Процесс, как юридическое отношение
Лекции.ИНФО


Процесс, как юридическое отношение



 

Гольмстен. Принцип тожества (Юридич. исслед., 1894, 251 и сл.); Гольмстен. Учебник. 1-12, 129-135; Нефедьев. К учению о сущности гражд. процесса; Соучастие в гражд. процессе, 1891. С. 81 и сл.; Гредескул. К учению об осуществлении права, 1900. С. 189 и сл.; Гордон. Понятие процесса в науке гражд. судопроизводства, 1901.

 

I. Соответствие прав одного лица и обязанностей другого составляет юридическое отношение в тесном, техническом смысле. Следовательно, в исковом процессе существуют два юридических отношения: 1) между истцом и судом и 2) между ответчиком и судом. Стороны же не состоят между собой в юридическом отношении, потому что процессуальным правам одной не соответствуют обязанности другой. Таким образом, следует признать, что гражданский исковой процесс, по своему внутреннему строению, представляет собою соединение двух двусторонних правоотношений и может быть изображен такой схемой:

 

 

┌────────────►Суд◄───────────┐

│ │

│ │

Истец Ответчик

 

Так как одним из субъектов в каждом из этих отношений является суд, то оба отношения объединяются тождеством существенного элемента и образуют одно целое. Вследствие этого процесс приобретает внутреннее единство. Чтобы оттенить это его свойство, можно называть весь процесс, как целое, юридическим отношением.

Так определил сущность искового процесса германский процессуалист проф. Бюлов.

И до него многие употребляли в применении к процессу термин "юридическое отношение", но это делалось мимоходом, случайно, без попытки вывести отсюда какие-либо дальнейшие заключения. Впервые Бюлов подробно развил это воззрение и применил его к разрешению некоторых частных процессуальных вопросов в своем сочинении о процессуальных отводах. "Никто еще не подвергал сомнению, - говорит он, - что процессуальное право определяет права и обязанности суда и сторон в их взаимных отношениях. Но этим самым говорится, что процесс есть соотношение права и обязанностей, т. е. юридическое отношение". Однако это не частноправовое отношение. "Так как процессуальные права и обязанности существуют между государственными учреждениями и гражданами, так как в процессе проявляется деятельность должностных лиц, и так как стороны рассматриваются только в их отношении к деятельности этих лиц и с точки зрения содействия этой деятельности, то само собою понятно, что процесс входит в область публичного права: процесс есть публично-правовое отношение". От других юридических отношений он отличается тем, что, возникнув, не остается неизменным и неподвижным, а, наоборот, развивается и движется вплоть до окончательного разрешения. Субъектами процессуального отношения являются суд и стороны; но по отношению друг к другу стороны не имеют процессуальных прав и обязанностей: они имеют лишь права по отношению к суду, которым соответствуют обязанности суда.

Идея Бюлова встретила почти всеобщее сочувствие. Однако при ближайшем определении сущности того юридического отношения, которым является процесс, мнения резко разошлись. Одни процессуалисты всецело примкнули к Бюлову, другие же больше или меньше уклонились от его формулировки, так что в результате образовалось еще три воззрения на сущность процесса.

1) Одни, соглашаясь, что стороны не имеют по отношению друг к другу ни прав, ни обязанностей, полагают, что суд обладает не только обязанностями, но и правами. Согласно такому мнению, начертанная схема видоизменяется так:

 

╔═══════════►Суд◄════════════╗

║ ║

║ ║

▼ ▼

Истец Ответчик

 

2) Другие процессуалисты находят, что суд, не преследуя в процессе самостоятельных интересов, не является и субъектом процессуального отношения, а, в качестве органа государственной власти, стоит выше сторон, над ними. Схема этой теории такова:

 

Суд

└────┘

Истец ▲ Ответчик

 

3) Наконец, ряд писателей, высказываясь за существование процессуальных обязанностей сторон, полагает, что все три субъекта процесса - суд, истец и ответчик взаимно связаны правами и обязанностям. С такой точки зрения процесс имеет следующий вид:

 

Суд

Истец ▲ Ответчик

 

Что касается русского процесса, то корифеи нашей процессуальной науки (проф. Гольмстен, Нефедьев, Гордон, Попов) согласны в том, что у тяжущегося нет никаких процессуальных обязанностей по отношению к противной стороне, так что к нашему процессу применима конструкция самого Бюлова.

 

Движение процессуального отношения

 

Процессуальное отношение, возникнув в момент предъявления иска, не остается неподвижным, а развивается, развертывается и переходит из стадии в стадию, пока не будет прекращено окончательным постановлением суда. Поступательное движение процесса выражается в том, что у суда и тяжущихся возникают процессуальные права и что эти права осуществляются, заменяются другими и прекращаются, при этом иногда также нарушаются и защищаются.

1. Возникновение процессуальных прав как у суда, так и у сторон происходит постепенно. Они не существуют все одновременно с самого начала процесса, а появляются одни за другими, последовательно сменяя друг друга. Каждое из них обусловливается наступлением известных фактических обстоятельств, известных фактических составов, которые можно назвать, по аналогии с юридическими фактами материального гражданского права, процессуальными фактами. Эти факты могут заключаться, во-первых, в действиях субъектов процесса. Так, с подачей искового прошения у суда возникает право и обязанность приступить к производству.

Во-вторых, такое же правопроизводящее влияние могут иметь действия посторонних участвующих в процессе лиц: неявка свидетеля, напр., ведет к возникновению у суда права и обязанности оштрафовать его и вызвать вновь (ст. 383).

Наконец, процессуальными фактами являются не зависящие ни от чьей воли события. Таковы, напр., смерть или сумасшествие тяжущегося, ведущие к приостановке производства (ст. 681).

2. Прекращение процессуальных прав является, во-1-х, результатом их осуществления, если они не допускают, по своему содержанию, возможности многократного осуществления, а погашаются уже однократным осуществлением. Так, право обжалования судебного решения во вторую инстанцию прекращается с подачей апелляции, а право требовать обеспечения иска может быть осуществляемо неограниченное число раз (ст. 592).

Другим способом прекращения процессуальных прав является истечение срока, ибо существование их наперед ограничено известным периодом времени, указанным в законе или установленным судом. Как только этот период истек, тотчас неосуществленное право погашается (ст. 825).

3. Нарушение прав выражается в неисполнении обязанными лицами своих обязанностей, соответствующих этим правам. Сообразно взаимному положению субъектов процесса тяжущиеся могут нарушать только те права суда, в которых проявляется его власть по руководству ходом процесса и поддержанию внешнего порядка в заседаниях, а права тяжущихся допускают нарушение судом, так как их правам соответствуют обязанности суда. Но непосредственное нарушение сторонами своих прав невозможно вследствие того, что они не имеют обязанностей по отношению друг к другу.

4. Защита процессуальных прав производится принятием принудительных мер, если нарушению подверглось право суда, и обжалованием действий суда, если ими нарушены права тяжущегося.

5. Осуществление процессуальных прав выражается в совершении их обладателями соответствующих содержанию прав действий.

 

Злоупотребление правами

 

Гедда. Недобросовестность сторон в гражданском процессе (Журн. Мин. юст. 1910. N 1); Бугаевский. Ложь в гражд. суде (Право. 1909. N 12); Розин. Ложь в процессе (Право. 1910. N 48).

 

I. Предъявить любой иск и вести любой процесс может каждое правоспособное лицо, совершенно независимо от того, убеждено ли оно в своей правоте или сознает неосновательность иска. Точно так же каждое правоспособное лицо, сделавшись стороной в процессе, имеет возможность пользоваться всеми процессуальными правами, предоставленными законом тяжущимся, и применять все основанные на этих правах средства защиты, хотя бы вполне понимало правоту противной стороны. Благодаря такой ничем не ограниченной возможности возбуждения и ведения гражданских дел открыт широкий простор для злоупотреблений процессуальными правами.

Недобросовестные лица могут предъявлять заведомо неосновательные иски, если знают, что у ответчика нет доказательств, способных опровергнуть их требования (что, напр., он потерял платежную расписку, что умер единственный свидетель, которому были известны обстоятельства дела, и т. п.). Точно так же возможно обжалование решений суда в полном сознании их правильности и возбуждение бесцельных ходатайств только для проволочки процесса (напр., о вызове свидетелей, которые в действительности ничего по делу не знают или даже не существуют), заявление заведомо неправильных отводов и т. д. Равным образом, стороны могут сообщать суду ложные фактические сведения и представлять фальшивые доказательства (поддельные документы, подкупленных свидетелей и проч.), извращать обстоятельства дела, сбивать суд юридическими и логическими софизмами и т. д. Некоторые виды этих действий, напр., подлог документов, предусмотрены Уложением о наказаниях (ст. 1690 и сл.) и подвергают виновных уголовной ответственности, но прочие уголовно ненаказуемы.

II. Против злоупотребления процессуальными правами были испробованы на практике четыре меры: 1) предварительное удостоверение тяжущимися своей добросовестности посредством принесения присяги, 2) возложение судебных издержек на виновную в недобросовестном ведении дела сторону, 3) взыскание с нее убытков, причиненных противнику, и 4) наложение на нее штрафа, заменяемого, в случае несостоятельности, арестом.

Из этих мер римским правом применялись две меры; предупредительная - присяга (jusjurandum calumniae) и карательная - штрафы в разной форме. Присяга могла быть либо общей, которая приносилась в начале процесса, либо специальной, предшествовавшей совершению отдельного процессуального действия. Отказ от принесения присяги лишал тяжущегося права совершить процессуальное действие, которому она должна была предшествовать. Со времен Юстиниана общая присяга сделалась обязательной для всех тяжущихся: перед началом каждого процесса истец должен был присягнуть, что он предъявляет иск не с целью кляузы, а с сознанием своей правоты, ответчик же должен был поклясться, что возражает против иска добросовестно. Адвокатам тоже предписывалось присягать, что они приложат все усилия к тому, чтобы оправдать законные и справедливые требования клиентов, и не замедлят отказаться от ведения дела, как только заметят его нечестность или безнадежность.

Оба вида присяги перешли в канонический процесс, а затем и в германский общий процесс, где, однако, сохранилась до последнего времени только специальная присяга, назначавшаяся судом как по собственному усмотрению, так и по просьбе одной из сторон. Действующему германскому уставу, как и другим современным процессуальным кодексам, ни общая, ни специальная присяга сторон неизвестны: мерами борьбы с недобросовестностью тяжущихся служат взыскание убытков и судебных издержек и наложение штрафов.

III. Составители судебных уставов не предусмотрели возможности злоупотребления процессуальными правами и никаких мер против этого не приняли. Единственный случай, когда они нашли нужным установить кару за недобросовестность тяжущихся, указан в 562 ст. Уст. гражд. суд., согласно которой штраф за неосновательный спор о подлоге документа увеличивается, если "суд признает спор недобросовестным".

Этот пробел отчасти восполнен законом 1914 г., который дал суду право налагать штраф и лишать права на судебные издержки за несвоевременное представление доказательств (см. § 29).

 

Процессуальные действия

 

I. Как суд, так и тяжущиеся совершают, в силу принадлежащих им процессуальных прав, различные действия: тяжущиеся, напр., подают бумаги, заявляют устно ходатайства, сообщают факты, приводят доказательства; суд читает состязательные бумаги, допрашивает свидетелей, делает постановления и т. д. Все такие действия субъектов процесса заслуживают названия процессуальных. Следовательно, под процессуальными действиями в точном смысле слова нужно понимать действия субъектов процесса, совершаемые ими с целью осуществления своих процессуальных прав.

Как видно из этого определения, процессуальные действия характеризуются двумя признаками.

Во-1-х, они совершаются субъектами процесса, т. е. судом и сторонами, а также, разумеется само собою, заменяющими их или приравниваемыми к ним лицами, каковы: председатель суда, отдельные члены суда и единоличные судьи, исполняющие поручения суда, представители сторон, прокуроры, заменяющие отсутствующую сторону, третьи лица - пособники.

Напротив, к числу процессуальных действий в собственном смысле слова не принадлежат действия других участвующих в производстве лиц (свидетелей, экспертов, священников, приводящих к присяге, переводчиков и проч.). Их действия могут быть называемы процессуальными только в обширном, не техническом смысле.

Во-2-х, процессуальные действия являются способами осуществления процессуальных прав.

Как суд, так и стороны могут совершать в процессе не все действия, какие покажутся им пригодными для достижения цели процесса - разрешения дела, а только те, на которые уполномочены законом, т. е. которые соответствуют их процессуальным правам.

Суд, напр., не смеет произвести обыск в квартире ответчика, подвергнуть свидетелей пытке, распорядиться о приводе в суд поверенного стороны. Точно так же не вправе тяжущиеся условиться, чтобы дело было разрешено судом по жребию или на основании исхода кулачного поединка между ними.

II. Между процессуальными действиями суда и сторон имеется разница в трех отношениях.

1. Совершение или несовершение процессуальных действий сторонами зависит исключительно от их доброй воли. Другими словами, процессуальные действия сторон - факультативны. Это их свойство является результатом отсутствия у тяжущихся процессуальных обязанностей. Напротив, процессуальные действия суда обязательны в том смысле, что суд не только может, но, при наличности указанных в законе условий, должен совершать их, потому что его права являются вместе с тем и обязанностями.

2. Другая разница между процессуальными действиями суда и сторон состоит в том, что первые ведут к юридическим последствиям непосредственно, а вторые - только через посредство первых.

Дело в том, что цель процесса - проверка и установление правомерности требований сторон судом. Следовательно, главным действующим лицом является суд: стороны же только возбуждают его деятельность и доставляют материал для нее. Вследствие этого на первом плане стоят в процессе действия суда; в них заключается существо процесса; ими непосредственно вызываются процессуальные последствия; они служат ближайшей причиной этих последствий. Действия же сторон имеют значение поводов, вызывающих действия суда и влияющих на них; они производят процессуальные последствия через посредство действий суда; они служат отдаленною причиной, причиною причины.

Так, напр., стороны, желая приостановить производство дела, подают об этом прошение суду, который, проверив формальную сторону прошения (наличность подписи сторон, полномочие поверенного, если сторона не подписала прошения лично, и т. п.), постановляет определение о приостановлении производства, и в результате такого определения производство приостанавливается.

3. Однако в другом отношении действия суда являются несамостоятельными, по крайней мере, в большинстве случаев. В силу принципов диспозитивности, состязательности и почина сторон суд не может ни приступить к производству, ни совершать последующих процессуальных действий без ходатайства и содействия сторон. С этой точки зрения можно сказать, что действия сторон обусловливают деятельность суда и являются необходимыми поводами для нее.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 106;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная