Лекции.ИНФО


ТАКТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ ФЕХТОВАЛЬЩИКА



 

Тактическое мышление фехтовальщика становится специаль­ным тактическим боевым умением лишь в том случае, если оно осуществляется в действии. Удовлетворять этим требованиям спортсмен может только после специальной подготовки. Труднос­ти тактического мышления во время боя заключаются в том, что в предельно короткие отрезки времени приходится оценивать внешнюю боевую обстановку, находящуюся в неповторимом и непрерывном изменении, и психологическую обстановку, т. е. ход мыслей и намерения противника. Фехтовальщик должен при этом разрешать одновременно две практические задачи: успешно нападать и успешно защищаться, т. е. его мышление имеет одно­
временно два объекта и, стало быть, проходит на фоне раздвоенности, распределения внимания. Анализировать ход боя и делать выводы приходится при высоком возбуждении, взволнованности, вызванных самим характером спортивного соревнования в фех­товании.

Воспринимаемые фехтовальщиком, главным образом посред­ством зрительного анализатора и отчасти тактильного, ситуации боя должны быстро осмысливаться. Это осмысливание восприня­того имеет две разновидности. Одна из них называется чувством боя, а другая — тактическим мышлением. Под чувством боя подразумевается ориентировка фехтовальщика в меняющейся обста­новке, т. е. непрерывные скоростные восприятия, обработка вос­принятого и принятие решений. Поняв и оценив боевую обста­новку, спортсмен тут же решает конкретные текущие задачи — что и когда делать. Решение первой задачи — что делать — осу­ществляется в целесообразном выборе и выполнении приемов: движений и всего поведения в соответствии с действиями и пове­дением противника. Решение второй задачи — когда делать — спортсмен осуществляет с помощью создания неожиданных для противника сближений, в которых он, застигнув его своими дей­ствиями врасплох, захватывает инициативу в выполнении атаки.

Все эти мыслительные акты имеют характер молниеносных импровизаций. Тактическое же мышление, имеющее форму раз­витого рассуждения, обычно обслуживает преднамеренные дей­ствия и подготовку к ним.

Но только понимать и оценивать движения и поведение про­тивника, отдельные моменты боя и всю боевую обстановку в це­лом для успешного ведения боя еще недостаточно. Фехтовальщик должен принимать определенные боевые решения и реализовать их, и подчас срочно. Сочетание понимания боевых ситуаций с принятием решений и их реализацией называется боевой ориен­тировкой.

В любом моменте боя имеются две стороны: фактическая л психологическая. Фактическая сторона — это взаиморасположе­ние противников, частей их тела и оружия, а психологическая — замыслы и намерения бойцов в данный момент.

Хорошо ориентироваться — значит правильно определять свои возможности и возможности противника, которые таят в се­бе фактическая и психологическая стороны каждого момента боя.

Скоростная ориентировка — это находчивость, воплощаемая в боевом реагировании в минимальный отрезок времени, поскольку такая необходимость возникает обычно в условиях внезапно соз­давшейся критической близости между бойцами. Базируется эта ориентировка обычно на чувстве боя, которое позволяет дейст­вовать раньше, чем боевой момент может быть всесторонне ос­мыслен.

Чувство боя отличается от тактического мышления степенью осознаваемости фехтовальщиком своих действий. Привычка, быстротечность боевой ориентировки, основанной на остроте и молниеносности восприятий, часто не позволяют спортсмену об­лекать свои мыслительные акты в форму внутренней речи разви­тых умозаключений. Действиям, возникшим в результате чувст­ва боя, присущ характер рефлекторности и высокой автоматизи­рованности. Чувство боя, обслуживающее, как правило, скоростную ориентировку, выражается в мгновенных боевых им­провизациях. Тактическое мышление фехтовальщика, обслужи­вающее в основном преднамеренные действия или их подготовку, направлено на создание тактических ловушек и на выбор ха­рактера ведения боя. Несомненно, чувство боя тесно связано с мышлением спортсмена в процессе боя.

Объекты осмысливания в тактике боя. К конкретным объек­там осмысливания относятся: 1) наблюдение за противником и составление его боевой характеристики; 2) создание общего пла­на боя на основе своих наблюдений за противником; 3) распозна­вание боевых реагирований и намерений противника для опреде­ления дальнейших своих действий; 4) постановка частных такти­ческих задач для осуществления своего решения поразить противника уколом или ударом; 5) введение противника в за­блуждение, чтобы облегчить себе выполнение поставленных за­дач (создание тактических ловушек).

Правда, такое конкретное деление мышления фехтовальщика в бою на обособленные тактические темы схематично, но оно все же поможет молодым фехтовальщикам действовать в бою более осмысленно, организованно, направляя свое внимание на реше­ние главных и неотложных тактических задач, возникающих в процессе боя.

Наблюдение. У советских тренеров и бойцов в отличие от многих зарубежных специалистов преобладает мнение, что фех­товальщик должен смотреть обобщенно в центр фигуры против­ника и лишь эпизодически переводить зрительный фокус на во­оруженную руку или оружие.

Под обобщенностью смотрения в центр фигуры следует пони­мать направление зрительных осей глаз спортсмена в планимет­рический центр зримой в ракурсе фигуры противника, обнимаю­щий собой при этом не отдельную точку на ее поверхности, а Довольно обширный район, куда обычно входят середина туло­вища, вооруженная рука и часть клинка (ближняя к монти­ровке).

В боях на саблях и, особенно на шпагах флюктуирование зри­тельного фокуса в пределах центрального района фигуры про­тивника более важно, чем в фехтовании на рапирах, поскольку рука бойца на шпагах и саблях входит в поражаемую поверх­ность.

Такая точка зрения большинства советских специалистов обосновывается тем, что четкость зрительных восприятий по ме­ре их отдаленности от центра поля зрения падает. Следователь­но, направление зрительного фокуса на планиметрический центр фигуры противника имеет целью держать крайние его точки в зонах наилучшего периферического зрения.

Наблюдая за действиями противника в бою, фехтовальщик стремится получить наиболее вернее представление о его мане­ре ведения боя, о его боевом репертуаре приемов, физических и тактических возможностях и моральном состоянии.

Наблюдать за действиями противника следует не только в бою с ним, но и во время его боев с другими, подмечая при этом, какими приемами он пользуется особенно эффективно, какие приемы, применяемые против него, дают положительный ре­зультат и т. п. В бою с незнакомым противником эти сведения фехтовальщик получает главным образом во время разведыва­тельных действий, производимых им непосредственно на по­ле боя.

Наблюдение будет более исчерпывающим, если спортсмен научится видеть и понимать состояние и намерения противника по внешним признакам, часто едва уловимым его жестам, позам и движениям, а иногда и возгласам.

Получив более или менее верное представление о своем про­тивнике, фехтовальщик должен до боя или во время его наметить план действий, т. е. решить, какой характер боя следует навязать противнику, чтобы победить его.

План боянамечается с таким расчетом, чтобы фехтоваль­щик мог свои сильные стороны противопоставить в бою слабым сторонам противника, а также предопределить общий характер боя, выбрать тактические средства и последовательность их при­менения.

Планы и задачи должны быть подвижными и изменчивыми. Фехтовальщик, убедившись в их неправильности, несоответст­вии боевой обстановке или предварительной оценке противника, должен уметь на ходу вносить коррективы или даже создавать новые планы, ставить новые задачи и действовать согласно им.

Реализуются планы посредством разрешения в бою ряда част­ных тактических задач, имеющих целью поймать противника в ловушку, т. е. обмануть, с тем чтобы нанести ему укол или удар.

Тактические обманывания. Цель тактических обма­нов состоит в том, чтобы создавать у противника ошибочные представления о своих намерениях, о своем состоянии и возмож­ностях. Достигается это имитацией положений, движений и всего поведения, соответствующих не истинному положению вещей, а вымышленному, отвечающему тактическому замыслу фехтоваль­щика, и приводящих противника к ошибкам.

Это обманывание противника, распознавание его намерений и попыток обмануть является самым существенным решающим моментом тактической борьбы, моментом, в котором проявляет­ся самым полным образом тактическое мастерство фехтоваль­щика.

Обманывая противника в бою, боец старается заставить его ошибаться как в чувстве боя, так и в тактическом осмысливании боя. Процесс обманывания имеет внутреннюю и внешнюю сторо­ны. Внутренняя сторона обманывания заключается в понимании фехтовальщиком психологического состояния противника для введения его в заблуждение, внешняя — в придавании правди­вости ложным обманывающим движениям.

Фехтовальщик, заранее ожидающий попытку противника об­мануть его, не поддастся на этот обман, следовательно, успеш­ность обманывания должна обеспечиваться верным предположе­нием о том, что думает противник, на чем сконцентрировано его внимание.

Мастерство обманывать в бою — это в основном психологиче­ский, умственный навык выбирать подходящий момент в созна­нии противника для введения его в заблуждение. Конкретных задач обманывания очень много: маскировать свои намерения совершить атаку, контратаку, применить в атаке батман, финт, совершить в обороне перехват, овладеть инициативой, разведы­вать намерения противника и т. д.

Искусство фехтовальщика в большой мере заключается в уме­нии учесть обстановку и в связи с этим дать то или иное вопло­щение одному и тому же тактическому намерению, чтобы исклю­чить в наибольшей мере неожиданное для фехтовальщика реаги­рование противника.

Понимание намерений противника. В бою каж­дый фехтовальщик стремится распознать, предугадать ближай­шие намерения и действия противника. Умение фехтовалыцикэ делать это всегда безошибочно обеспечивало бы ему безотказ­ную победу над любым противником. Но постоянная безошибоч­ность предугадывания невозможна вследствие того, что и против­ник стремится к тому же, противопоставляя спортсмену свое мышление и свои действия. Однако предугадывать намерения про­тивника возможно. Фехтовальщик по определенным положени­ям, а иногда по почти неуловимым невольным движениям противника может разгадать его намерение и, чтобы помешать их выполнению,— выбрать именно те приемы, которые окажутся для Противника неотразимыми. Предугадывание позволяет реагиро­вать на действия противника раньше, чем определится их точное содержание по начальным движениям. Однако распознавание на­мерений противника без умения правильно предполагать ход мыслей противника не будет полноценным.

Полезно также распознавать в бою физическое и моральное состояние противника. Оно помогает фехтовальщику своевремен­но перестраивать план боя и выбирать для его осуществления, приемы и действия, ведущие к наиболее верному поражению про­тивника.

Инициативность. В бою инициатива имеет большое зна­чение. Боевые взаимодействия фехтовальщиков, как правило, не бывают равнозначными по признаку инициативности. По неуло­вимым часто внешне причинам один из бойцов движется во вре­мя боя инициативно, а другой ответно. И несмотря на то, что действующий ответно боец, т. е. побуждаемый к действиям дви­жениями противника, может быть очень активным тактически, инициативой в этом случае все же владеет противник.

Действующий ответно боец может изощряться в разнообразии и неожиданности своих действий и проявлять большую изобре­тательность в своих тактических реагированиях и успешно при­менять свои излюбленные приемы, но он все же обладает мень­шей свободой мышления, меньшей боевой оперативностью, не­жели его противник.

Неожиданность действий. Всякое неожиданное дей­ствие фехтовальщика в острые моменты боя часто приводит про­тивника на некоторое время в замешательство. Этого обычно бы­вает достаточно, чтобы он был поражен. Неожиданность дейст­вий увеличивает просвет времени между восприятием этого действия противником и его реагированием на него и, кроме то­го, ведет к противодействиям инстинктивного характера, посто­янным по содержанию и качеству и, как правило, в какой-то сте­пени искаженным по форме. Фехтовальщик, умеющий действо­вать внезапно, избавляет себя от преднамеренных, неожиданных для него противодействий противника и от заранее заготовленных тактических ловушек. Действие спортсмена бывает неожиданным для противника в тот момент, когда внимание его отвлечено от ожидания активного действия соперника на подготовку успеха своих действий или когда его боевая бдительность понижается для кратковременного отдыха.

Боевое разнообразие. Боевым разнообразием в фех­товании называется способность и привычка спортсмена приме­нять в соревновательном бою большое количество различных дей­ствий и приемов. Это качество фехтовальщика помогает ему действовать в бою неожиданно для противника. Высокое мастер­ство фехтовальщиков проявляется при этом не столько в количе­стве используемых ими основных действий, сколько в множестве вариантов их применения.

Каждый повод для атаки дает возможность применить не­сколько конкретных атак, так же как и любой атаке можно про­тиводействовать разными приемами обороны. Но, несмотря на это, спортсмены нередко допускают однообразие приемов, кото­рое лишает их возможности действовать неожиданно, а против­нику позволяет почти наверняка обыгрывать их действия.

У большинства фехтовальщиков есть небольшой круг излюб­ленных приемов, применение которых становится в условиях боя для них наиболее результативным.

При неправильной тренировке эти приемы остаются единст­венными, которыми пользуется фехтовальщик на соревнованиях. В результате этого воспитывается боец с узким кругом боевых действий, которому крайне трудно действовать в бою неожидан­но и тем более для противника, изучившего его.

Однообразные фехтовальщики — большей частью бойцы пре­имущественно преднамеренных действий.

Боевое разнообразие обычно вытекает из острого и точного тактического общения с противником, в результате чего возни­кают возможные контрдействия на все действия противника. В этом случае фехтовальщик перестает быть ограниченным в. своем разнообразии: различие его противников и острота его так­тического общения с ними являются предпосылкой его собствен­ного разнообразия.

Немалую роль в становлении боевого разнообразия играют и систематизированные знания фехтовальщика, позволяющие ему в каждый момент боя ясно представлять себе весь комплекс прие­мов, которые могут быть применены в подобной ситуации.

Риск, как психологическое явление, занимает важное мес­то в практике фехтования. От необходимости рисковать можно было бы отказаться только спортсмену, овладевшему верным безопасным приемом в нападении и обороне. Но таких приемов не существует. И риск поэтому сопровождает любую боевую ак­цию фехтовальщика. Не рисковать, ведя борьбу с мыслящим про­тивником, просто невозможно. Поэтому риск есть главная при­чина волнений всех фехтовальщиков. Риск может быть оправ­данным и неоправданным, а спортсмен тактически смелым или робким. Есть спортсмены, которых вполне устраивает равенство шансов на удачу и неудачу в их субъективной оценке боевой ситуации, но есть и такие, которые стремятся найти или создать такую боевую обстановку, где они имели бы примерно 99% шан­сов на успех против одного. Такая чрезмерная требовательность к надежности атаки, а отсюда и чрезвычайная осторожность при­водят к очень однообразному бою, в котором один из соперников производит в несколько раз больше боевых акций, нежели дру­гой. Как правило, побеждает более активный.

Есть бойцы, которые в начале боя идут на неоправданный риск и собираются лишь при угрожающем счете. Имеются и та­кие, которые при счете 4 : 4 почти никогда не проигрывают. Это свидетельствует о правильном и высокосознательном отношении бойца к риску. Умение разумно рисковать связано с чувством правильной оценки боевых ситуаций как в фактическом, так и психологическом плане. Безошибочность в оценках фактического и психологического содержания боевых моментов приводит фех­товальщика к активному, насыщенному действиями смелому бою.

 

ТАКТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕКОМЕНДАЦИИ

 

Тактика фехтовальщиков основывается на знаниях, сообщае­мых тренером, приобретаемых из специальной литературы и до­бытых в личном опыте и в наблюдении боев других фехтоваль­щиков. Тактика фехтования предъявляет следующие требования: спортсмены должны быть активными, действовать неожиданно, решительно и быстро, проявлять самостоятельность мышления, подавлять инициативу противника и овладевать ею, создавать у противника ошибочные представления о своих возможностях и намерениях, навязывать ему невыгодные для него действия, за­ставлять делать, что у него получается наиболее слабо, и самому пользоваться тем, что наиболее удается.

Как вести бой. Первым условием наилучшего использова­ния своих боевых возможностей в соревновательном бою являет­ся горячее желание победить. Если спортсмен сочетает интерес к бою с самим процессом ведения его, то задача победить стано­вится более реальной.

Во время боя необходимо пытаться использовать слабости противника и его боевые движения и положения/ позволяющие нанести ему укол, удар. С этой целью боец должен наблюдать противника, создавать поводы для действий, имеющих конечной целью нанесение укола. Однако активно и сознательно ведя бой, спортсмену надо быть настороже на случай нападения противни­ка. Нельзя всецело увлекаться подготовкой атаки, не думая о том, что можно быть застигнутым врасплох атакой противника. Наблюдая за движениями противника, фехтовальщику необхо­димо учитывать не только их двигательное содержание, но и на­значение. Имея четкое представление о слабостях противника, фехтовальщику следует пытаться обыгрывать их.

Кроме того, каждый момент боя спортсмен должен восприни- . мать в психологической связи со всем предыдущим ходом дейст­вий. Только в этом случае можно сделать правильные предполо­жения о том, что замышляет противник, и своевременно проти­водействовать ему.

Как правило, в бою выгодно быть тактически активным. Фех­товальщик, который в условиях боя часто выпадает из тактиче­ского общения и попадает в бездеятельное состояние, — пример тактической пассивности.

Бой с незнакомым противником. При встрече с незнакомым противником во время боя необходимо постараться возможно быстрее изучить его с помощью разведывательных действий. При этом спортсмен в любую минуту должен быть го­тов к обороне. Боец должен стремиться к тому, чтобы в наи­кратчайший отрезок времени получить наиболее полное общее представление о противнике. Необходимо в первую очередь уз­нать: 1) способен ли противник на совершение внезапных атак; 2) что доминирует в его обороне при ожидании атаки и при не­ожиданном нападении.

Бой с превосходящим по силе противником. В бою с превосходящим по силе противником надо помнить, что менее сильный фехтовальщик, уступая противнику, например, в технике или в развитии физических качеств, может оказаться все же сильнее своего соперника и. выиграть бой с явным преимуще­ством за счет тактики и других психологических моментов. С бо­лее сильным противником невыгодно общаться его техническим и тактическим репертуаром, так как он в этом случае без труда переиграет своего менее сильного соперника. Против превосходя­щего в мастерстве противника выгодно применять непривычные для него, редко используемые тактические приемы.

Бой с уступающим по силе противником. К бою с уступающим по силе, но не слабым противником, надо отно­ситься серьезно. Небрежное ведение боя уравнивает шансы спортсменов и нередко приводит сильного фехтовальщика к по­ражению. Поэтому бой надо вести в полную силу, позволяя себе лишь варьировать степенями боевого напряжения и рискован­ности.

Бой у задней границы поля боя. В такие моменты тактические ходы противников совершенно различны, как различ­ны объективные условия их боя: один сражается без тыла, рискуя получить штрафной укол за выход за границу поля боя, а другой, обладая простором маневра, имеет перед собой противника, ли­шенного возможности отступать и обреченного поэтому на необ­ходимость атаковать или обороняться в трудной боевой об­становке. Стоящему у границы наиболее целесообразно, не давая противнику приблизиться, атаковать его с неожиданным по на­правлению действием на оружие или выполнить атаку второго намерения, вызывая ответ или контратаку противника, или при­бегнуть к простой однотемповой контратаке. При такой ситуации имеется немало и других вариантов атак, но рекомендуется все же пользоваться наиболее объективно выгодными из них.

Близость окончания боя. После объявления су­дьи, что до конца боя остается минута, тактическое направление ведения боя соперниками принимает определенный характер. Близость конца боя при равном счете побуждает более уставшего бойца к форсированному ведению боя, а менее утомленного, нао­борот,— к спокойному, исключающему по возможности большой риск и обострения. При перевесе в уколах, ударах поведение фехтовальщиков резко отличается по тактическому содержанию, так как одному спортсмену конец боя несет поражение, а друго­му — победу. Имеющему перевес в счете, как правило, выгодно создавать обстановку своей относительной безопасности, т. е. не идти на обострения, пытаясь не терять при этом пространства по­зади себя. Достигнуть этой относительной безопасности выгоднее всего, прибегнув к ложным атакам, вызывающим отступление противника. Тот, кто проигрывает, должен стремиться поскорее сравнять счет, а еще лучше сделать его выигрышным для себя. Ограниченность времени заставляет проигрывающего спешить, вести бой форсированно. Предельно обостряется обстановка, ког­да до конца боя остаются считанные секунды. Проигрывающему следует сразу же после команды «Алле!» флешобразным наступ­лением постараться настигнуть убегающего противника и нанести ему укол в атаке или укол, удар в темп в ответе.

Все изложенные тактические положения применяются и при бое с левшой. Утверждение об исключительной силе 4-й защиты левши является ошибочным и возникает лишь от непривычности ощущения фехтовальщика в бою при встрече 4-й защиты там, где обычно он имеет дело с менее активным движением оружия противника в 6-й или 3-й защите. Особые технические затрудне­ния в ведении боя с противником-левшой могут возникать от не­привычности положения его оружия и руки в боевых ситуациях и некоторого в связи с этим неудобства в выполнении приемов. Однако эти затруднения легко устраняются в индивидуальных уроках с помощью специальных упражнений в выполнении прие­мов против левши и в учебных тренировочных боях с левшами.

Фехтовальщик должен быть тактически гибким, разнообраз­ным, но иногда, если этого требуют обстоятельства, прибегать к однообразным действиям. Однообразие приемов или даже пов­торение одного и того же приема несколько раз подряд может стать обманывающим и поэтому эффективным, но при условии, если фехтовальщик будет ожидать от своего противника разнооб­разия приемов.

В фехтовальном бою в некоторых случаях для обмана про­тивника допустимы удары по закрытому месту. Такие удары ча­сто приносят успех, так как фехтовальщик обычно и не допуска­ет мысли, что его опытный противник попытается их совершить.

Тактическая подготовка, фехтовальщика широко излагается при обосновании вариантов техники приемов и боевых действий в методике специальной подготовки фехтовальщиков на рапирах, саблях и шпагах.

 

Глава XI. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ И ВОЛЕВАЯ ПОДГОТОВКА

 

В настоящее время добиться высоких спортивных результа­тов может лишь фехтовальщик, обладающий не только высоким уровнем техники, тактики, физической подготовленности, но и высокоразвитыми моральными и волевыми качествами, а также психической готовностью к соревнованиям.

Прежде всего, нужно помнить, что воля, по определению И. М. Сеченова,— это деятельная сторона разума и морального чувства. Воспитание волевых качеств неотделимо от сознания соответствующей моральной и интеллектуальной основы. Иными словами, нужно не только совершенствовать методы и методи­ческие приемы волевой подготовки, но и осуществлять процесс воспитания всех волевых качеств в единой системе, направлен­ной на укрепление и развитие нравственных чувств: советского патриотизма, коллективизма, общественного долга и ответствен­ности, дружбы, товарищества в соответствии с моральным кодексом строителя коммунизма. Только в этом случае процесс психологической и волевой подготовки принесет нужные плоды.

При разработке методики волевой подготовки большое место отводится систематизированию условий, требующих проявления волевых качеств в процессе тренировочной и соревновательной деятельности фехтовальщика. К таким условиям относятся пре­пятствия и объективные трудности, возникающие при техниче­ской и тактической подготовке, трудности экстраординарного характера, а также общей и специальной физической подготовки. Сюда также будут относиться и объективные изменения внут­ренней среды организма, спортсмена, действующего в условиях, обусловленных внешними причинами, которые требуют проявле­ния волевых усилий.

Воля спортсмена проявляется в действиях, направленных на достижение возникающих перед ним целей во время соревнова­ний и учебно-тренировочных занятий. Эти действия всегда свя­заны с необходимостью преодолевать трудности и препятствия на пути к достижению цели. Поэтому они требуют от спортсмена больших или меньших волевых усилий, особенно в тех случаях, когда трудности и препятствия возникают неожиданно.

Препятствиями для спортсмена могут стать объективные ус­ловия деятельности, мешающие достижению целей, возникающих или поставленных перед спортсменом. Препятствиями становят­ся и объективные изменения в состоянии внутренней среды орга­низма спортсмена. Эти изменения создаются под влиянием внеш­них условий деятельности, они также мешают достижению целей, тормозят преодоление внешних препятствий.

Необходимость преодоления препятствий и трудностей, выте­кающих из конфликтности боевых ситуаций, на первый план выдвигает не только задачи воспитания волевых качеств фехто­вальщика, обеспечивающие возможность борьбы в условиях противоборства противника, подчинения его действий своим за­мыслам, но и тактическое распознавание состояния противника, его замыслов и намерений, а также подготовку и использование момента для его уязвимости.

Для анализа трудностей, возникающих в процессе соревно­вательной и учебно-тренировочной деятельности фехтовальщика, остановимся на препятствиях, которые наблюдаются при подго­товке спортсменов.

 

ТРУДНОСТИ ОБЩЕЙ И СПЕЦИАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ

 

Трудности общей физической подготовки возникают из-за необходимости постоянного повышения уровня развития всех физических и специальных качеств, влияющих на специальную подготовку фехтовальщика, а также выполнения заданий с мак­симальным напряжением сил, большим объемом работы при по­вышающейся интенсивности.

I. Препятствия и трудности тактического характера:

- недостаточность технической подготовки, тормозящая осуще­ствление тактических намерений при быстрой смене боевых си­туаций;

- медлительность или недостаточная гибкость тактического мышления (нет острого чувства боя), недостаточность тактиче­ских умений производить разведку для распознавания замыслов противника, маскировку своих намерений и действий, точно рас­считывать дистанцию и выбирать момент уязвимости;

- двоякая роль внимания бойца, который должен одновременно наблюдать за противником для определения целесообразности способа и момента его уязвимости и в то же время заботиться о том, чтобы не быть самому застигнутым врасплох;

- неумение сформировать нужную тактическую обстановку для завершающего действия, торопливость или медлительность в ожидании желаемых действий противника или его ошибки;

- упорство противника в осуществлении своих замыслов;

- неумение преодолеть так называемый психологический барь­ер (например, отрицательное воздействие имени известного спортсмена перед боем или неоднократные проигрыши одному и тому же противнику и т. п.);

- узость «боевого репертуара» или злоупотребление излюблен­ными действиями в сходных ситуациях;

- травмы, болевые ощущения или грубость противника, непри­язнь к нему, мешающая обдуманно вести бой;

- неуверенность в действиях;

- предстартовая лихорадка или предстартовая апатия;

- неожиданное упорство противника в почти проигранном бою и изменение счета в его пользу;

- неумение отвлечься от посторонних раздражителей и скон­центрироваться на противнике, отсутствие отчетливости зритель­ных и двигательных восприятий, концентрированного внимания, плохое качество или тенденциозное судейство, неблагоприятное отношение зрителей и т. п.

II. Препятствия и трудности технического характера:

- приспособление природных координации к специальным фех­товальным, т.е. выполнение движений ногами независимо от дви­жений рук и наоборот;

- неумение быстро переключаться с одних действий на другие;

- влияние недостатков техники противника на технику бойца;

- недостатки техники, вытекающие из недостатков общей и специальной физической подготовки, усталость, утомление.

III. Экстраординарные препятствия и трудности:

- противник ошеломил стремительностью, отлично маскирует свои замыслы, его очень трудно распознавать; противник применяет тактико-техническую новинку, пригодную для решения не одной тактической задачи, а нескольких;

- травмы и острые болевые ощущения;

- неожиданный перерыв в соревнованиях с целью их затягива­ния, чтобы сбить темп;

- неприятные известия, злоупотребление стимуляторами, вне­запное изменение системы соревнований.

Кроме того, фехтовальщик может столкнуться с недостатка­ми оборудования, инвентаря, экипировки, с неблагоустроенным залом или площадкой, где проводятся соревнования или трени­ровки.

Каждый спортсмен, овладевая техникой и тактикой фехтова­ния, особенно совершенствуясь в них, испытывает в той или иной мере указанные трудности.

Волевые качества фехтовальщика воспитываются в процессе преодоления специально и последовательно создаваемых пре­пятствии и трудностей в учебно-тренировочных занятиях и осо­бенно в соревнованиях при условии достаточно ясного осознания их, что зависит от правильного использования специальных средств, методов и методических приемов.

Важно спланировать и осуществлять этот процесс так, чтобы никакие трудности не сказывались на спортивном мастерстве фехтовальщика. Для этого в процессе технической, тактической и физической подготовки необходимо всегда предусматривать совместное решение двух задач: обучение и совершенствование в технике и тактике с одновременным развитием волевых качеств, повышением уровня общей и специальной физической подготов­ленности и воспитанием воли фехтовальщика.

Кроме того, для развития волевых качеств необходимо поста­вить спортсмена в такие условия, которые бы требовали от него проявления того или иного качества, а также, чтобы эти условия были бы повторяющимися, постепенно усложняющимися и варь­ирующимися. Такие условия необходимы для того, чтобы пре­дотвратить косность стереотипа или чрезмерное облегчение во­левых усилий в действиях спортсмена.

 

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-26; Просмотров: 127;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная