Лекции.ИНФО


Акт XVI. Против теории эволюции



 

Додарвинизм/Ламарк

 

Обширное здание теории эволюции и — как составная его часть — теория происхождения человека не должны подавлять моих современников своей кажущейся грандиозностью, кажущейся «научностью». Тем более когда дело касается науки XVIII и XIX веков. Исследовательская методика была в те времена в примитивном состоянии. XVIII век пробудил огромный интерес к природе, недаром его называют «веком просвещения». Однако…

Однако исследовательские возможности были невелики, большей частью описания производились на основании простого осмотра (причем ботаника, естественно, опережала зоологию). Животных в основном наблюдали в несвободном состоянии (в зоосадах) или изучали мертвых, поскольку до изобретения фотографии было еще далеко, то рисунки и гравюры запечатлевали их облик, не говоря уже о наблюдениях за животными в их естественной среде обитания — такие наблюдения были редкостью.

С течением времени совместными усилиями на протяжении XVIII века европейцы собрали все же значительную описательную базу своих (поверхностных) наблюдений — как для ботаники, так и для зоологии — и стали пытаться в ней разобраться. Из этих попыток родились классификации, осуществленные самыми наблюдательными, сухими умами своего времени. Какой-то порядок все они: Линней, Бюфон, Брем, Гумбольдт, Ламарк и толпа других, менее известных,— навели. Когда на руках такой обширный материал, соблазнительно было его проанализировать, сделать какие-то глобальные выводы. Каждый немецкий педант, французский академик в парике, британский джентльмен-путешественник, повозившись с классификационными системами, хотел стать отцом общей универсальной теории.

До теории эволюции додумались задолго до Чарлза Дарвина. Уже его дед, Эразм Дарвин, был убежденным «ламаркистом», сторонником первой теории эволюции, предложенной Жан-Батистом Ламарком (1744–1829 гг.). Ламарк был профессором ботаники, но в 52 года стал заведующим кафедрой зоологии в Музее естественной истории (бывший Королевский ботанический сад). В годы моей жизни в Париже я часто отдыхал под сосной Ламарка в Jardin des Plantes, устав от изучения его многообразной флоры и фауны (там помещался и старинный зоопарк: медведи, волки)… Я проводил там немало времени…

В 1809 году, в своей работе «Философия зоологии», за полвека до появления основной работы Чарлза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора», Ламарк изложил свою теорию эволюции. В сущности, если пренебречь деталями, то теория эволюции Ламарка суть одна и та же теория, преподнесенная позднее во второй раз Дарвином. Деталь — это, например, утверждение (признанное современными учеными ошибочным) Ламарка, что всему живому присуще «стремление к совершенствованию». Ламарк не употреблял безбрежное понятие «естественный отбор», зато он правильно утверждал, что эволюция совершалась в значительной степени под воздействием окружающей среды. Есть знаменитый его пример с жирафом. Ламарк писал: «Известно, что это самое высокое из млекопитающих животных обитает во внутренних областях Африки и водится в местах, где почва почти всегда сухая и лишена растительности. Это заставляет жирафа объедать листву деревьев и делать постоянные усилия, чтобы дотянуться до нее. Вследствие этой привычки, существующей с давних пор у всех особей данной породы, передние ноги жирафа стали длиннее задних, а его шея настолько удлинилась, что это животное, даже не приподнимаясь на задних ногах, подняв только голову, достигает шести метров в высоту».

Вот некоторые идеи Ламарка, как принятые наукой, так и отвергнутые. Наследственность: «Все, что природа заставила особей приобрести или утратить под влиянием условий, под влиянием употребления или неупотребления, все это природа сохраняет путем размножения у новых особей»,— писал Ламарк. И тем впервые обратил внимание на наследственность и ее важнейшую роль в эволюции. Индивидуальные изменения, если повторяются в нескольких поколениях, становятся признаком данного вида,— заявляет Линней.

Идея естественного возникновения организмов путем самозарождения. (В XVII веке верили, что для самозарождения мышей необходима темнота и зерно, а для самозарождения червей — гнилое мясо. Однако успехи науки XVIII века опровергли эти воззрения.) Тем не менее Ламарк полагает, что глисты и кишечно-полостные все же могут самозарождаться. «Одноклеточные способны к самозарождению».

Изменение форм (эволюция)в пределах одного класса состоит из таких последовательных процессов:

 

— изменение условий внешней среды;

— изменение потребностей животного;

— изменение его действий;

— выработка новых привычек;

— упражнения органов, необходимых для выполнения этих привычек и неупражнение органов, для этого ненужных;

— изменение органов под влиянием длительного упражнения или неупражнения;

— закрепление изменений, произошедших в организме в результате передачи их по наследству…

 

 

Ламарк был несомненным гением. Он отец биологии. Достаточно сказать, что это именно он ввел в обращение термин «биология» в 1802 году. Именно Ламарк разделил все царство животных на «позвоночных» и «беспозвоночных» (термин «беспозвоночные» также придумал он). Беспозвоночные у него делились уже на 10 классов, в то время как у Карла Линнея были еще только два (в современной классификации — 30 классов).

Ламарк — отец современной музейной системы, когда все объекты расположены в систематическом порядке.

Ламарк — один из основателей современной геологии и зачатков ее хронологии. В своем труде «Гидрогеология» 1802 года он расширил временные рамки геологической истории, которые в XVIII веке считались довольно узкими, не превышающими нескольких тысяч лет. Книга не получила должного внимания, однако теория древности Земли была полезна для теории эволюции. Впоследствии Чарлз Лайелл в книге «Основы геологии» и Чарлз Дарвин еще удлинили геохронологическую шкалу, дабы теория эволюции выглядела убедительнее. (Современная наука утверждает, что причиной эволюции являются генные мутации. Но современная наука — это не последняя инстанция, возможно, гены — это лишь биологический портрет живого существа, а вовсе не роковая его карма, записанная в значках таких же темных, как и как будто бы расшифрованные египетские иероглифы…)

Первооткрыватель француз мне симпатичнее узурпировавшего теорию эволюции англичанина. И тем более симпатичнее, что Ламарк не эвакуировал Создателя за пределы своей теории, как это сделал Дарвин. Согласно Ламарку, материя, лежащая в основе всех природных тел и явлений, абсолютно инертна. Для ее «оживления» необходимо внесение в нее движения извне. Ламарк считал, что «Верховный Творец» был источником «первого толчка», пустившего в ход «мировую машину». Живое, по Ламарку, возникло из неживого и далее развивалось на основе строгих объективных причинных зависимостей, в которых нет места случайности («механический детерминизм»),— пишет Большая Советская Энциклопедия. И добавляет: «Ламарк верил, что наиболее простые организмы появились и ныне возникают из «неорганизованной» материи (самозарождение) под влиянием проникающих в них флюидов (например, теплорода, электричества)».

Дарвин издал «Происхождение видов путем естественного отбора» в 1859 году. Свою теорию эволюции он избавил и от «стремления к совершенствованию», и от «флюидов теплорода и электричества», и от Бога-Создателя.

Оба ученых, кстати сказать, имели в своих биографиях, каждый, столкновение с теологией. Отец отдал юного Жан-Батиста в Иезуитский колледж в городе Амьене, но отец вскоре умер, и Жан-Батист, не закончив обучения, принял участие в Семилетней войне. Чарлз Дарвин учился теологии в Кембридже целых четыре года — с 1827 по 1831 год. Получается, что теология приготовила Ламарка и Дарвина к теории эволюции? Как бы там ни было, Ламарк оставил Создателя верховным творцом, пустившим в ход мировую машину, а Дарвин — нет.

О происхождении человека Ламарк высказался осторожно. Человек, согласно Ламарку,— часть природы, улучшенное животное. Тело человека подчинено тем же законам природы, которые управляют другими живыми существами. Строение тела человека соответствует общему строению тела млекопитающих. Ламарк отметил близость человека к обезьянам.

Стоит обратить внимание на осторожность Ламарка — «отметил близость», то есть гипотеза происхождения человека от приматов выражена в форме предположения. Историки относят эту осторожность к эпохе, мол, в те времена было якобы рискованно выступать против версии креационизма. Но 1809 год не был в Европе временем реакции, нисколько. Скорее войска императора Наполеона разнесли идеи революционной Франции по всей Европе. (Сам Наполеон изругал Ламарка за подаренную книгу и тем довел его до слез.) Все еще дул в Европе ветер свободы и вольномыслия.

Дарвин, конечно же (ну кто же возлюбит донора своего, из коего ты выпил идею?!), отозвался о «Философии зоологии» крайне резко: «Да сохранит меня небо (!) от глупого ламарковского «стремления к прогрессу», от «приспособления вследствие хотения животных»». «Ламарк повредил вопросу своим нелепым, хотя и умным трудом». Однако впоследствии, уже прочно чувствуя себя единственным автором теории эволюции, стал снисходительнее.

 

 

В сущности, и о происхождении человека Ламарк сказал все, что затем всего-навсего повторил Дарвин.

Ламарк, в частности отметив близость человека к обезьянам, отметил и отличия его от обезьян:

 

— положение головы;

— вертикальное положение тела при ходьбе;

— иное строение конечностей;

— большая подвижность пальцев рук.

 

Ламарк считал, что человек (относящийся к одному роду, одному виду) развился из четвероногого в двурукого, поскольку в силу внешних условий четверорукие вынуждены были не лазать по деревьям, но ходить по земле. Тогда-то четверорукий и стал двуруким. Большие пальцы на задних конечностях у него перестали противостоять четырем другим. Необходимость видеть вдаль вынудила его оставаться на задних конечностях. Постоянная тренировка в прямохождении во многих поколениях привела к развитию икр и ягодиц. Задние конечности приобрели строение, удобное для поддержания тела в вертикальном положении.

Изменение пищи привело к изменению лицевой части черепа: она укоротилась, резцы приняли вертикальное положение, увеличился лицевой угол.

«Порода двуруких стала господствующей среди остальных. Она завладела удобными местами, вытеснила другие высокоорганизованные породы. Двурукие интенсивно размножались, жили большими группами. По мере увеличения групп возникла потребность в общении. Вначале общались мимическими знаками, потом — модуляцией голосом. Позже возникли членораздельные звуки. Постепенно, благодаря постоянному упражнению гортани, языка и губ, развилась речь. Отдаленность, обособленность мест, заселенных группами двуруких, способствовали возникновению разных языков».

Это пусть и Ламарк, но Дарвин. И у того, и у другого никогда не было ответа на многие «почему»:

 

— почему только один род одного вида так экстраординарно развился?

— почему ВЫНУЖДЕН был ходить по земле и дожидаться в течение поколений, чтобы ему стало удобно? Не проще было бы сняться, скажем, с лысой земли, где вдруг исчезли деревья (кто их вырубил?), и добраться до леса?

— «видеть вдаль». Предполагается, что четверорукий таки оказался в голом месте, где есть «даль».

— почему изменилась пища?

— «увеличилась потребность в общении». Обезьяны тоже собираются в большие стада и все время кричат…

 

Много-много-много вопросов есть и к Ламарку, и к Дарвину.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 56;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная