Лекции.ИНФО


Антология одного стихотворения



Борис КУШНЕР

(Москва)

ЧИСТЫЕ ПРУДЫ

Володе Сёмину

Сегодня ветер мёл по мостовой
С настойчивостью старого ревнивца,
Колючий мусор сыпал прямо в лица
И ветви гнул упругой тетивой.

Я вновь пришёл на Чистые Пруды,
Он где-то здесь, мальчишка-одногодок…
Но нет следов.
И пруд так мёртв без лодок
В безжизненном мерцании воды.

Я был когда-то с прудом неразлучен
И всё бродил по низким берегам –
Закрыть глаза – и снова скрип уключин
И тихий плеск, и звонкий детский гам.

Стоят скамьи как будто бы всё те же,
Под солнцем пятна заоконной мглы…
Деревьям не седеть, но ветви реже
И от удушья корчатся стволы…

Такой же день, и так же воздух гулок,
Я так же остро чувствую беду,
А за оградой дремлет переулок,
В который никогда я не войду…

Я снова здесь, но я не знаю средства,
Чтоб воскресить давно умерший свет…
А жизнь – река, текущая из детства,
Иссяк исток, – и ей теченья нет.

Михаил ЮДОВСКИЙ

(Израиль)

 

УТИНАЯ ПЕСНЯ

 

Ты видишь в повседневном неземное,

Из человека ангела творя.

Но у меня не крылья за спиною,

А ровно половина декабря.

Я выгляжу, наверное, нелепо,

Глотающий земную эту пыль.

Я мог бы полетать с тобой по небу,

Но только опираясь на костыль.

Поведай мне, как стать неуловимым

И, обретаясь рядышком с тобой,

Наведываться в гости к серафимам

И уходить в молитву, как в запой.

Прости, мой кругозор довольно узкий.

Мне скучно без чудачеств и затей.

И, «Отче наш» читая без закуски,

Я вряд ли стану чуточку святей.

Я мог бы на тебя глядеть невинно,

Прекрасным белым лебедем паря

И отрастив вторую половину,

Как выше говорилось, декабря.

Олебежусь, что вряд ли. А теперь я,

Быть может, самый гадкий из утят.

Ты думаешь, что я теряю перья?

А это хлопья снежные летят.

Иван ТАРАН

(Омск)

 

***

 

Пройдёт ещё немало вёсен,

Но буду помнить я о том,

Как был унижен на допросе,

Стать согласился стукачом,

 

Как долго шёл я из мусарни

К себе домой, купив вина.

В моём дворе кричали парни

О том, что кончилась война.

Елена БАРИНОВА

(Пермь)

 

***

 

Эй, выбирай всё, что хочешь, только плати!

Деньги? О чем ты, милый? Ведь Бог – не дурак,

Хоть и не прочь со смертными пошутить

Под настроенье, но золото – это так...

Так, для отвода глаз. Он возьмет своё

Позже. Тогда и узнаешь, что почем.

Ты же не веришь в сказки? Душа –вранье?

Только когда из глаз потечёт... да ничё, ничё...

Незачем слушать тебе сумасшедший бред,

Впавшего в детство или в маразм старика.

Страсти своей забирай вожделенный предмет

И уходи. Уходи, тебе рано пока!

Что он там выбрал? Мелочь какую-нибудь:

Славу? Машину? Девчонки влюбленный взгляд?

Глупый! Чем выше цена, тем короче путь –

Путь по наклонной, но: либо в рай, либо в ад.

Солнце садится... И только тебе, Вечный Жид,

Нету покоя. Торговля –дела, дела...

Что ты там выбрал? Не верю! Душа дрожит...

Вечную жизнь, говоришь? Значит – смена пришла.

 

Алексей ЗАЛЕСНЫЙ

 

* * *

 

Стучи, пустой любви веретено,

Носись над миром, тополиный снег! -

Немножко горько, капельку смешно

Пустить на дно свой маленький ковчег.

 

Вот соло на ржавеющей трубе

Летит лоб в лоб на стену синевы -

Мир честен - сколько ни копай в себе,

Другой души не вырастишь - увы.

 

И - слаще, чем надуманый финал -

Расплещется закат у наших ног -

Да, в прошлый раз ты многого не знал,

А в этот - уже многого не смог.

 

Но приласкай нас, пожелтевший свет,

Не осуждай, не ной, не забывай -

Полжизни - за десятку на билет,

Полжизни - чтоб понять, в какой трамвай...

 

Антонина КАЛИНИНА

(Великобритания)

НЕНАВИСТЬ

Им минуло совсем недавно двадцать,

Свет утренний квартиру заливает,

И радостно им взрослыми казаться.

Гармоника под окнами играет,

Перед террасой — склон, над склоном — небо,

И южною зимою всё сияет.

Навек запомни вкус святого хлеба,

И запах хвои в воздухе холодном,

И голос, певший о тенях Эреба,

Чтоб в будущем далеком и бесплодном

За ненавистью вдруг увидеть ясно,

Как ты любил, и пел, и был свободным.

Александр БЕКИШЕВ

(Омск)

 

СЛУЧАЙНЫЕ

 

Они, негаданно-нечаянно,

На ночь, на час, уж как получится,

Мужчина с женщиной встречаются,

Как результат стеченья случаев.

 

Под звон стаканный «обвенчаются»

И – к чёрту мрачные пророчества!

(Когда случайные случаются,

Об этом думаешь не очень-то).

 

Ах, эти шалые «венчания»,

Где в поцелуях привкус химии…

И чем случайные случайнее,

Потом любимая любимее.

 

 


ДРАМАТУРГИЯ

Нина САДУР

 

ЛЁТЧИК

 

(Ночная пьеса в 2 актах)

 

"После долгих лет смерти череп становится

Чистым и пустым. Но прислони глаза к его глазницам

и увидишь, как мерцают и тихо поют в нём демоны"

Вместо эпиграфа.

«Как умирать сладко!»

Предсмертные слова Гоголя.

Д е й с т в у ю щ и е л и ц а:

ЛЕНА ЗАЦЕПИНА, 13лет

ПЕТЯ ЛАЗУТКИН, 13 лет

МАРЬЯ ПЕТРОВНА, 57 лет

ЗИНОВИЙ ЛАЗУТКИН, 40 лет

РИММА ЛАЗУТКИНА, 40 лет

ЭЛЕКТРИК, 30 лет.

ПАОЛО, 80 лет

ТАДЖИК. 30 лет

СТАРУХИ, ШКОЛЬНИКИ, РАЗВЕДОТРЯД СЛУЖБЫ ГОСБЕЗОПСНОСТИ. МАЙОР. СЕРЖАНТ ШКРАБА. БОЕЦ.

Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е

К А Р Т И Н А 1

Москва. Наши дни.

Зимняя предутренняя ночь.

Двор дома Полярников. Здесь же стоит памятник ГОГОЛЮ.

Свет из окон дома падает на уныло опущенное лицо памятника.

Из дома выходит старик ПАОЛО. На грязную пижаму накинута тяжёлая лысая шуба. На ногах тапки. Ноги старика увязают в мокром снегу, но он не замечает этого.

ПАОЛО тревожно бродит по двору, по снежному месиву.

Во дворе появляется дворник-таджик в оранжевой куртке. Это ШАМШИД. На спине его крупно написано: РЭУ-5. Таджик смотрит на мокнущего старика, жалеет его и начинает расчищать мокрый снег у ног его.

Визгливый скрежет лопаты болезненно мучает Паоло. Он хочет уйти, убежать от этого звука, но дворник неотступно следует за ним. Спасая ноги старика, он отбрасывает и отбрасывает снег от них.

ПАОЛО. Замри, таджик! И слушай!

Оба вслушиваются. Но город ещё спит. Далеко гудят водоотсосы, откачивающие воду Москвы-реки, подтопляющую Дом Полярников, и гремят мусорные контейнеры – их выгружают в соседних дворах.

ПАОЛО. Водоотсосы. Их каждую ночь включают – Москва-река подтопляет Кремль и Дом Полярников, оба эти строения дрейфуют на чёрных водах московской ночи, они больше не могут, они хотят уйти из города. Смотри, таджик, город ещё спит, о, страшный, о древний! Полярный город моей жизни! Теперь и твоей жизни, таджик… С мечтой об огне ты пришёл сюда, на свет его алых звёзд пришёл, но они не светят и не греют, ха-ха! Они кровенят ночной мрак тусклым мерцанием и всё. Страшный мертвец сосёт жизнь этого города! Но человек несёт сюда мечту свою и кладёт её к красногранитным ногам мавзолея. Беги, таджик, беги в свой Хульбук, листай обратно страницы истории своего исчезающего народа. Чем глубже назад, тем светлее и жарче, тем сильнее разгорается древнее солнце, опалившее смуглотой тебя и через тысячи тысяч лет. Ты глуп, голоден и жалок, ты жесток, коварен и доверчив, ты пришёл в Москву за добычей, но здесь давно уже нет солнца, здесь только ночные водоотсосы. Знай, глупый дворник, тьмы народов пройдут и канут, но этот город стоять будет! Убиваемый и бессмертный. Унижаемый и надменный. Злопамятный, как старая дева. Недоступный, как весна. Удивительно то, что твой мир канул навек, и вот – мой мир кончается, но кого мне жальче, вот вопрос? За что мы – столь совершенны, ядовито-чувственны, прелестны, но неумолимо рассыпаемся в прах? Но чу! Этот предутренний миг, им владеют лишь дворники и старики… Абсолютная тишина в абсолютной Москве!

Абсолютная тишина.

И вдруг вдалеке, слабый, но манящий зазвучал голос.

 

ГОЛОС.Паоло… исполни… Паоло… исполни… Паоло… исполни…

 

ПАОЛО. Древний зов. Но бояться нельзя. Страх их привлечёт и они разорвут.

 

ПАОЛО задумчиво направляется к своему подъезду.

 

ШАМШИД. Старик!

ПАОЛО. Чего хочешь, таджик?

ШАМШИД. У тебя есть очаг?

ПАОЛО. Идём.

 

Шамшид торопливо следует за Паоло.

 

ШАМШИД (бормочет) Булка есть? Чай есть?

Оба скрываются в подъезде.

Через минуту во двор вбегает отряд вооружённых мужчин. Озираются, выставив перед собой автоматы. И так же молча отступают обратно, во мрак. На чёрное месиво дворового снега ложится золотой квадрат света – зажглось окно в доме Полярников. Тема Города и метели и тревоги нарастающей. и сразу падает тишина и в ней пляска вооружённых мужчин. в полной тишине. всё, как осматривают двор, как ищут кого-то, это пляска в тишине. С топотом и сиплым дыханием. Пляшут, как бешеные, бряцают оружием…

К А Р Т И Н А 2.

 

Здесь красивая спокойная тема безмятежного уюта. Так жили мы когда-то своими семьями в своих домах в великой сонной имерии и были счастливы.

Комната Паоло в Доме Полярников. Паоло отходит от окна, задёрнув оконную штору. Идёт через старинную интеллигентскую комнату: полки с книгами, обшарпанный письменный стол. На потолке лепнина. На столе глобус, на стене карта СССР. В углу комнаты, главная роскошь, всех поражающая – чучело белого медведя.

Шамшид стоит, нависнув над накрытым к чаю столом, зачарован до верху полной сахарницей… кажется, вот-вот потеряет сознание. Тайно кладёт кусочек за пазуху.

ПАОЛО.(задёргивая шторы). В сорок первом нам запрещалось зажигать свет, не используя при этом оконные затемнения. Привычка с тех пор. Освещённые окна служили отличной мишенью немецким бомбардировщикам. В 91 я видел красную полосу трассирующей пули. Как будто она все эти годы летела, ещё с той войны и вот, дотащилась. Она шла вдоль этого окна. На уровне глаз. Чаровало. Сил не было отвести лица. Было рукой подать. А я ведь уже столько пожил. Кажется, имел право на мирную жизнь. Но пули у них на нас остались. Их запас на нас.

 

ШАМШИД. (бормочет по-таджикски) Мешок. Мешки. Много мешков.

Но, как только Паоло отворачивается на минуту,Шамшид вновь быстро крадёт кусок сахара, бросает его за ворот рубахи. И сразу ему намного лучше – румянец заиграл на щеках, глаза мягко заблестели, чёрные волосы завились колечками на шее и висках.

ПАОЛО.Вижу, тебе уже лучше. Вот и славно! Пей чай! Зимняя ночь длинна, но одиноким спешить некуда! Но вернёмся к 90-тым, друг-таджик. По телевизору смотрел взятие Белого Дома. Нравилась стремительность показа – прямой эфир! но звук отставал – вначале реальный взрыв за окном, а потом звук этого, уже канувшего в лету взрыва – на экране. Здесь ведь рукой подать до всего! Такое тут место! Дворник, знай, этот окаянный Дом Полярников в миллиметре от всякой чистой - нечистой власти и в одном поцелуе от яремной жилы великой Родины моей.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-05-29; Просмотров: 27;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная