего имущества, кредитор - уплаты долга. Следовательно, предмет исполнительного иска - материально-правовое требование истца к ответчику (Anspruch). Установительные и преобразовательные иски направлены на признание наличности или отсутствия, на создание, изменение и прекращение юридических отношений. Поэтому предметом этих двух групп исков следует считать юридические отношения.

Предмет иска, т. е. материально-правовое требование или юридическое отношение, в свою очередь, характеризуется известным содержанием, а во многих случаях еще и особым предметом. Так, когда собственник требует возвращения своего имущества, а кредитор - уплаты долга, то содержанием их требований являются определенного рода действия ответчика, который должен "возвратить", "уплатить" и т. д., а предметом - материальный объект, относительно которого действие ответчика должно быть совершенно (имущество, деньги). Точно так же отношения брака и законнорожденности, составляющие предмет установительных и преобразовательных исков, различаются между собой своим содержанием, хотя и не имеют особого - материального или нематериального - объекта.

Ввиду этого необходимо отличать предмет иска в собственном смысле, или ближайший, непосредственный предмет, от материального объекта (res de qua agitur), или материального предмета иска.

Примеры: собственник заявляет в иске требование (предмет иска) о возвращении (содержание требования) своего имущества (предмет требования, или материальный предмет иска). Кредитор требует (предмет иска) уплаты (содержание требования) занятой ответчиком суммы (предмет требования, или материальный предмет иска). Собственник имения просит признать недействительным (содержание иска) арендный контракт (предмет иска - вредное правоотношение) на свое имение (материальный объект иска).

3. Основание иска образуют те данные, из которых истец выводит свое исковое требование. Они не одинаковы в исполнительных, установительных и преобразовательных исках.

А. Исполнительные иски имеют целью осуществление гражданско-правовых требований, т. е. требований, вытекающих из субъективных гражданских прав. Поэтому основанием у этих исков являются субъективные гражданские права.

Так, собственник, предъявивший иск о восстановлении владения своим имуществом, ссылается на свое право собственности; писатель, требующий вознаграждения за контрафакцию, - на свое авторское право; дряхлый отец, просящий о присуждении сына к выдаче ему денег на содержание, - на свое алиментное право.

Но конкретные гражданские права не имеют самостоятельного существования в объективной форме: истец не может доставить в заседание суда и показать судьям своего права собственности, авторского права или права на алименты; он не может даже привести статьи закона, где было бы прямо сказано, что ему, Иванову, принадлежит право собственности или какое-либо иное право. В законе указываются только в общей и отвлеченной форме те факты, те "фактические составы", которые влекут за собой возникновение прав и определяют их содержание и предмет (напр., права собственности или залога на движимости и недвижимости, авторского права на литературные, музыкальные и художественные произведения и т. д.). Каждое отдельное лицо узнает о существовании своих прав, подводя свои фактические отношения под формулированные в законе фактические составы (см. стр. 1 и сл.). Таким образом, конкретные субъективные права являются результатом логической операции, результатом вывода из юридических норм и фактических обстоятельств и основываются, с одной стороны, на юридических нормах, а с другой - на фактических составах, подходящих под определения норм.

Отсюда следует, что истец может удостоверить существование своего материального права, на котором основывает иск, не иначе, как установив наличность, во-первых, определенного фактического состава и, во-вторых, юридических норм, предусматривающих этот состав и связывающих с ним возникновение данного права.

Но в современном процессе истец не обязан указывать суду юридические нормы, подтверждающие его требование. Суд сам обязан знать их (jura novit curia) и применять те, которые подходят к данному случаю, хотя бы истец вовсе на них не сослался или указал не относящиеся к данному случаю нормы. Истец должен только изложить фактические обстоятельства дела, дать суду только меньшую посылку для силлогизма; отыскать же соответствующие законы и построить из них большую посылку составляет задачу суда.

Ввиду этого под основанием субъективного права нужно понимать только те фактические составы, из которых истец выводит возникновение своего права и которые можно назвать правопроизводящими фактами.

Термин "правопроизводящие факты" следует понимать в самом обширном смысле, т. е. в смысле всякого рода фактических обстоятельств, которые делают исковое требование заслуживающим удовлетворения, так что под это понятие подходят и правонарушительные факты (нарушения прав истца ответчиком, порождающие деликатные обязательства), и правопрекращающие (напр., погашение обязательства давностью дает право должнику требовать возвращения его себе), и правопрепятствующие (напр., наличность ошибки в предмете купли дает покупателю право требовать возвращения покупной цены или задатка).

Под основанием иска часто понимают то юридическое отношение, из которого вытекает иск (00 N 35, 90 N 50, 89 N 66 и др.). Но в установительных и преобразовательных исках юридические отношения являются предметом, а не основанием.

Итак, исполнительные иски обосновываются субъективными правами, а субъективные права, в свою очередь, - правопроизводящими фактами. Поэтому субъективные права образуют ближайшее основание, а правопроизводящие факты - отдаленное.

В науке гражданского права под основанием иска (causa actionis) разумеются не те обстоятельства, из которых истец выводит свой иск (хотя бы и ошибочно), а те субъективные гражданские права и юридические отношения, из которых его иск действительно вытекает. Если, напр., истец, требуя с ответчика 100 рублей, ссылается на заключенный им в устной форме договор денежного займа, тогда как такой договор недействителен и уплата этой суммы может быть требуема на основании незаконного обогащения, то с процессуальной точки зрения основанием иска является договор займа, а с материально-правовой - незаконное обогащение.

Это материально-правовое понятие основания иска в процессе, построенном на состязательном начале, неприменимо. Суд сам не исследует юридических отношений между сторонами и не доискивается действительного основания требований истца, а только проверяет наличность того основания, которое приведено истцом, так что материально-правовое основание иска может иметь в исковом процессе только косвенное значение в том смысле, что суд, усмотрев несовпадение действительного основания иска с тем, которое выставлено истцом, убеждается в неправильности заявления истца.

Поэтому следует строго различать основание иска в процессуальном смысле (fundamentum agendi), т. е. правопроизводящие факты, указываемые истцом, и в материально-правовом смысле (causa actionis), т. е. правопроизводящие факты, из которых данный иск действительно вытекает (00 N 35).

Основанием иска часто называют также те письменные документы, которые представляются истцом в доказательство правильности его требования. Так, говорят, что иск основан на векселе, что основанием иска служит закладная или купчая крепость, и т. п. Такого словоупотребления следует избегать, так как оно ведет к смешению понятий "основание иска" и "доказательства в пользу иска".

Б. Установительные иски не направлены на осуществление гражданско-правовых требований, а потому и не основываются на субъективных гражданских правах. Основанием у них служат только фактические обстоятельства: в установительных исках о признании наличности юридических отношений - правопроизводящие факты; в установительных исках о несуществовании юридических отношений - правопрепятствующие и правопрекращающие факты.

В. Преобразовательные иски, подобно исполнительным, имеют ближайшее и отдаленное основания. Ближайшим являются особого рода субъективные права, носящие в науке гражданского права название "распорядительных" или "преобразовательных" (Gestaltungsrechte), а отдаленное основание образуют опять-таки фактические составы, с которыми связано возникновение этих прав.

Примеры. Собственник земельного участка предъявляет к своему соседу иск о предоставлении сервитута проезда, ссылаясь на принадлежащее ему по закону (ст. 450 т. Х ч. I) право требовать назначения дороги (преобразовательное право - ближайшее основание иска) "там, где дорог нет" (отдаленное основание). - Раскольник просит расторгнуть свой брак, указывая на то, что имеет по закону (ст. 13561,3 Уст. гражд. суд.) право требовать развода (ближайшее основание) ввиду неспособности жены к брачному сожитию (отдаленное основание).

 

Схема элементов иска

 

Иск в процессуальном смысле (требование, заявленное в исковой просьбе суду):

 

┌─────────────┬───────────────┬─────────────┬───────────────────────────┐

│Виды │ Что сделать? │Относительно │ На основании чего? │

│исков │ (Содержание │ чего? │ (Основание иска) │

│ │ иска) │ (Предмет ├──────────────┬────────────┤

│ │ │ иска) │(Ближайшее) │(Отдаленное)│

├─────────────┼───────────────┼─────────────┼──────────────┼────────────┤

│исполнитель- │признать │материально- │субъективного │Правопроиз- │

│ные иски │подлежащим │правового │права │водящих или│

│ │принудительному│требования │ │правопрекра-│

│ │осуществлению │(иск, в│ │щающих │

│ │ │материальном │ │фактов │

│ │ │смысле) │ │ │

├─────────────┼───────────────┼─────────────┼──────────────┤ │

│установитель-│удостоверить │юридического │нет │ │

│ные иски │наличность или │отношения │ │ │

│ │отсутствие │ │ │ │

├─────────────┼───────────────┼─────────────┼──────────────┤ │

│преобразова- │создать, │юридического │преобразовате-│ │

│тельные иски │изменить или│отношения │льного права │ │

│ │уничтожить │ │ │ │

└─────────────┴───────────────┴─────────────┴──────────────┴────────────┘

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 110;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная