Особенности советской внешней политики в 1929—1938 гг.
Лекции.ИНФО


Особенности советской внешней политики в 1929—1938 гг.



 

В 1929 г. капиталистический мир был потрясен разразившимся экономическим кризисом. В Советском Союзе многие предполагали, что Великая депрессия откроет новый тур пролетарских революций. В то же время деятельность советской дипломатии на этом этапе была сдер- жанной и осторожной.

На рубеже 1920—30-х гг. начинается пересмотр отношений между СССР и США. В Советский Союз приезжают как представительные де- легации американских сенаторов, так и отдельные инженеры. К 1933 г., когда вместо президента Гувера в Белом доме разместился Ф. Рузвельт, вопрос о дипломатическом признании СССР был предрешен. 10 октяб- ря 1933 г. президент Рузвельт обнародовал свое послание на имяМ. И. Калинина с предложением возобновить дипломатические кон-


 

 

такты. Мировая пресса расценила визит М. М. Литвинова в Вашингтон как самое важное событие за многие годы. 16 ноября 1933 г. дипломати- ческие отношения между двумя странами были установлены.

В сентябре 1934 г. Советский Союз был принят в Лигу Наций и сразу стал постоянным членом ее Совета, что означало его формальное воз- вращение в качестве великой державы в международное сообщество. Приоритетным во внешней политике Москвы в 1933—1938 гг. стало стремление к созданию системы коллективной безопасности в Европе, предусматривающей ненападение и неучастие в военных конфликтах; становление мирных отношений со всеми странами, в том числе с Гер- манией и Японией, но при условии, что они откажутся от агрессивной политики; поддержание усилий Лиги Наций по предотвращению и ло- кализации конфликтов; улучшение отношений со странами Запада.

Следуя по этому пути, СССР 2 мая 1935 г. подписал договор о взаи- мопомощи с Францией. 15 мая 1935 г. аналогичный договор был заклю- чен с Чехословакией.

Политику советской дипломатии сильно осложнила гражданская война в Испании (1936—1939). В начавшихся летом 1936 г. испанских событиях СССР первоначально занял позицию невмешательства, от- крыто заявив о поддержке Испанской Республики в октябре 1936 г. В Ис- пании сражались около 3 тыс. добровольцев из ССС Р (летчики, танки- сты, моряки, представители других воинских специальностей, в том числе переводчики интернациональных бригад).

К концу 1930-х гг. с особой силой развернулась экспансия Германии в Европе. 12 марта 1938 г. немецкие войска вторглись в Австрию и осуще- ствили ее присоединение к рейху («Аншлюс»). Захватив Австрию, Гит- лер начал готовить почву для ликвидации и расчленения Чехословакии.

30 сентября Гитлер, Чемберлен, Муссолини и Даладье поставили свои подписи под Мюнхенским соглашением, позволявшим немецкой ар- мии уже 1 октября вступить на территорию Чехословакии и к 10 октября закончить оккупацию ее Судетской области, населенной по преимуще- ству немцами. Чехословацкое правительство капитулировало, подчинив- шись совместному диктату Берлина, Лондона, Рима и Парижа. Эта сделка была вершиной близорукой политики «умиротворения» агрессора. Слово

«Мюнхен» стало с тех пор символом предательства и капитулянтства.

К этому времени советско-германские отношения были фактически заморожены. Стремясь преодолеть внешнеполитическую изоляцию СССР, Сталин оказался вынужден весной 1939 г. начать дипломатиче- скую игру, стремясь определить ближайшие планы Гитлера. В апреле

1939 г. советское руководство обратилось к Великобритании и Франции с предложением заключить с ними тройственный пакт о взаимопомо- щи. Переговоры начались в советской столице 12 августа 1939 г., но быс- тро зашли в тупик.

Узнав о начавшихся в Москве переговорах, германское руководство дало понять Сталину и Молотову (последний сменил М. М. Литвинова I ia посту наркома иностранных дел в мае 1939 г.), что желает заключить выгодное для Советского Союза соглашение. Убедившись в бесполезно-


 

сти переговоров с англо-французской военной миссией, советское руко- водство вечером 19 августа дало согласие на прибытие в Москву мини- стра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа. В тот же день в Берлине было подписано торгово-кредитное соглашение, предусматри- вавшее предоставление СССР 200-миллионного кредита на пять лет при

4,5% годовых. Соглашение от 19 августа стало поворотным этапом в раз-

витии советско-германских экономических и политических связей. Хо-

зяйственные договоры между двумя странами от 11 февраля 1940 г. и 10 ян-

варя 1941 г. предусматривали дальнейшее развитие отношений.

23 августа 1939 г. в Москву прибыл И. Риббентроп. В ночь на 24 авгус- та был подписан, а на следующий день опубликован советско-германский договор о ненападении сроком на 10 лет. Обе договаривающиеся стороны брали на себя обязательство воздерживаться от любого насилия и агрес- сивных действий в отношении друг друга. В случае возникновения споров или конфликтов между СССР и Германией обе державы должны были разрешать их «исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями». Особенностью подписанного договора было то, что он вступал в силу немедленно, а не после его ратификации.

Содержание пакта Молотова—Риббентропа не расходилось с нор- мами международного права. Однако был скрыт тот факт, что одновре- менно с договором был подписан секретный дополнительный протокол (его существование в ССС Р отрицалось до 1989 г.), содержавший раз- граничение «сфер интересов» сторон в Европе. Так, в советской сфере влияния оказались Эстония, Латвия, Финляндия и Бессарабия; в не- мецкой — Литва.

Решение советского правительства заключить договор с Германией при тех обстоятельствах было вынужденным, но вполне естественным и обоснованным, так как добиться создания эффективной англо-франко- советской коалиции не удалось. Многое говорит и о том, что если бы Москва не дала согласия на приезд в ССС Р Риббентропа, то, по всей вероятности, состоялась бы поездка в Англию Геринга, о которой уже была достигнута договоренность между Лондоном и Берлином.

Политика «умиротворения агрессора», которую проводили лидеры западных государств, развязала Гитлеру руки в Европе. В свою очередь Сталин вполне сознательно предоставил Германии возможность напа- дения на Польшу. 1 сентября 1939 г. без объявления войны по приказу фюрера вермахт приступил к реализации плана «Вайс» («Белого пла- на»). Началась Вторая мировая война.

17 сентября 1939 г. части Красной Армии перешли границу Польши, не встречая сопротивления на своем пути. В ходе этого похода террито- рия СССР увеличилась на 196 тыс. кв. км, а население — на 13 млн чело- век. Реакция зарубежной общественности на вступление советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию, захваченную Польшей в

1920 г., была различной. Но на официальном уровне в Лондоне и в Па-

риже решили, что Запад «не обязан вступать в войну с СССР».

28 сентября 1939 г. в Москве Молотов и Риббентроп подписали еще один документ. Это был договор о дружбе и границах, который, как и


 

пакт о ненападении, сопровождался секретным дополнительным про- токолом. В соответствии с ним территория Литовского государства вклю- чалась в сферу интересов СССР.

Осенью 1939 г. в Москве решили принять дополнительные меры бе- зопасности и заключить договоры о взаимопомощи с Балтийскими стра- нами. Предусматривалось размещение на их территории отдельных со- ветских воинских частей. 28 сентября 1939 г. состоялось подписание пакта о взаимопомощи с Эстонией, 5 октября — с Латвией и 10 октяб- ря —с Литвой.

Ситуация в Европе резко изменилась к лету 1940 г. Быстрая победа Германии в весенней кампании 1940 г. на западном фронте означала, что Гитлер получал свободу действий в отношении СССР. В сложив- шихся обстоятельствах СССР необходимо было подумать об укрепле- нии своих западных оборонительных рубежей. В 1940 г. в прибалтий- ских республиках были сформированы просоветские правительства.

21—22 июля сеймы Литвы и Латвии и Государственная дума Эстонии приняли декларации о государственной власти и о вхождении этих стран в состав СССР. 3—6 августа 1940 г. Верховный Совет СССР, заслушав заявления специально направленных в Москву полномочных предста- вителей этих стран, принял законы о вступлении Латвии, Литвы и Эсто- нии в состав Союза ССР в качестве союзных республик.

Подписав в 1939 г. договоры о взаимопомощи с государствами При- балтики, СССР обратился к Финляндии с аналогичным предложением, но получил отказ. Советское руководство стремилось обеспечить безо- пасность Ленинграда, изменив границу на Карельском перешейке. Вза- мен Финляндии предлагалась часть территории Карелии. Однако фин- ская сторона заявила, что уступаемая СССР территория — это недоста- точная компенсация. Советское руководство, как и финское, не пошло по пути поиска приемлемого компромисса. Имперские амбиции Ста- лина дали себя знать и на этот раз. Во второй половине ноября 1939 г. методы дипломатии уступили место угрозам и бряцанию оружием. Крас- ная Армия спешно готовилась к боевым действиям.

29 ноября, воспользовавшись обстрелом своих пограничных позиций в районе деревни Майнила («майнильский инцидент», по мнению ряда историков, был провокацией Москвы), СССР расторг договор о ненапа- дении с Финляндией. 30 ноября начались военные действия. Первый этап войны (30 ноября 1939 г. — 10 февраля 1940 г.) был особенно неудачным для Красной Армии. В значительной степени это было обусловлено не- дооценкой боеспособности финских войск. Прорвать с ходу линию Ман- нергейма — комплекс оборонительных укреплений, сооруженных в 1927—

1939 гг. и растянувшихся по фронту на 135 км, а в глубину — до 95 км, —

не удалось. В ходе боев Красная Армия понесла огромные потери.

В декабре 1939 г. командование прекратило неудачные попытки на- ступления в глубь финской территории. Началась тщательная подготовка прорыва. Был образован Северо-Западный фронт во главе с С. К. Тимо- шенко и членом Военного совета А. А. Ждановым. В состав фронта во- шли две армии, которые возглавили К. А. Мерецков и В. Д. Грендаль


 

дующего времени — яркое тому подтверждение («Футбол», 1924; «Игра в мяч», 1932; «Кросс» и «Физкультурный парад», 1938; «Хоккей», 1961).

Новые пути в развитии советской архитектуры прокладывали груп- пировавшиеся вокруг созданных в 1920 г. Высших художественно-техни- ческих курсов (Вхутемас) А. Веснин, К. Мельников, М. Гинзбург; Н. Ла- довский, И. Голосов, В. Кринский и др. Впервые наиболее ярко новое творческое направление проявило себя в 1923 г., когда был создан про- ект Дворца труда братьев Весниных.

В скульптуре 1920-хгг. особое место занимал И. Д. Шадр (И. Д. Ива- нов). В 1921—1922 гг. по заказу Гознака им были созданы знаменитые изображения «Сеятеля», «Рабочего», «Крестьянина» и «Красноармей- ца», появившиеся вскоре на советских денежных знаках, марках и обли- гациях. Наиболее удачно Шадру удался образ сеятеля. Одним из клас- сических произведений советской скульптуры стала работа И. Шадра

«Булыжник — оружие пролетариата. 1905 год» (1927), экспонировавша- яся на выставке, посвященной 10-й годовщине установления Советской власти.

В графике и детской иллюстрации 1920-х гг. активно работали пред- ставители разных поколений: А. Бенуа, М. Добужинский, В. Фаворский, Д. Митрохин, Н. Альтман, С. Чехонин и др. Ими создавались иллюст- рации как к произведениям классической литературы (М. В. Добужин- ским — к повести Ф. М. Достоевского «Белые ночи», 1922), так и к про- изведениям К. И. Чуковского, С. Я. Маршака и др. Общее для работ этого направления — высокий профессионализм в изображении реалистиче- ских и условно-обобщенных сюжетов.

В литературе, являвшейся одной из важнейших областей культуры, в начале 1920-х гг. отчетливо проявилась тенденция к изображению дра- матической схватки двух миров. Были опубликованы романы «Голый год» Б. Пильняка, «Падение Дайра» А. Малышкина, сборник рассказов

«Партизаны» и повесть «Бронепоезд 14—69» Вс. Иванова. Увидели свет такие разноплановые литературные произведения, как «Чапаев» Д. Фур- манова (1923), «Железный поток» А. Серафимовича (1924), «Белая гвар- дия» М. Булгакова (1925), «Разгром» А. Фадеева (1926), «Тихий Дон» М. Шолохова (1928,1-я часть).

1920-е гг. — время активно й публицистической деятельности А. П. Платонова. Почти одновременно с появлением первой книги про- зы А. Платонова («Епифанские шлюзы», 1927), высоко оцененной М. Горьким, писатель создает сборники («Сокровенный человек», 1928;

«Происхождение мастера», 1929), научно-фантастическую повесть

«Эфирный тракт» (1926—1927), сатирическую повесть «Город Градов»

(1926). В этот же период им был создан роман «Чевенгур» (1928—1929).

В целом , несмотр я на нараставши й идеологически й нажим ,

1920-е гг. стали периодом расцвета советской культуры, соединившей в

себе революционные идеи, лучшие традиции Серебряного века и пере-

движничества.

Немало драматических поворотов в 1920—30-е гг. претерпели взаи- моотношения государства и Русской православной церкви. Давление на


 

 

Церковь усилилось во второй половине 1920-х гг. 8 марта 1929 г. ВЦИК и СН К издали новое постановление о религиозных объединениях, кото- рым запрещалось осуществлять благотворительную деятельность, обу- чать религии частным образом и т. д. По стране прокатилась волна мас- сового закрытия церквей. К 1928 г. РПЦ имела более 30 тыс. приходов — две трети от дореволюционного количества. После этого число храмов стало резко сокращаться. В 1928 г. было закрыто 534 церкви, в 1929 г. —

1119. В Москве из 500 храмов к началу января 1930 г. оставалось 224, а че-

рез два года — 87 церквей.

В 1932 г. Союз воинствующих безбожников принял свой пятилетний план, в котором намечал поэтапно добиться закрытия всех духовных школ, лишить священнослужителей продовольственных карточек, провести массовое закрытие церквей, запретить написание религиозных сочине- ний и изготовление предметов культа, выслать всех «служителей культа» за границу и закрепить достигнутые успехи. После приостановления в

1931г. волны массового закрытия церквей с середины 1930-х гг. она вновь

прокатилась по стране и сопровождалась арестами, высылками священ-

нослужителей и активных прихожан.

В конце 1920-х гг. были закрыты религиозно-философские общества

«Воскресение», «Братство Серафима Саровского» и «Космическая Ака-

демия Наук». Религиозно-нравственные искания членов этих обществ

были прекращены. Наряду с репрессиями против представителей Рус-

ской православной церкви подобные меры преследовали своей целью

разрушение основ церкви и религии в Советской России.

К этому же периоду относится «дело Платонова». Знаменитый рус- ской историк, академик С. Ф. Платонов в своих работах противопостав- лял объективную историческую науку классовым схемам историка-марк- систа М. Н. Покровского. Платонова обвиняли в классовом примиренче- стве. В ноябре 1929 г. начались первые аресты ленинградских историков. В 1931 г. они были лишены званий и высланы из столиц. С 1934 г. подвер- глась гонениям уже историческая школа М. Н. Покровского (умер в

1932 г.), которая, в свою очередь, была объявлена антимарксистской. Вер- шиной исторической науки провозглашалась работа «История ВКП(б). Краткий курс».

Главная цель партийного руководства состояла в том, чтобы придать культурному прогрессу коммунистическую направленность. Целевое финансирование, внедрение планового начала позволило СССР добить- ся высочайших успехов в повышении уровня образования. В 1930 г. в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах — обя- зательное семилетнее. За годы первой и второй пятилеток количество школ увеличилось почти на 40 тыс. В них обучалось более 30 млн уча- щихся, что втрое превышало дореволюционные показатели. Школьная реформа наряду с продолжившейся кампанией по борьбе с безграмот- ностью позволила в основном преодолеть культурную отсталость насе- ления России, и уровень грамотности в 1939 г. достиг отметки 87,4%.

Государство открыло сотни новых вузов, преимущественно инженер- I ю-технических, где обучалось в шесть раз больше студентов, чем в цар-


 

 

ской России. За период 1928—1937 гг. вузы и техникумы подготовили около 2 млн специалистов.

Значительные успехи были достигнуты в области физиологии (И. П. Павлов), биологии (Н. И. Вавилов), математике (М. В. Келдыш), физике и электронике (П. J1. Капица, А. Ф. Иоффе), теории космиче- ских исследований и ракетной технике (К. Э. Циолковский, Ю. В. Кон- дратюк, Ф. А. Цандлер). Мировую известность получили исследования дрейфующей станции «Северный полюс-1» (И. Д. Папанин), рекордные беспосадочные перелеты В. А. Чкалова, В. К. Коккинаки, М. М. Громо- ва и В. С. Гризодубовой.

Одновременно в сфере культуры наблюдались и разнообразные не- гативные процессы. Доминировавший классовый подход приводил к тому, что многие произведения русских дореволюционных авторов были запрещены. Разрушались архитектурные памятники церковной и свет- ской культуры. Многие российские монастыри стали в 1930-е гг. места- ми заключения.

Практически недоступными стали русское искусство начала XX в. и творчество модернистов 1920-х гг. Подвергались гонениям и замалчива- нию творчество М. А. Булгакова, С. А. Есенина, А. М. Платонова, О. Э. Мандельштама, живопись П. Д. Корина, К. С. Малевича, П. Н. Фи- лонова, В. В. Кандинского. Жесткую критику А. Жданова за оперу «Леди Макбет Мценского уезда» вынужден был принять Д. Шостакович.

Таким образом, процессы закрепощения культуры, обозначившиеся во второй половине 1920-х гг., получили логическое завершение в 1930-е гг.


Глава XII. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 103;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная