Политическая история IX-XII вв.
Лекции.ИНФО


Политическая история IX-XII вв.



 

Подобно тому как языческая религия восточных славян ярка и много- цветна, так и их история первых столетий богата событиями, насыщена пле- менной и социальной борьбой. Именно в это время закладываются основы русской государственности, народности и культуры.

 

Развитие общественных отношений у восточных славян приводило к формированию новых социальных организмов: союз образовывали племена, которые сами уже входили в племенной союз. Политическая организация таких суперсоюзов ("союзов союзов", "сверхсоюзов") заключала в себе ростки госу- дарственности уже в гораздо большей степени, чем предшествующие племен- ные союзы. Усиливалось значение княжеской власти и дружины, приобретали гораздо большее влияние племенные и межплеменные центры - города. Одним из таких ранних союзов, который включал в себя разноэтничные племена, воз- ник на северо-западе Восточной Европы.

 

Летописец повествует о том, что в 862 г. чудь, славяне, кривичи и весь обратились к жителям Скандинавского полуострова - варягам, как их называли на Руси: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите кня- жить и владеть нами". По приглашению прибыли три князя: Рюрик, Синеус и Трувор со своими родами. Рюрик сел в Новгороде, Синеус - на Белоозере, а Трувор - в Изборске.

 

Летописная версия уже в XVIII в. стала предметом ожесточенной дискус- сии между немецкими учеными - российскими академиками (Г.З. Байер, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер) и М.В. Ломоносовым. В спорах родилась целая "нор- маннская проблема", которая на протяжении последующих двух столетий за- частую становилась объектом ожесточенной идеологической борьбы, позволяла одним, прежде всего зарубежным авторам, отрицать полностью способность восточных славян к созданию собственной государственности, а другим - пре-


 

небрегать ролью варягов в отечественной истории. Современные исследователи в большинстве своем признают, что факт приглашения, правда, не трех князей, а одного - Рюрика имел место. Научные изыскания показывают, что игнориро- вать деятельность варяжских отрядов на Руси так же ошибочно, как и преуве- личивать их значение. Оказав значительное влияние на становление княжеской власти, развитие культуры, варяги не принесли на Русь государственности, ко- торая сама зарождалась в недрах древнерусского общества и прошла долгий путь развития.

 

В 882 г. воевода Рюрика Олег, везя с собой малолетнего сына Рюрика - Игоря, спустился вниз по Днепру и, хитростью умертвив княживших в Киеве варягов Аскольда и Дира, захватил власть в городе. Между Севером и Югом установились союзнические отношения, которые вскоре переросли в гегемони- стские претензии со стороны Полянской столицы.

 

Здесь, в Среднем Поднепровье, еще до прихода Олега формировался свой суперсоюз. Во главе его были поляне, территориальным же ядром была "Рус- ская земля" - треугольник, ограниченный Киевом, Черниговом и Переяславлем. Причиной образования этого суперсоюза, как, впрочем, и других, являлась не- обходимость борьбы с внешними врагами - хазарами, печенегами, варягами. Олег покоряет древлян, северян и радимичей - соседние союзы племен и накла- дывает на них дань. Покорение осуществлялось отнюдь не только силами кня- жеской дружины, но и при постоянном участии народного ополчения. Заинтересованность рядовых полян понятна - дань шла не только в пользу кня- зя и его дружины, но и полянской общине.

 

Князь Игорь (912-945) продолжил политику своего предшественника. Однако она была менее удачной. В 941 г. он начал войну с Византией, с кото- рой еще в 907 г. князь Олег заключил союз. По его условиям, Византия обязы- валась уплатить единовременную контрибуцию, а также давать ежегодную дань. Значительные льготы предоставлялись русским купцам.

 

В 911 г. между Византией и Русью был заключен новый договор, который еще более четко оформил правовые нормы в русско-византийских отношениях. Русские суда князя Игоря были атакованы византийцами с помощью "секретно- го оружия" того времени - "греческого огня". Из специальных труб византийцы забрасывали русские суда горючей смесью. Эффект был настолько потрясаю- щим, что оставшиеся в живых и вернувшиеся на родину русы сравнивали этот огонь с молниями на небесах.

 

Но это поражение не остановило Игоря. Под 944 г. в летописи сказано: "Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словян, и кривичей, и тиверцев - и нанял печенегов, и заложников у них взял - и пошел на греков в ладьях и на конях...". На этот раз греки предпочли откупиться от русского во-


 

инства золотом и тканями. Был заключен новый договор, согласно которому

Русь лишалась многих прежних привилегий.

 

Походы руссов были направлены и в сторону Каспия. Восточные авторы сообщают об ударе руссов в 909-910 гг. по Каспийскому побережью, а также о походе 912 г. в Закавказье. Большой поход был совершен и в 944 г.: русские взяли город Дербент, затем поднялись по Куре в столицу Албании Бердаа и ов- ладели ею. Только начавшаяся эпидемия заставила руссов отказаться от даль- нейших военных действий и вернуться на Родину. В 945 г. князь Игорь пал жертвой межплеменной борьбы полян и древлян - одного из покоренных сою- зов племен. Взяв с древлян дань, с небольшой дружиной Игорь вернулся к ним вновь. Тогда древляне убили его, а древлянский князь Мал отправил к вдове киевского князя Ольге сватов. Пришедшие из Древлянской земли послы заяви- ли Ольге: "Мужа мы твоего убили, так как муж твой словно волк расхищал и грабил, а наши князья хорошие, потому что ввели порядок в Древлянской зем- ле. Пойди замуж за князя за нашего за Мала". Здесь отразились архаические воззрения на характер власти: тот, кто убил своего противника, облеченного властью, мог претендовать и на его жену, и на саму власть.

 

Ольга на предложение древлян ответила следующими словами: "Любезна мне речь ваша, - мужа моего мне уже не воскресить; но хочу воздать вам завтра честь перед людьми своими: ныне же идите к своей ладье и ложитесь в ладью, величаясь, а утром я пошлю за вами, а вы говорите: "Не едем на конях, ни пеши не пойдем, но понесите нас в ладье, - и вознесут вас в ладье". Отпустив древ- лян, Ольга "приказала выкопать яму великую и глубокую на теремном дворе, вне града". На следующее утро древляне сделали все, как посоветовала им Оль- га. Киевляне принесли древлян в ладье на двор к Ольге и сбросили их вместе с ладьей в яму, а потом зарыли их живыми.

 

Это была только первая месть Ольги. Следующий акт мести - сожжение лучших древлянских мужей, присланных по просьбе княгини. Их сожгли, зама- нив в баню. В третий раз Ольга устроила кровавую тризну по своему мужу, ко- гда обманутые древляне приготовили меды и перепились - она приказала дружинникам немилосердно рубить их мечами. Все эти "мести" Ольги - не что иное, как звенья языческого ритуала; человеческие жертвы, принесенные По- лянским богам и князю Игорю. Затем Ольга совершила карательный поход против древлян. Столица древлян - город Искоростень был взят и разрушен, а жители его убиты или обращены в рабство.

 

Укрепление суперсоюза привело к активизации внешней политики и тор- говли. Русские торговые фактории появляются на территории могущественной Византийской империи. Ольга побывала в Византии с "дружественным визи- том" и приняла здесь крещение. Княгиню Ольгу Русская Православная Церковь возвела в ранг святой, и она надолго осталась в памяти народной. Однако ее


 

сын Святослав не принял христианства, и на уговоры матери отвечал: "Как же мне одному принять иную веру? А дружина моя станет насмехаться".

 

Еще при жизни матери Святослав ребенком принимал участие в военных действиях. Когда во время похода на древлян два войска сошлись на поле бит- вы, Святослав бросил копье в древлян. Копье пролетело между ушей коня и упало у его ног - Святослав был еще мал. Но Свенельд и Асмуд сказали: "Князь уже начал: последуем, дружина, за князем" и победили древлян. Эти Свенельд и Асмуд составляли ближайшее окружение князя, выступали в качестве воен- ных предводителей. У Свенельда была собственная дружина. Политический ранг его был настолько высок, что его имя попадает в договор Руси с Византи- ей 971 г. Вполне вероятно, что именно они - эти могущественные воеводы были верховными правителями в период малолетства Святослава, при номинальной роли княгини Ольги.

 

Все свое княжение Святослав (964-972) провел в войнах. "Когда Свято- слав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых. И легко ходил в походах как пардус (гепард), и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел. Не имел он ни шатра, но спал, подостлав потник, с седлом в головах", - таким предстает он со страниц летописи. Такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вас итти".

 

Вся жизнь Святослава - это воистину "вечный бой". Его походы 965-968 гг. - как единый удар меча, завершивший объединение восточнославянских племен. Сначала он пошел на Оку и Волгу, где жили вятичи - славянские пле- мена, еще не покорившиеся Киеву. Святослав победил вятичей и возложил на них дань. Но до этого вятичи давали дань Хазарии. Святославу и его воинству пришлось столкнуться с этим мощным государственным образованием, центр которого находился на нижней Волге, а владения простирались до предгорий Кавказа, до Крыма и приуральских степей. Святослав нанес сильный удар это- му давнему сопернику Руси. "И в битве одолел хазар, и город их Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов". Ясы (аланы) и касоги - предки современных северокавказских народов. Таким образом, Святослав победно прошел по Се- верному Кавказу.

 

Победы русского князя не могли не обеспокоить Византию, ведь все эти земли находились в "сфере ее жизненных интересов". В 967 г. вспыхнула рус- ско-византийская война. Святослав сначала разбил болгар, захватив 80 крепо- стей по Дунаю, и стал брать дань с византийцев. Тогда "льстивые" (хитрые) византийцы, действуя в своей излюбленной манере, натравили на Киев печене- гов. Киевлянам, а с ними была и княгиня Ольга с внуками, пришлось туго. Если бы не находчивость и сообразительность одного юноши, которому хитростью удалось пробраться сквозь печенежский лагерь и передать известие русским, то


 

неизвестно, чем кончилось бы дело. Воевода Претич сумел отогнать печенегов, но далеко они не ушли. Тогда киевляне послали к Святославу со словами: "Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул. Неужели не жаль тебе своей отчизны, старой матери, детей своих?"

 

Святослав вернулся в Киев. Печенеги были разбиты, но оставаться на бе- регах Днепра князю не хотелось. Его влекли "другие берега, другие воды". "Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае - там середина земли моей, туда стекаются все блага; из Греческой земли - золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии - серебро и кони, из Руси же ме- ха и воск, мед и рабы". Старая мать не хотела отпускать князя в новый поход. Но вот она умерла, Святослав оставил в Киеве старшего сына Ярополка и уст- ремился на Дунай. Византия не давала обещанной дани. "И пошел Святослав на греков, и вышли те против русских. Русские сильно испугались великого мно- жества воинов. Тогда сказал Святослав: "Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим, должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые сраму не имут". Греки были разбиты. Потом были разби- ты русские. На войне как на войне!

 

В июле 971 г. Святослав потерпел поражение под Доростолом. Начались переговоры с императором. Встречу описал византийский историк Лев Диакон: "Государь (Цимисхий), покрытый позолоченными доспехами, подъехал верхом к берегу Истра (Дуная), ведя за собой многочисленный отряд сверкавших золо- том вооруженных всадников. Показался и Святослав, переплывающий реку на скифской ладье. Он сидел на веслах и греб вместе с остальными, ничем не от- личаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слиш- ком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны ее свисал клок волос - признак знатности рода. Крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные. Выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга: она была украшена карбункулом (драгоценный камень из семейства гранатовых. - Авт.), обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было черным и отличалось от одежды других толь- ко чистотой. Сидя в ладье на скамье для гребцов, он поговорил немного с госу- дарем об условиях мира и уехал".

 

По заключенному в Доростоле миру византийцы выпустили Святослава с его воинами, которые отправились в Киев. У знаменитых днепровских порогов им пришлось зазимовать. Здесь, у порогов, в самом узком месте реки их и под- стерег печенежский хан Куря. "Убили Святослава, и взяли голову его, и сдела- ли чашу из черепа, оковав его, и пили из него".

 

Святослав, подолгу находясь вдали от дома, назначил вместо себя наме- стником в Киеве старшего сына Ярополка, в землю древлян посадил второго


 

сына - Олега, а младшего - Владимира взяли себе новгородцы, решившие "вскормить" князя. Именно Владимиру суждено было победить в кровавой междоусобице, разгоревшейся после смерти Святослава. Ярополк начал войну с Олегом, в которой последний и погиб. Однако пришедший из Новгорода Вла- димир нанес поражение Ярополку и после его гибели стал княжить в Киеве (980-1015).

 

Владимир продолжает политику своих предшественников, стараясь укре- пить достаточно рыхлый суперсоюз племен. В 981 и 982 гг. он совершил ус- пешные походы на вятичей, а в 984 г. - на радимичей. В 981 г. отвоевал у поляков Червенские города в Юго-Западной Руси. В 983 г. русские войска хо- дили на ятвягов - племена Прибалтики, а в 992 г. - "на Хорваты".

 

При Владимире растет Киев - "мати градом русским" - осваивается терри- тория, получившая название "город Владимира". Для борьбы с грозной опасно- стью - печенегами в степи возводятся укрепления, закладывается город Белгород, укрепляется Переяславль. Русские "заставы" богатырские уходят да- леко на юг, зорко высматривая степняков.

 

Однако в годы его правления набирал силу процесс внутреннего глубин- ного распада суперсоюза: на смену родо-племенным отношениям шли террито- риальные связи, формировались города-государства. Великий киевский князь и его окружение стремятся остановить расползание суперсоюза. С этой целью предпринимается ряд мер идеологического характера: устраивается за городом большое языческое капище, затем создается знаменитый языческий пантеон. Все эти меры должны были символизировать единство восточнославянских племен - боги в киевский пантеон свозились со всех земель. Однако остановить ход исторического процесса было невозможно - союз продолжал распадаться. Именно тогда князь Владимир обратил свой взор к христианству - религии, в которой идея централизации, монотеизма является главенствующей.

 

Под 986 г. летопись сообщает нам о "выборе вер". К Владимиру в Киев пришли посланцы соседних народов, каждый из которых предлагает и расхва- ливает свою религию. Пришли волжские болгары магометанской веры (ислам). Из перечня особенностей этой религии Владимиру больше всего не понрави- лось обрезание, воздержание от свиного мяса и от питья. Он заявил: "Руси есть веселие пить, не можем без того быть".

 

Пришли к Владимиру и посланцы от папы из Рима. Им у Владимира тоже нашелся ответ: "Идите откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого". За- тем пришли хазарские евреи: верхушка хазарского общества исповедовала иу- даизм. Их Владимир сразил следующим вопросом: "А где земля ваша?" - "Разгневался бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам". "Как же вы иных учите, а сами отвергнуты богом и рассеяны?" Только византийскому


 

"философу" удалось произнести монолог о преимуществах его веры. Однако и после его пространного вступления Владимир сказал: "Пожду и еще мало".

 

В другие страны были направлены "мужи добры и смыслены, числом 10". Наибольшее впечатление на послов произвело византийское христианство. Са- ма ситуация "выбора вер" несет на себе печать легендарности и фольклорности, но в основе ее могут лежать реальные исторические события, ведь Русь связы- вали со всеми этими народами давние и интенсивные контакты. Все они хотели оказывать и оказывали разнообразные политические и культурные влияния на Русь. Но первенство осталось за Византией. Главную роль сыграло не воспри- ятие русскими византийского церковного обряда, который воспринимался еще фактически через призму язычества, а ведущее положение Византийской импе- рии на международной арене средневекового мира. Киевская Русь вовлекалась в контакты с Византией по двум причинам. С одной стороны, восточные славя- не совершали частые набеги на территорию Византии, с другой - сама Византия втягивала Киевскую Русь в свою внешнеполитическую деятельность. Политика временных союзов - одно из основных орудий византийской дипломатии. Запи- санные через столетие рассказы о крещении, обросшие легендарными подроб- ностями, имели реальную почву. Летопись только спрессовала разновременные события. Она изображает и политическую обстановку, предшествовавшую

принятию христианства. Для решения вопроса о принятии веры Владимир со- бирает бояр и старцев градских. Однако бояре и старцы градские лишь предла-

гали решение вопроса, а утверждалось оно народным собранием - вечем. "И

бысть люба речь князю и всем людем; избраша мужи добры и смыслены...".

 

В скандинавской "Саге об Олаве Трюгвассоне" говорится о том, что князь Владимир приказал созвать народное собрание, куда сошлись многие вельможи и великое множество народа. Население Русской земли поддержало своего кня- зя в его решении, христианство принималось добровольно. В летописи в пря- мой связи с преданиями о подготовке к принятию христианства стоит и рассказ о крещении Владимира - так называемая Корсунская легенда. В Византии в то время происходили драматические события: в 987 г. вспыхнуло восстание про- тив императора Василия II. Возглавил его Варда Фока. Василий II обратился за помощью к Владимиру, и тот согласился с условием, что император отдаст за него замуж свою сестру Анну. Загнанный в угол император вынужден был со-

гласиться. Летом 988 г. с помощью русского корпуса войска Фоки были разби- ты, но Василий не спешил выполнить свое обещание.

 

Тогда Владимир пошел походом на византийский город Корсунь в Крыму и осадил его. Измена некоего Анастаса помогла взять город, и византийцы ста- ли сговорчивее. Вместе с Анной на Русь прибыли и священники, которые кре- стили киевлян. По приказу Владимира была заложена Десятинная церковь Богородицы, куда были переданы иконы, книги и переведены греческие свя- щенники. На содержание церкви Владимир выделил десятую часть от своих доходов, что получило отражение в так называемом Уставе Владимира.


 

Христианская религия на Руси принималась как бы в языческой оболоч- ке, она стала лишь звеном процесса развития религиозных "реформ" X в. При- чем сравнительно мирное и спокойное распространение христианства в Русской земле резко отличалось от того, что происходило в подвластных Киеву восточнославянских землях, где христианство вводилось силой. Так было, на- пример в Новгороде, который долго сопротивлялся крещению. Будучи приня- тым в языческой оболочке, навязываемое силой, христианство в эпоху Киевской Руси лишь скользило по поверхности общества, не затрагивая основ древнерусской жизни. В то же время нельзя и преуменьшить значение введения христианства, уже тогда влиявшего на русскую культуру, во многом предопре- делившего весь дальнейший исторический путь нашей страны.

 

Вместе с введением христианства на Руси утверждалась и церковная ор- ганизация: митрополия, делившаяся на епископии, границы которых обычно совпадали с границами земель. Касательно древнейшей церковной истории на Руси взгляды историков расходятся. М.Д. Приселков в своей работе, опублико- ванной еще в начале XX в., пришел к выводу о том, что до 1037 г. русская цер- ковь была подчинена болгарской Охридской архиепископии, а затем оказалась в составе Константинопольской патриархии. Эта концепция оказала большое влияние на последующих исследователей. Но есть и противоположная точка зрения (А. Поппэ, Я.Н. Щапов и др.), согласно которой Русь с самого начала стала митрополией Византийской патриархии. Как бы то ни было, известно, что за весь период Киевской Руси только два митрополита были из русских, а ос- тальные были присланы из Константинополя. Как отмечается в источниках, ха- рактер Владимира был противоречив. Летописец - сам язычник с легким налетом христианства - старается выделить два этапа в его жизни: когда он был невегласом - язычником и когда он стал якобы правоверным христианином. В народном творчестве - былинах - он не Владимир Святой, а Владимир Красное Солнышко - народный герой. С осуждением летописец рисует "женолюбие" Владимира. Первой его женой была половчанка Рогнеда, мать Изяслава, Мсти- слава, Ярослава, Всеволода и двух дочерей. После гибели Ярополка Владимир взял в жены беременную невестку, родившую Святополка. Другая законная его жена, по происхождению чешка, стала матерью Вышеслава; от четвертой имел сыновей Святослава и Мстислава, от пятой родом из Болгарии - Бориса и Глеба. Кроме того, у него было 300 наложниц в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 в селе Берестове. "И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних жен- щин и растляя девиц. Был он такой же женолюбец, как и Соломон". В былинах Владимирова цикла - героическом эпосе Киевской Руси - Владимир изобража- ется на пирах:

 

Во стольном городе во Киеве, У ласкова князя у Владимира

Было пированьице почестей пир

На многих на князей на бояров, На могучиих на богатырей,


 

На всех купцов на торговыих, На всех мужиков деревенских.

 

Пиры Владимира и раздачи даров населению фигурируют и в летописи. Скажем, когда Владимир поставил церковь Преображения в Василеве, он уст- роил там грандиозный праздник, созвав огромное число бояр, посадников, ста- рейшин из всех городов и огромное количество народа, и раздал убогим триста гривен. Вернувшись в Киев, он и здесь сотворил праздник велик. Летописец оповещает, что князь "творил" все это ежегодно. Пиры той поры нельзя сводить к заурядным придворным увеселениям или общинным попойкам. Это форма общения княжеской власти с народом, орудие укрепления ее престижа в наро- де. Пиры переживают эпоху Владимира и проходят через весь период Киевской Руси.

 

Владимир посадил своих многочисленных сыновей на княжение в раз- личных городах Руси. Умер он в июле 1015 г. Описание погребения князя- христианина содержит явные языческие мотивы.

 

После смерти Владимира разгорелась борьба за великокняжеский стол. Власть захватил старший сын - Святополк, по приказу которого были убиты другие сыновья Владимира: Борис, Глеб и Святослав - потенциальные, как ка- залось Святополку, претенденты на стол. За это он получил прозвище Окаян- ный.

 

Пришедшему из Новгорода Ярославу (сыну Владимира и полоцкой кня- гини Рогнеды) удалось разгромить Святополка, изгнать его за пределы Руси и сесть на "златокованном" киевском столе. Жестокая война длилась несколько лет (1015-1019). Ярославу пришлось столкнуться еще и с Мстиславом - князем из далекой Тмутаракани, который претендовал на Киев. В 1023 г. он двинулся к днепровской столице. Борьба завершилась только в 1026 г., когда братья дого- ворились между собой - Мстислав закрепился на днепровском Левобережье, обосновавшись в Чернигове. Впрочем, в 1036 г. он умер, не оставив наследни- ка, и Ярослав снова распространил свое влияние на Левобережье.

 

Правда, Ярославу еще пришлось столкнуться с братом Судиславом, псковским князем, который не угодил ему. С ним Ярослав обошелся жестоко: посадил в поруб. Судислав - "железная маска" древнерусской истории. Всю свою жизнь он провел в тюрьме (порубе). Отныне жизнь Ярослава протекала в братолюбстве, и "уста усобица и мятежь, и бысть тишина велика на земли".

 

Время княжения Ярослава (1019-1054), получившего в народе прозвище Мудрого, - годы подъема, развития Киевской Руси и Киева. Ярослав продолжа- ет мероприятия по укреплению рубежей Руси от кочевников. По реке Роси воз- водятся новые города. С именем Ярослава Мудрого связано развитие зодчества


 

Киевской Руси. Об этом строительстве в Киеве в конце 1030 - начале 1050-х гг. Лаврентьевская летопись под 1037 г. сообщает: "Заложи Ярослав город вели- кий, у него же града суть Златая врата; заложи же и церковь Святыя Софья, метрополью, и посемь церковь на Золотых воротах святыя Богородица благо- вещенье, посемь святого Георгия монастырь и святые Ирины". Софийский со-

бор - огромный пятинефный храм с крестовокупольной системой сводов. Внутренняя поверхность собора была покрыта великолепными мозаиками и

фресковой живописью. И по сей день Софийский собор поражает своим вели- чием и красотой.

 

Софийский собор в окружении более мелких храмов стал венцом художе- ственной композиции города Ярослава - укрепленного района центральной час- ти Киева, который, по наблюдениям ученых, занимал площадь в десять раз большую, чем город Владимира. Естественно, что такое мощное строительство сделало жизнь в Киеве более яркой, красочной. Со всех концов Руси стекались сюда артели мастеров, шумел на Подоле многоголосый торг, звучала разноязы- кая речь.

 

Одной из важнейших забот Ярослава были церковные дела. С именем Ярослава связан церковный устав (Устав Ярослава), в котором права и приви- легии церкви были значительно расширены. Началось основание монастырей. Крупнейшим из них был Киево-Печерский, который стал средоточием древне- русского аскетизма, святости и христианской культуры. В монастыре подвиза- лись выдающиеся представители древнерусской святости и письменности: Антоний, Феодосии, Никон, Нестор и др. С Киево-Печерской лаврой был свя- зан и выдающийся церковный деятель времен Ярослава - Иларион. По летопис- ной традиции, именно Иларион первый выкопал небольшую пещерку в две сажени на берегу Днепра, куда и ходил в одиночестве молиться. Иларион был одним из образованнейших людей того времени, автором знаменитого "Слова о законе и благодати". По инициативе Ярослава собор русских епископов избрал Илариона на киевскую митрополичью кафедру. Это была попытка заменить митрополита-грека русским

 

При Ярославе Мудром больших успехов на Руси достигли культура и просвещение. Летописец с большим пиитетом характеризует в этом смысле ве- ликого киевского князя: "Ярослав любил церковные уставы, пристрастился к книгам, часто читал их днем и ночью. Он собрал многих писцов и они перево- дили с греческого на славянский язык. И написали они многие книги... Вот так же, как кто-нибудь распашет землю, другой се засеет, а иные пожинают и едят обильную пищу, так и он; отец его Владимир распахал и размягчил землю, то есть просветил ее крещением, этот же засеял книжными словесами сердца ве- рующих людей, а мы пожинаем, принимая книжное учение". В Киеве и других городах Руси основывались школы и библиотеки.


 

Широкими были международные связи Киевской Руси во времена прав- ления Ярослава. Порой война определяла жесткий характер этих отношений, но контакты с соседними государствами крепли, принимая часто характерную для Средневековья форму - династических браков. Сам Ярослав был женат на до- чери шведского короля Олафа. В 1943 г. польский князь Казимир женился на сестре Ярослава Марии-Доброгневе. Сын Ярослава Изяслав взял себе в жены сестру Казимира - Гертруду. Эти браки знаменовали собой союз между Русью и Польшей. А вскоре устанавливаются дружественные отношения и с далекой Францией. Дочь Ярослава Анна была отдана замуж за французского короля Генриха I. Анна привезла с собой во Францию древнее Евангелие, которое впо- следствии хранилось в Реймском соборе. Все позднейшие французские короли, вступая на престол, приносили клятву на этом Евангелии. Во Франции Анну знали под именем Анны Руфы (Рыжей). Когда муж ее умер, она стала регент- шей малолетнего сына - короля Филиппа, подписывала документы. Сохрани- лась грамота, адресованная Суассонскому аббатству в 1069 г., на которой стоит подпись "Ана ръина" ("Анна королева"). Во Франции русской княжне при- шлось много пережить. Ее похитил Рауль II, граф де Крепи де Валуа Пылко влюбленного графа не смутило, что Папа Римский признал незаконным его брак с Анной. Вплоть до смерти графа Анна жила в родовом имении Валуа. Впоследствии недалеко от Парижа она основала монастырь св. Викентия, в ко- тором и была погребена.

 

В Киеве жили сыновья венгерского герцога Ласло, спасавшиеся от своих противников. Один из них женился на дочери Ярослава - Анастасии. Она стала королевой Венгрии. Третья дочь Ярослава - Елизавета была выдана замуж за норвежского принца Гаральда Грозного, который впоследствии стал королем. Когда в 1066 г. он погиб в битве с англичанами под Станфордбриджем, Елиза- вета Ярославна вышла замуж за датского короля Свена. При дворе Ярослава одно время жили Эдуард и Эдван - сыновья английского короля Эдмунда Же- лезнобокого.

 

Оживленные контакты с самыми разными странами Западной Европы развивались, а отношения с могущественной Византийской империей ухудша- лись. В 1043 г. разразился военный конфликт. Ярослав отправил в поход на Ви- зантию флотилию во главе с сыном Владимиром и воеводой Вышатой. Поход был неудачным. Налетевший шторм разбросал русские корабли. Многие вои- ны, выброшенные на берег, попали в плен, были ослеплены. Только через три года им удалось вернуться на родину. В конце концов мирный договор между Византией и Русью был заключен и закреплен браком Всеволода Ярославича и дочери византийского императора Мономаха - Марии.

 

Несмотря на успехи, достигнутые в правление Ярослава Мудрого, про- цесс роста городов-государств, тенденции распада суперсоюза все больше да- вали о себе знать. Их отразило и знаменитое летописное "Завещание" Ярослава

1054 г. Он поручил старшему сыну Изяславу Киев, Святославу дал Чернигов, а


 

Всеволоду - Переяславль. Об огромном политическом значении этих городских центров Русской земли свидетельствует и то, что одно время и в Чернигове, и в Переяславле существовали свои митрополии.

 

Не должно обманывать то, что речь идет о князьях. Историки установили, что появление князя в той или иной земле - свидетельство вызревания местного земства, развития территориальных связей и формирования государств-земель. К исходу XI в. складывание городских волостей (городов-государств) на Руси, происходившее на основе местных сил, приняло рельефные формы и прояви- лось в борьбе между волостями. Первоначально усилия возникавших городов- государств были направлены на борьбу с Киевом.

 

Положение осложнялось постоянным вмешательством внешней силы - новой волны кочевников - половцев. В 1068 г. Ярославичи потерпели от них поражение на реке Альте. Ситуация становилась угрожающей. В ней ярко про- явило себя развивавшееся на Руси народовластие, киевская вечевая община вы- ступила самостоятельной, независимой от князя организацией. Киевляне, возмущенные поражением Ярославичей в битве с половцами, возвели на кня- жеский стол плененного ранее Ярославичами полоцкого князя Всеслава, а Изя- слава изгнали. Имущество князя было разграблено. Такого рода грабежи были в Древней Руси делом обычным, поскольку княжеское богатство считалось и об- щинным достоянием. Путем "грабежа" оно перераспределялось между общин- никами. Впервые летопись зафиксировала изгнание и призвание князей вечевой общиной Киева.

 

Правда, в следующем году с помощью поляков Изяслав вернулся и, каз- нив зачинщиков выступления против него, утвердился в Киеве, но события бурного 1068 г. можно уподобить перевороту, вызванному формированием территориальных связей, шедших на смену родовым отношениям. В 1073 г. Изяслава выгнали из днепровской столицы уже его собственные братья - Свя- тослав и Всеволод. На великокняжеском столе утвердился Святослав (1073-

1076), который своими успехами по сохранению единства русских земель на- поминал отца. Первое, что он сделал - перераспределил столы, посадив кругом

своих сыновей и племянников. Во внешнеполитической деятельности Свято- слав также был достаточно активен. В 1075 г. к нему в Киев прибыло герман-

ское посольство. Через год он посылает военную помощь польскому королю Болеславу для борьбы с чехами. Пытался он установить военный союз и с Ви- зантией. Стремясь утвердиться в Киеве, Святослав ищет путей сближения с

Киево-Печерской лаврой. Хотя ему не могли простить изгнания Изяслава, упорство и щедрость князя делали свое дело. Он пожертвовал на строительство храма Успения Богородицы Печерского монастыря 100 гривен - внушительную

по тем временам сумму. В момент кончины знаменитого Феодосия Печерского у его изголовья мы встречаем Святослава. Князь напоминал отца и своей при- вязанностью к книгам и просвещению. В известном памятнике письменности,

связанном с его именем, "Изборнике Святослава" говорится, что он насобирал


 

много книг и как "новый Птолемей проливал мед писаний в кругу приближен- ных". Изяслав в это время искал поддержки в соседних странах: Польше, Гер- мании, у Папы Римского. Однако вернуться на киевский стол он смог, заключив договор со Всеволодом, уже только после смерти Святослава. Впро- чем спокойно покняжить ему не удалось: со своими претензиями на княжеские столы выступили сыновья Святослава. В битве на Нежатиной ниве в 1078 г.,

где столкнулись объединенные силы двух Ярославичей с войском Олега Свято- славича, Изяслав был убит.

 

Великим киевским князем становится Всеволод (1078-1093). Всеволод был достойным сыном своего почтенного родителя. В поле его зрения постоян- но находились государственные и церковные дела. В 1089-1090 гг. его дочь "Анка-монахиня" по поручению отца ездила в Царьград с тем, чтобы привезти ученого митрополита. Важное политическое и религиозное значение имел пе- ренос мощей преподобного Феодосия - игумена - в построенную церковь. Ве- ликий князь вместе с княгинею и с детьми присутствовал при этой процедуре.

 

Всеволод был высокообразованным человеком, заботился о развитии грамотности и просвещения. Во время его княжения в Киеве были возведены соборы св. Петра, св. Михаила в Выдубецком монастыре, закончено строитель- ство главного храма Печерского монастыря, основан Андреевский женский мо- настырь, который известен под именем "Янчиного", так как первой его игуменьей была дочь Всеволода Янка. Татищев пишет о том, что, видимо, не без участия отца при этом монастыре была открыта школа для молодых деву- шек, в которой Янка "обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным им занятиям".

 

Правда, в последние годы жизни он отошел от государственных дел. Ле- тописец отметил, что Всеволод "нача любити смысл уных (молодых), свет (со- вет) творя с ними". Эти "уные" советники князя скоро стали злоупотреблять своим положением ("нача грабити, людей продавати"). Все это возмущало ки- евлян. Но Всеволоду уже ни до чего не было дела: "Сему не ведущу в болезнях своих".

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 90;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная