Политика «военного коммунизма» в стратегии советской власти
Лекции.ИНФО


Политика «военного коммунизма» в стратегии советской власти



 

Политика «военного коммунизма» остается сегодня предметом спо- ров историков, экономистов, публицистов. Разброс мнений поданному вопросу широк: от признания «военного коммунизма» неудачным со- циальным экспериментом, который сознательно затеяли пришедшие к власти большевики, до традиционного и устоявшегося в научной лите- ратуре прошлых лет утверждения, в соответствии с которым чрезвычай- ные меры стали вынужденным шагом советской власти. Они были вы- званы развернувшимися военными действиями и экономической бло- кадой «осажденного лагеря революции».

Лидеры большевиков не предполагали немедленного «введения» социализма в России. Еще весной 1918 г. в работе «Очередные задачи советской власти» В. И. Ленин писал о «первых шагах» по направлению к социализму, об «известном времени», которое необходимо для пони- мания массами идей государственного учета, контроля над производ- ством и распределением. Однако уже к середине 1918 г. советское госу- дарство оказалось на положении военного лагеря. Началась быстрая милитаризация экономики страны — потребности формируемой Крас- ной Армии должны были удовлетворяться в первую очередь, зачастую в ущерб отдельным звеньям национального хозяйства.

Со второй половины 1918 г. советское государство осуществляло реа- лизацию ряда чрезвычайных мер, направленных на централизацию госу- дарственного контроля и управления всеми сферами экономической жиз- ни. Комплекс этих мер и получил название «военного коммунизма».

Для укрепления боеспособности Красной Армии, объединения усилий фронта и тыла 30 ноября 1918г. постановлением ВЦИК был образован чрез- вычайный орган — Совет Рабочей и Крестьянской Обороны (Совет Оборо- ны) во главе с В. И. Лениным. Совет объединял и направлял работу всех со- ветских, хозяйственных, военных и общественных организаций, стремился оперативно решать задачи перестройки на военный лад промышленности, транспорта, продовольственного дела, культурной жизни. Позже, в апреле

1920 г., на базе Совета Обороны был сформирован Совет Труда и Обороны (СТО) для согласования деятельности центральных ведомств и учреждений в области обороны государства и хозяйственного строительства.

В 1918—1920 гг. ускоренным темпом шел процесс национализации промышленности. Опасаясь того, что крупные предприятия на оккупиро- ванных Германией территориях могут перейти в ее собственность, Совнар- ком 28 июня 1918 г. в спешном порядке принял декрет о национализации крупных и частично средних предприятий всех основных отраслей про- мышленности. В тот момент подлежало национализации до 2 тыс. акцио- нерных предприятий, которые признавались впредь до особого распоряже- ния «находящимися в безвозмездном арендном пользовании прежних вла- дельцев». К концу 1918 г. в районах Центральной России из 9,5 тыс. учтенных предприятий (около половины из них считались крупными и средними) в руки государства перешло свыше 3,3 тыс., т. е. 35%. Национализация круп- ного производства страны была завершена к весне 1919 г.


 

 

Проведенная 28 августа 1920 г. перепись учла в России 396,5 тыс. круп- ных, средних и мелких промышленных предприятий, включая и кустарно- ремесленного типа. Из них к тому времени было национализировано

38,2 тыс. предприятий с числом рабочих около 2 млн человек, т. е. свыше

70% всех занятых в промышленности. При этом существенно возросла роль главков и центров (если в 1918 г. их было 18, то к 1920 г. — 52). Верх взяла тенденция сверхцентрализации экономической политики государства.

С окончанием основных сражений Гражданской войны советское ру- ководство предприняло попытку наладить работу хозяйственных струк- тур в соответствии с плановыми заданиями (большинство планов, разра- ботанных в 1918— 1919 гг., не могли быть реализованы по причине чрезвы- чайных условий войны). В 1920 г. Государственной комиссией по электрификации России (ГОЭЛРО) был разработан первый единый госу- дарственный перспективный план развития народного хозяйства страны на основе электрификации. Планом предусматривалось за 10—15 лет не только восстановить и реконструировать довоенную электроэнергетику, но и построить 30 районных электростанций (20 тепловых и 10 ГЭС).

Аграрная политика советской власти до мая 1918 г. развивалась в духе Декрета о земле, принятого 26 октября 1917 г. Сам Декрет повторял На- каз о земле, выработанный эсерами на базе 242 местных наказов. Земля передавалась в распоряжение местных Советов. Однако вскоре власть пошла на насильственное изъятие продуктов в деревнях. Вместе с тем хлебная разверстка и хлебная монополия не являлись большевистским изобретением. Постановление о хлебной разверстке было подписано еще 29 ноябр я 1916 г. управляющи м Министерство м земледелия А. А. Риттихом и вступало в силу в январе 1917г. Политика твердых цен, нормированного снабжения населения (введение карточек на продукты питания) осуществлялась также Временным правительством.

В мае 1918 г. советское правительство осуществило ряд мер, совокуп- ность которых получила название продовольственной диктатуры. 13 и

27 мая были приняты декреты, наделявшие Наркомат продовольствия и его органы чрезвычайными полномочиями в области заготовки и рас- пределения продовольствия и подтверждавшие незыблемость хлебной монополии государства и твердых цен на хлеб. Всех, у кого хлеб имелся, но кто не свозил его на ссыпные пункты или использовал для самогоно- варения, декрет объявлял врагами народа.

Уже осенью 1917 г. в хлебородные губернии страны стали отправляться первые продовольственные отряды. После обращения В. И. Ленина и наркома продовольствия А. Д. Цюрупы к рабочим Петрограда (4 июня

1918 г.) с призывом изымать излишки хлеба у кулаков силой был органи- зован массовый «крестовый поход» в деревню. Численность участников всех продотрядов в ноябре 1918 г. составляла 72 тыс. человек, в 1919—

1920 гг. она колебалась от 55 до 82 тыс. человек. Распущены продотряды были только в конце Гражданской войны.

11 июня 1918 г. был принят Декрет «Об организации и снабжении де- ревенской бедноты». Он стал важнейшим звеном в системе мероприятий советской власти, реализуемых в деревне, и ознаменовал собой начало


 

установления политики «военного коммунизма» в сельском хозяйстве.

Декрет от 11 января 1919 г. о разверстке зерновых хлебов и фуража, подлежащих отчуждению в распоряжение государства, принятый в свя- зи с необходимостью срочной поставки хлеба для нужд Красной Армии, заменял беспорядочные поиски продовольственных излишков центра- лизованной и плановой системой продразверстки.

В годы Гражданской войны пышным цветом расцвело «мешочниче- ство», возникшее в годы Первой мировой войны на почве продоволь- ственного кризиса. 6 августа 1918г. СНК для борьбы с «мешочничеством» установил нормы провоза продовольствия — не более 20 фунтов1 на 1 че- ловека. Все продукты сверх нормы конфисковывались. Несмотря на де- ятельность заградительных отрядов, ликвидировать «мешочничество» в условиях войны, разрухи и голода было невозможно. По официальным данным, в 1918—1919 гг. из 26 губерний России было вывезено в города

143,8 млн пудов хлеба, в том числе «мешочниками» около 66 млн пудов, или 41%. За годы Гражданской войны в города «мешочниками» было доставлено около ]/2 всего продовольствия.

В годы «военного коммунизма» происходили обесценение денег и рост натуральной платы (продовольственный паек по льготным ценам, спецодежда и удешевленные коммунальные услуги). Натурализация хо- зяйственных связей, выплат за труд воспринималась некоторыми учены- ми-экономистами того времени как переходная мера к ликвидации денег вообще. Однако в эти годы деньги были практически вытеснены лишь из сферы государственной промышленности. Полностью отказаться от них государство не могло даже в условиях «военного коммунизма». Население продолжало пользоваться денежными знаками «царских» выпусков, «ке- ренками» и «думскими» деньгами образца 1917 г., расчетными знаками советской поры, а также многочисленными местными выпусками.

Несмотря на чрезвычайное положение военного времени, в эти годы советским правительством осуществлялся комплекс мер по социально- му обеспечению трудящихся, нетрудоспособных, престарелых и детей. Создавались дома матери и ребенка, родильные дома, женские и дет- ские консультации, молочные кухни, ясли. В 1919 г. в России действова- ло 1279 таких учреждений.

Политика жесткого централизма в годы Гражданской войны была оправданна. Она помогла спасти народное хозяйство страны от краха, хотя и не способствовала экономическому росту. В то же время сверх- централизм привел к тому, что на момент окончания боевых действий в среде хозяйственных руководителей начали возникать крупные разно- гласия по вопросу ведения экономической политики.

Высшая точка политики «военного коммунизма» пришлась на ру- беж 1920—1921 гг. Эта система складывалась постепенно из комплекса административно-экономических мер, продиктованных конкретными обстоятельствами. Характерными чертами экономики периода Граждан- ской войны стали: жесткая централизация, разрыв горизонтальных хо-

 

1 1 фунт - 450 Г.


 

Политической основой ССС Р провозглашались Советы депутатов трудящихся (ранее — рабочих и крестьян), экономической — социали- стическое хозяйство и социалистическая собственность на средства про- изводства. Согласно Конституции ССС Р советское государство явля- лось федерацией 11 социалистических республик (РСФСР, Украина, Белоруссия, Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Кирги- зия, Грузия, Армения и Азербайджан). Права союзного правительства были существенно расширены.

Упразднялись областные, республиканские Съезды Советов, а их место заняли районные, городские, областные, республиканские Сове- ты — вплоть до Верховного Совета СССР. После проведенных в 1937 г. выборов новых органов власти Председателем Президиума Верховного Совета был избран М. И. Калинин. Совнарком лишался законодатель- ных прав, являясь теперь чисто исполнительным органом власти. В Кон- ституции 1936 г. впервые появилась статья, закрепляющая особое поло- жение Коммунистической партии. Согласно ст. 126 Конституции наи- более активные граждане из числа рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются в ВКП(б) — руководящее ядро всех органи- заций трудящихся, как общественных, так и государственных.

Вместе с тем конституционные права вступали в противоречие с ре- алиями сталинского социализма. Повсеместно нарушалась ст. 127 Кон- ституции СССР о неприкосновенности личности, в которой говори- лось о том, что «никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора». Нарушения законности становятся обыденным явлением во второй половине 1930-х гг.

Начало массовым репрессиям положило убийство 1 декабря 1934 г. в Смольном члена Президиума ЦИ К СССР, Оргбюро и Политбюро ЦК ВКП(б), секретаря ЦК и Ленинградского областного комитета ВКП(б) С. М. Кирова. Впоследствии назывались различные силы, стоявшие за убийцей Кирова Л. В. Николаевым: белогвардейцы, зиновьевцы, троц- кисты. В тот момент фактом убийства видного функционера партии вос- пользовался прежде всего Сталин. Это дало ему возможность провести чистку партии и государственных органов от всех лиц, заподозренных в нелояльности режиму и ему лично.

1 декабря 1934 г. Президиумом ЦИ К ССС Р было принято поста- новление «О внесении изменений в уголовно-процессуальное законо- дательство» (текст постановления собственноручно писал нарком внут- ренних дел Г. Г. Ягода, а редактировал И. В. Сталин). Следственным органам предписывалось вести дела обвиняемых в подготовке террори- стических актов в ускоренном порядке в 10-дневный срок с немедлен- ным исполнением приговора. Обвинительное заключение вручалось за день до суда. Присутствие адвоката, открытость процесса и право на об- жалование приговора не допускались.

Первой жертвой разворачивающихся репрессий стал Ленинград, где по обвинению в потворстве оппозиции было отстранено от руководства окружение Кирова. 22 декабря 1934 г. ТАСС сообщило о раскрытии «ле- нинградского центра» во главе с бывшими зиновьевцами, якобы причаст-


 

11 ы ми к убийству. Процесс над членами выявленного «центра» проходил

21 —29 декабря 1934 г. в Ленинграде. Обвиняемые были приговорены к

высшей мере наказания. Тогда же было объявлено о существовании ру-

ководящего «московского центра» во главе с Г. Е. Зиновьевы м и

Л. Б. Каменевым , проживавшим и в Москве. Спустя две недели,

15—16 января 1935 г., в Ленинграде слушалось дело «московского цент-

ра». Зиновьев и Каменев «признали моральную ответственность бывших

оппозиционеров» за свершившееся покушение и были приговорены к

пяти и десяти годам лишения свободы соответственно.

Разворачивающиеся репрессии потребовали серьезных кадровых перестановок. На ключевые государственные и партийные посты назна- чаются сторонники Сталина: А. А. Жданов возглавил ленинградскую, а Н. С. Хрущев — московскую парторганизации. Генеральным прокуро- ром СССР стал А. Я. Вышинский.

19 августа 1936 г. начался первый открытый Московский процесс, где в качестве обвиняемых проходили уже осужденные Зиновьев, Каме- нев, Евдокимов и Бакаев, а также несколько видных в прошлом троцки- стов — И. Н. Смирнов, С. В. Мрачковский и др. Обвиняемые «призна- ли» свое участие в осуществлении убийства Кирова, в подготовке анало- гичных акций против других руководителей партии, «подтвердили» наличие широкого антисоветского заговора и указали на свои «связи» с другими оппозиционерам и — М. П. Томским, Н. И. Бухариным, А. И. Рыковым, К. Б. Радеком, Г. Л. Пятаковым, Г. Я. Сокольниковым и др. В обстановке политической травли 22 августа 1936 г. покончил жизнь самоубийством Томский. 24 августа всем главным обвиняемым на Московском процессе был вынесен смертный приговор.

Учитывая колеблющуюся позицию главы НКВД Г. Г. Ягоды, близ- кого к оппозиции, Сталин 26 сентября 1936 г. заменил его на этом посту Н. И. Ежовым. В октябре 1936 г. последовали аресты Пятакова, Соколь- никова, Серебрякова, Радека, а также ответственных работников транс- порта и угольной промышленности. 23 января 1937 г. в Москве открыл- ся второй Московский процесс, где главными обвиняемыми были вы- шеуказанные лица. Обвинение, как и прежде, строилось на признаниях подсудимых, но теперь уже к терроризму добавлялись признания в по- литическом и экономическом саботаже. Процесс продолжался неделю и закончился приговором 13 обвиняемых к смертной казни и четырех — к длительным срокам заключения (в том числе Радека и Сокольникова, которые в мае 1939 г. были убиты сокамерниками). 18 февраля 1937 г. покончил жизнь самоубийством Г. К. Орджоникидзе, выступивший про- чив репрессий в промышленности.

Февральский Пленум ЦКВКП(б ) (25 февраля — 5 марта 1937 г.) под- твердил курс на разоблачение «врагов народа», шпионов и вредителей, проникающих, согласно утверждению Сталина, во «все или почти все наши организации, как хозяйственные, так и административные и партийные». Был дан толчок к репрессиям в армии. В июне 1937 г., пред- чувствуя свой арест, застрелился начальник Политуправления РККА Я. Б. Гамарник. В том же месяце после однодневного разбирательства


 

 

военным трибуналом были расстреляны обвиненные в шпионаже и под- готовке фашистского заговора заместитель наркома обороны маршал М. Н. Тухачевский, видные военачальники герои Гражданской войны И. П. Уборевич, И. Э. Якир, А. И. Корк, Б. М. Фельдман, Р. П. Эйдеман, B. М. Примаков и В. К. Путна. Позднее были расстреляны командую- щий Дальневосточной армией маршал В. К. Блюхер, начальник Ген- штаба маршал А. И. Егоров, начальник морских сил РКК Ф В. М. Ор- лов, начальник ВВС Я. И. Алкснис, руководитель армейской разведки Я. К. Берзин. Были уничтожены трое из пяти маршалов СССР, значи- тельная часть руководящего состава армии. Неменьший урон понес флот. Фактически в 1937—1938 гг. армия и флот были обезглавлены. По сло- вам наркома обороны К. Е. Ворошилова, к ноябрю 1938 г. в РККА «мы вычистили больше четырех десятков тысяч человек».

В марте 1938 г. состоялся третий Московский процесс, среди обви- няемых на котором были Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, X. Г. Раковский, Н. Н. Крестинский, бывший руководитель НКВД Ягода, а также пред- ставители партийного руководства республик — всего 21 человек. Обви- нения, предъявленные на суде, мало отличались от аналогичных на пре- дыдущих московских процессах. Большая часть обвиняемых была при- говорена к расстрелу.

Всего в период правления Сталина в СССР оказалось приговорено к высшей мере наказания за различные виды преступлений около 800 тыс. человек. Были уничтожены члены Политбюро В. Я. Чубарь, Р. И. Эйхе, C. В. Косиор, Я. Э. Рудзутак, П. П. Постышев. Из 139 членов и канди- датов в члены ЦК ВКП(б) репрессиям подверглись 98 человек. Из 15 чле- нов первого советского правительства 10 человек были объявлены врага- ми народа и репрессированы. Замена в конце 1938 г. Н. И. Ежова (рас- стрелян в 1940 г.) на посту главы НКВД J1. П. Берией первоначально снизила уровень репрессий. Вместе с тем накануне Великой Отечествен- ной войны репрессиям подверглись органы внешней разведки, связи, ПВО и других родов войск. Объектом карательно-репрессивной поли- тики стали территории, присоединенные к ССС Р в 1939—1940 гг.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 85;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная