Лекции.ИНФО


Последование Литургии Преждеосвященных Даров



Перед началом литургии не читаются обычные молитвы, но после троекратного поклонения перед св. престолом со словами: «Боже, очисти мя, грешного», священник и диакон целуют престол. Диакон молча берет благословение у священника, выходит перед царские врата на свое обычное место и возглашает: Благослови, владыко.

Священник произносит начальный возглас литургии: Благословенно царство Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне, и присно, и во веки веков, причем творит, как и всегда, Евангелием крест над престолом. Лик отвечает: Аминь и далее начинается вечерня чтением предначинательного псалма 103–го. Священник в это время откровенною главою читает перед царскими вратами Светильничныя молитвы, начиная с четвертой, ибо первые три читаются потом при возглашениях малых ектений между антифонами кафизмы.

После предначинательного псалма произносится Великая ектения с обычным заключительным возгласом священника: «Яко подобает Тебе всякая слава…» и затем стихословится 18–ая кафизма: «Ко Господу внегда скорбети ми…» (Чтец заканчивает каждую Славу: чтением Аллилуиа трижды). После каждого антифона, или каждой «Славы», диакон произносит Малую ектению. Во время ектений священник читает тайно молитвы, три первые из числа светильничных, и потом возглашает: после первой малой ектении — «Яко Твоя держава и Твое есть царство, и сила, и слава…» после второй — «Яко благ и человеколюбец Бог еси…» после третьей: «Яко Ты еси Бог наш, Бог миловати и спасати…»

Во время стихословия кафизмы совершается перенесение Преждеосвященного Агнца с престола, где он обыкновенно теперь находится в хлебоносце, на жертвенник. В древности хлебоносец находился на жертвеннике в так называемом «Предложении». Поэтому устав предписывает: «При начале стихословия, священник отходит в предложение и, взяв из хлебоносца Преждеосвященный Хлеб, с великим благоговением полагает его на св. дискос, вливает потом в св. чашу вино и воду, затем кадит над кадильницей звездицу и покровцы и покрывает ими дискос и чашу, не произнося никаких молитв проскомидии, а говоря только: Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас, ибо Св. Дары уже освящены. В настоящее время хлебоносец находится обыкновенно не на жертвеннике, а на престоле, а потому совершается предварительно перенесение Преждеосвященного Агнца с престола на жертвенник. При начале первого антифона, священник поставляет Евангелие на горнюю часть престола, раскрывает антиминс, поставляет на него дискос и полагает на него из хлебоносца Преждеосвященный Агнец. Во время второго антифона, священник с диаконом, держащим в руке свечу, кадит престол с Агнцем, лежащим на дискосе, обходя его трижды вокруг. Во время третьего антифона священник, сотворив земной поклон Св. Дарам, поднимает дискос со Св. Агнцем на главу свою и, обходя справа престол, переносит его на жертвенник, вливает в чашу вино с водой и покрывает священные сосуды, как указано выше, покровцами и кадит Св. Дары. Затем возвращается к престолу, складывает антиминс и полагает на нем св. Евангелие.

По окончании кафизмы и третьей малой ектении следует пение «Господи, воззвах» и стихир, которых на литургии Преждеосвященных Даров всегда бывает десять. На «Слава, и ныне» отверзаются царские врата и совершается вечерний вход с кадильницей. Но в тех случаях, когда на литургии Преждеосвященных Даров читается Евангелие, как это бывает в дни праздников и в первые три дня Страстной седмицы, вход совершается с Евангелием. Если литургию Преждеосвященных Даров совершает сам архиерей, вход всегда совершается с Евангелием.

По входе и обычном пении «Свете тихий» произносится прокимен из Триоди и бывает чтение двух паремий. Во св. Четыредесятницу первая паремия всегда бывает из книги Бытия, как изображающая грехопадение человека и пагубные последствия его, а вторая — из книги Притчей — о Божественной премудрости, которую надлежит искать кающимся грешникам, если они желают подлинно исправить свою греховную жизнь и угождать Богу. На время чтения паремий царские врата закрываются.

По окончании первой паремии царские врата отверзаются и произносится чтецом и поется ликом второй прокимен, также из Триоди. После пения прокимна, диакон, обращаясь к священнику (а при архиерейской службе, протодиакон к архиерею) возглашает: «Повелите». Священник (или архиерей), взяв обеими руками кадильницу и свечу на подсвечнике (а архиерей трикирий), стоит перед св. трапезою, зря к востоку и, назнаменуя крест, говорит: «Премудрость прости», возбуждая тем молящихся к особому вниманию и благоговению. Затем, обратясь на запад к народу, говорит: «Свет Христов просвещает всех», как бы показывая тем, что праотцы и пророки, писания коих сейчас читались и еще будут читаться, были просвещены тем же Божиим светом, который и ныне через явившегося в мир Искупителя, предвозвещенного ими, просвещает всех. Обыкновенно это совершается при открытых царских вратах, причем все молящиеся повергаются на землю ниц. Исторически это священнодействие объясняется тем, что в древности в дни св. Четыредесятницы готовящиеся ко крещению оглашенные осенялись перед выходом их из храма зажженной свечей, в знаменование благодатного света Христова, который они должны получить во св. крещении в конце Великого поста (в Великую Субботу, обычно). Затем сряду следует чтение второй паремии из книги Притчей.

Иногда на литургии Преждеосвященных Даров, кроме двух паремий Триоди, читаются еще паремии праздника. Так бывает на Преждеосвященной литургии в праздники великих святых, если эти праздники случатся во вторник, среду, четверток, пяток и субботу 2–ой, 3–ей, 4–ой и 5–ой седмиц Великого поста — Обретение главы св. Иоанна Крестителя 24 февраля и 40 мучеников 9 марта, а также в дни храмовых праздников. Читаются паремии праздника еще накануне праздника Благовещения Пресвятыя Богогородицы 24 марта, если этот канун придется в среду или пятницу, когда служится Преждеосвященная литургия. Вообще надо знать, что вечерня, соединяемая с литургиею Преждеосвященных Даров, совершаемая накануне праздника, относится уже к самому дню праздника, почему поются стихиры праздника и читаются паремии его. В таких случаях Всенощное бдение празднику начинается не вечерней, а великим повечерием.

После чтения паремий священник говорит чтецу: «Мир ти», а диакон: «Премудрость». Вслед за тем следует пение умилительных стихов 140–го псалма с припевом к каждому стиху: «Да исправится молитва моя…»

По уставу чтец или священник, стоя перед царскими дверями поет эти стихи, а лик поет после каждого стиха припев. В настоящее время почти повсюду установился обычай, что эти стихи поют посреди церкви трое певцов, а лик припевает к каждому стиху припев. Порядок этого пения следующий:

Певцы поют 1–ый стих: Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Лик поет этот же стих, служащий и припевом.

Певцы поют 2–ой стих: Господи, воззвах к Тебе, услыши мя, вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе.

Лик поет тот же припев: Да исправится молитва моя:

Певцы поют 3–ий стих: Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих.

Лик — припев — Да исправится молитва моя:

Певцы поют 4–ый стих: Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех.

Лик — припев — Да исправится молитва моя:

После сего певцы поют первую половину первого стиха: Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою:, а лик допевает вторую половину: Воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Таким образом, это пение подобно пению великого прокимна. В певческих книгах оно так и называлось «Великим прокимном». Во время сего пения, священник, стоя в алтаре пред св. трапезою, прияв кадильницу с фимиамом, кадит. При пении последнего стиха: «Не уклони сердце мое…» священник идет к жертвеннику, а диакон, встав с колен, следует за ним. Священник кадит пред жертвенником трижды и отдает кадило диакону, который, стоя перед жертвенником, кадит до конца пения: «Да исправится…» Священник же, возвратясь к престолу, преклоняет перед ним колена, так же до конца пения. Во время пения «Да исправится» Устав назначает народу и ликам (клиросам) то вставать с колен, то снова преклонять колени. Те, которые поют, во время пения, стоят, не преклоняя колен. Оканчивая же каждый раз свое пение, они преклоняют колена. Таким образом, в самом начале пения, все, кроме чтеца или трех певцов, поющих: «Да исправится…» и священника, кадящего в алтаре, все стоят на коленях. Затем певцы становятся на колени, а все в храме встают и поют припев: «Да исправится…» При пении же в последний раз: «Да исправится» все, не исключая чтеца или певцов и священника, становятся на колени. Устав предписывает петь припев правому и левому ликам поочередно, а вместе с ликом и всему стоящему на той стороне народу, причем указывается стоять, не преклоняя колен, не только лику, который поет, но и народу, стоящему на той стороне, лик который поет. Важно отметить указание Типикона в статье «О поклонах», что Устав повелевает многое при богослужении петь, кроме певцов, и народу. Во многих богослужебных книгах это и обозначается ясно словами: «людие глаголют».

После пения «Да исправится» указано совершать великие поклоны три, при чем читается молитва: «Господи и Владыко живота моего».

После великих поклонов, в дни памяти великих святых и в дни храмовых праздников произносится прокимен и читаются Апостол и Евангелие. На Страстной Седмице читается одно Евангелие. При этом указано отверзать царские врата. Следовательно, по Уставу на пение «Да исправится» они не отверзаются, но на практике твердо вошло в обычай их отверзать.

После чтения Евангелия или после великих поклонов, если Евангелие не читалось, следует обычный порядок литургии: произносятся — сугубая ектения, ектения об оглашенных и две малых ектении верных. Во время сугубой ектении произносится та же тайная молитва, что и на полной литургии и разворачивается Антиминс так же, как и на полной литургии. Произнесение заупокойной ектении, как это бывает на полной литургии, многие считают на литургии Преждеосвященных Даров неуместным, поскольку эта литургия не может считаться умилостивительной жертвой за усопших, но некоторые считают допустимым это поминовение, как всякое другое моление. Во время ектении об оглашенных, как обычно, распростирается весь Антиминс и предстоятель при конечном возгласе назнаменует крест на Антиминсе губою, целует ее и полагает на правой стороне Антиминса вверху. Так как в древности между оглашенными находились такие, которые готовились в Великую субботу на Страстной седмице принять св. крещение, то со среды крестопоклонной произносится об этих «готовящихся ко святому просвещению братиях наших» особая ектения с особой тайной молитвой о них и конечным возгласом священника: «Яко Ты еси просвещение наше…» На следующих затем двух малых ектениях читаются особые тайные молитвы, и вторая ектения заключается особым возгласом священника: По дару Христа Твоего, с ним же благословен еси, с Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков.

Затем, вместо Херувимской, поется особое песнопение:

Ныне силы небесныя с нами невидимо служат: се бо входит Царь славы, се жертва тайная совершена дориносится, верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

При начале пения сего отверзаются царские врата. Диакон кадит св. трапезу, точию сопреди, трижды, и святое предложение, жертвенник. На практике кадится весь алтарь, но на амвон кадящий не выходит, и каждения иконостаса, ликов и народа не бывает. Молитва Херувимской песни не читается, но, кадя, священник может читать про себя 50–ый псалом. Затем, как и на полной литургии. священник и диакон, трижды поклонившись, читают: «Ныне силы небесныя…» Диакон заканчивает каждый раз со слов: «Верою и любовию приступим…» Читается это, как и Херувимская, трижды, после чего, целовав престол, священник и диакон отходят к жертвеннику, дабы начать Великий вход.

Особенности этого Великого входа следующие:

Перед жертвенником священник только покланяется трижды, произнося: «Боже очисти мя, грешного», кадит трижды и полагает, молча, на плечо диакона воздух. Сам же берет правой рукой дискос и поставляет его на главу свою, а потир берет левой рукой и несет, держа при персех своих. Если в литургии участвуют несколько иереев, то старший несет дискос, а второй чашу. Диакон предшествует ему с кадильницей, кадя часто, идя же от жертвенника чрез северные двери в царские двери к престолу, они ничего не произносят, ибо поминовение уже совершалось на той литургии, на которой освящались сии дары. Во время же перенесения Божественных Таин все людие и певцы, павши ниц, поклонение творят Богоподобное Христу Богу, в Тайнах Сущему, понеже совершенно предосвященны суть. По внесении Св. Даров в алтарь все встают и певцы допевают вторую половину песнопения: «Ныне силы небесныя», начиная со слов: «Верою и любовию приступим…»

По постановлении Св. Даров на престол, священник снимает покровцы с них, берет с плеча диакона воздух, надносит его на кадильницу и со благоуханием покрывает им Св. Дары, делая все это молча. «По происхождении (то есть по входе) Святых Даров, исполняему «Ныне силы небесныя», Устав предписывает творить «поклоны три, не покровени суще». Обыкновенно делаются три великих поклона с чтением молитвы: «Господи и Владыко живота моего», хотя об этом в Уставе прямо не сказано.

По Великом входе задергивается завеса, но только наполовину. Это полузакрытие завесы соответствует закрытию и открытию ее на полной литургии, ибо там она вполне закрыта до «Верую», а затем остается открытой до возгласа «Святая святым».

Так как на литургии Преждеосвященных Даров не бывает самого освящения Даров, но за великим входом сразу следует приготовление верующих к причащению. Диакон произносит ту же самую просительную ектению, которая произносится и на полной литургии перед «Отче наш», но начинается она словами: «Исполним вечернюю молитву нашу Господеви», на ней диакон молится «О предложенных и преждеосвященных честных дарех», и священник читает особую тайную молитву, в которой молится о достойном причащении Св. Таин, и заканчивает ектению обычным и для полной литургии возгласом: «И сподоби нас, Владыко…» в ответ на который лик поет молитву Господню: «Отче наш». Далее следует все обычным порядком, как и на полной литургии. Только священник, прикровенным сущим даром, вложив руку, касается хлеба с благоговением и страхом Божиим, и возглашает: «Преждеосвященная Святая святым». Таким образом возношения Агнца не бывает, ибо оно было уже на полной литургии. При этом задергивается вторая половина завесы. Священник снимает воздух со Св. Даров и раздробляет Св. Агнец с теми же словами, как на полной литургии, влагает частицу ИС в потир, ничего не говоря, и диакон вливает теплоту, также ничего не говоря.

Далее следует причащение священнослужителей со следующими особенностями: Так как тело Христово напоено кровию Христовою, то диакон, подходя для получения Св. Даров, говорит: «Преподаждь мне, владыко, честное и святое Тело и Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». И священник, давая ему частицу, говорит: «Такому-то священнодиакону преподается честное и святое и пречистое Тело и Кровь…» Подобно сему говорит, когда и сам причащается. Если священник служит один без диакона, то он не пиет из чаши до потребления Св. Даров по окончании литургии. Ибо хотя вино и освящено вложением частиц Св. Таин, но оно не пресуществлено в Божественную кровь. Если же священник служит вместе с диаконом, то диакон из чаши не пиет, так как ему надлежит потреблять потом Св. Дары. Священник же пиет из св. чаши, ничего при этом не произнося.

Во время приобщения священнослужителей поется Причастен: Вкусите и видите, яко благ Господь: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа. Священник же читает благодарственную молитву, а диакон полагает все оставшиеся на дискосе частицы в св. потир и покрывает его.

Отверзаются царские врата и диакон выносит св. чашу с обычным возгласом: «Со страхом Божиим и верою приступите», но лик, вместо «Благословен грядый», поет: Благословлю Господа на всякое время, хвала Его во устех моих. Если есть мiряне причастники, то они причащаются как обычно, но младенцев, не могущих проглотить частицу тела Христова, не причащают за Преждеосвященной литургией. Во время причастия, как обычно, лик поет: — «Тело Христово приимите». После этого следует благословение священника со словами: «Спаси, Боже, люди твоя…», лик поет: Хлеб небесный и чашу жизни вкусите и видите, яко благ Господь, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа. При каждении Св. Даров священник ничего не говорит, а прием св. потир, и обращься к дверем, зря на люди, глаголет тайно: «Благословен Бог наш» и возгласно: «Всегда, ныне, и присно, и во веки веков». Лик поет, как обычно: «Да исполнятся уста наша…» Диакон произносит обычную благодарственную ектению по причащении: «Прости приимше…» заамвонная молитва читается особая, начинающаяся словами: «Владыко вседержителю…» В ней священник просит Бога, чтобы Он сподобил нас «подвигом добрым подвизатися, течение поста совершити… главы невидимых змиев сокрушити… и неосужденно достигнути поклонитися святому Воскресению». Лик поет: «Аминь», и «Буди имя Господне» трижды. Далее чтец читает речитативом или лик поет — «Благословлю Господа…» 33 псалом, и священник на амвоне раздает антидор. По окончании псалма — «Благословение Господне…» Далее «Слава Тебе Христе Боже…» и следует обычный отпуст литургии. В Великую среду после «Буди имя Господне» читается молитва преп. Ефрема Сирина: «Господи и Владыко» с тремя земными поклонами. Раздается Антидор. На отпусте поминается учредитель литургии св. Григорий Двоеслов, папа Римский. Не следует при этом забывать, что литургия эта, как совершающаяся после вечерни, относится уже к следующему дню, а потому поминаются святые следующего дня. Только на литургии Преждеосвященных Даров, совершаемой в дни праздников, поминается прежде празднуемый святый, а потом святый наставшего дня, то есть следующего.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 140;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная