Лекции.ИНФО


Войны в Германии. Философские основы немецкой журналистики



В начале 16 века Германия не являлась централизованным государ­ством. Не было ни единых законов, ни общей казны, ни объединенной армии. Владения князей, многие города считались абсолютно независимыми. Этому способствовала "Золотая булла", изданная императором Карлом IV в 1356 году. Именно благодаря ей в стране утвердилось многовластие, развернулась безудержная феодальная анархия. Князья чеканили собственную монету, имели наемные войска, воевали между собой. Рыцари разбойничали на больших дорогах. Значительным влиянием пользовалась католическая церковь. Рейн называли "поповской дорогой": по берегам этой судоходной реки были расположены самые богатые церковные владения. Папа Римский получал значительные доходы из Германии. Их давала добыча серебра, которого здесь получали больше, чем во всей остальной Европе. Велась разработка железной руды, меди. В горном деле было занято свыше 100 тысяч человек. Германия производила ткани, бумагу, стеклянную посуду. Но экономика страны не являлась устойчивой.

Важную роль в развитии коммуникативных процессов играли купцы. Стремясь к получению нужной им информации, они вели между собой ак­тивную переписку. Иногда обменивались новостями общественного, поли­тического, дипломатического характера. Такие сообщения стали называть «письмами-газетами». Дело в том, что в кельнском торговом регионе слово "газета" в значениях "информация о каком-то событии, объявление, новость, послание" стало употребляться уже в 1300 году. Купцы знали его. В архиве Национального музея Г.Нюрнберга хранится письмо Михаэля Бехайма, купца, написанное 9 января 1443 года, в котором говорится: "Папа Римский с большой свитой выехал из Флоренции в Рим". Эта подробность является "довеском" к основному содержанию, но именно она дает возможность говорить, что в данном случае было послано именно «письмо-газета». Тоже самое можно сказать о сообщении, полученном нюрнбергским купцом Штефаном Габлером от некоего Валентина Фернандеса из Лиссабона. На нем стоит дата: 26 июня 1510 года. На шести страницах убористым почерком, наряду с некоторыми новостями из Индии, описываются опасные приключения португальских путешественников в Ост-Индию. И это тоже было письмо-газета.

Письма-газеты отправлялись не только купцами, но и учеными, высокопоставленными должностными лицами, князьями.

Были в ходу и «газеты-репродукции». Речь идет о текстах, в которых использованы копии каких-либо документов, сообщений, депеш. При чем опять-таки не личного, лишь автора и адресата касающегося, а общественного характера.

-48-


Иногда возникала потребность в текстах пропагандистско-агитационного назначения. Часто к ним прибегала церковь. Ценили эту форму и князья. Пользовались подобного рода сообщениями купцы при проведении каких-либо торговых мероприятий. Тексты, о которых идет речь, называли "газетами-листовками". В виде листовок издавались еще и песни.

Публицистическая практика эпохи чаще всего была анонимна. Подпись под текстом не ставилась даже в тех случаях, когда автору ничто не грозило. А если писалось что-то протестов, критическое, выражающее самостоятельное мнение, то без тайны было не обойтись. Много вольных суждений высказывалось о деятельности церкви. Подчиненная Риму, она не удовлетворяла большинство населения Германии. Особенно раздражала немцев торговля индульгенциями, которая велась с благословения папы. Рукописные обличения католической церкви были в большом ходу. Аноним­ные авторы, аргументируя свою точку зрения, ссылались на разные авто­ритеты, охотно цитировали общеизвестных мыслителей. Большим весом пользовалось, в частности, мнение богослова Эразма Ротгердамского(1469-1536).

Родился Эразм в Нидерландах. Был внебрачным ребенком священника. Отец и мать узаконить своих отношений не смогли. Так и умерли от чумы, не став родителями мальчика и его брата, которых могла бы признать церковь.

Детство Эразма прошло в лишениях. В 1487г. он стал монахом. Много читал. Хорошо знал латынь. Именно поэтому был приближен к епископу Камбрейской епархии Генриху Бергенскому, который, готовясь к поездке в Ида*, искал себе ученого секретаря, владеющего языком церкви. Но пу­тешествие в Италию по каким-то причинам расстроилось. Эразм упросил епископа отпустить его в Париж, чтобы учиться богословию. Епископ дал даже денег. Но мало. Эразм нарекает своего покровителя "Антимеценатом".

Став студентом Сорбонны, Эразм обосновался в коллегии Монтегю, которая размещалась в Латинском квартале, на холме Сен-Мишель почти радом с нынешним Пантеоном. Давая частные уроки, ими и жил. Среди его учеников оказался англичанин Уильям Блаунт, четвертый лорд Маунтдокой. В мае 1499г. этот «ученик» увез Эразма в Лондон, где он познакомился с начинающим адвокатом Томасом Мором и преподавателем богословия в Оксфорде Джоном Колетом (1466-1519). В начале 1500г. Эразм возвратился в Париж. А дальше начинаются его многочисленные поездки по Европе. Был в Италии, снова в Англии, в Швейцарии, Германии, снова в Англии, опять в Швейцарии и т.д. Одновременно интенсивно занимался богословием, филологией, философией, педагогикой. Выступал как публицист.

С полным основанием Эразма Роттердамского можно считать основоположником ренессансной публицистики в Северной Европе. Он внимательно изучил и проанализировал первоначальный текст Нового завета, составленный на греческом языке святым Иоронимом. Выявил в нем ряд неточностей, ошибочных толкований, явных противоречий. Поэтому

-49-


начал подготовку своего варианта Нового завета, не меняя формы греческого оригинала, ибо хорошо знал и греческий язык. В дальнейшем перевел этот текст на латынь, снабдив его обширными разъяснениями и комментариями. Понятно, что такое событие имело огромное значение в жизни католической церкви. Многое пришлось переосмыслить и публицистам того времени, поскольку для них Священное Писание было каноническим, не подлежащим никакому сомнению.

Вот первое условие перестройки публицистики, перехода ее от средневековых традиций к ренессансным, заложенное Эразмом. Его можно назвать богословским. А было еще и филологическое. Оно связано с разработкой Эразмом проблем культуры языка, языкового общения людей. Ученый создает учебник латинской стилистики "О двойном изобилии - слов и предметов"(1512). Особое внимание в нем уделено метафорам, аллегориям, перифразам, сравнениям, противопоставлениям, наглядным примерам в виде образов, сентенций, притч. Даны рекомендации, как пользоваться синонимами, как применять различного рода фразеологические сочетания, которые автор учебника именует формулами.

В 1525г. Эразм издал научный труд, называвшийся "Язык, или Об употреблении языка на благо и во вред, Книга в высшей мере полезная". Вот фрагмент из неё: «Что для нашего тела одежда, то для мыслей речь. И точно так же, как платье либо сообщает телу красоту и величие, либо безобразит его, так и слова уродуют, либо украшают мысль". Среди "ученых занятий" словесное искусство, по мнению Эразма, требует особого внимания. Нельзя мириться с языковой разнузданностью, которая получила в мире, отмечал Эразм, небывалый размах. Следует взыскательно относиться к письменному слову, ибо оно соединяет прошлое с настоящим. "Если бы не письменная традиция, прошлого не было бы вовсе", - писал ученый-гуманист.

Большой вклад внес Эразм в пополнение жанрового разнообразия публицистики. Еще в 1498 году им был составлен трактат "О написании писем". Речь шла о литературной форме, которая использовалась слабо, неумело, с явной недооценкой. Эразм отмечает, что у писем не может быть обязательных, нормативных, формальных примет. Наиболее интересны те из них, которые сохраняют естественность и непринужденность живом беседы. Каждое письмо - это своеобразное зеркало автора, показывающее особенности его характера, образ мышления, те или иные пристрастия. Желательно, чтобы и индивидуальность адресата получила в тексте свое отражение. Так пункт за пунктом разрабатывалась система идей, выражавших суть и назначение эпистолярного творчества. Складывались основы теории, которую разработал Эразм. Она изложена в его учебнике "Как писать письма", который после многократных переделок окончательно был отредактирован в 1522 году.

Большой интерес у Эразма вызывали диалоги. Этот публицистический жанр известен давно. Им владели и античные авторы (Лукиан, Платон, у которых Эразм учился). Но эпоха Возрождения предъявила к диалогу новые требования. И Эразм это тонко подметил. Им создан цикл диалогов,

-50-


имеющих общее название "Разговоры запросто". Автор стремился к доходчивому донесению своих мыслей до читателей. Диалог "Рассвет" заинтересовал М.В.Ломоносова, который перевел его на русский язык, включив в четвертую главу своей "Риторики".

Писать просто, ясно, доходчиво - этого принципа придерживался Эразм в собственном публицистическом творчестве. Высоко он ценил и нитяную мудрость. В 1500 году, живя в Париже, издал "Сборник пословиц" ияи адагий, как они называются на латинском языке. Некоторые из пословиц были взяты из мифологических легенд, некоторые - позаимствованы у античных авторов. Всего в сборник вошло 818 крылатых выражений. Но Эразм не считал эту работу законченной. Занимался ею в течение всей своей янзни. Сборники адагий или просто "Адагий" переиздавались при жизни Эразма более 60 раз. Особый интерес у него вызывали поучительные даОсказания, имеющие значение своеобразных откровений, житейских Заповедей. В 1515 году он издает книгу "Параболы, или Сравнения, выбранные из некоторых лучших авторов". Плутарх, Сенека, Лукиан, Ксенофонт, Демосфен, Аристотель, Плиний, Теофраст - это те, кому Эразм отдавал предпочтение. Большинство инословий дается без комментариев. Щц ними надо просто подумать. Например, "Плющ своими объятиями губит деревья - так благосклонность судьбы душит и губит, лаская". Один из своих _, сборников Эразм назвал "Апофтегмы". Это греческое слово означает "говорить напрямик". В филологии используется для характеристики хфвтких. и метких наставительных изречений. Вот одно из них: "Добра не смыслишь, так худа не делай".

%у * Для совершенствования ренессансной публицистики много значил ЯНйый опыт Эразма. Он охотно писал в жанре эссе. Примером может слу-щМть такое произведение, как "Навозник гонится за орлом". t -*7 В 1509г. Эразм написал свою знаменитую "Похвалу Глупости". Рйубяиковано произведение было в 1511г. Восхваляя себя, госпожа доказывает свое неоспоримое превосходство перед мудростью, о неисчислимых благодеяниях, которыми она осыпает род уверяет, что без приправы глупости жизнь была бы вообще .^Переносима. После общего обзора своих достоинств и заслуг Глупость к описанию своих последователей и поклонников, находит их на социальных ступенях. Сатирический бич хлещет без разбора по СЭДстливым супругам, азартным игрокам, высокородным вельможам, , юристам, богословам, не щадит ни светских, ни духовных государей, '«амого папу Римского. В заключительных главах Глупость заявляет даже на христианскую веру, утверждая со ссылкой на писание, что она сродни глупости и что высшей наградой для на земле, предвкушением вечного блаженства является особого мие.

Проблемам церкви Эразм уделял особое внимание в публицистичес-,11||$'%ворчесгве. Считал, что она существенно отошла от идеала, к которому стремиться, если следовать учению Иисуса Христа. Эти взгляды

-51-


Эразма казались правильными многим немцам. Потому-то они и цитировали его в безымянных публицистических текстах. Одним из почитателей Эразма был немецкий богослов Мартин Лютер.

Он родился в 1483 году в тюрингском городе Айслебен. В 1505 году получил в Эрфурте звание магистра, затем ушел в монастырь. С 1512г. был профессором Витгенбергского университета. Поддерживая Эразма, не во всем с ним соглашался. Между двумя мыслителями возникла переписка. Особое внимание в ней уделялось проблеме свободы человеческой воли. Каковы ее масштабы, кем они определяю гея, от чего и кого зависят -богословские вопросы приобрели за счет публицистической проработки не только церковный, но и светский характер. Обряды, обеты, паломничества, посты, службы - все это хорошо лишь в той мере, в какой помогает слабому духом познать Христа, познать закон любви, поддерживает, направляет, не мешает сбиться с пути. Но становясь из средства целью, они мигом теряют всякий смысл и обращаются в суеверия. Человек сам должен творить богоугодные дела. Такова точка зрения Эразма. Мартин Лютер считал иначе. Он был убежден, что все поступки человека предопределены усмотрением Бога. Свою позицию Эразм изложил в таком произведении, как "Свобода воли". А Мартин Лютер подготовил свой труд в ответ, назвав его "О рабстве воли". Эразм вынужден был снова взяться за перо. В 1526 году вышла его книга "Заступник". Автор написал в заключительных строках: "Я терплю эту Церковь до тех пор, пока не увижу лучшей".

В 1517 году Мартин Лютер подготовил 95 тезисов, в которых осудил торговлю индульгенциями, вызвал на спор всех, кто с ним не согласен. Тезисы были вывешены на дверях университетской церкви. Спорить с Лютером никто не стал. Но Римский папа, узнав о его инициативе, сильно рассердился. Издал буллу (указ), согласно которой Лютер был отлучен от церкви. Но он этой кары не испугался. Сжег буллу публично на костре. Император, стоявший на стороне папы Льва X , вызвал Лютера на съезд князей, представителей рыцарей и городов в городе Вормсе. Император пытался арестовать Лютера, но на его защиту встали рыцари.

Лютер считал, что спасение человека от ада и дьявола приходит не от исполнения церковных предписаний и обрядов, а исключительно от веры в бога. Это положение, что человек может заслужить рай только одной верой в бога, сделалось основным в вероучении, которое стали называть лютеранством. Возникла необходимость в пересмотре основ церкви. По латыни "пересмотр" значит "реформация". Поэтому и движение протес­тантов стали называть реформацией. Перу Лютера принадлежит ряд про­изведений, в которых он защищал свои идеи. В том числе "К христианскому дворянству немецкой нации"(1520), "О светской власти. В какой мере ей следует повиноваться"(1523), "Могут ли воины обрести Царство Небесное"(1526). Лютер высоко ценил действенную силу слова. Он писал: "Язык - это ножны, в которых хранится меч Духа. Он - ларец, в котором переносится это сокровище. Он - сосуд, вмещающий этот напиток. Он — хранилище, где лежит эта пища".


Католические богословы говорили, что Эразм снес яйцо, которое высидел. Иначе говоря, Эразм обосновал реформаторскую критику Лютер обратил ее в атаку против папства. Лютер был сторонником дновиой, религиозной революции. И сумел ее поднять. ^ Одним из примкнувших к этой революции стал поэт и рыцарь Ульрих фон Гуттен (1488 -1523). Он считал себя учеником Эразма Роттердамского, гчпемился к обновлению церкви, призывал к борьбе с папой Римским и его ошейниками в Германии. В письме к Эразму от 24 октября 1515г. Гуттен одшгг заслуги Эразма перед Германией в развитии образованности и jjMinim— их с заслугами Сократа перед греками. Себе же он отводит роль Аррвиада, знаменитого афинского стратега, готового внимать речам сидя у его ног. Он восторженно отзывался о "Похвале Глупости", ", переводе Нового завета. Именно эти работы называет в письме к от 21 июля 1517г., добавляя: "Боги послали нам тебя, светоч Германии!" Но у Гуттена скверный характер. Современники отмечали его щр^узданность, способность прийти в ярость от безобидного словца. Он налаживает переписку с Мартином Лютером, рассматривая его идеи как основополагающие в борьбе за "свободу Отечества". Гуттен считал, что доданные с Реформацией задачи не могут ограничиваться ни узко церковной, ни теоретической сферой. Они должны охватить и область падртшескую, способствовать освобождению Германии от засилья Рима и af$ ставленников в стране, устранению княжеского произвола, усилению цемгральной власти в "немецком Отечестве". Но Эразм не поддержал Гщрена в этих устремлениях. И навлек на себя его ярость. В июне 1523г. ГЩР1 пишет "Обвинение Эразму", упрекая Роттердамского в отступлении от^зашиты Евангелия, в жажде славы, коварстве. Эразм не замедлил с огаргом. Он противопоставил "яду Гуттена" вдвое большее по объему щчщвждение, написанное в июле 1523г., - "Губка, стирающая гуттеновские бцдаги". Но вышло оно в свет только в сентябре, когда давно болевший Гщщ скончался. Эразму пришлось оправдываться, что если бы он знал о т%$№* финале, то либо вовсе не отвечал, либо ответил бы иначе. Отметая все цррекши Гуттена, Эразм попытался классифицировать сторонников Реформации и выделил три группы ее приверженцев. Одна хотела бы "эдзродить Евангелие", ограничить власть папы и епископов как светских ВДрЦйсгелей, чтобы можно было видеть в них "учителей евангельских, отцов, а-Ив таранов". Вторая группа лютеран - невежественные поборники мятежа, завистники и недоброжелатели. Они руководствуются мирскими •даиресами, хуля папу Римского. К третьей группе Эразм относит тех, кто HftlJ покровом Евангелия заботиться лишь о грабеже и наживе.

В начале 1525 г. в Германии началась Крестьянская война - самое крушюе событие из немецкой истории той поры. В марте этого года соб-РЩрсь руководители крестьянских отрядов. Они составили программу, ЧРГОрая называлась "12 статей". Крестьяне добивались отмены личной ЗДвИримости от феодалов, требовали вернуть общинные земли, захваченные феодалами же, уменьшить барщину, оброки, десятину, разрешить каждой


деревне выбирать себе священника. Во главе восставших стал сын ремесленника, священник Томас Мюнцер (1493-1525). Он много учился и стал высокообразованным человеком. Сначала выступал на стороне Лютера, но вскоре стал осуждать его, называя "тихоходом" и "обманщиком" за то, что Лютер испугался революционной борьбы народа против папы. Томас Мюнцер в религиозной форме проповедовал идеи насильственного ниспровержения феодального строя, передачи власти народу, устаноапения общества без эксплуатации и частной собственности. Томас Мюнцер умело пользовался пером публициста. Широкий резонанс имели его статьи "Разоблачение ложной веры", "Ответ лишенный духа, сладко живущей Плоти витгенбергской", где автор называет Лютера люгнером, что в переводе с немецкого значит "лжец" за то, что тот написал против мя­тежников резкое сочинение. В "Проповеди перед князьями" Мюнцер писал, обращаясь к своим читателям: "На ваших глазах объединились теперь угри и змеи в одну шайку. Попы и все злые духовные лица - это змеи, а светские господа и правители - это угри". Мюнцер мечтал установить "царство божие" на земле, т.е. такой порядок, при котором не будет ни бедных, ни богатых.

Но Крестьянская война потерпела поражение. Мюнцер был ранен в голову, попал в плен и казнен.

Глубокие политические, социальные, религиозные противоречия требуют всестороннего и аналитического осмысления. Растет спрос на информацию. В Германии получают распространение рукописные газеты. С выпуском были связаны некоторые почтовые станции, работникиксторых, получая различные новости, стремились суммировать их, изложить письменно, а затем сделать несколько копий. Возможно, что именно этот опыт был учтен в аугсбургском банкирском доме Фуггеров. Их финансовая империя, имевшая интересы во многих странах Европы и кредитовавшая некоторых из европейских монархов, обладала хорошо разветвленной сетью информаторов, агентов. Они представляли в банк сведения самого разного характера, учет которых позволял достаточно разумно строить кредитную политику. Сообщения, полученные от доверенных лиц, группировались в тематические блоки, структурно объединялись, а затем аккуратно переписывались, становились "газетами". "Фуггер-газеты" имели хождение между 1568 и 1605 годами. В Венской национальной библиотеке хранятся 27 томов "фуггер-газет". Имеются они и в Аугсбургском архиве. Их нельзя считать предшественницами первых европейских газет, поскольку эти издания носили замкнутый характер. Характерный же признак любой газеты связан со свободным доступом к ее получению. Но "Фуггер-газеты" сыграли свою роль в формировании коммуникативных процессов. Важное значение имеет долговременность — почти 40 лет - их существования.

В 1583г. Михаил фон Айтцинг в Кельне предпринял попытку обоб­щить публикации, связанные с проведением весенней и осенней ярмарок в Кельне. Он собрал эти статьи и выпустил их сборником. Такие сборники выходили регулярно раз в полгода до 1593г., а с 1594 по 1597 годы они

-54-


выпускались как ежегодники. Исследователь Л.Саламон называет Михаила фон Айтцига, уроженца Австрии, "основателем немецкой прессы".

В 1591г. священник Конрад Лаугенбах под псевдонимом Якобус Франкус стал выпускать "Ярмарочные отчеты". Исследователь В.Штамм называет их "началом периодической печати в Германии".

В декабре 1605 г. издатель и книготорговец Йоханн Каролус создал в Страсбурге еженедельник "Авизо". Это была рукописная газета. Копировалась в 15-20 экземплярах. Распространялась за плату небольшой группе абонентов. В выпусках "Авизо" помещались политические, дипломатические, военные сообщения и лишь изредка сообщения об извер­жениях вулканов, землетрясениях, иных катастрофах.

Появляются печатные "почтовые газеты". Одну из первых таких газет стал выпускать почтмейстер Йоханн фон дер Биргдем во Франкфурте-на-Майне в 1617г. Она называлась "Унферграйорлихе постцайтунген" ("Безошибочная почтовая газета"). Почтовых печатных газет в начале 17-го века издавалось 135 по данным исследователя Маргот Линдеманн.

Возникает серия кайзеровких "ординари-пост" газет. В 1610г. в Базеле стала выходить "Ординари-вохенцайтунг". В 1611г. в Вене возникло "архивное приложение" к газете "Ординари".

В 1618г. началась война между габсбургским блоком, испанских и австрийских Габсбургов, католических князей Германии, поддержанных Римским папой и антигабсбургской коалицией, состоявшей из германских протестантских князей, Франции, Швеции, Дании, поддержанных Англией, Голландией и Россией. Эта война продлилась 30 лет (до 1648г.). Ее итог подвел Вестфальский мир 1648г. юридически закрепивший - на два с лишним столетия! - феодальную раздробленность Германии, равно угодную немецким князьям и иностранным правителям. На территории Германии возникло более 300 самоуправляющихся карликовых государств. В том числе герцогство Пруссия, созданное в 1525 г. на части земель Тевтонского ордена. В 1618г Пруссия объединилась с Бранденбургом. Бранденбургско-прусское государство стало в 1701г. королевством со столицей в Берлине. ^*оводящую роль в экономической и политической жизни Пруссии играло юйкерство. Прусские короли из династии Гогенцоллернов придерживались агрессивной политики. Основы ее заложил Фридрих-Вильгельм I. Он эвеном ил на всем в пользу армии. Фактически прикрыл академию, Основанную в Берлине Готфридом Вильгельмом Лейбницем (1646-1716), немецким философом, математиком, физиком, языковедом. Но король не вЦдел в нем ученого, ибо говорил: "Этот парень не пригоден даже стоять в Мрауле. Философу Христиану Вольфу (1679-1754) король приказал в 48 чюов покинуть пределы Берлина под угрозой виселицы, поскольку узнал, 4*0-вольнодумное учение Вольфа будто бы оправдывает дезертирство. По "•Личеству населения Пруссия занимала в Европе тринадцатое место, а по Численности войск - четвертое (после Франции, России, Австрии).

Сын Фридриха-Вильгельма I был противоположностью отцу. Увлекался философией, французской литературой, музыкой, сочинял стихи.

-55-


В 1740г. он вступил на престол под именем Фридриха 11. Занимал его 46 лет. Последовательно продолжал агрессивную политику отца. В первый же год своего правления смог отвоевать у Австрии Силезию, а в 1756г. развязал Семилетнюю войну, когда Европа раскололась надвое: на стороне Пруссии воевала Англия, на стороне Австрии - Франция, Россия, Швеция. В дальнейшем Россия вышла из войны. Это позволило Фридриху сохранить Пруссию как государство.

Шел процесс расставания с феодальным образом жизни. Утвержда­лись капиталистические принципы. Пробивали себе дорогу идеи Просвешенья. В Германии с ним олицетворяются имена Г.ЭЛессинга, ИТ.Гердера, Ф.Шиллера, И.В.Гете. Деятели Просвещения боролись за установление "царства разума", отстаивали политическую свободу и гражданское равенство. Большое место в достижении нового общественного порядка они отводили распространению знаний. Стояли на позициях исторического оптимизма.

Идеи Просвещения дали самые лучшие всходы на научной ниве Германии. Если в экономической и политической сферах она отставала от Англии и Франции, то, например, в развитии естествознания опережала. Это способствовало развитию публицистики. Над ее проблемами размышляли самые лучшие умы Германии.

Например, Иммануил Кант (1724-1804), немецкий философ, родоначальник немецкой классической философии. Он был профессором университета в Кенигсберге. Публицистику не считал своей сферой деятельности. Но относился к ней в высшей степени заинтересованно. Это доказывает статья "Просвещение", которую Кант подготовил и опубликовал в 1784г. Поводом для ее написания стало высказывание Фридриха 11: "Рассуждайте сколько вам угодно и как вам угодно, но слушайтесь!" Кант иронизирует: такое изречение мог себе позволить "только тот, кто, будучи сам просвещен, не боится призраков и всегда имеет под рукой многочисленную дисциплинированную армию для восстановления общественного порядка". А далее излагает свой взгляд на суть вопроса. Надо пользоваться хотя бы свободой перьев. Она, эта свобода способна обеспечить "общественное применение разума" через выступления в печати, которые дают возможность обращения ко всему обществу или, по крайней мере, к образованной его части. Кант сознает, что лица, состоящие на службе у государства или церкви, принуждены при выполнении доверенных им обя­занностей ограничиваться не расходящимся с видами начальства "частным применением разума". Вместе с тем он полагает, что это не должно препятствовать пользоваться "свободой перьев", когда эти лица, будь то офицер или даже лицо духовное, могут обращаться во всеоружии соб­ственного опыта не к своим солдатам или пастве, а к широкому кругу читателей. Там-де и они вправе критиковать несправедливые законы и несостоятельные церковные догматы.

-56-


Кант постоянно сотрудничал с периодической печатью. Был связан с журналом "Немецкий Меркурий". Именно в нем напечатал свою статью "О применении теологических принципов в философии".

"Свобода перьев", предоставленная Фридрихом II гражданам Германии, была относительна и условна. После Великой французской революции (1789-1794гг.) в стране был усилен институт цензуры. В королевском указе на этот счет говорилось, что у всех на глазах печальный пример державы, где чрезмерное свободомыслие привело к крушению государственных устоев. Усилившиеся строгости Кант почувствовал на себе. В 1792 году он опубликовал в "Берлинском ежемесячнике" первую часть трактата "Об изначально злом в человеческой природе". Вторую же часть, которую философ назвал "О борьбе доброго принципа со злом за господство над человеком", напечатать не удалось. Цензор был против. Пришлось обращаться с апелляцией к королю. Но это ничего не дало. Кант, правда, смог напечатать свой трактат отдельной книгой. Разрешение на публикацию дал университет, ибо университетам предоставлялось право оценивать с точки зрения цензорских требований научную литературу. В "Берлинский еженедельник" Кант послал статью "О поговорке "Может быть, это и верно в теории, но не годится для практики". Речь в ней шла о соотношении морали и права. Автор делает вывод: "Нельзя принудить меня быть счастливым так, как того хочет другой".

Далее Кант пишет статью для "Берлинского еженедельника", которая названа "Нечто о влиянии луны на погоду". Он пишет: с наукой дело обстоит как с катехизисом. Чем старше мы становимся, тем меньше в нем понимаем, нас следовало бы снова посылать в школу, если бы только нашелся человек, о котором мы могли бы подумать, что он понимает что-то лучше нас самих. Здесь крылась шпилька в адрес властей. Их политика часто приносила непредсказуемые результаты. Такой же подтекст был скрыт в статье "Конец всего сущего", которую Кант напечатал все в том же "Берлинском еженедельнике". Автор пишет о Библии, об идее Страшного суда, о других догматах веры. Теологические соображения он не считает нужным разделять. Имеет свои. А они таковы. Конец всего сущего может быть троякого рода: во-первых естественный, соответствующий моральным целям божественной мудрости, во-вторых сверхъестественный - под воздействием причин, нашему пониманию недоступных, в-третьих противоестественный, который "мы вызываем сами вследствие неправильного понимания конечной цели". Третий вариант касался королевской власти, которая прилагала значительные усилия для укрепления положения религии. А этого делать бы, считал Кант, не надо. В естественное течение дел лучше не вмешиваться.

Кант оставил нам в наследство ряд философских произведений, имею­щих прямое отношение к журналистскому творчеству. Особое значение имеют "Критика практического разума"(1788), "Критика чистого ра-зума"(1781), "Критика способности суждения"(1790). В первой речь идет о соотношении доброй воли и разума, вторая определяет границы научного

-57-


i!

знания, третья объясняет, что мыслить - это значит ставить перед собой задачи. Надо уметь упорядочивать хаос ощущений. Идеи бога, свободы, бессмертия, недоказуемые теоретически, являются, однако, постулатами "практического разума", необходимой предпосылкой нравственности. Центральный принцип этики Канта, основанный на понятии долга, -категорический императив - являющийся безусловным принципом поведе­ния.

Непосредственное отношение к журналистике имел другой немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831). В 1807-1809 годах он издавал свою ежедневную газету в г.Бамберг. К проблемам прессы подходил на основе личного опыта. Свои соображения изложил в "Филосо­фии права". Параграф 319 этого произведения посвящен свободе публичного сообщения, т.е. собственно прессе. Гегель утверждает: нельзя идти на поводу у щекочущего влечения к высказыванию личного мнения бездумно и безответственно. За слова, как и за поступки, надо отвечать. Должно быть чувство меры. К выработке его побуждает закон. Нельзя воспринимать свободу печати как свободу говорить и писать что угодно. Ибо искра, брошенная на пороховой склад, создает совсем иную опасность, чем искра, упавшая на твердую землю. Кто высказывает то, что хочет его время — великий человек своего времени. Много значит духовное достояние пишущего. Если допускается клевета на правительство, его ведомства, порочится личность короля, содержится призью к восстанию — в этих слу­чаях должен вступать в силу закон. Такие публичные сообщения заслужи­вают строгой юридической оценки. Но публичное сообщение может быть и частным мнением, простым набором слов, когда в нем отсутствует намерение оскорбить мысли и волю других людей. В таких действиях нет ничего преступного.

Любопытно такое утверждение Гегеля: "Опасность от свободы прессы в наибольшей степени предотвращается ни тем, что ее глубоко почитают, а тем, что написанное в ней полностью презирают. Английские министры разрешают говорить о себе все, что заблагорассудится и относятся к этому с полным презрением. Своего рода действие Немезиды в том, что чернь должна находить удовлетворение в насмешках над высочайшим, возвышеннейшим; для нее единственный способ проявить свою субъективную свободу заключается в ругани..."

Формирование немецкой журналистики протекало на фоне критического отношения к отживавшим свой век феодальным нравам и обычаям. Рождались оригинальные произведения, получившие всемирную известность. Например, в 1786 году была создана анонимная книга о приключениях барона Мюнхаузена. Создана она была немецким писателем Распе Рудольфом Эрихом (1734-1794). Кстати, прототип этого литературного героя некоторое время действительно служил в русской армии.

Успехи немецкой науки в сфере естествознания наложили свой отпечаток на своеобразие немецкой публицистики, а затем и журналистики.

-58-


Она часто обращалась к трудам ученых. Комментировались и оценивались наиболее яркие, значительные открытия. Так, в 1754 году в "Гамбургском корреспонденте" появилась статья о диссертации некоего Арнольда, который отвергал теорию теплоты, созданную Ломоносовым. Русский ученый подготовил ответ на эту публикацию. Назвал его так: "Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии". Ломоносов пишет: автор любого текста, разумеется, вправе иметь собственное суждение о том, про что пишет. Но руководствоваться должен доброй волей, а не тенденциозностью. В действительности же получается, что авторы статей на научные темы часто судят неверно, руководствуются либо личными, либо групповыми соображениями, гонясь за денежной подачкой, расхваливая дурные сочинения ученых и порицая удачные. Журналист не должен спешить с осуждением гипотез. Ему необходимы эрудиция, умение понимать и объективно оценивать прочитанное. Ломоносов преподал достойный урок европейской, в том числе и немецкой журналистике.

В развитии немецкой периодической печати есть ключевые даты. В 1650 г. появилась первая ежедневная газета. Она называлась "Айнкомменде цайтунг"("Приходящая газета"). Издавал ее Тимотеус Ритцше в Лейпциге. В 1667 г. Йоханн Георг Греффлингер начал выпускать печатную газету для северных регионов «Нордишер меркуриус» («Северный меркурий») В Гамбурге с 1695г. стала выходить "Цайтунг луст унд нутц" ("Газета для радости и удовольствия"), издававшаяся Каспаром фон Штилером. Это развлекательная газета. В 1712г. создается "Гамбургерише унпартайлихе корреспондент" ("Гамбургский непартийный корреспондент"). Через два го­да, в 1714г., издание бьшо приостановлено, но в 1721г. возобновлено под новым названием: "Штаатс - унд геперте цайтунген дес хольшатайнишен унпартайшиен корреспондент" ("Государственная и ученая газета гольштайнских непартийных корреспондентов"). Некоторые изданя создавались по императорским указам. Так в 1741г. в Бреслау была основана "Шлезише привилигирте штаатс, криегс унд фриеденсцайтунг" ("Силезская привилегированная государственная, военная и мирная газета"). Она стала выпускаться по распоряжению прусского короля Фридриха 11. В 1763г. в Кельне возникла "Кайзерлихе райхс-одер-пост-амтс-цайтунг" ("Императорская почтово-ведомственная газета". С 1795 года она была переименована в "Кельнише цайтунг".

С начала 17-го века стали широко издаваться журналы. Особенно много их было во Франкфурте-на-Майне: "Акта публика" (1621), "Театрум ойронеиум" (1634-1635), "Диариум ойропеиум" (1659-1681). Именно они стали предшественниками историко-политических журналов. В Нюрнберге с 1641 по 1649 годы выходил женский журнал "Фрауэнциммер гэшпрехсшпиле" ("Женская комната - игры и разговоры"). В 1682г. лейпцигский профессор Отто Менке основал первый универсальный научный журнал Германии "Акта эродиторум", который до 1782г. печатался на латинском языке. Через шесть лет другой лейпцигский профессор

-59-


Кристиан Томазиус создал первый научный журнал на немецком языке под названием "Монатс эшпрехе" ("Ежемесячные беседы").

Со временем издатели начинают объединять газеты и журналы. Так, Якоб Копмайер и его зять Андреас Машенбауэр выпускали в Аугсбурге газету "Монатлихер штаатсшпигель" ("Ежемесячное зеркало государства") и одноименный журнал.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 103;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная