Лекции.ИНФО


История русской журналистики



История русской журналистики

Вопрос 1. Особенности русской журналистики

Журналистика в России возникла “сверху” как элемент правительственной политики – по Указу Петра Первого и предназначалась для пропаганды и разъяснения новаторских реформ государя. Феодальное общество России еще почти не нуждалось в регулярном и оперативном обмене информацией через средства массовой информации. Здесь достаточно было деловой переписки. И научная общественность еще не ощутила потребность в необходимости издания своего журнала, как это было в Великобритании и Франции. Поэтому в России полноценные СМИ появились только в начале 18 в. Первое время они были мало заметны, маловлиятельны, затем постепенно развились в значимую силу общественной жизни. Около полувека непосредственно правительство России непосредственно и при посредничестве Академии Наук держало в своих руках монополию на прессу и лишь в конце пятидесятых годов XVIII в. появилось первое частное издание.

Вопрос 2. Рукописная газета «Вести- Куранты». Источники, издатели, время существования.

Первая российская газета “Куранты” (1621 г.) была рукописной. Их по-другому называли “Вестовые письма”. Это была газета наоборот – ее “выпускали” в нескольких экземплярах 2-4 раза в месяц многие люди, дьяки и подьячие Посольского приказа, для очень ограниченного круга читателей – царя Алексея Михайловича и его приближенных. Она создавалась по типу “Ньюз-леттерз” и содержала выборку сообщений на дипломатическую, военную, придворную и торговую темы из немецких, шведских, польских и голландских газет, переведенных на русский язык. Для массовой аудитории не предназначалась и вообще ее выпуск был окружен тайной.

 

Источники информации : 1) иностранная пресса (немецкая и голландская) 2) доносы шпионов. (ими часто были купцы и дипломаты) 3) информация наших дипломатов и воевод

 

Время существования – 1621-1703 (около 80 лет). На смену пришли полноценные Ведомости.

 

Вопрос 6. Журнал «Ежемесячные сочинения к пользе и увлечению служащие».

“Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие” (1755-1754) стали издаваться по инициативе М.В.Ломоносова. Первым редактором был редактор “Санкт-Петербургских ведомостей” Г.Миллер. Здесь печатались известные русские писатели А.Сумароков, В,Тредьяковский, М.Херасков, И.Елагин и другие. Здесь также печатались статьи на тему экономики, торговли, литературы и искусства. Исторические статьи занимают значительное место. Свою аудиторию издатели обозначили надписью на титульном листе – “Для всех”. Здесь же была помещена виньетка – часть земного шара, двуглавый орел с вензелем императрицы Елизаветы Петровны и солнце. В основном журнал заполнялся переводными материалами и по отделу наук, и по отделу литературы. Много было переводов из иностранных сатирических журналов. В частности, переводы Вольтера. Ломоносов в деятельности журнала участия не принимал, ибо его план журнала был отвергнут враждебной ему партией Миллера. Однако выразил свое отношение к ситуации в анонимно опубликованном в журнале стихотворении “Правда ненависть рождает”. Большая часть исторических статей в “Ежемесячных сочинениях” были написаны Миллером. Однако печатались еще произведения Татищева, Гербера. Журнал знакомит своих читателей с новейшими экономическими учениями зарубежных экономистов – печатает статьи “меркантилистского и монетарного” характера. То есть внедряет буржуазные идеи в сознание читателей, живущих в феодальном обществе. Но был в журнале и свой экономист – П.И.Рычков, который пишет в основном о российском сельском хозяйстве, осуждает организацию хозяйствования в дворянских имениях, требует изменений в ведении земледельческого хозяйства. Примечательной является полемика о стихосложении, в которой также принял участие Ломоносов. Печатаются рецензии на театральные постановки и новые книги.

Вопрос 7. Основные положения статьи Ломоносова и рассуждение об обязанностях журналиста.

1754 - выход статьи

 

Статья была названа «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии». Ломоносов рассматривает в ней одну из сторон деятельности журналистов, представлявшуюся ему наиболее ответственной и серьезной, – участие их в распространении научных знаний, в оценке работы ученых. Академики еще до того, как их работы будут опубликованы, рассматривают научные открытия в своем кругу, «не позволяя примешивать заблуждение к истине и выдавать простые предположения за доказательство, а старое – за новое». В свою очередь журналы обязаны «давать ясные и верные краткие изложения содержания появляющихся сочинений, иногда с добавлением справедливого суждения либо по существу дела, либо о некоторых подробностях выполнения. Цель и польза извлечений состоит в том, чтобы быстрее распространять в республике наук сведения о книгах».

 

Статью можно условно разделить на две части. В первой Ломоносов полемизирует с автором диссертации, опубликованной в «Гамбургском корреспонденте», рассуждает о науке и журналистике; во второй – приводит 7 конкретных правил, которых должны придерживаться журналисты.

 

7 правил: 1. Компетентность автора в своем вопросе 2. Максимальная объективность суждения. 3. Осторожность с материалами, одобренными научным обществом. 4. Не осуждайте еще не доказанные теории. Они толкаю науку вперед. 5. Никакого плагиата. 6. Критика должна быть уместна и добросовестна. 7. Знай свое место и никакой гордыни.

 

Вопрос 8. Газета «Московские Ведомости» Задачи, редакция, тематика издания, издатели. Новиков как издатель.

Издавались с 1756 по 1917

Газета была создана указом императрицы Елизаветы Петровны (1756 г.) при Московском университете. Первый номер вышел в пятницу 26 апреля 1756 года и был приурочен к первой годовщине открытия университета и 14-й годовщине коронации Елизаветы. Формат газеты — А3, в среднем 8 страниц текста. На первой странице был изображен двуглавый орел, который был единственным графическим изображением. «Московские ведомости» достаточно долго оставались единственной периодической газетой Москвы.

 

Тематика

В газете присутствует много иностранных известий из Рима, Бреста, Вены, Лондона, которые, с точки зрения современности, можно отнести к рубрике «на заметку»… Большой объем материала перепечатывается из «Петербургских ведомостей», печатаются высочайшие указы, официальные сообщения, военные новости. Вскоре большой официальный раздел газеты приводит ее к упадку.

 

Новиков как издатель

В 1779—1789 типографию Московского университета и газету арендовал известный издатель и просветитель Н. И. Новиков. Новиков в буквальном смысле, «вдыхает» в газету новую жизнь. Начинаются печататься статьи, касающиеся разных сфер жизни. В газете можно было найти материалы из провинции, все новинки литературной сферы. Также расширяется корреспондентская сеть, укрепляются внутренние связи по стране. Тираж газеты возрастает до 4.000 экземпляров (небывалый для того времени).

 

 

Вопрос 9. Частные журналы 1759-1760 гг. Государственные и частные журналы: общее и различие. Редакторская политика частных журналов XVIIIв.

Частные журналы умеренно-либерального и прогрессивного направления.Первый частный журнал в России появился в 1759 г. – “Трудолюбивая пчела”. Частные журналы рождались в период перехода от салонных методов литературной деятельности к публичным. Многочисленные литературные кружки и салоны, объединявшие дворянскую образованную молодежь, позволяли ей вести рукописное распространение своих произведений. Выпускники же высших учебных заведений – Московского университета или Сухопутного шляхетского корпуса ищут новые пути. Они начинают издавать свои литературные журналы.

“Праздное время в пользу употребленное” (М.,1759-1760);

“Трудолюбивая пчела” (СПб., 1759);

“Полезное увеселение” (М.,1760–1762);

“Собрание лучших сочинений” (М., 1762);

“Невинное упражнение” (М., 1763);

“Свободные часы” (М,. 1763);

“Доброе намерение” (М., 1764).

Вопрос 18. Журнал Ф.А. Эмина «Адская почта». Содержание журнала. Характер сатиры. Объекты обличения и сатирического осмеяния.

 

Последним из группы сатирических изданий 1769 г. был журнал писателя Ф.А. Эмина «Адская почта, или Переписка хромоногого беса с кривым», «ежемесячное издание». Первая книжка журнала вышла из печати в июле, и до конца года появилось шесть книжек. Сведений о тираже этого издания не сохранилось.

Замысел журнала возник у Эмина еще в апреле, о чем можно судить, исходя из материалов «Всякой всячины» за этот месяц и из предварявшего издание обращения к издателю «Всякой всячины». Журналом «Адскую почту» назвать трудно, поскольку это сочинение, принадлежавшее одному автору и лишь по характеру своего издания могущее считаться периодикой. Эмин использовал при этом традицию жанра философско-сатирической переписки, весьма распространенной в литературе французского Просвещения XV в. Достаточно вспомнить «Персидские письма» Ш. Монтескье или цикл эпистолярно-философских сочинений просветительского публициста маркиза Ж.Б. Де Буайе д' Аржанса «Кабалистические письма», «Европейские письма», «Китайские письма», представлявшие собой обсуждение политического состояния Франции того времени, и актуальных философских идеологических проблем в форме переписки корреспондентов, отражающих точки зрения, не укладывающиеся в общепринятые нормы мировосприятия. Именно такой принцип освещения действительности попытался реализовать в своем журнале Эмин. Согласно разысканиям современного исследователя, непосредственный источник сюжетной структуры «Адской почты», разумеется, кардинально адаптированный применительно к русским условиям, — это сатирические памфлеты французского писателя Э. Ленобля, имевшие форму разговоров между Хромым и Кривым бесами, гуляющими по Парижу и обменивающимися своими впечатлениями о жизни французов.

Для понимания идейной позиции издателя «Адской почты» очень важно то, что вступлением к журналу стало обращение к «Всякой всячине». По-видимому, без санкций со стороны ее издателей журнал не мог бы появиться в свет. Об этом же можно судить и по содержанию одного из первых писем уже в июльском номере, где издатель по-своему определяет место «Адской почты» в журнальном мире, а заодно формирует свое творческое кредо как журналиста: «Теперь тебя только в том уведомлю, что есть надежда и нам писать повольнее, когда пишутся "Трутень" и "Смесь". Ничего "Всякая всячина" лучше сего затеять не могла, как сделаться начинщицей журналов...» И ниже, сославшись на обозначившиеся разногласия между журналами, выразил мнение о тактике своего издания: «Нам, друг, должно писать поосторожнее, и никого в лицо не трогать, а описывать погрешности, поправления требующие». Эта осторожность позиции Эмина носила, по-видимому, принципиальный характер, о чем можно судить по содержанию последнего номера журнала, где в письме бесов к издателю подчеркивалось: «Знатных и в правлении великие места имеющих людей мы никогда в лицо не трогали нашими критическими рассуждениями...»

Для понимания Эминым задач сатиры программным и по-своему итоговым можно считать помещенное в декабрьском номере письмо к Правдолюбову (единственное в журнале не от имени бесов), где он разъясняет свой взгляд на предназначение сатиры: «Ведаю и то, что родилось в свете такое человеколюбие, которое не только о падении пороков обильные проливает слезы, но еще и о участниках оных соболезнует. Славный у многих автор, написавший должно ненавидеть пороки, а сожалеть о порочных, есть толь великий упомянутого человеколюбия подкрепитель, что множество людей, и довольно просвещенных, на свою обратил сторону. Но я сказать отважусь, что сие странное человеколюбие, сию нынешнего света добродетель произвела в свет привычка видеть часто людей порочных... а иногда с ними и обращаться...» Скрытая отсылка к рассмотренной выше полемике о сатире между «Всякой всячиной» и «Трутнем» здесь несомненна. Но как видим, Эмин занимает двойственную позицию. Его положение как писателя и как журналиста было в чем-то близко к положению М.Д. Чулкова, издателя журнала «И то и сио», чей социальный статус заставлял признавать свое бессилие исправить что-либо в этом мире и не трогать богатых. Так же смотрел на вещи и Эмин: «Если в моих критических писаниях, — писал он в заключение письма, — сыщется что-нибудь нравоучительное, то я сие пишу для тех, коим писания мои не противны, для моего препровождения времени и для пропитания, которое единственно от пера, а часто и нещастного, имею».

Сказанным определяется содержание «Адской почты». Переписка бесов — всего лишь удобная форма для изображения отдельных сторон российской действительности под сатирическим углом зрения. Впрочем, острых проблем Эмин старается не касаться. Ни о положении крестьянства, ни о злоупотреблениях власти, ни о беззакониях в судах в материалах «Адской почты» не говорится ни слова. Журнал весь состоит из своеобразных беллетризованных нравоописательных эссе — сатирических зарисовок характеров, дополняемых иногда теоретическими рассуждениями. Никаких других форм журнальной публицистики или сатиры Эмин в «Адской почте» не использует. В журнале совершенно отсутствует стихотворный отдел. Правда, в некоторых номерах имеется отдел «Адские ведомости». Содержание его в значительной мере посвящено не столько обсуждению животрепещущих вопросов русской жизни, сколько информации о событиях европейской политики и русско-турецкой войны. Социальная сатира в журнале Эмина подменяется зачастую «хроникой скандалов», в основном касающихся светской жизни столицы.

В то же время очень обильно представлена в бесовской переписке литературная жизнь Петербурга: обсуждение литературных новостей, высказывания о творчестве отдельных писателей, как живых, так и умерших, отклики на литературную полемику. В писательских кругах у Эмина было много противников, и он активно использовал свой журнал в качестве трибуны для борьбы с ними. Объектами его нападок выступали А. Сумароков, В. Лукин, Б. Рубан, М. Чулков, поэт В. Петров и др. Впрочем, к признанным корифеям российского Парнаса, таким как М.В. Ломоносов, «Адская почта» сохраняла уважительность и почтение. Обсуждению достоинств его поэзии в сравнении с наследием Сумарокова посвящено в ноябрьском номере специальное письмо.

Таким образом, между «Трутнем» и «Всякой всячиной» журнал Эмина занимал в известной мере промежуточную позицию.

Вопрос 23. М.М. Херасков –журналист. Роль Хераскова в развитии русской журналистики XVIII века. Взгляды издателя на специфику отечественной журналистики. Приемы работы Хераскова – редактора с редакций и авторами.

Херасков Михаил Матвеевич.

Москва- колыбель русской журналистики. Центром является Московский университет.

Начиная с 60-х годов, дом Хераскова (на месте нынешнего здания по Тверской,21) становится центром литературной Москвы.

Когда в 1755 году в Москве открылся университет, основанный по инициативе Ломоносова, Херасков поспешил подать прошение об отставке и вскоре занял должность в новом учебном заведении, получив статский ранг коллежского асессора. В его ведении находились учебная часть, студенческие дела, библиотека, типография.

Херасков много и с удовольствием трудился на пользу Московскому университету. Немало сил было вложено им в перевод всего преподавания на русский язык вместо латинского, на чем горячо настаивал еще Н.Н. Поповский, ближайший ученик Ломоносова, при самом начале университетских лекций. Понадобилось несколько лет, чтобы добиться этого. Объединив вокруг себя молодых литераторов, преимущественно поэтов, Херасков стал организатором и руководителем нескольких печатных изданий, выходивших в типографии университета, — журналов «Полезное увеселение» (1760—1762), «Свободные часы» (1763), «Невинное упражнение» (1763), «Доброе намерение» (1764). Он был признанным учителем этой группы образованной дворянской молодежи. В 1760 году Херасков женился на Елизавете Васильевне Нероновой, также писавшей стихи, и дом их стал центром литературной Москвы.

Вопрос 24. Журнал Екатерины II «Всякая всячина». Общественно-политическое направление периодического издания. Взгляды императрицы на задачи и характер сатиры. Полемика Екатерины II и Н.И. Новикова.

 

“Всякая всячина” (1769 –1770). И именно императрица стала первой издавать еженедельный сатирический журнал “Всякая всячина” – “в улыбчивом духе”. Он создавался по типу английского журнала “Зритель”, читателем которого была молодая Екатерина. Императрица была не только идейным вдохновителем, но и автором, и активным участником издания, которое выходило под ее общей редакцией. Фактически редактировал его секретарь императрицы Г.Козицкий. Он готовил к печати и произведения самой Екатерины II, которые она обычно писала на плохом русском языке. “Всякая всячина” объявила себя “бабушкой” русских журналов, призванной воспитывать не только читателей, но и учить журналистов тому, что можно критиковать, а какие темы трогать нельзя. В журнале придерживались точки зрения, что высмеивать надо пороки и человеческие слабости, а не его носителя. Поэтому сатира в журнале была безличная, сатира “вообще”, общее морализирование. На страницах “Всякой всячины” не затрагивались серьезные социальные и политические проблемы. И вообще журналистам рекомендовалось не касаться недостатков русской жизни. Например, критике подвергалось то, что некоторые молодые девушки “чулков не вытягивают” и когда садятся, положив ногу на ногу, то это видно и некрасиво. Многие суждения выдавались в виде притчи. Например, о мужике (народе), которому задумали шить новый кафтан (дать Новое уложение – законы), но пришли мальчики, которые “умели грамоте, но были дерзки и нахальны” и только мешали, выкрикивая свои требования. То есть критика направлена против “мальчиков”, “добровольных народных заступников”, а не правительства. Впервые на страницах этого издания вспомнили о крестьянах. Но смысл статей сводился к призыву: “О боже! Всели человеколюбие в сердца людей твоих!”. Журнал говорил лишь о частном милосердии отдельных людей. Ряд издателей, в частности, Новиков, сочли эту позицию недопустимой, ибо страдания крестьян от самоуправства и всевластия помещиков порой были ужасающими. И он вел непримиримую полемику с журналом, издаваемым Екатериной II. Некоторые авторы считают, что императрица замышляла свой журнал как политический. Она во многих статьях, помещенных в нем, разъясняла свою политику, свой взгляд на неурядицы в стране, проповедовала теорию социального равновесия (каждый должен довольствоваться своим положением). Поэтому, несмотря на сатирическую форму, журнал преследовал вполне серьезные цели. Главное место в журнале занимают статьи самой Екатерины, остальные служат разъяснением и дополнением. В создании журнала участвовали многие известные литераторы – А.В.Храповицкий, граф А.П.Шувалов, И.П.Елагин, А.П.Сумароков, Д.И.Фонвизин и другие. Многие выступали под псевдонимами. Первый номер журнала распространялся бесплатно, последующие – продавались. Это было написано в титульном листе первого номера: “Сим листком бью челом; а следующия впредь изволь покупать”. Публикации журнала вызывали живой отклик у просвещенной публики, и не всегда желаемый. Многие его выступления стали отправной точкой разгоравшихся дискуссий, в том числе и в частных журналах Н.И.Новикова, например, в “Трутне”. За первый год было выпущено 52 номера “Всякой всячины”. Тираж колебался от 500 до 1500 экземпляров. В последнем номере 1869 г. было объявлено об издании приложения к нему – “издания “Барышек Всякия всячины”, куда должны были войти “излишки материалов, подготовленных для основного издания”, “Барышек” вышел в 1770 году 18 раз. В основном в нем печатали переводы из античных, преимущественно латинских авторов.

Опыт императрицы вызвал к жизни целый ряд аналогичных изданий - сель сатирических частных журналов.

 

Вопрос 25. «И то и се» М.Д. Чулкова. Полемический характер названия журнала. Авторский состав. Полемика Чулкова и Екатерины II. Журнальные войны с Н.И. Новиковым и Ф.А. Эминым. Фольклорные темы в журнале Чулкова.

 

Первым откликнувшимся на призыв «Всякой всячины» был М.Д.Чулков — писатель, выходец из разночинной среды, начавший с середины января 1769 г. издавать журнал «И то и сио». Журнал выходил еженедельными листами в течение года вплоть до декабря (всего вышло 52 листа). Будучи единоличным издателем, Чулков выступал и основным вкладчиком журнала.

Своей популярности как писателя Чулков был обязан нашумевшему сборнику в трех частях «Пересмешник, или Словенские сказки» (1766-1767), а также роману «Пригожая повариха» (1770). Изданием журнала «И то и сио» Чулков дебютировал в большой литературе.

Название журнала было явно подсказано примером «Всякой всячины», хотя одновременно в нем заключался и намек на социальную ориентированность журнала — симпатии издателя в пользу невзыскательного читателя. С первых же листов издатель-автор подчеркивал свою принадлежность к демократической, малоимущей части читательской массы, отказываясь от претензий потворствовать вкусам социальных верхов и обслуживать высокообразованные слои читательской публики: «Г. Читатель, не ожидай ты от меня высоких и важных замыслов; ибо я и сам человек неважный, и когда правду тебе сказать, не утруждая совести, то состоянием моим похожу на самое сокращенное животное. Я предпринял увеселять тебя и шутить перед тобою столько, сколько силы мои позволят, единственно для той причины, чтоб заслужить твою благосклонность».

Это заискивание редактора перед читателем полностью согласуется с отказом от наставлений, каких-либо обличений общественных пороков, критики власти. Подчеркнутая установка на балагурство и развлекательность определяет лицо журнала. Соответственно и сатирический аспект содержания явно снижен. Состав журнала компонуется из весьма разнородных материалов, подавляющее большинство которых призвано развлечь читателя. Это бытовая новелла, анекдоты, сказки, пословицы. Значительная часть подобного материала просто перекочевала из знаменитого «Письмовника» Н.Г. Курганова. Обильно представлены в журнале стихотворные жанры: басни, элегии, эпиграммы, сатирические эпитафии, даже шутливые поэмы. Использует Чулков и жанр сатирических пародийных ведомостей, а также восходящий к античности жанр разговора в Царстве мертвых. Довольно разнообразно в журнале «И то и сио» представлен раздел словарей. Это прежде всего, по-видимому переводной, сатирический толковый словарь, продолжавший этот опыт словарь иностранных слов, своеобразные образцы мифологических словарей античных и древнеславянских божеств (Перун, Редегаст и др.). Если вспомнить, что перу Чулкова принадлежал довольно популярный в XVIII в. «Словарь русских суеверий», то материалы по древнеславянской мифологии, опубликованные в журнале, можно рассматривать как подготовительную часть его многолетних собирательских трудов в этой области.

Еще одна рубрика материалов, во множестве представленных на страницах журнала, — это описания народных обычаев, обрядов, суеверий (свадьбы, крестины, гадания, святочные игры). Такие описания сопровождаются обильным цитированием народных подблюдных песен, приговоров, пословиц, зачастую выступающих тематической основой материалов, например: «Бережливого коня и зверь в поле не берет», «Не родись не хорош не пригож, а родися щастлив», «Каков де Сава, такова ему и слава».

Связующим стержнем, формирующим структуру журнала и объединяющим весь этот разнородный материал, выступает фигура автора — издателя — рассказчика, балагура и шутника. Речь его буквально пересыпана прибаутками и народными пословицами с поговорками. Именно здесь вырабатывается повествовательная манера, которая будет свойственна стилю романа М. Д. Чулкова «Пригожая повариха».

Но при всем политическом индифферентизме и непритязательности позиции издателя «И то и сио» не могло избежать участия в полемике, развернувшейся между журналами. Помимо издателя в журнале сотрудничали известные авторы — А.П. Сумароков, М.В. Попов, С.С. Башилов, Н.Н. Булич. Их участие несомненно отражалось на содержании журнала. Так, в одном из февральских номеров появилась статья Сумарокова «Противуречие г. Примечаеву», резко критическая по отношению к материалу, ранее опубликованному в №11 «Всякой всячины». Речь в нем шла о причинах испорченности российских нравов, и господин Примечаев обвинял в этом татар, на что Сумароков резко возразил. Чулков опубликовал заметку Сумарокова в своем журнале, вступив в косвенную полемику с изданием императрицы. Не ограничиваясь этим, в одном из следующих февральских номеров он помещает письмо за подписью Елисея Пряникова, выражавшее полную солидарность с позицией Сумарокова.

Своеобразным откликом, естественно завуалированным, на претензии «Всякой всячины» поучать общество можно считать помещенный в одном из июньских номеров материал «Рассказ издателя о перешивке его кафтана». Иносказательный подтекст этого шутливого рассказа о злоключениях его автора раскрывается по-своему в контексте екатерининской «Сказки о мужичке», которому так и не сшили кафтан. Были и еще материалы на страницах «И то и сио», вызывавшие неудовольствие «Всякой всячины». Впрочем, Чулков нередко нападал и на другие журналы, в частности, на журнал «Поденщина», невыдержанность формы которого была едко высмеяна в «Письме», опубликованном в двух мартовских номерах. Нападал Чулков и на журнал «Приятное с полезным», и на издателя «Адской почты» Ф.А. Эмина, своего главного литературного противника. Но особенно доставалось «Трутню»: позицию издателя этого журнала Чулков резко не принимал. В одном из июльских номеров он публикует якобы посланное в его журнал письмо (не исключено, что заказанное издателем), в котором содержалась оценка наиболее популярных изданий 1769 г. — «Всякой всячины», «Трутня», «Адской почты» и, конечно, самого «И то и сио». Вот какая в письме давалась характеристика «Трутню»: «Потом попалось мне в руки сочинение Г. "Трутня". Сей человек показался мне, что он объявил себя неприятелем всего рода человеческого. Тут кроме язвительных браней и ругательства я не нашел ничего доброго... тут грубость и злонравие в наивысшем блистали совершенстве; его ведомости соплетены были из ругательства и поношения ближним, и если бы ему верить, то бы надлежало возыметь совершенное от всех людей отвращение...» Данное письмо издатель сопроводил язвительным стихотворением «Аз не без глаз», содержавшим едкие намеки на Новикова и Эмина, сопровождавшиеся рефреном «Дурак». Это было, пожалуй, единственное остросатирическое сочинение, заключавшее в себе литературную полемику, на страницах «И то и сио». Новикову пришлось в «Трутне» ответить на этот выпад не менее язвительным стихотворением «Загадка».

Таким образом, несмотря на известные попытки в период своего журнального самоутверждения выступать с относительно независимых по отношению к «Всякой всячине» позиций, по мере обострения полемики, в наиболее принципиальных вопросах «И то и сио» оказывался в одном лагере с журналом императрицы. Так намечается размежевание полюсов литературных сил в стане журналистики, решающее слово при котором оставалось за идеологической позицией издателя. Политический индифферентизм Чулкова, его подчеркнутый отказ брать на себя роль обличителя социальных пороков и отказ от критики правительства делали его журнал «И то и сио» объективно союзником «Всякой всячины».

Вопрос 29. Н. И. Новиков – журналист и издатель XVIII века. Сатирические, детские, масонские, общественно-политические журналы и газеты Н.И. Новикова. Значение Новикова в развитии русской журнальной сатиры.

Журналы Н.И. Новикова, И.А. Крылова и Н.М. Карамзина. Эти издания продолжают и развивают уже сложившуюся традицию создания русских сатирических и литературных журналов XVIII в. Журналы Н.И. Новикова представляют собой особое явление в российской журналистике. Они были среди первых изданий, где начали писать о политике и экономике, обсуждать проблемы крепостного права, и другие острые вопросы. Журналы Новикова стали заметной вехой развития русской журналистики и способствовали продвижению отечественной литературы к реализму. Их можно разделить на две группы: 1) сатирические: «Трутень» (1769-1770); «Пустомеля» (1770); «Живописец» (1772); «Кошелек» (1774); 2) тематические: «Древняя российская вивлиофика» (1774); «Санкт-Петербургские ученые ведомости» (1777); «Утренний свет» (1777); «Модное ежемесячное издание или Библиотека для дамского туалета» (1779); «Московское ежемесячное издание» (1781); «Вечерняя заря» (1782); «Городская и деревенская библиотека» (1782-1786); «Покоящийся трудолюбец» (1784).

Тематические журналы Новикова – это просветительские периодические журналы, отражающие его желание способствовать моральному совершенствованию людей, их личному освобождению от пороков, и как результат – исправлению общества в целом. Главный лейтмотив всех этих изданий Новикова таков: каждый должен заботиться о своем нравственном перерождении, активно действовать на пользу другим людям. Кроме того на характер этих журналов, на их тематику накладывал отпечаток тот факт, что в 1775 г. Новиков вступил в ложу масонов. Это дало ему новые средства и возможности для издательской деятельности.

Вопрос 30. Журнал Новикова «Трутень». Роль эпиграфа в журнале. Авторский состав. Тираж. Цена. Полемика со «Всякой всячиной» Екатерины II. Основная тематика периодического издания. Обличение злонравных помещиков и злоупотреблений крепостным правом. Причина закрытия журнала.

“Трутень” (1769-1770)- первый сатирический журнал Новикова. Вел непримиримую полемику с “Всякой всячиной”. Стал известен благодаря своим острым публикациям на крестьянскую тему. Символичен девиз “Трутня”: “Они работают, а вы их труд ядите”. Не менее красноречиво и название. Оно символизирует некий собирательный образ издателя “Всякой всячины” – представителя господствующего дворянского слоя общества, который живет праздно и богато, используя труд других. Прямо, как настоящий трутень. В первом же номере Новиков обнародует свои взгляды на сатиру, противоположные высказанным Екатериной II во “Всякой всячине” – “Критика, написанная на лицо, но так, чтобы не всем была открыта, больше может исправить порочного”. Выступления журнала были по-настоящему смелы и злободневны. В основе публикаций лежит естественное чувство гуманности к простым людям, за которых никто не решается вступиться. Это определило читательский успех издания. Тираж каждого номера составлял от 750 до 1240 экземпляров. Издание приносило доход, т.к. продавалось в пять раз дороже своей себестоимости. Это уникальный случай в тогдашней журналистике. Издатель широко использует различные жанры, в том числе жанр письма, в котором якобы от имени читателя задает сотрудникам журнала злободневный или интересный вопрос, требующий ответа. Это и служит поводом для выступления на страницах издания. Эти простодушные письма позволяли Новикову писать о взяточничестве, процветающем в различных ведомствах среди чиновников, о жестокостях помещиков по отношению к крестьянам, о безысходности крестьянской жизни. Большая часть публикаций – это отклики на выступления “Всякой всячины”, полемика с этим журналом, несогласие с его методикой освещения проблем и выбором тем для публикаций. Высочайший журнал обвинял Новикова в отсутствии человеколюбия, кротости и снисхождения, в стремлении называть слабости пороками. Новиков в ответ писал, что многие прикрывают пороки человеколюбием, они сшили из человеколюбия кафтан порокам, но эти люди скорее обладают пороколюбием. Искоренять пороки – большее проявление человеколюбия, чем потакать им. Он на примере, когда крестьяне оставляют своему собрату корову, чтобы его дети не умерли с голода, показывает, что простые люди бывают более человеколюбивы, чем помещик, который отказывает в равнодушии своему крепостному в помощи. Он высмеивает модников, щеголих, праздных людей и пишет с симпатией о разночинцах, имеющих моральные принципы и способность трудиться, о трудолюбивых крестьянах. Он критикует распространенный подход, когда должности из трех кандидатов получает не самый способный и знающий, а самый родовитый и знатный. Он высмеивал неконкретность “Всякой всячины”, упрекал автора и издателя в плохом знании русского языка и делал вид, что не знает, кто стоит за журналом. В ответ в высочайшем журнале публиковались нравоучительные статьи. Социальная сатира Новикова вызывала недовольство в высоких кругах и в 1770 г. издателю пришлось сбавить критический накал выступлений. Об этом хорошо говорил новый эпиграф журнала: “Опасно наставленье строго, где зверства и безумства много”. Он сообщал читателям о вынужденности такой перемены и напечатал несколько их недовольных писем в связи с ослаблением сатиры. И через номер объявил о закрытии журнала, ибо знал, что ему запрещено дальнейшее его издание. Да и “Всякая всячина” перестала выходить в апреле 1770 г. На последней странице номера он анонимно объявил о появлении нового журнала – “Пустомеля”.

Вопрос 32. Журнал «Живописец» Н.И. Новикова. Причины популярности журнала. Авторский состав. Объекты обличения и сатирического осмеяния. «Отрывок путешествия в И.Т.», как политический манифест Новикова. Сатира «Крестьянских отписок» и «Писем к Фалалею».









Читайте также:

  1. Анализ противоречий как метод журналистики
  2. Архитектура предприятия, история возникновения.
  3. Билет 1 История изучения древнерусского искусства
  4. Билет 27. Толковый словарь нормативного типа и «словарь-справочник» в русской лексикографии 19-20 веков
  5. Билет 6. Ценностно-эстетические аспекты журналистики и современных массмедиа.
  6. Войны в Германии. Философские основы немецкой журналистики
  7. Вопрос 1. Значение и история документоведения
  8. Вопрос 15. Особенности белорусской экономической рыночной модели. Стратегия развития РБ до 2020г.
  9. Вопрос. История формирования экологических представлений в древнем мире, средних и 16-18вв.
  10. Вопрос. Понятие «Римское право». Периодизация эволюции римского государства и права. История публичных институтов.
  11. Всемирная история как единый закономерный мировой процесс
  12. Гидроэкология как наука. История гидроэкологии


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 331;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная