Зарождение и развитие реабилитации как системы помощи нуждающимся в странах Востока, Западной Европы и в России (от периода Древнего мира и до конца ХIХ в.).
Лекции.ИНФО


Зарождение и развитие реабилитации как системы помощи нуждающимся в странах Востока, Западной Европы и в России (от периода Древнего мира и до конца ХIХ в.).



Реабилитация как способ восстановления нарушенных функций организма известна с очень давних времен. Еще древнеегипетские врачи использовали некоторые приемы трудовой терапии для более быстрого восстановления своих пациентов. Врачи Древней Греции и Рима также использовали в лечебных комплексах физическую активацию пациентов и трудовую терапию. В этих же странах широко применяли массаж как гигиеническое и лечебное средство, а также с целью повышения работоспособности. Поскольку Рим вел постоянные войны для поддержания и укрепления своего могущества, то количество изувеченных и потерявших трудоспособность людей постоянно возрастало. Поэтому в Риме стали оказывать помощь нетрудоспособным гражданам, получившим увечье при защите отечества (в переводе с латинского инвалид означает «слабый», «немощный»). Так, в Римской империи легионерам, получившим увечье в военных походах, предоставлялись земельные наделы с рабами и единовременным материальным вознаграждением.

В странах Дальнего Востока (Древние Индия, Китай, Япония) для помощи больным, раненым, инвалидам использовали средства народной медицины. Искусство врачевания в буддийских монастырях (буддизм – одна из распространенных религий в этих странах) достигло высокого уровня. Монахи могли оказать и оказывали реальную и безвозмездную медицинскую помощь страждущим. Они сопровождали военные отряды в походах, несли санитарную службу, исповедовали раненых, умирающих и т.д. Вместе с тем, сохранялась и укреплялась вера в магические ритуалы в процессе лечения. Покровителем всех восточных целителей считалось Даосское божество Гама-сэннин. С его именем связаны идеи долголетия, бессмертия, врачевания и уничтожения недугов. В традициях Китая и Японии было заложено уважительное отношение к слепым, глухонемым и увечным людям. Им оказывали всяческую помощь и поддержку. Лишь в XVII – XVII вв. в восточных странах стали распространяться сведения из европейской научной медицины.

Отношение к больным и инвалидам в странах Ближнего и Среднего Востока в период Древнего мира и раннего Средневековья формировалось в рамках ислама. Например, в 916 г. в Багдаде было пять госпиталей, в т.ч. лечебница для душевнобольных. Через два года на средства халифа и его матери одновременно открыли еще два больших госпиталя. На их содержание были выделены ежемесячные пожертвования – 2 тыс. 600 динаров. В последующие десятилетия было построено еще несколько больниц. Больницы были не только в столице, но и в провинциальных городах, таких как Васиб, Исфаган, Шираз. Известно, что в начале Х в. визир Али ибн ал-Фурад основал в Багдаде больницу и ежемесячно выдавал на ее содержание 200 динаров из личной кассы. Он ежемесячно выплачивал около 5 тыс. пенсий от 2-х до 100 динаров каждая. Все эти факты говорят также о развитии в странах Востока частной благотворительности.

В эпоху раннего Средневековья (V – X вв.) в Европейских странах начал формироваться более высокий, чем ранее, уровень отношения к инвалидам в виде общественного и частного призрения. Ведущая роль в этом принадлежала церкви, что связано было с введением и распространением христианства.

При монастырях стали открываться приюты и богадельни, в которых призреваемые должны были отрабатывать предоставляемые им кров и пищу. Церковь строила различные богоугодные заведения. Так. Св. Василий (329–379) организовал у ворот города убежище для престарелых, госпиталь, странноприимный дом и богадельню для слабых и увечных. Финансировались они из церковных доходов и пожертвований прихожан. Госпиталь Св. Василия послужил прототипом для создания монастырских больниц в Западной Европе. Устав монастыря, при котором находился госпиталь, предусматривал порядок призрения и лечения больных, обучения медицинскому делу и пр. Впоследствии больницы при монастырях появляются в Италии (Монте-Кассино, в 529), во Франции (Париже, в 651), в Англии (Лондоне, в 794). Вместе с тем, медицинская подготовка монахов была недостаточной. Лечение же «постом и молитвой» далеко не всегда достигало своей цели. В период эпидемий больницы при скученности больных превращались в рассадник заразных болезней. Особый подход – практика изоляции – применялась в отношении больных проказой и умалишенных, которых помещали в специальные учреждения, отдаленные от людских поселений.

В это время понятие «инвалид» применялось только к бывшим военнослужащим, которые из-за увечья или болезни не могли содержать себя и в силу этого направлялись в приют. Это было широко распространено во многих странах Европы. Однако далеко не все нуждающиеся имели возможность проживания в приютах, несмотря на то, что условия пребывания в них были крайне скромными, питание очень бедным, а медицинская помощь практически отсутствовала. Безусловно, в те времена ни в одной из стран не ставился вопрос о восстановлении призреваемых лиц до уровня полноценных членов общества, хотя следует отметить, что уже в период классического Средневековья (XI– XV вв.) наметились определенные сдвиги в области восстановительного лечения и материальной компенсации.

Только в период Просвещения (XVIII вв.) в Европе начинают происходить определенные изменения в социальной системе. Одной из важнейших проблем стало переосмысление роли медицины в профилактике эпидемий и больниц как изоляторов различных категорий нуждающихся. Были распределены функции профилактики между медиками и полицией. Полиция должна была наблюдать за размещением свалок и кладбищ, контролировать торговлю продуктами, выявлять опасные для здоровья местности и т.д. Так был создан корпус санитарных инспекторов.

В целом период Просвещения в Европе имеет достаточно яркие факты в отношении реабилитации особых категорий нуждающихся в помощи. Например, стало активно развиваться призрение слепых детей.

В 1784 г. в Париже Валентин Гаюи на свои средства и в своем доме открыл первую в Европе школу для слепых детей. Он сам разработал рельефно-линейный шрифт, с помощью которого обучали слепых и издавали для них книги. Он же разработал приборы и матрицы для наглядных пособий, глобусов и географических карт для слепых. В его школе также уделяли внимание игре на музыкальных инструментах и хоровому пению. В 1806 г. И.А. Цейне при участии В. Гаюи открывает Прусский институт для слепых детей. В 1807 г. с помощью благотворителей В. Гаюи основывает институт для взрослых слепых в Санкт-Петербурге. В первой половине ХIХ в. новая методика обучения слепых была разработана Л. Брайлем. Шрифт Брайля (выпуклый шрифт) был введен в широкий обиход в 1852 г. Книги для слепых стали печататься этим шрифтом.

В Англии первый институт для слепых детей был осно­ван в 1791 г., в Швейцарии – в 1809 г., в Дании в – 1811 г., в Швеции – в 1817 г. К середине 80-х гг. XIX в. в Западной Европе насчитывалось более 120 заведений для слепых и слабовидящих детей (в Германии – 35, в Англии – 27, во Франции – 16, в Бельгии и Австро-Венгрии – по 8, в Швеции, Норвегии и Испании – по 2). Ши­рокую известность в Европе приобрел Дрезденский ин­ститут слепых, который обеспечивал каждого своего вы­пускника необходимыми инструментами, одеждой, обу­вью, бельем и осуществлял патронаж над слепыми после выхода из учебного заведения. Расходы покрывались из спе­циального благотворительного фонда, сбережений слепых, накопленных за время обучения, единовременными посо­биями общин по месту жительства.

Стало также уделяться внимание глухонемым детям. Первые заведения для глухонемых детей были созданы в начале 60-х гг. XVIII в. в Париже и Лейпциге. В Англии первый институт-училище для глухонемых был создан в Эдинбурге в 1810 г. Томсоном Брайвудом, в США – в 1817 г. в Храфурте. Учащихся в них было мало, около 20 человек. Это объяснялось возможностями сурдопедагогики и источниками социальной помощи глухонемым в тот период. К тому времени в Европе институты для глухих представляли собой тип народной школы с удлиненным сроком обучения – до 8-9 лет (в Санкт-Петербурге – до 10 лет).

Ряд европейских стран в этот период приняли законы об обязательном обучении глухонемых. Такие законы были приняты в Англии (1893), Дании (1817), Швеции и Норвегии (1881), в большинстве других стран – в первые десятилетия ХХ в. Что касается Греции, Ирландии, Португалии, Испании, то там до настоящего времени не требуется обязательного посещения таких школ.

До настоящего времени является проблемой подготовка глухих к трудовой деятельности. В первой четверти ХIХ в. в Европе получила распространение идея создания особых колоний для глухонемых и слабослышащих. К середине 80-х гг. ХIХ в. в западной Европе имелось около 200 заведений для глухонемых (в Гер­мании – 75, во Франции – 53, в Англии – 30, в Австро-Венгрии – 16, в Швейцарии – 13). Недос­татки в деле социальной помощи глухонемым вызывали обоснованное беспокойство деятелей благотворения, что отражалось на страницах периодической и специальной печати, на различных совещаниях и съездах, международ­ных форумах.

Изменение отношения к лицам с осо­бенностями психофизического развития (в частности, с недостаточностью интеллекта) можно проследить на примере Швеции, где на способности таких людей адаптироваться к социальной жизни стали смотреть более оптимистично. Многие начали ве­рить, что для людей с психофизическими особенностями развития есть возможность вести самостоятельную жизнь в обществе. Таких людей начинают рассматривать как от­дельную группу. В конце XIX в. были основаны «воспита­тельные дома для обучаемых детей с недостатками умствен­ного развития». Здесь их стремились обучать и воспитывать для того, чтобы они, став взрослыми, могли самостоя­тельно жить в обществе. Подобные учреждения обычно основывали частные лица или благотворительные органи­зации. Воспитание детей-инвалидов рассматривалось как богоугодное деяние. Новым в таком подходе было то, что эти люди верили: благодаря заботливому воспитанию (которое бывало весьма строгим) и особому обучению детей с недостатками умственного развития можно «вылечить».

В первой половине XIX в. возникают благотворитель­ные заведения для умалишенных и умственно отсталых детей в Абендберге (Швейцария, 1841), где была создана первая школа для слабоумных, в 1842 г. открыто особое от­деление при Берлинском институте глухонемых.

Однако, со второй половины XIX в. в период интенсивного раз­вития капитализма и обострения причин, порождающих социальные аномалии, государство и общество изменило свое отношение к проблемам людей с аномалиями в психическом развитии. Так, например, в США и Анг­лии такие люди рассматривались как зловещая сила, угрожающая ос­новам нации. С конца XIX в. во всех европейских странах стали открываться приюты, убежища, колонии, классы, школы и другие типы учреждений для дефективных детей. Они содержались на средства благотворительных ор­ганизаций, муниципалитетов, родителей слабоумных и час­тично на государственные средства. В каждом государстве складывались свои традиционные формы помощи лицам с психическими аномалиями. Во Франции и Германии, например, даже в первой четверти XX в. практиковали по­мещение умственно отсталых детей (дебилов) после 16 лет в психиатрические лечебницы при отсутствии у них поме­шательства (практика изоляции). В них дебилы находились на содержании госу­дарства. В Европе XIX в. дети с нарушением пси­хики, «слабоумные, кретины и идиоты» обычно призре­вались наряду с другими категориями душевнобольных стационарно и амбулаторно в заведениях больничного типа на государственные и муниципальные средства, общест­венные и частные пожертвования. Однако это были весьма незначительные средства, которых хватало лишь как-то поддержать жизнь призреваемых.

Методы лечения и условия содержания больных были самыми примитивными. Они мало чем отличались от суще­ствовавших в XVIII в. Не смотря на то, что карцеры, цепи, кандалы, свя­зывание сыромятными ремнями и «капельная машина» для «буйных» постепенно отошли на второй план, в то же время кнут, как одно из необходимых средств «лечения» и «приведения в сознание» больного, по-прежнему был в ходу. Помимо этого в медицине при лечении умственно отсталых господствовала так называемая гидротерапия (использование холодной воды).

Однако идеи изоляции и сегрегации инвалидов (сегрегация – поли­тика принудительного отделения какой-либо группы на­селения, в основном по расовому признаку, одна из форм дискриминации), к началу XX в. постепенно стали ниве­лироваться. В ряде стран был сделан важный вывод о том, что инвалиды не должны быть изолированы от общества, а напротив, должны жить рядом с другими людьми в тех же условиях, что и другие. Было решено, что инвалиды должны получать помощь от тех же органов, что и осталь­ные граждане. Основными целями социальной работы с детьми-инвалидами (в т. ч. и с нарушением психофи­зического развития) в ряде стран мира стали их норма­лизация и интеграция.

На Руси, после введения христианства, отношение общества к лицам с ограниченными возможностями сводилось к кормлению нищих, в годы правления князя Святого Владимира на Руси появились первые больницы, в которых оказывалась медицинская помощь. При многих монастырях устраивались особые помещения для нищих и убогих в соответствии с Церковным уставом 996 г., в котором в обязанности духовенства вменялись надзор и попечение нуждающихся.

В последующие столетия на Руси грандиозными масштабами развивается нищенство, издается Указ о регистрации всех «прокаженных и престаревшихся» и о введении дифференцированного подхода к нуждающимся. При этом рекомендуется либо призрение в богадельнях, либо «питание по дворам», либо привлечение к работам на добровольной основе или в принудительном порядке. В это же время начинают формироваться ростки медико-социальной экспертизы, в результате чего в 1663 г. был издан Указ о назначении инвалидам-раненым и пришедшим из плена денежного и кормового довольствия. Инвалиды по этому указу делились на две категории – тяжело- и легкораненые, а с 1678 г. инвалиды подразделялись уже на три разряда: тяжело-, средне- и легкораненых.

Систематизация мероприятий в сфере общественного призрения происходит при императоре Петре I – появляется дифференциация нуждающихся по их потенциалу (трудоспособные, профессиональные нищие, временно нетрудоспособные и т.д.). В 1700 г. император пишет о создании во всех губерниях богаделен для старых и увечных, а также госпиталей для незаконнорожденных («зазорных») детей и сиротских домов.

В 1775 г. Екатерина II повелевает создать в 40 губерниях целую сеть специальных учреждений, именуемых «Приказами общественного призрения», которым вменялось попечение народных школ, сиротских домов, госпиталей и больниц, домов для умалишенных и др.

В период начала ХIХ в., который отмечен кровопролитными вой­нами, в Российской империи возрастает вмешательство государства в решение проблем инвалидизма. Увечным воинам оказывалась по­мощь чаще материальная либо индивидуально-медицин­ская, для дворян выделялся свой лекарь. В то же вре­мя помощь различным категориям нуждающихся оказы­вали и различные религиозные конфессии в «кляштарах» и монастырях, которые стремились сотрудничать в этом деле с государственными органами общественного при­зрения. После окончания войны 1812 г. был учрежден Алексеевский комитет (1814) по попечению о раненых генералах, офицерах и их семействах. Им предоставлялись выгодные должности (полицмейстеров, городничих, смотрителей бо­гоугодных заведений, исправников, комиссаров при по­граничных карантинах и т. п.) без лишения пенсии. Инва­лидам из числа штаб- и обер-офицеров аптеки обязаны были отпускать лекарства бесплатно. С 1827 г. некоторые категории инвалидов стали получать государственные пен­сии, назначаемые на основе Общего Устава о пенсиях «нижним чинам». Инвалидам 2-го класса – 5 руб. в месяц, вдовам и сиротам военнослужащих, имевших право на пен­сии, – 3 руб. в месяц.

Спектр проблем инвалидизма был весьма широк и мно­гообразен. В XVIII в., с которого начинается отсчет мер государственного призрения «слабоумных и идиотов», ко­гда в соответствии с Указом об учреждении Приказов об­щественного призрения (1775) в Российской империи появляются первые дома для душевнобольных, такие спецзаведения открываются и на территории Беларуси (в Виль­но – в конце XVIII в., в Могилеве – в 1810 г.). В 1852 г начали свою работу дома умалишенных в Витебске, Грод­но и Минске. Число призреваемых в этих заведениях на тер­ритории Беларуси превышало 1,5 тыс. человек.

В Российской империи первая школа для глухонемых появилась в 1806 г. в Павловске. Государственных учебно-воспитательных заведений для глухонемых и слепых на территории Беларуси (в отличии от Москвы и Петербурга) не было. Их создание стало делом частной инициативы. Только в 1823 г. с помощью руководства Виленского университета появляется первая в белорусских губерниях специальная школа для глухонемых детей. Она работала в течение 20 лет.

В сельской местности медицинская помощь осуществлялась через аптеки попечительств, из которых лекарства для бедных выдавались бесплатно или по низкой цене. Иногда оплачивалась помощь врача или больным выдавались денежные пособия. С введением в Российской империи земств, попечительства стали активно поддерживать земских врачей, но и сами организовывали «медицинскую помощь населению в таких медвежьих углах, где от сотворения мира не была нога не только врача, но и захудалого ротного фельдшера».

В целом, XIX в. характеризуется бурным развитием обществен­ного движения, созданием значительного количества на­циональных и международных благотворительных организа­ций, которые начинают играть ведущую роль в го­сударственно-общественной системе социальной помощи различным категориям нуждающихся, в частности, в создании лечебных организаций, которые могли бы ока­зывать медицинскую и иную помощь пострадавшим от во­енных действий и стихийных бедствий. Самой значитель­ной из таких организаций стал Красный Крест. В его основании стоял швейцарский общественный деятель А.Ж. Дюнан (1828–1910). По его инициативе в 1863 г. в Женеве была образована «Международная организация помощи раненым», переименованная в 1876 г. в «Международный комитет Красного Креста» на основе решений Женевской Конвенции «О защите жертв войны (1864).

3. Развитие системы социально-реабилитационных учреждений в России и СССР в ХХ в.

В конце XIX – начала XX столетия в Российской империи возникают понятия «полной и частичной трудоспособности», а в 1903 г. издаются «Правила для определения утраты трудоспособности от телесных повреждений вследствие несчастных случаев», в которых степень утраты трудоспособности выражалась в процентах. Было указано, что владельцы предприятий обязаны были лечить пострадавшего и уплачивать ему денежное пособие во время лечения и пенсию в случае наступления инвалидности. Однако вознаграждение по этому закону могли получать лишь те лица, несчастные случаи, с которыми не были вызваны грубой неосторожностью пострадавшего. Пострадавшие должны были на суде привести доказательства того, что несчастный случай произошел по вине нанимателя, а не рабочего.

Начиная с 1908 г. в России стали организовываться врачебные консультационные бюро, явившиеся прообразом экспертных учреждений, главная задача которых заключалась в оценке трудоспособности больных с учетом характера заболевания или травмы. В состав консультационных бюро входило от трех до пяти врачей, и размещались они на базе городских больниц.

Дальнейшее свое развитие медико-социальная экспертиза получила после Октябрьской революции. Так 22 декабря 1917 г. был издан Декрет «О страховании на случай болезни», а 31 октября 1918 г. «Положение о социальном обеспечении трудящихся» согласно которого «наличие инвалидности и степень ее устанавливаются медицинской экспертизой, учреждаемой при страховой кассе». В соответствии с этим Положением в Кодексе законов о труде 1918 г. было записано, что факт постоянной или временной утраты трудоспособности удостоверяется медицинским освидетельствованием, проводимым бюро врачебной экспертизы при общегородских, районных и областных страховых кассах.

В 20-е годы стали появляться первые общества инвалидов. В 1925 г. было организовано Всероссийское общество слепых (ВОС), а в 1926 г. – Всероссийское общество глухих (ВОГ), которые взяли на себя заботу и ответственность за трудовое устройство данного контингента инвалидов.

В 1933 г. Были организованы врачебно-трудовые экспертные комиссии (ВТЭК).

Основными задачами ВТЭК были определены:

§ экспертное изучение (оценка) состояния здоровья, характера и условий труда больного, на основании чего выносится решение о степени утраты трудоспособности;

§ установление времени наступления инвалидности ее группы и социально-биологической причины (общее или профзаболевание, трудовое увечье, инвалидность с детства; ранение, контузия, увечья, полученные при защите СССР или при исполнении обязанностей военной службы и т.д.);

§ определение процента утраты трудоспособности, возникшей в результате увечья или заболевания, связанного с производством;

§ определение условий и видов труда, доступных инвалидам по состоянию здоровья (трудовые рекомендации), а также рекомендация мероприятий, способствующих восстановлению их трудоспособности;

§ повторное освидетельствование инвалидов в регламенти-рованные сроки; изучение динамики и причин инвалидности.

Перед врачами-экспертами ставится важнейшая задача – изучить возможности рационального трудоустройства. Поэтому, в 1930 г. в Москве создается Институт экспертизы трудоспособности Московского областного отдела здравоохранения, в 1932 г. – Центральный научно-исследовательский институт трудоустройства инвалидов, которые в 1937 г. объединяются в Центральный научно-исследовательский институт экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов. Аналогичные институты создаются в 1932–1934 гг. в других городах: в Харькове, Ростове, Горьком, Ленинграде, позже – в Днепропетровске, Виннице, Минске.

Организация этих научно-исследовательских учреждений способствовала разработке научных, теоретических и практических вопросов врачебно-трудовой (а ныне медико-социальной) экспертизы, подготовке кадров, началу изучения и анализа заболеваемости, разработке мероприятий по ее снижению.

Огромные потери трудовых ресурсов нанесла Великая Отечественная война. Появилась новая категория инвалидов – инвалиды Великой Отечественной войны. Особенностью данной категории было то, что в основном это были лица молодого и среднего возраста, которые, несмотря на тяжелые последствия ранений и травм, стремились продолжать свою трудовую деятельность.

Начиная с 50-х годов ХХ в. в Советском Союзе развивается концепция интеграции больных и инвалидов в общество. При этом упор делается на их обучение, получение ими технических средств.

В 70-е годы ХХ в. в Ленинграде поэтапно создаются многопрофильные центры реабилитации больных с хроническими неспецифическими заболеваниями легких, последствиями травм опорно-двигательного аппарата, головного, спинного мозга, болезнями сердечно-сосудистой системы, почек, с использованием комплексов восстановительного лечения в условиях стационаров – поликлиник, курортных учреждений. Впервые в стране создана система промышленной реабилитации на базе Горьковского автозавода, которая была одобрена коллегией Минздрава. Учреждения реабилитации, созданные на промышленных предприятиях, располагают собственной технической базой, благодаря чему здесь возможны создание эргономических приспособлений к оборудованию для инвалидов с целью сохранения ими прежней профессии, адаптация к профессиональному труду, рациональное трудоустройство и приобретение новой профессии. Такого рода учреждение может быть использовано для восстановительного лечения работающих разных профессий, поскольку целенаправленное воздействие специально сконструированного промышленного оборудования может быть в одинаковой степени эффективно для больных различных профессиональных групп.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 803;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная