Лекции.ИНФО


Акт IV. Соавтор создания человека



 

Безусловно, Змей, подсунувший Еве яблоко познания — читай: разум,— по праву может считаться Соавтором, коотворцом Создателя. Лучше бы раз и навсегда назвать его как-то иначе, чем Змей, как он называется в христианской традиции, дабы не придавать самому его имени и, как следствие, ему заранее негативный окрас. Я считаю, что, подсунув человеку разум, из каких бы соображений Он ни исходил: из вражды ли к Создателю, из Соперничества ли с ним — это Сверхсущество, собственно, и создало из нас непослушный, гордый, агрессивный вид живого, дав нам заведомое преимущество не только в борьбе с животным миром и стихиями, но и средство противодействия замыслам Создателя.

Кто был он, для удобства превратившийся в Змея или представившийся Змеем? Что за Сверхсущество? Какой, если можно так выразиться, природы и породы? Ответить можно, что он (Змей) как минимум был сам Создателем, потому и смог стать Соавтором Создателя. Обладал ли он теми же креативными возможностями, что и Создатель, или его возможности были меньше? Это нам неизвестно, разумеется.

 

 

Разум столь же невидим, как и душа. Считается, что он в головном мозге. Паталогоанатом не обнаруживает души при вскрытии, бесплотная, она покинула тело. Но разума, как такового, он тоже не обнаруживает, только головной мозг. Видимо, Соавтор, уговорив Праматерь, первую женскую особь человека, откушать плода с Древа Познания (всего-навсего!), путем некой химической и одновременно магической реакции активировал головной мозг биоробота. Ведь головной мозг имеется у множества видов животных, однако не исполняет функции мышления. А является центром управления рефлексами. Соавтор же сказал Еве: «И будете как Боги». И активизировал через сок загадочного плода с Древа Познания (профаны считают его «яблоком») головной мозг.

Многое объяснит одна история. Однажды, помню, в Paris со мной случилось чрезвычайное происшествие. У меня «выключили» на какое-то количество минут разум. Случилось это в начале 1980-х годов. Я ехал в парижском метро, направляясь в мое издательство «Ramsay», находившееся на rue Cherche Midi. Мне нужно было выйти из метро на остановке «Бульвар Сен-Жермен». Там есть два выхода. Я всегда выходил из того, который находится у базилики Сен-Жермен, переходил бульвар поверху, шел некоторое время и попадал на мою rue Cherche Midi. В этот раз я вышел из метро и оказался в совершенно незнакомом месте! Некий узкий эскалатор вывез меня прямо на улицу. Меня окружали серые плиты зданий. Я сошел с эскалатора и прислонился к стене дома, потому что меня обуял ужас. Я понял, что не знаю, на какой улице я нахожусь, в каком городе, в какой стране. Я не знаю, куда я иду и какое у меня имя. Я вообще вряд ли понимал, человек ли я. Такого страха я никогда в жизни не испытывал. У меня не кружилась голова, но у меня была на какое-то время совсем стерта память. Помню, я шел, сворачивал в переулки, потом остановился опять в беспомощном ужасе. Я потерял разум и все, что к нему прилагается: ориентировку, самоидентификацию, все знания.

Внезапно разум включили. Первой вернулась ориентация, я понял, где нахожусь. Затем осознал, кто я. И, наконец, я вспомнил, куда шел. Я не пошел в издательство, вернулся к метро и выяснил, что в этот раз я вышел из второго выхода из метро Сен-Жермен, он находится в переулке, за Banque Nationale de Paris. Выход этот небольшой, почти незаметный, узкий эскалатор вывозит струйку людей прямо на улицу. Домой я пошел быстро, пешком, опасаясь, что разум опять отключат.

Полагаю, что до вмешательства Соавтора первая пара биороботов на самом деле находилась в состоянии, подобном тому, которое я испытал в начале 1980-х годов в Paris. Но без моего чувства ужаса, потому что до вмешательства Соавтора, до активизации мозга, они не были разумны. Потому не пугались своего безразумия. Они испугались, когда отведали плода Древа Познания, испугались, увидев тот же мир разумными глазами. Потому они и прятались в ужасе среди деревьев Эдена. Возможно, им стали ясны и недобрые намерения Создателя.

Активация была мгновенной, по характеру сродни той, что совершил Создатель, вдохнув в человека «дух жизни». Но и несколько иной по существу. «Дух жизни» — это собственно сама жизнь, оживление организма. Соавтор же заставил заработать уже существующий и у животных головной мозг. Но заработать в ином, высшем режиме. «Будете как Боги». Соавтор мгновенно наделил человека воображением, размышлением, наблюдением, анализом, памятью,— поистине они стали как Боги (в сравнении с животным миром), но только не бессмертны. Соавтору человечество обязано.

Роль Соавтора сквозь богословские наслоения враждебной теологии все же проглядывает даже в одном из его имен: Люцифер — «светоносный». Говорят ведь «светоч разума», ибо разум осветил для человека окружающий его мир: Землю, планеты, небеса и звезды. Апокрифические фрагменты мифов о благодетеле человечества Прометее, принесшем огонь, отождествляют его с Люцифером. То, что авраамические религии сделали из Соавтора чудовище с рогами, копытами, серным запахом, восседающее где-то в аду, нам понятно. Это месть. Создатель исполнил биоробота для своих целей энергетического насыщения как безразумного (говорят «безмозглый»), не понимающего, такого, каким я метался какое-то время у жерла метро Сен-Жермен. А Соавтор сообщил ему разум. Именно за этот поступок Соавтора очернили и ошельмовали. (Точно так же меня вот на куда более скромной российской сцене очернили и ошельмовали за более скромное преступление. Я всего лишь пояснил мир [дал разум] моим молодым соотечественникам. Но пояснил его иначе, чем этого хотят власть имущие. Мне пририсовали рога и копыта, швыряли в меня экскрементами [1 мая 2008 года в Санкт-Петербурге], меня сравнили с людоедом Чикатило!) А Соавтора низвергли в ад. Хотя ада не существует, так же как и рая, и Соавтор там не находится? Не находится?

Но так ли это? В 1920-х годах появились исследования о полой Земле. Позднее они были объявлены мракобесными. Сейчас гипотеза о полой Земле начала всплывать, лишь в несколько иных формах. Я с ней пока не ознакомлен, попытаюсь ознакомиться в ближайшее время. Может быть, там и помещается все-таки ад, где Соавтор получает души, предназначенные ему при разделе (видимо, он все-таки состоялся, раздел душ), в то время как Создатель получает свою «энергетическую пищу» — его часть душ в иной Вселенной?

 

 

* * *

 

В первых актах я приводил мнения Отцов церкви, их взгляд на первые главы Книги Бытия. Для того, чтобы яснее провидеть сквозь дымку тысяч лет момент создания человека и его участников, обратимся теперь к еретикам. Помня о том, что еретиками их называла церковная организация.

Гностики первых веков христианства (их множество, назову только основных: Маркион, Валентин, Василид, Карпократ, Менандр, Сатурнин и другие, включая Мани и манихейство) считали, что быть творцом такого мира, как наш, постыдно. Поэтому они пытались создать модель такого Божества, которое не было бы причастно вообще к нашему миру. Бог-Творец, утверждали они, открывшийся в Библии, есть низшее божество, но над ним возвышается многоступенчатая иерархия более высоких духов, от имени одного из которых и пришел Христос. (Заметим, что библейское богословие здесь старательно перевернуто. Если для пророков и апостолов признаком ложных богов является именно то, что они не создали мир человека, то для гностиков именно эта визитная карточка Яхве и служит дурной рекомендацией: истинный Бог не унизил бы себя созданием материальной Вселенной… Некоторые гностические школы готовы были признать Христа Господом данного мира. Но у иных миров — иные владыки…)

Отвлечемся чуть на иные миры. Ученые сегодня вычислили, что «темной материи» — dark-matter — в массово-энергетическом бюджете Вселенной содержится 23%. Нормальное вещество — материал звезд, планет и людей — вносит только 4%. Остальную часть Вселенной составляет еще более таинственная «темная энергия» — dark-energy. Укрепившись этим новым знанием, проследуем далее.

Гностик Маркион из Синопа, в III веке нашей эры утверждал, что творец материального бытия (греч. Демиург), действовавший в ветхозаветной истории, был Богом справедливости, лишенным всякого милосердия. Но над ним стоит иное, верховное божество, «чуждое миру» и царству материи, неведомое даже Творцу. Этот Бог сжалился над людьми и послал к ним своего сына Иисуса, который, облекшись в призрачную плоть, явился в капернаумской синагоге в правление Тиберия. Иисус не рождался и не возрастал…

Тут я остановлюсь, заметив, что мы не имеем-таки никаких свидетельств о детстве Иисуса и всего лишь строки о его жизни до 30 лет. Похоже, что он не «возрастал». Несмотря на то что предметом моего рассмотрения является момент создания человека, а предметом этой главы — отгадка того, кто подал Еве яблоко с Древа Познания, кто скрылся в облике Змея, я продолжу общее описание ереси Маркиона. Потому что что-то должно найтись, прямое указание или намек.

«Он (Иисус) вообще не имел в себе ничего человеческого и тем более не был связан с израильской историей. Все пророчества Ветхого Завета говорили о Мессии Творца (Демиурга.— Э.Л.), то есть об Антихристе. Истинный сын Благого Божества открыл людям его доброту и указал на материю как зло. Приверженцы Творца убили его, но он не умер, поскольку вообще не был человеком. Отрицание Материи привело Маркиона к убеждению, что Иисус пришел спасти только души. Все плотское в общинах маркионитов порицалось, идеалом считался безусловный аскетизм, вплоть до полного запрета брака. Крестившиеся, если имели семьи, обязаны были разводиться. Последователей Маркиона отличала экзальтация и жажда страдания. Они утверждали, что в их среде больше мучеников, чем у Великой Церкви».

Гностик Менандр учил, что «изначальное Божество» известно не многим и мир был сотворен ангелами.

Ириней Лионский, обличитель ересей, говорит: «Карпократ и его последователи учат, что мир и то, что в нем находится, сотворен ангелами, гораздо низшими нерожденного отца».

Гностик Сатурнин учил в Антиохии при императоре Адриане. Пересказывает тот же Ириней Лионский: «Из «неведомого бога» эманатически происходит ряд эонов. Самые слабые из них, семь планетных духов, являются как ангелы-миродержцы. Во главе их стоит иудейский Бог. Они вздумали создать себе царство, независимое от плиромы. С этой целью они делают набег на вечно враждебную свету материю, в которой властвует Сатана, и захватывают часть материи. Они творят из нее мир, и по подобию ниспосланного им неведомым Богом вдали носившегося светлого облика создают человека. Но это жалкое существо не могло даже стоять прямо и только ползало, как червь. Бог сжалился над несчастным творением, все же созданным по его образу и подобию, и, послав в него искру света, одушевил его таким образом пневматическою жизнию. Но этого рода людям Сатана противопоставил других людей, сотворенных из материи, и при посредстве их стал жестоко преследовать первых. Бог Иудеев был слишком слаб, чтобы защитить их. Он посылал пророков, но им Сатана с успехом противопоставлял своих собственных лжепророков. Наконец благий Бог для спасения пневматиков (т.е. духовных) послал в призрачном теле своего мессию — первого эона-Иисуса».

Далее я процитирую еретиков-катаров. Перед тем, как это сделать, вот общая характеристика «катарской» ереси (или альбигойской, по имени одного из крупных катарских центров на юге Франции Альбижуа [Albigeois]). «Катары» по-гречески значит «чистые». Ересь была распространена между X и XV столетиями, географически «богомилы» Византии и Балкан, а также катары Италии, Франции и Лангедока (в современной Южной Франции) представляли собой одну и ту же церковь. Благодаря жесточайшим Крестовым походам (длились около 30 лет) на юг Франции, в областях, густо населенных катарами, были жестоко вырезаны десятки тысяч еретиков. Эти походы еще известны как Альбигойские войны. Не останавливаясь надолго на катарской ереси, изложим ее основные принципы.

«Основой мировоззрения всех разветвлений этого движения (Папа Иннокентий III насчитывал до 40 сект катаров) было признание непримиримой противоположности материального мира — источника зла и мира духовного как средоточия блага. Так называемые дуалистические катары видели причину в существовании двух богов — доброго и злого. Именно злой бог создал материальный мир: землю и все, что на ней растет, небо, солнце и звезды, а также человеческие тела. Добрый же бог — создатель духовного мира, в котором есть иное, духовное небо, иные звезды и солнце. Другие катары, называвшиеся монархическими, верили в единого доброго Бога, творца мира, но предполагали, что материальный мир создан отпавшим от Бога его старшим сыном Люцифером. Все течения сходились на том, что враждебность двух начал — материи и Духа — не допускает никакого смешения. Поэтому они отрицали телесное воплощение Христа (считая, что тело его было духовным, лишь имевшим видимость материальности) и воскресение мертвых во плоти. Отражение своего дуализма катары видели в разделении Священного Писания на Ветхий и Новый Завет. Бога Ветхого Завета, создателя материального мира, они отождествляли со злым Богом или с Люцифером. Новый Завет они признавали заповедями доброго Бога».

Катары полагали, что Бог создал мир не из ничего, что материя вечна и мир не будет иметь конца. Что касается людей, то их тела они считали созданием злого начала. Души же, по их представлениям, не имели единого источника. У большей части человечества души, как и тела, были порождением зла. Такие люди не имели надежды на спасение и были обречены погибнуть, когда весь материальный мир вернется в состояние первобытного хаоса.

Но «души некоторых людей были сотворены благим богом — это ангелы, некогда соблазненные Люцифером и заключенные в телесные темницы. В результате смены ряда тел (катары верили в переселение душ) они должны попасть в их секту и там получить освобождение от плена материи. Для всего человечества идеалом и окончательной целью, в принципе, было всеобщее самоубийство. Оно мыслилось или самым непосредственным образом, или через прекращение деторождения». Источник называет катарскую ересь принадлежащей к «гностико-манихейской» семье ересей.

Катарская ересь как две капли воды похожа на ересь гностика Маркиона, хотя разделяет их тысяча лет. Маркион, якобы живший во II веке н.э., пришел в Рим после 130 года н.э. и стал там проповедовать свое учение. Маркион, как и катары, отвергал Ветхий Завет как еврейское Писание. Отвергал он и три Евангелия Нового Завета, признавая только «очищенное» Евангелие от Луки и десять посланий апостола Павла.

Еще цитата из Карпократа, также жившего во II веке н.э., то есть за тысячу лет до катаров.

«Разумеют они одного из ангелов, находящихся в мире, которого они называют диаволом, говоря, что он существует для того, чтобы приводить погибшие души из мира к верховному начальнику,— его называют они первым среди мироздателей, а он передает такие души другому ангелу, который ему служит, чтобы заключать их в другие тела, ибо тело, по их словам, есть темница». Далее: «Никто не уйдет, объясняют они (последователи Карпократа) от власти ангелов, сотворивших мир, но до тех пор переселяются из тела в тело, пока не испытает всякого рода дела в этом мире, и его душа возносится потом, когда она не имеет никакого недостатка, к Богу, который выше ангелов, сотворивших мир. Таким образом спасаются все души, подвергнутся ли они зараз, при первом же воплощении, всем действиям или будут странствовать из тела в тело и во всяком роде жизни исполнят требуемое, чтобы не посылаться уже в тело».

Если и есть различие между гностической ересью Карпократа и ересью катаров, то лишь в деталях. И та и другая ереси проповедуют дуализм добра и зла, духа и материи. Дуализм же лежит в основе манихейства, учения, возникшего в Вавилоне в III веке н.э. Пророк учения Мани (Манес) начал свою проповедь около 240 года, а был казнен в 270 году. Мани учил, что «существовал извечный конфликт между князьями света (Богом и божественными посланцами света) и демонами тьмы (дьяволом, олицетворявшим материю, и его посланцами, архонтами, владения которых первоначально были отделены друг от друга, однако позднее смешались в результате события, которое в манихейском вероучении именуется «демоническим обольщением»). Частицы божественной субстанции, света, были похищены демонами и использованы Князем тьмы для сотворения земли с небом и всеми животными и растительными организмами и неодушевленными сущностями, наполняющими ее. Однако до Адама и его потомства дошел божественный призыв освободить частицы света, заключенные в них самих, и тем самым способствовать процессу высвобождения светлой субстанции, заточенной в видимом космосе, и возвращения ее в царство света. Манихейство считает развитие природы, которое должно завершиться окончательным поглощением тьмы светом, частью духовного развития человека, цель которого заключается в освобождении себя от зла, принесенного Евой — еще одним творением дьявола. Ответ на вопрос о причинах существования зла в мире вместе с откровением, указывающим средство победы над Злом, являются важнейшими элементами учения Мани. Что касается получаемого человеком откровения о его собственной природе и роли в судьбах мироздания, то здесь Мани признает заслуги в осуществлении этого откровения таких религиозных учителей, как Будда, Зороастр и прежде всего Иисус Христос».

В манихействе существовало разделение на обычных верующих, называвшихся «слушателями», и «избранных». Избранные вели самую суровую аскетическую жизнь, поскольку считалось, что многословие и излишество в еде, как и все вообще мирские дела и желания, идут от Сатаны. У катаров были обычные верующие — credentes — и «совершенные» — perfecti. Совершенные должны были вечно сохранять чистоту, воздерживаться от соблазнов грешной плоти, от мяса, птицы, яиц, а также от брака и сохранять целомудрие. Женщин катары считали особенно нечистыми существами, ибо те были повинны в библейском грехопадении.

Таким образом, даже небольшой сравнительный анализ гностических ересей I–III веков (включая манихейство) и ересей катаров, относящихся к началу второго тысячелетия (в 1167 году, например, в Сен-Феликс де Карман близ Тулузы состоялся съезд духовенства катаров, а в 1209–1229 годах произошли Альбигойские войны) ясно доказывает, что у них общие исходные идеи. Поразительно, да?! Предположить, что те же идеи бурлили двукратно с интервалом в целую тысячу лет, невозможно. Карпократ, видимо, жил в одно время с катарами, а Мани, вероятно, жил чуть позже Карпократа и начал проповедовать, когда альбигойцев уже победили и была взята главная крепость — Montsegur… Может быть, Мани был избегнувшим сожжения на костре катаром? Тысячелетняя лакуна между столь близкими сектами может быть объяснена действительной ошибкой в написании дат. Так, профессор Фоменко замечает: «Фразу «III век от Христа» могли сокращенно записывать как «X.III», где X — первая буква от слова «Христос» (греч.)». Буква Х — одна из самых распространенных анаграмм имени Христос. Очевидно, что из этих сокращений могли возникнуть принятые сегодня обозначения веков: XI — одиннадцатый век, XII — двенадцатый век, так как в современном прочтении буква Х трактуется уже как цифра десять. Новые историки-ревизионисты считают, что Христос «родился» в 1054 году, следовательно, наша хронология на 1000 лет моложе — и да, Маркион, Карпократ, Сатурнин, Менандр, Мани и катары жили в I–III веках от Христа, то есть в одно время, в XII–XIV веках нашей эры.

 

 

* * *

 

Но вернемся из обзорного путешествия по ересям к чудовищно трудному вопросу: кто был непрошеным соавтором Создателя? Кто?

Мы видим, что гностики считали Творца-Создателя злобным Богом — Демиургом. Низшим Богом. Я также неоднократно называл его злобным, но каким еще можно его назвать, если он создал нас — биороботов, как теплицы для выращивания душ, каковые он энергетически пожирает? Наши души — его пища. Я по-прежнему буду называть его Создателем, поскольку имя Демиург носит слишком христианский, библейский, негативный налет, а ведь следует разобраться.

Гностики Менандр, Карпократ говорят, что мир создали ангелы. Гностик Сатурнин говорит: их было семь во главе с «иудейским Богом». Я уже писал, что главный Создатель (в Книге Бытия — Яхве-Бог) создавал биоробота-человека в компании низших создателей. Я тоже назвал их ангелами. Но вот кто скрывался за образом Змея? Церковная традиция не имеет сомнений в этом вопросе. Это Сатана, или Люцифер, светоносный, падший ангел. Но был ли он ангелом? Вот «монархические катары предполагали, что материальный мир был создан отпавшим от Бога его старшим сыном Люцифером». Это очень интересно, потому что Христос также именуется сыном Божьим, присланным на Землю искупить грехи, удивительно, но не жестокого Бога-отца и Создателя, но наши с вами грехи, человеков! Катары жили за более чем 800 лет до нас и некие знания от года нулевого были к ним много ближе. Если они утверждали, что Люцифер был отпавшим от Бога его старшим сыном, то, пожалуй, стоит им верить. В 1990 году летом и в 1991 году я оказался в той самой провинции Лангедок, бывшей в XII–XIII веках центром катарской ереси. Меня пригласил к себе друг — писатель Мишель Бидо. Он жил в деревушке Кампрафо (с населением в девять душ), а недалеко в департменте Эро расположен городок Безье, где в 1209 году были сожжены тысячи катаров, или «добрых людей», как они сами себя называли. В Безье было скучно, пыль, лето, духота, нескончаемые автошопы у дорог. И только собор XII века мощно напоминает о крепкой вере тамошних мест. В Безье нас с Наташей Медведевой привез на своем автомобиле Мишель Бидо. Там была железнодорожная станция. Из еретического Безье мы ехали в курортную Ниццу.

Итак, у Бога, если верить катарам («совершенные» у них не имели права отречься от своей веры, поэтому им следует верить, этим крепким еретикам), были-таки сыновья (о чем говорит и Книга Бытия, глава 6), видимо, в ранге ангелов. Старший, отложившийся от Него, сын света — Люцифер и еще один — Иисус. Влияние и того и другого, как мы видим, если не равно влиянию главного Создателя, то чуть менее могуче. Люцифер, старший сын, Соавтор, думаю, не создал материальный мир, но разум вложил в биоробота он. Это несомненно, поскольку об этом повествует Книга Бытия. И катарам, и последователям Мани, и гностикам, которых я перечислял и цитировал, вложение Разума — дар Змея — было противно, они называли этот акт «первородным грехом», Еву манихейцы называли творением дьявола. А каково мне? Определить, кто Добро, а кто Зло для вида человеческого, на мой взгляд, не составляет труда. Те создатели, что способствовали самостоятельности, «самости» человека, суть Добро, а те, что содействовали его подчиненности кому бы то ни было (Создателю, другим сверхсуществам и силам), суть Зло.

Вооружась этим критерием, мы увидим, что и классическое христианство в лице его апостолов и святителей и еретические движения в лице ересиархов стояли на позиции иной, чем стою я. Они меряли мир по-Божьи. Они лишь надеялись и верили, что Бог — это Благость, что он любовно надзирает за человеком для его же блага. Классическая церковь лишь выделила волю, противоположную воле Бога-Создателя, в образ падшего ангела. Еретики же отрезали Зло от Добра и создали иерархию Богов: один ― злой Демиург, другой — высший Бог, тот, кто любит человека. А вот у катаров их теогония обогатилась более простым решением: есть Создатель-Творец и есть дети Бога — старший отложившийся Люцифер, Зло, и есть Иисус, абсолютное Добро. Есть еще и другие дети Бога — ангелы, но они помельче и не обладают самостоятельной творческой силой. Они вспомогательные.

Если додумывать катарское утверждение о том, что Люцифер не только падший ангел, но старший сын Бога, отложившийся от него, и объединить его с утверждением классического христианства Нового Завета, то мы видим, что Создатель, создав биоробота, уже работает с ним впоследствии опосредованно, раздвоившись на сыновей, Зло (Люцифер) и Добро (Христос).

И все же в контексте всего этого: зачем Соавтор-Змей (его облик принял старший сын Бога) предложил плод познания Еве, предложил освоить некие, по крайней мере химические и магические, субстанции, содержащиеся в плоде? Точнее, он просто указал на Древо Познания. Вот, мол, оно, если хотите стать как Боги, съешьте это. И этим поступком старший сын Бога отложился от Бога. В чем была польза старшему сыну Бога от человека с разумом? Если, как и отец, он намеревался питаться душами человеческими — усваивая эти сгустки энергии, то не в интересах старшего сына Бога было снабжать человека разумом. В том, что дьявол (он идентичен падшему ангелу, Люциферу и Змею) борется с Богом за человеческие души, возможно, и есть лежащая на поверхности разгадка тайны, которую никто и не скрывал: старшему сыну также нужна энергетическая пища? Легенды о договоре человека с дьяволом, имеющие предметом продажу души,— широко распространенный средневековый сюжет, кульминировавший у Гете в «Фаусте». В конце у Гете за уши притянут все же happy end. Ангелы поют «Кто трудится вечно и вечно стремится, того мы можем спасти!». Уносят душу Фауста на небо.

Интересно, что Лютер, живший всего несколькими столетиями позже катаров, никак не упоминает Бога-Творца, Бога-Создателя в борьбе с дьяволом, он упоминает его сына — Христа. «Власть дьявола гораздо сильнее, чем мы думаем, и только перст божий может помочь верующим противиться ему. Дьявол, хоть и не доктор и не защищал диссертацию, но он весьма учен и имеет большой опыт; он практиковался и упражнялся в своем искусстве, и занимается своим ремеслом уже скоро шесть тысяч лет. И против него нет никакой силы, кроме одного Христа».

Лютер называет разум «невестой дьявола». Он называет его «бестия» (Bestia), «госпожа умница» (Frau Kluglin), «господин умник» (Meister Kluglin), «умная распутница — природный разум». «Ratio» для Лютера «невеста Дьявола», «прекрасная распутница», которой вера должна «свернуть шею», «задушить Зверя» (erwurget die Bestien). Лютер постоянно ратует против «великой дерзости» человеческого разума. И против тех людей, которых он сравнивает с «огромными, сильными великанами древности, которые громоздили гору на гору и строили Вавилонскую башню». Дьявол охотно выбирает, пишет Лютер, «такие головы, которые имеют кое-какие способности и сразу же осмеливаются думать и рассуждать обо всем по своему усмотрению». «Чем выше подымаются люди, чем у них разум более проворный и острый, тем они меньше думают о вечной жизни. Так те, кто имеет несколько больше рассудка, чем остальные, люди ученые, теологи, юристы, поэты, сделавшие себе имя своими писаниями, воображают, что они головами своими выше самого неба». (Это обо мне! — Э.Л.)

Великий реформатор церкви Лютер знал, о чем говорит, и его голос в подтверждение моей сильной догадки, что передача разума первой модели биоробота человека в значительной степени испортила Создателю его биоробота, дорогого стоит. Да и о Дьяволе Лютер знал не по ученым трудам. Когда он скрывался от папского гнева и возможного сожжения на костре в замке Вартбург, ему несколько раз являлся Дьявол. Существует легенда, что однажды Лютер швырнул в Дьявола чернильницей, но промахнулся. Итак, Лютер признал, что идет борьба между Дьяволом и Христом.

Не умер ли Творец-Создатель, если его дети, как дети короля, императора или князя, борются за владение душами человеческими? Возможно, и так. Возможно, в какой-то момент Сверхсущество погибло. Вероятнее всего, умерло, перестало быть.

Разум, если считать его, как Лютер, невестой Дьявола, не мог сразу высвободить биоробота из его предназначения — служить энергетической пищей сверхсуществ, однако тем, что старший сын Бога передал разум человеку, он сделал возможным обучение человека, передачу знаний друг другу. И тут Лютер прав: разум способствует высвобождению из кармы, из той судьбы, которую Создатель предназначил человеку. Зачем старший сын сделал это? Доподлинно мы узнаем это, когда найдем создателей и будем говорить с ними. Из непокорности?

Заметим, что, не желая поверить в злобность их Бога, эти дерзкие, но недостаточно дерзкие еретики древности создали еще одного Бога, выше и значительнее,— якобы доброго верховного Бога. Провидеть, догадаться, что в хаосе миров царит закон целесообразности и Создатель сделал человека, чтобы он размножался, служил ему пищей и в пищу шло не тело, а душа, древние и средневековые еретики не смогли еще.

Собственно говоря, в распре за энергетическое питание ни один из детей Творца — антагонистов — нам, человеческому виду, не близок и не может быть близок. Они равно антропофаги — что «добрый», надевший личину человека сын Бога Иисус — пастырь, ведущий «паству», то есть нас, все же на заклание душ, что скорее неуклюжий, побежденный в пропагандной войне старший сын Люцифер. Старший сын, повторю, был соавтором Демиурга, хотя и дополнил модель человека роковой частью, разумом, миной замедленного действия, если перейти на аллегорический язык. Безусловно, младший сын вступил в соперничество со старшим позднее, после того, как отец погиб. Он умер, эта сороконожка, это невидимое пятно, этот жирный плевок Галактики, или был убит одним из сыновей?

Следует все же добавить, что старший сын, даже если он, давая нам разум, не пекся о нас, но действовал только из непокорности отцу-Создателю, рыча на него, всегда будет по справедливости ближе к человечеству.

Акт V. Дети Создателя

 

Если развивать суммарные выводы из гностических учений все в том же еретическом ключе, то получаем вот что: у Создателя как минимум двое основных детей: первородный Соавтор (Люцифер, Сатана, Змей и т.д.) и младший Иисус (Спаситель). Младший как бы послан много позже (а много ли позже? Может, сразу?) исправить последствия того, что «натворил» старший. Сам Создатель пытался исправить Первочеловека, мы знаем как: урезал срок годности индивидуального биоробота с 900 до 120 лет, при помощи Всемирного потопа уничтожил все промежуточные модели, в том числе и опасных мутантов (от сыновей — детей Бога [ангелов] и жен человеческих) — великанов, разрушил Вавилонскую башню и разделил язЫки, чтобы человечество не сговорилось против него. Но, видимо, этого было недостаточно, чтобы усмирить восстание человека. Тогда послали Иисуса.

Нет нужды рассматривать историю создания человека с позиций теологии. Теология меня совсем не интересует. Если я обращаюсь к мнениям Отцов церкви или ересиархов, то только для того, чтобы понять, что люди из тех дальних от нас времен знали о создании человека. Как видим, они все-таки приписывали Создателю антропоцентрические намерения и его поведение моделировали с человеческого. Была ли у Создателя семья, подобная человеческим семьям, были сыновья (оставим в стороне, кто был матерью, он же Создатель, мог создать сыновей сам, отложив яйцо, например, невидимое либо металлическое)? Собственно, это обстоятельство неважно. Важно, что Создатель создал человека, а некое сверхсущество из его окружения — Соавтор — добавило в конструкцию биоробота свое дополнение, в принципе изменившее положение биоробота по отношению к Создателю. Сын, не сын — не столь важно. Раннехристианские еретики, мысленно моделируя Создателя с человека, определили Соавтора как сына. (Большей частью Соавтор выступает в официальной христианской теологии как «падший ангел», но ангелы также названы в главе 6 Книги Бытия «сынами Бога» [«И увидели сыны Бога, что человеческие дочери хороши, и брали их себе в жены»].)

Интересен момент посылания второго сына — Мессии-Спасителя. Не то Создатель болен, не то скончался, не то не может уже вмешиваться в проект, слаб (может, и у него, как у модели «человек» есть срок годности), но послан сын. Еретическое христианство не верило, что он — сын человеческий. Он послан to straighten up человечество. Создатель, которому противна плоть, умыл руки или умер. (Сверхсущества из племени Создателя, возможно, в этот период отчаянно starving, и им отчаянно нужна энергетическая пища. Возможно, они застряли в нашей части Вселенной, лишенные других запасов энергетической пищи, от которых их отрезали.)

И вот он появился в облике неформала, человека, нарушающего законы того народа и того общества, среди которого он появился. Он выглядит революционером, хотя он всего лишь чужой. Он говорит на арамейском языке. У него, видимо, не было жизни до момента его появления (во всяком случае, о детстве и отрочестве И. Х. почти ничего не известно). Он называет себя «пастырем», и его называют «пастырем» стада человеческого, и это точно так и есть. Он без труда ходит по водам, потому что он бестелесен. Ненажитая душа без опыта не нужна создателям, она «малокалорийна», если можно так выразиться, если перевести на язык плоти. Поэтому заповедь «не убий» — самая важная для Создателей. Он ее и проповедует.

Конечно, он нравится самым нескладным, бракованным биороботам. Они принимают его — интенданта, прибывшего наладить питание сверхсуществ, за своего, брата и покровителя. Подставь щеку, возлюби ближнего своего — утихомирься, это им очень нравится (возможно, он искренне наслаждался обществом этих наивных и неотесанных, и даже полюбил их — как человек, к примеру, может полюбить своих одомашненных животных,— находил их трогательными).

 

 

* * *

 

После деяния старшего сына Создателя (активизация головного мозга биоробота) Создатель настолько возмутился, что низвергнул его в некий ад в полости Земли якобы. Христианская пропаганда живописует нам ужасы ада. Создатель воспринял Соавтора как соперника и поверг его — не только поверг, но и низверг. Столь велико, по мнению Создателя, было преступление Соавтора.

Религии появляются как средство поправить damage, нанесенный Соавтором. Если у биоробота есть отныне разум (видимо, поправить ущерб в самой модели биоробота было невозможно). Если он раз и навсегда активирован, то необходимо с этим разумом считаться, to deal with. Необходимо нагрузить его сладкой историей о любящем человека Хозяине (Господь, Господин, Lord — есть недвусмысленно: Хозяин). Никакой другой необходимости в религии я не вижу. Религии возникли для того, чтобы дисциплинировать биоробота, необратимо обретшего разум. Все другие объяснения (Боги придуманы, дескать, человеком для объяснения природных явлений и из страха перед природой, говорят нам материалисты, например) я решительно отметаю.

Религии, их пророки (Авраам, Моисей, Будда, Мухаммед и др.) и Боги ведут себя как навязчивые бизнесмены. Они соблазняют раем, угрожают адом и земными карами тем, кто станет молиться другим Богам.

На самом деле соперники Создателя — не другие Боги, Создатель у человека был один, с группой сыновей-ангелов. Соперник Создателя сам биоробот, отчаянно стремящийся раскрыть тайну предназначения человека (Основное Знание). Если эта тайна будет биороботом раскрыта, то откроется прямая дорога к поражению Создателя. Не только к потере вольеров, полных энергетической пищи. Дело опаснее: Создатель рискует собой. Рано или поздно роботы отыщут его и ликвидируют. Не из мести, в конце концов, он дал им какую-никакую, но форму существования и даже бедные удовольствия чувств. Ликвидируют согласно законам Бездны Хаоса. Все поглощает все. Сильное поглощает слабое. А роботы стали сильными. Вопрос о местонахождении Соавтора в настоящее время. Где он? В полой Земле, в подземном аду, куда он был низвергнут Отцом-Создателем? Одновременно возникает вопрос о местонахождении Создателя. Нет даже уверенности, что и тот и другой находятся в пределах нашей Вселенной. Однако души продолжают поглощаться, куда-то ведь они уходят, в некие невидимые утробы? Если бы души перестали поглощаться, должны были бы наступить некие изменения в самой природе человека? (Безумная гипотеза: может быть, биоробот, перестав служить пищей, стал бы бессмертен индивидуально?) Но изменений в природе человека не наблюдается, следовательно, все как всегда: души идут кто к Создателю, кто к Соавтору.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 70;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная