Лекции.ИНФО


Морские учебные заведения за границей



 

Как мы уже неоднократно упоминали, фактически на протяжении всего довоенного периода вожди русской военной эмиграции надеялись на продолжение вооруженной борьбы с большевиками. Для реализации этой идеи требовалось готовить новые офицерские кадры из числа молодого поколения русского зарубежья. В разных странах достаточно активно действовали кадетские корпуса и военные училища, сохранившие на чужбине свою структуру и преподавательский состав. Многие их выпускники приняли участие в различных военных конфликтах и во Второй мировой войне.

Учебные заведения создавались и морскими организациями. Однако у них имелось одно существенное отличие от армейских «собратьев» — они не могли дать своим выпускникам полноценную морскую подготовку, поскольку самый главный элемент флотского обучения — практику в море — в условиях эмиграции обеспечить было практически невозможно. Поэтому основной задачей различных флотских курсов и других подобных организаций стало сохранение в среде своих воспитанников «морского духа» и любви к русскому флоту.

Наиболее крупным (по крайней мере по замыслу) из числа морских учебных заведений оказалось Русское морское училище в Шанхае. Официально о создании училища было объявлено 11 декабря 1931 г.

Инициаторами создания училища стали архиепископ Шанхайский и Пекинский Симон и генерал-майор по Адмиралтейству А.И. Исаков. Впоследствии был образован комитет по созданию училища при Русском народном религиозном комитете. Возглавил его старший лейтенант В.А. Буцкой, вице-председателем стал генерал-майор А.И. Исаков, «правителем дел» — лейтенант С.Ц. Гедройц, казначеем — протоиерей отец Дмитрий (Андреев), бывший судовой священник с линкора «Андрей Первозванный». Комитет предложил возглавить училище контр-адмиралу М.И. Федоровичу, который согласился. Выбор именно Федоровича в качестве начальника училища нельзя назвать случайным — ранее, в период его проживания в Харбине, он пытался создать там Судоходное училище (совместно со священником отцом Михаилом Рогожиным).

Училище, создаваемое в Шанхае, должно было готовить моряков для военного и коммерческого флотов. Цикл обучения предполагался трехлетним. В первый год обучения учащиеся проходили подготовку по специальностям: матрос, рулевой, кочегар. После окончания второго года учебы питомцам училища присваивалась квалификация штурмана малого плавания, после третьего — штурмана дальнего плавания. Подготовка велась на платной основе. Для учеников предполагалось создать общежитие и организовать подготовительные курсы в Харбине. Девизом нового учебного заведения стали слова «Родина и Флот». Для того чтобы подчеркнуть связь с традициями Императорского флота, в училище планировалось ввести форму одежды, напоминавшую бы об императорском флоте. Ученики должны были носить матросские синие и белые рубахи, черные и белые брюки, бушлат и фуражку («бескозырку») с ленточкой с наименованием училища. На левом рукаве бушлата и рубахи предполагалось нашивать знак с эмблемой училища — изображение якоря, окруженного канатом, прикрепленном с обеих сторон скобами к рыму якоря. При училище планировали также открыть церковь, освященную во имя святого Апостола Андрея Первозванного.

С первых дней создания училищу стали оказывать помощь различные эмигрантские организации. Первую лепту внес шанхайский представитель обители Святого Иоанна Златоуста на Афоне, активно откликнулся на призыв о помощи харбинский орден крестоносцев (в котором состоял, а с 1933 г. возглавлял один из отделов генерал-майор А.И. Исаков). После появления информации о создании училища на страницах эмигрантской военной печати стали приходить пожертвования и от живущих в разных странах моряков.

Вместе с тем с самых первых моментов существования училища его организаторы столкнулись с рядом серьезных трудностей. Самая главная проблема заключалась в том, что у организаторов не имелось ни четких программ, ни преподавателей, а главное — материальной базы.

Вторым серьезным препятствием к началу нормальной работы стало активное противодействие созданию училища со стороны членов шанхайской кают-компании. Казалось, морские офицеры должны были приветствовать новое начинание, но они изначально не верили в его успех.

Третьей важнейшей проблемой, «камнем преткновения», стало название училища. Ведь в 1867–1891 и 1915–1918 гг. именно «Морским училищем» назывался Морской кадетский корпус — alma mater большинства русских моряков. Было очевидно, что в тяжелых условиях эмиграции создание чего-то относительно напоминавшего Морской корпус — невозможно. В итоге конфликт Федоровича и всех остальных офицеров флота, живших в Шанхае, достиг такой силы, что контр-адмиралу (безоговорочно верившему в успех нового мероприятия и готовому служить ему на пользу совершенно бескорыстно) 9 июня 1932 г. пришлось покинуть ряды кают-компании. Вскоре его примеру последовал и лейтенант В.В. Михайлов. Хотя, по некоторым данным, училище переименовали в «Русскую морскую школу» еще 16 апреля того же года.

Четвертой существенной проблемой стали взаимоотношения начальника училища и протоиерея отца Дмитрия (Андреева)[87]. По свидетельству Федоровича, главной задачей отца Дмитрия оказалось создание при училище церкви, настоятелем которой и стал бы бывший судовой батюшка. Кроме того, опять по свидетельству контр-адмирала, отец Дмитрий и являлся инициатором конфронтации с местной кают-компанией. Федорович приводит массу свидетельств очевидцев об «одиозности» личности священника, который, по его словам, «…занимался прежде всего коммерческой деятельностью» [88]. Соответствовали ли эти данные в действительности или нет, установить достаточно сложно, но 29 июля 1932 г. церковь Святого Апостола Андрея Первозванного была отделена от училища

Первоначально занятия проходили лишь в вечернее время, в помещении Коммерческого училища. Первый набор учеников составлял всего семь человек, двое из которых вскоре выбыли. Насколько изменилось положение в дальнейшем, автору неизвестно, но, судя по достаточно частым упоминаниям об училище на страницах дальневосточной русской прессы, оно функционировало как минимум до конца 1933 г. Производились ли выпуски из него — информация, увы, отсутствует. Думается, со смертью в 1936 г. контр-адмирала Федоровича училище прекратило свое существование.

Ряд военно-морских курсов возник в столице Франции. Как говорилось выше, до Второй мировой войны в Париже существовала самая крупная «русская морская колония» и находилось правление Военно-морского союза, по инициативе которого создавались различные курсы. 29 ноября 1929 г. начались занятия на вечерних Гардемаринских курсах. Они возникли по инициативе группы молодых морских офицеров и корабельных гардемарин, не успевших завершить образование в Морском корпусе в Бизерте. Первоначально на курсах читались лекции по следующим предметам: мореходная астрономия (преподаватель — старший лейтенант А.В. Цингер), навигация (корабельный гардемарин Г.М. Афанасьев), военно-морская история (старший лейтенант М.О. фон Кубе), история Великой (Первой мировой) войны (капитан 2-го ранга В.К. Пашкевич) и девиация (генерал-майор флота. К.Н. Оглоблинский). В дальнейшем предполагалось ввести дополнительные дисциплины: морскую опись, пароходную механику, электротехнику. Лекции читались два раза в неделю. Возглавляли гардемаринские курсы капитан 1-го ранга И.В. Кольнер и старший лейтенант Е.Г. Круглик-Ощевский.

В 1932 г. открылись Курсы охотников флота. На них изучались история флота, типы и назначение судов, кораблевождение, современное вооружение и снабжение корабля. Высшие военно- морские технические курсы были основаны 15 февраля 1932 г. Точная программа их пока неизвестна, но можно предположить, что она в целом совпадала с другими аналогичными курсами. Начальником технических курсов стал капитан 2-го ранга А.Е. Слупский. Весной 1934 г. начали действовать Курсы плутонговых командиров [89]Так же как и в случае с гардемаринскими курсами, инициатива их создания исходила от группы молодых моряков, ранее учившихся в бизертинском Морском корпусе, во главе с мичманом Л.А. Майдановичем. Программы лекций и основные пособия разработал флотский артиллерист лейтенант И.В. Гессель. Основные предметы — материальная часть артиллерии, теория стрельбы и управление огнем; продолжительность курсов — шесть месяцев. После завершения обучения слушатели сдавали экзамены специальной комиссии и получали свидетельство об окончании курсов. Первый выпуск состоялся в ноябре 1934 г., тогда экзамены выдержали три мичмана и один гардемарин. Во вторую группу было набрано пять человек.

Из аналогичных учебных заведений, возникших в других странах, удалось найти сведения только о Курсах морского дела при Белградской группе охотников флота, входившей в Военно-морской союз. Эти курсы возникли в 1929 г. Помимо теоретического обучения при них предполагалась и организация морской практики. Первоначально для реализации этой цели Общество моряков Русского военного и коммерческого флота предполагало построить парусно-моторное судно. Скорее всего, данный проект осуществить не удалось. Известно только, что белградские охотники флота совершали небольшие учебные плавания на шлюпке «Охотник».

Помимо собственно морских учебных заведений в зарубежной России существовали и другие учебные и молодежные организации, целью которых являлась не профессиональная подготовка моряков, а сохранение флотских традиций. Так, еще в 1920 г. в Харбине возник сиротский приют для мальчиков-сирот и детей малоимущих родителей, названный Русским домом. Немного позднее приют перешел в ведение Иверского братства ревнителей православия, с 1923 г. — Учебного отдела русского муниципалитета Харбина. Первоначально Русский дом являлся учебно-вспомогательным учреждением интернатного типа — учащиеся-сироты жили в его стенах, одновременно обучаясь в различных школах. В 1924 г. Русский дом возглавил К.И. Подольский (штабс-капитан по Адмиралтейству). При нем сиротский приют стал закрытым учебным заведением, дававшим детям различное образование (от гимназического курса и до профессионального обучения в мастерских). Основной флотской чертой воспитанников Русского дома стало ношение морской формы. Морские традиции прослеживались и в интерьерах учебного заведения. К 1934 г. различное образование в стенах Русского дома получили несколько сотен детей. Данная школа пользовалась поддержкой и местных властей. Так, 10 ноября 1934 г., по случаю десятилетнего юбилея, Русский дом был награжден высочайшей грамотой и денежной премией от имени императора Маньчжоу-го.

Существовали за рубежом и морские скаутские организации, одной из задач которых определялось обучение молодежи морскому делу. Так, весной 1935 г. в Шанхае появились морские скауты. Этот отряд был создан по инициативе скаутмастера С.Н. Рудина-Донченко. Учебную программу скаутов утвердил начальник Шанхайского отдела русских скаутов Н.М. Ядрышников. Отряд находился под патронажем кают-компании в Шанхае, а его почетным председателем избрали капитана 1-го ранга П.И. Крашенинникова. Русские моряки принимали посильное участие и в деятельности других молодежных объединений. Например, в составе Национальной организации витязей существовал морской отдел, который возглавлял старший лейтенант И.Д Богданов. Почетным «витязем» (так именовали себя члены данной организации) был вице-адмирал М.А. Кедров.

Несмотря на серьезные недостатки деятельности немногочисленных морских учебных заведений русского зарубежья — отсутствие масштабного характера и невозможность дать своим выпускникам полноценную флотскую подготовку, — эмигрантские курсы, кружки и группы сыграли важную роль в сохранении культуры и традиций Русского флота.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 169;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная