Лекции.ИНФО


Единственный сын бедных родителей



Жили муж и жена, бедняки. Был у них только один сын. Он подрос так, что мог уже играть с детьми в мяч. Однажды во время игры мяч укатился и упал в какую-то дыру. Сын бедных родителей полез за ним; лез он, лез и неожиданно оказался перед домом; у стены дома был привязан конь бурой масти.

Конь его спросил:

— Зачем ты сюда явился?

— Мяч укатился сюда, — ответил тот. — Я и полез по его следам.

Мальчик понравился коню, и он ему сказал:

— Вечером вернется уаиг и съест тебя. Но я спрячу тебя в своей ноздре и вечером не покажу уаигу до тех пор, пока он не даст мне слова, что ничего с тобой не сделает.

Так он и сделал. Вечером вернулся уаиг и говорит:

— Оф, оф, оф! Что за аллон-биллонским духом пахнет?

— Каким это еще аллон-биллонским духом? — ответил конь. — Шататься ты сам шатаешься по нехоженым дорогам, бродить ты сам бродишь, по крутизнам ты сам лазишь, а аллон-биллонский дух будет исходить от меня что ли?

Но уаиг не отставал от него, и тогда конь ему сказал:

— Дай мне слово, что ты ему ничего не сделаешь, и я ого покажу тебе.

Уаиг дал ему слово, что ничего ему не сделает. Конь выбросил из ноздри мальчика. Мальчик понравился и уаигу; он завел его в свой дом и накормил его.

Стали они жить вместе. Уаиг охотился и кормил мальчика мозгом оленьей бедренной кости. Он проникся к мальчику доверием, вручил ему ключи от семи своих палат, в которых были сложены его богатства, и наказал ему:

— Когда тебе станет скучно, открой их, осмотри богатства, которые в них хранятся, и тебе станет радостно. Но только ни к чему не прикасайся!

Однажды уаиг ушел опять на охоту, а мальчик взял ключи и открыл двери семи палат одну за другой. Когда он зашел в шестую палату, там оказалось серебряное озеро. Он окунул палец в это озеро, и серебро застыло на его пальце. Он открыл и седьмую дверь, а там оказалось золотое озеро. Он не смог сдержаться, окунул свой палец и в это озеро; золото тоже застыло на его пальце, так что уже нельзя было его снять.

Мальчик показал свои пальцы коню, и конь ему сказал:

— Нехорошо ты поступил! Вечером вернется уаиг и съест тебя. Возьми и завяжи палец. Вечером, когда уаиг вернется, ты ему скажешь: «Баба, твоим большим ножом я порезал себе палец». Он скажет: «А ну-ка, я посмотрю его», но ты ответишь: «Нельзя снять повязку, мне больно!».

Мальчик поступил так, как его учил конь. Вечером уаиг вернулся, а мальчик подбежал к нему и сказал:

— Баба, твоим большим ножом я порезал себе палец!

— А ну-ка, солнышко мое, я посмотрю его! — сказал уаиг. Но мальчик не дал снять повязку, сказав, что ему будет больно.

Уаиг не стал развязывать повязку, а утром отправился опять на охоту.

Конь сильно любил мальчика. Он сказал ему:

— Уаиг непременно узнает, что ты окунул палец в серебряное и золотое озера. Лучше будет, если мы убежим отсюда. Но прежде ты сделай вот что: все деревянные вещи (ложки, чашки и пр.), какие только найдешь в доме, собери в одно место, не оставляй ни одной и сожги их до единой. Эти вещи составляют его отряд для погони, и если останется хоть одна из них, то она криком поднимет тревогу, уаиг погонится за нами, нагонит нас и погубит.

Мальчик сделал так, как научил его конь: все деревянные вещи он снес в хадзар и сжег их.

— Все ли ты сжег? — спрашивает его конь.

Мальчик отвечает:

— Нигде ничего я не оставил, все сжег.

Тогда конь ему говорит:

— Нагрузи на меня все драгоценности, какие только есть в доме, и бежим!

Мальчик нагрузил на коня все драгоценности, какие только были в доме уаига, и они пустились в бегство. Убегают они дальше и дальше, а в это время в доме уаига произошло вот что: осталась там где-то сломанная ложка. Она вскочила на крышу дома и подняла крик:

— Тревога, уаиг! Сын бедняка и конь твой уносят твое добро!

Дошел этот крик до ушей уаига, и он пустился в погоню. А беглецы уже переправились через реку, и конь говорит мальчику:

— Теперь не бойся, он не сможет переправиться через эту реку. Я немножко сосну, а ты пока посиди. Может быть, уаиг окажется на том берегу реки и будет показываться перед тобой и разных обликах. Он примет то облик матери твоей, то отца твоего и будет просить тебя, чтобы ты оторвал из моего хвоста одну щетинку и бросил ее в реку. Как только ты это сделаешь, то щетинка превратится в мост, он перейдет по этому мосту и погубит нас.

Конь заснул. Мальчик сидит и видит, что уаиг уже на том берегу реки. Стоит он на берегу, принимает то облик отца. мальчика, то облик его матери и просит его:

— Вырви из хвоста коня, что около тебя, одну щетинку и брось ее в реку!

Мальчик не устоял, вырвал щетинку из конского хвоста и бросил ее в реку. Щетинка превратилась в мост, уаиг бросился по нему, но тут конь проснулся, вскочил на ноги, подлетел к мосту и ударил его копытами задних ног своих. Мост упал в воду, и река унесла уаига.

Конь и мальчик тронулись в дальнейший путь. Ехали они, ехали и к вечеру прибыли в село мальчика. Мальчик спросил, где живут его отец и мать; ему указали их дом. Когда мальчик пропал, алдар сделал их свинопасами. Они целый день пасли свиней, а вечером возвращались домой.

Мальчик зашел в дом, увидел в доме алдарских свиней, взял железку от плуга и стал избивать их; так он загнал их в алдарский двор, а сам вернулся к отцу и матери. Когда он назвал себя, то мать от радости не находила себе места. А затем стали они с отцом плакать:

— Завтра утром алдар увидит своих свиней, и он тебя предаст смерти!

— Не бойтесь, — сказал мальчик, — предоставьте это мне. Он взял лопату и вычистил дом.

Утром алдар увидел своих свиней в собственном дворе с перебитыми ногами, с разбитыми головами, окровавленных, покачал головой и сказал сам себе:

— Тут что-то кроется!

И приказал одному из своих слуг:

— Узнай-ка тайком, что случилось, в чем дело?

Тот разузнал, что сын бедных родителей заявился домой, и доложил об этом алдару. Алдара охватил страх.

У бедных мужа и жены не было дров, а в лесу там сидели драконы и никому не давали подходить и близко. Мальчик попросил у соседей быков и направился в лес.

Вышли из леса ему навстречу два дракона. Мальчик распряг своих быков, отпустил их в село, а вместо быков запряг в арбу двух драконов. Когда быки вернулись в село, то алдар обрадовался:

— Ну, теперь драконы съели сына бедных отца и матери, а быки мои спаслись!

Мальчик наполнил арбу цельными деревьями и вечером вернулся в село. Когда жители села увидели, что он едет на драконах по улицам, они стали разбегаться из села. Он направил драконов на угол алдарского дома так, чтобы задеть его колесом. Колесо задело угол дома, и дом развалился; дрова же он подвез к воротам, распряг драконов и сказал пм:

— Если только будете мешать людям, которые станут приезжать в лес за дровами, я вас перебью.

Драконы дали слово, что никому больше не будут мешать, и он их отпустил.

Алдар понял, что сын бедных родителей отнимет его алдарство, и он призвал его к себе и сказал:

— Из трех моих дочерей я отдаю тебе в жены ту, которую пожелаешь. С сегодняшнего дня ты должен алдарствовать.

Молодой человек женился на старшей дочери алдара и стал алдарствовать. Они и сегодня еще живут и поживают.

Табунщик Кой, сын алдара

В селе был алдар. Когда он состарился, то призвал к себе своего сына Коя и дал ему наказ:

— Я состарился и скоро умру. Наказываю тебе сохранить имущество, которое тебе достанется.

Алдар умер, а Кой принялся тратить доставшееся ему состояние. Прибавить к нему он ничего не прибавил, а все растратил. Когда в доме уже ничего не осталось, кроме отцовского коня и его военных доспехов, Кой пошел в табунщики села.

В селе появился другой алдар. У него были сын и дочь. Сын алдара засватал сестру семи уаигов.

В день свадьбы собрались киндзхоны. Дочь алдара увидела, что среди них нет Коя, табунщика села, и отказалась участвовать в свадьбе. А девушка была вещая. Зашли к ней и спрашивают, почему она отказывается принять участие в свадьбе:

— Я не могу быть на свадьбе, — ответила она, — если там не будет нашего табунщика Коя.

Алдару ее слова показались обидными.

— Неужели на свадьбу единственного своего сына я должен собирать табунщиков? — сказал он.

Дочь все-таки настаивала:

— Я и шага не сделаю, если не будет приглашен Кой! После долгого разговора алдар согласился пригласить Коя.

Послали за ним сказать, что алдар приглашает его на свадьбу сына в качестве киндзхона.

— Я табунщик, — ответил Кой, — у меня нет времени. Передали его ответ дочери алдара:

— У него нет времени. Он не может бросить табун.

— Если он не хочет быть киндзхоном, — сказала дочь алдара, — то и я не хочу участвовать в свадьбе и не поеду за невестой!

Тогда алдар сам пошел пригласить Коя. Он пришел к нему и сказал:

— Готовься, ты обязательно должен быть киндзхоном!

Кой согласился и сказал:

— Ладно, буду киндзхоном на свадьбе.

Киндзхоны уже отправились, а Кой все еще пасет свою скотину. Когда и на третье утро он выгнал свою скотину пастись, алдар опять пришел к нему:

— Почему ты не сдержал своего слова? Сейчас же гони свою скотину домой и отправляйся догонять киндзхонов!

Кой вернулся домой вместе с алдаром и говорит ему:

— Оседлай моего коня, а я тем временем переоденусь! Алдар зашел в дом и попытался поднять седло, но не мог этого сделать; он вышел обратно и сказал молодому табунщику:

— Мне некогда, я иду домой, а ты сам оседлай своего коня и догоняй своих товарищей!

Молодой табунщик переоделся, оседлал коня и выехал. За околицей села он ударил плетью своего коня, разгорячил его, и тот понесся, полетел. В степи он заприметил какой-то силуэт, направил туда своего коня, подъехал и видит: дракон окружил киндзхонов алдара, засунув хвост свой в пасть, и не выпускает их.

Увидев это, Кой выхватил саблю и изрубил дракона на мелкие куски. Киндзхоны были рады, что он спас их от дракона.

Поехали они по своей дороге свободно. Ехали долго и в сумерки услышали вдруг крики: кто-то бился в стороне от дороги. Кой остановил своего коня, предложил киндзхонам ехать своей дорогой дальше, а сам остался, чтобы узнать, чьи это крики, кто там с кем бьется.

Он повернул своего коня в сторону от дороги и направился туда, откуда раздавались крики. Он приблизился к месту и услышал крик мужчины:

— О, если бы тут оказался мой незнакомый ардхорд Кой, мы бы расправились с тобой!

Когда Кой подъехал к месту, он застал незнакомого своего ардхорда убитым. Убийца стоял у его тела. Кой нанес ему удар саблей. Убийца превратился в комок крови и укатился в степные пространства. Некоторое время Кой преследовал его, но не догнал. Он дернулся к убитому, похоронил его; коня его привязал к его могиле, а затем выехал вслед за своими товарищами и нагнал их в доме семи уаигов.

Когда Кой въехал во двор, навстречу ему вышли все семь уаигов и провели его в особую комнату; они были ему очень рады.

Спустя довольно много времени явился некий Черный Всадник. Его завели в ту же комнату, в которой находился Кой. Черный Всадник сватал сестру семи великанов за своего младшего брата.

Оказавшись в одной комнате, Кой и Черный Всадник вступили в препирательства. Черный Всадник сказал:

— Вы не увезете отсюда девушку! А Кой сказал:

— Ну нет, мы увезем свою невесту! Препирательства их перешли в ссору, и Кой сказал:

— В таком случае, сведем наших коней друг с другом, и чей конь будет убит, тому отсечем голову.

Черный Всадник согласился. Они вышли во двор и напустили своих коней друг на друга. Конь Коя очень быстро вырвал печень у коня Черного Всадника, и Кой отрубил голову Черного Всадника.

Тут заявился брат Черного Всадника Белый Всадник. Он спешился перед воротами семи уаигов. Уаиги завели его в ту комнату, где сидел Кой. Белый Всадник тоже завел с ним ссору.

Кой и ему предложил:

— Оставим угрозы, лучше подпустим своих коней друг к другу. Если твой конь осилит моего, то ты отрубишь мою голову, если же мой конь осилит твоего, то я отрублю твою голову.

Белый Всадник согласился, и они свели своих коней. Конь Коя быстро вырвал печень у коня Белого Всадника, и Кой отрубил у Белого Всадника голову.

После этого явился младший из братьев Красный Всадник. Он заехал во двор семи уаигов и спешился. Его семь уаигов завели в ту комнату, где сидел Кой.

Он тоже затеял перебранку, и Кой сказал ему:

— Если будешь ругаться, то я отправлю тебя по дороге твоих братьев. Вон стоят наши кони, подпустим их друг к другу, и чей конь осилит, тот срежет голову другого.

Красный всадник тоже согласился с этим условием. Они подпустили коней своих друг к другу, и конь Коя быстро вырвал печень у коня Красного Всадника. Кой срезал голову у Красного Всадника.

Когда семь уаигов и киндзхоны увидели это, то все высыпали во двор и стали восторженно носить его на руках. Уаиги сказали:

— Если бы сегодня не было с нами Коя, то и нас и киндз-хонов ожидала гибель.

И тогда все убедились, что алдарская дочь вещая и что не зря она требовала приглашения Коя.

После этого киндзхоны принялись за яства и питье и сидели за столом целую неделю; затем они захватили с собой невесту и направились к себе.

Когда Кой достиг места, где был убит его ардхорд, он сказал киндзхонам с невестой:

— Ну, теперь счастливого вам пути, я отправлюсь на поиски раненного мной зверя.

И он направился по тому пути, по которому покатился комок крови.

Ехал он, ехал и попал в какое-то ущелье. Видит: одна сторона ущелья покрыта травой по пояс, а другая сторона как будто побрита бритвой. Он доехал до одного табунщика и спрашивает его:

— Почему ты пасешь скотину на этой стороне, моришь ее голодом? Почему не пасешь скотину там, где трава?

Табунщик ответил ему:

— Это — земля вепря, там мне нельзя пасти скотину.

— Чей же ты в таком случае табунщик? — спросил Кой.

— Я — алдарский табунщик, — ответил тот.

Кой вырвал у своего коня одну щетинку, отпустил его па волю и пришел в село. Он пошел по улицам, крича так, чтобы его слышно было:

— Кому нужен батрак?

Дочь алдара услышала этот крик, зашла к отцу и сказала ему:

— Вон какой-то молодой человек предлагает себя в батраки.

Алдар велел его позвать. Привели его к алдару и спросили его, чего он ищет.

— Я ищу работу батрака, — ответил он.

— Нам батрак нужен, — сказал алдар, — но какова будет плата, сколько ты требуешь?

Кой подумал немножко и ответил:

— Плату я требую такую: каждое утро и каждый вечер давать мне по три раза выпить араки и по три раза станцевать с тремя твоими дочерьми.

Алдару плата показалась дешевой, и он взял его в батраки.

Утром Кой выпил три раза араки, станцевал с тремя дочерьми алдара и погнал скотину пастись. Он погнал ее на ту сторону реки, на землю вепря. Попас ее там, и вдруг явился вепрь с злобным фырканьем и криком:

— Какая собака, какой осел посмел пригнать скотину пастись на моей земле? Ведь птицы не смеют даже пролетать над моей головой, а муравьи проползать подо мной!

Кой даже не сдвинулся со своего места. Вепрь подошел к нему и спрашивает:

— Почему ты пригнал скотину на мою землю?

— Я новый батрак алдара, — сказал Кой, — и не знал, чья это земля.

— В таком случае прощаю тебе, как гостю, — сказал вепрь, — но больше не пригоняй скотину сюда!

Вепрь вернулся к себе, а Кой пригнал во двор алдара свою скотину, которая еле-еле двигалась от сытости. Алдар вышел во двор, увидел свою скотину сытой и удивился, но ни о чем не посмел спросить Коя. А Кой зашел в дом, выпил три бокала араки и три раза станцевал с тремя дочерьми алдара.

На следующее утро было тоже так: выпил он три раза араки, три раза станцевал с тремя дочерьми алдара и погнал скотину алдара пастись.

Алдар послал за ним другого батрака:

— Пойди-ка узнай, где он пасет скотину?

Тот пошел за Коем и увидел, что он пасет скотину на земле вепря. Батрак спрятался за камнем, чтобы узнать, что дальше будет. Вот является вепрь и кричит:

— Кто посмел пригнать на мою землю скотину, когда птицы боятся даже пролетать над моей головой, а муравьи проползать подо мной?

И сцепились они с Коем в борьбе. Боролись до вечера. Никто из них не одолел другого, и от изнеможения они повалились в разные стороны.

Вепрь проговорил:

— О, если бы я теперь же смог выпить из источника, что бьет из-под камня, то я переломил бы тебя на две части!

— А если бы младшая дочь алдара собственной рукой дала мне испить араки раз, — проговорил Кой, — то я изрубил бы тебя тут же на мелкие куски!

Батрак, которого алдар послал вслед за Коем, услыхал эти слова, вернулся в дом алдара и рассказал ему все, что он видел и слышал.

Кой пригнал свою скотину во двор алдара, выпил своей араки три раза, станцевал три раза с тремя дочерьми алдара и лег спать. Утром он встал и опять, как обычно, выпил три раза араки, станцевал с тремя дочерьми алдара и погнал снова скотину алдара пастись.

Алдар же вслед за ним послал свою младшую дочь и батрака. Дочери он дал араку и велел поднести ее Кою, как только он произнесет: «О, если бы младшая дочь алдара дала мне собственной рукой выпить араки!»

Кой снова погнал свою скотину на землю вепря. Тем временем дочь алдара и его батрак подкрались к Кою близко и притаились за камнем.

Через некоторое время разъяренный вепрь опять явился:

— Что это такое, чья собака, чей осел не дает мне житья? Они опять схватились и боролись до вечера, и вепрь опять проговорил:

— О, если бы испить воды вот из того источника, что бьет из-под камня, я бы разрубил тебя на две части!

А Кой на это отвечает:

— О, если бы дочь алдара собственной рукой дала мне выпить араки, я бы тотчас изрубил тебя на мелкие куски!

Когда дочь алдара услыхала эти слова, она вскочила, подлетела к Кою и дала ему, как он того хотел, собственной рукой выпить араки. Кой расхрабрился, вскочил, снова вступил с вепрем в схватку и изрубил его своей саблей на мелкие куски.

Когда дочь алдара и батрак увидели это, они в восторге стали обнимать его, затем погнали свою скотину домой и загнали ее во двор алдара. Дочь рассказала своему отцу, как было дело и как Кой изрубил вепря.

Когда алдар понял, какой силой обладает Кой, то взял его страх. Долго он думал и решил:

— Он все равно отнимет у меня алдарство; лучше я ему уступлю его добром.

Призвал он к себе Коя и сказал ему:

— С сегодняшнего дня я уступаю тебе свое алдарство, выдаю за тебя ту из своих дочерей, которая тебе по душе; живи тут и алдарствуй!

Кой ответил ему:

— Я сюда пришел не алдарствовать и не для того, чтобы жениться на одной из твоих дочерей. Вот тебе земля и с сегодняшнего дня безопасно паси свою скотину, а я отправлюсь дальше своей дорогой.

Он попрощался с алдаром и направился дальше своей дорогой. Выйдя за село, он вытащил из газыря конскую щетинку, которую держал там, поджег ее, и тотчас конь его предстал перед ним. Он сел на своего коня и направился в глубь ущелья. Бог знает, сколько времени он ехал, и доехал до того места, откуда исходило такое зловоние, что дальше в глубь ущелья ехать было невозможно. Это зловоние, от которого ни сам он, ни конь его ие могли дышать, исходило от семиглавого уаига, что сидел в пещере под Черной скалой. Из-за этого зловония никто не рисковал к нему подступиться.

Кой стал озираться вокруг и видит: стоит конь в седле и в узде. Он приблизился к коню, и тот спрашивает его:

— Куда ты собрался ехать? Кой ответил ему:

— Следы подбитого мной зверя ведут сюда, и я еду по ним. Тогда конь ему сказал:

— Он сидит в большой пещере Черной скалы, но конь твой не сможет подъехать к нему, поэтому слезай с него и садись на меня, подтяни мои подпруги, нанеси мне плетью своей такие удары, чтобы от бедер моих отскочили куски кожи, а на ладонях твоих вскочили волдыри, и, когда я достигну Черной скалы, постарайся поскорее соскочить с меня!

Кой так и сделал. Он сел на коня, нанес ему удары, и в одно мгновение они очутились под Черной скалой. Кои соскочил с коня, и тот вернулся на свое место.

Кой зашел в большую пещеру Черной скалы, там сидел большой семиглавый уаиг.

— Добрый день, вонючий осел, — обращается к нему Кой.

— Здравствуй, горная пташка! — отвечает ему уаиг.

Они схватились и стали бороться. У уаига посреди хадзара, в котором они боролись, был погреб, прикрытый большой каменной плитой. Когда уаиг понял, что не сможет осилить Коя, он стал подталкивать его к этому погребу, ногой тихонько отодвинул плиту в сторону, и Кой слетел в яму, а уаиг накрыл его каменной плитой.

Жена неведомого ардхорда Коя была вещая, и она узнала, что ардхорд ее мужа находится в погребе великана. Она дала знать об этом своему мужу, и тот выехал вырвать Коя из рук уаига. Он быстро доехал туда, где стоял конь, принадлежавший неведомому другу Коя. Ардхорд Коя сел на этого копя, стегнул его, и они очутились перед большой пещерой Черной скалы. Ардхорд соскочил с коня и отпустил его, конь быстро вернулся обратно на свое место.

Ардхорд зашел в пещеру и увидел в ней семиглавого уаига.

— Добрый день, вонючий осел! — обратился ардхорд к нему.

Тот ответил:

— Здравствуй, горная пташка!

Они вступили в схватку; боролись, боролись, и семиглавый уаиг стал его тоже медленно подталкивать к погребу. Когда он отодвинул в сторону каменную плиту от погреба, Кой быстро выскочил оттуда. Они вдвоем напали на семиглавого уаига и изрубили его на куски. Успокоившись, они расспросили друг друга обо всем и познакомились друг с другом. Потом они вышли из пещеры и пришли к своим коням, сели на них и вместе поехали обратно.

Они проехали некоторое время, затем Кою надо было свернуть направо, а его ардхорду — налево. Кой сказал своему ардхорду:

— Ну, прощай! Я долго не был дома и еду домой, а тебе счастливого пути!

Ардхорд стал упрашивать его:

— Поедем ко мне, познакомься с моей семьей!

А жена ардхорда знала, что Кой будет отказываться заехать к ним; она подслушивала их некоторое время, а затем превратилась в чернобурую лису и выскочила перед ними на дорогу. Кой, не дожидаясь своего товарища, стал стрелять по ней и преследовать ее? Бог знает, сколько времени он ее преследовал; она скрылась в степи под склепом. Пока Кой догонял ее, она превратилась опять в женщину. Кой доехал до склепа, а оттуда выглянула красивая женщина и приветствовала его:

— Здравствуй, гость!

Кой остолбенел и сказал:

— Здравствуй! Но скажи, куда девалась чернобурая лиса? Она удивленно сказала:

— Какая лисица? Здесь живем мы, и никакой лисы тут не было. Лучше зайди, гость, к нам, у нас ты найдешь приют!

Кой зашел под склеп. Там был дом, на потолке его сияли месяц и солнце, а на стенах звезды.

Она угостила его очень хорошо, дала ему возможность отдохнуть, а затем предложила:

— Давай, поиграем!

— Давай, — согласился Кой.

Женщина сказала ему:

— Я уйду и спрячусь, и если ты меня найдешь, то я исполню любое твое желание, а если не найдешь меня, то я тебя зарежу.

Кой сказал:

— Спрячься!

Она отправилась прямиком на небо к золотых дел мастерам, которым она заказала себе серьги. Но Кой напал на ее след и пошел за ней. Как только она спросила золотых дел мастеров: «Готовы ли мои серьги?» — он тотчас вошел в комнату и спрятался за дверью.

Золотых дел мастера отвечают:

— Одна серьга готова, а другая еще нет. Нравится ли тебе она? — показывают они ей серьгу.

Она посмотрела ее и положила, а Кой схватил серьгу, убежал оттуда, вернулся и сидит себе печально в доме женщины. Тем временем явилась женщина и спрашивает его:

— Нашел ли ты меня или нет?

— Где же я мог тебя найти, — отвечает Кой, — когда тебя на этой земле не было?!

— Тогда я тебя должна зарезать, — обрадовалась женщина.

— Режь! — сказал ей Кой.

Но женщина сказала ему:

— На этот раз я тебе прощаю. Я спрячусь еще раз, и если ты меня опять не найдешь, тогда я тебя зарежу.

Она ушла и спустилась в преисподнюю к далимонам, которым заказала для себя башмаки. В тот момент, когда она разговаривала с далимонами о том, что один башмак ее готов, а другой пока нет, Кой был уже тут как тут. Он схватил готовый башмак, вернулся в дом женщины и опять сидит печально.

Явилась женщина и опять спрашивает его:

— Нашел ли ты меня или нет?

Кой ответил тихо, еле внятно:

— Где же я мог найти тебя, когда тебя на этой земле нигде не было?

Женщина обрадовалась и сказала:

— В таком случае я должна тебя зарезать!

— Как тебе угодно, зарежь!

— Ладно, и на этот раз прощаю тебе, — сказала женщина. — Спрячусь в третий раз, и если ты меня опять не найдешь, вот тогда-то я тебя обязательно зарежу.

Она ушла и спряталась в ту пещеру, где ее муж и Кой убили семиглавого уаига. В тот момент, когда она развлекалась со своим мужем, Кой подкрался к ним и украл у них тот ножичек, которым она собиралась его зарезать. Вернулся обратно в дом женщины и опять сидит печально.

Женщина вернулась и спрашивает его:

— Нашел ли ты меня или нет?

— Нет! — ответил ей Кой. — Как я мог найти тебя, когда тебя на этой земле не было?!

Женщина улыбнулась и сказала:

— Ну, в таком случае нельзя уже тебя не зарезать!

Кой тоже не мог не сдержать своего слова. Женщина вынесла стол и говорит ему:

— Ложись на стол, я тебя зарежу!

Кой растянулся на столе. Женщина ищет свой ножичек и не может найти. Кой говорит ей:

— Ну, скорее, долго ли ты меня будешь мучить?

— Я не могу найти свой ножичек, — отвечает женщина. Кой говорит:

— Вот тебе мой ножичек, зарежь меня им!

И он подал ей тот ножичек, который стащил, когда она развлекалась со своим мужем в пещере Черной скалы.

Женщина была поражена, она заставила Коя встать со стола и спрашивает его:

— Как этот ножичек попал к тебе?

— Когда ты развлекалась с моим неведомым ардхордом, я вытащил его из твоего кармана, — отвечает Кой.

Затем ои достал ее серьгу, показал ей и говорит:

— А это не та ли серьга, которую ты заказала у небесных Курдалагоновых?

Женщина призналась, что это та серьга.

А он достал башмак и опять ей сказал:

— А это не тот ли башмак, который ты заказала у Далимоновых преисподней?

И женщина опять призналась, что это тот башмак и что она проиграла пари. В этот момент вошел в двери неведомый ардхорд Коя, муж этой женщины. Он несказанно обрадовался, но прикинулся, будто ничего не знает.

— Я приглашал к себе своего ардхорда, но он отказался. Что же он тут делает?

Так они радовались друг другу, пили, ели. Затем ардхорд сказал Кою:

— Пойдем, я покажу тебе свои табуны!

Он повел его в степь и разделил все, что у него было: табуны крупного и мелкого рогатого скота, косяки коней — на две части, и половину подарил своему ардхорду Кою. Вдвоем с Коем они погнали табуны скота и косяки коней, и когда они достигли владений алдара, у которого Кой был табунщиком, той земли, на которой он убил вепря, то из мельницы на окраине села они услышали неистовый женский крик.

Кой не утерпел, подлетел к мельнице и видит: черт посадил на крутящееся мельничное колесо женщину, он остановил колесо и ссадил женщину. Она оказалась младшей дочерью алдара, той, которая собственной рукой дала ему выпить араки, когда он боролся в вепрем в смертельной схватке.

Кой и его ардхорд захватили девушку с собой и приехали в дом алдара, который был необычайно рад им, и сказал ему:

— Нам необходимо следовать дальше; поэтому снаряди, как подобает, нашу невесту.

Кой засватал младшую дочь алдара, и они захватили ее с собой.

Едут они дальше, гонят свои табуны скота. Видят: в степи пасется огромное стадо скота, а пастух при нем то плачет, то: поет.

— Что за диво? — сказали Кой и его друг. Подъехали они к пастуху и спрашивают:

— Брат, почему ты то плачешь, то поешь?

— А как мне не плакать? — отвечает пасчух. — Я был сильным молодым человеком и однажды отправился странствовать. Повстречался мне семиглавый уаиг, я с ним схватился, и он меня убил. Богу известно, кто меня похоронил. Сколько времени я пробыл в могиле, один бог знает, а затем меня выкопали и нанесли мне легкий удар войлочной плетью. Я ожил и увидел около себя своего коня и одного человека. От моей силы не осталось и половины, и этот человек захватил меня с собой. И вот теперь я провожу дни свои пастухом. Я плачу о том, что нет больше у меня моей силы и я не могу ему отомстить.

Услыхав слова пастуха, Кой понял, что это — тот самый его неведомый ардхорд, которого убил семиглавый уаиг. Он спросил:

— И ты никого не знаешь?

— У меня был неведомый ардхорд Кой, — ответил тот, — но я его пока не видел, не познакомился с ним.

Тогда Кой обнял его и сказал:

— Я и есть Кой, твой ардхорд.

Он познакомил его и с третьим ардхордом.

Они спросили Коя:

— Что нам теперь делать, как ты скажешь?

— Я согласен с тем, что вы пожелаете, — ответил он.

Тогда они сказали:

— В таком случае наше желание таково: погоним все стада впереди себя.

Он согласился с ними. Они смешали свое стадо с табунами, которые пас их заочный ардхорд, и погнали весь скот в село, где жил Кой. Приблизившись к селу, они решили:

— А ну-ка, спросим алдара, узнаем, каково его настроение. Послали они сказать ему:

— Кой со своими ардхордами пригнал табун, можно ли ему осесть на твоей земле?

Алдар в ответ выслал сказать им:

— И близко к моей земле не подходите!

Они поняли, что алдару нежелателен их приезд, и отправились на небо к Курдалагоновым; заказали им сделать железные палицы. Когда палицы были готовы, их принесли Кою туда, где он осел со своими ардхордами.

Кой запустил со своего места одну палицу, и она срезала полбашни алдара. Дочь алдара поняла, в чем дело, и сказала своему отцу:

— Разреши им осесть на твоей земле, не раздражай их больше, иначе хуже будет!

Но алдар не внял дочери и не разрешил Кою и его ардхордам осесть на своей земле. Тогда Кой запустил вторую палицу, и она разрушила до основания то, что осталось от башни алдара. Когда алдар убедился, что Кой и его ардхорды не оставят его в покое, он послал к ним сказать:

— Гоните свою скотину на мою землю и переезжайте сами!

Кой со своими назваными братьями пригнал в село огромное стадо. Алдару ничего не оставалось делать, как встретить их любезно. Они обосновались там и засватали дочь алдара за своего младшего ардхорда.

Алдарство Кой возложил на себя, тем более что оно и раньте принадлежало ему.

Однажды тот ардхорд Коя, который подарил ему табуны всякого скота, сказал ему:

— Пора мне уезжать, надо проведать свой дом! Кой и старший его ардхорд поблагодарили друг друга, и старший ардхорд выехал домой.

Кой остался жить с младшим ардхордом, и они живут-поживают благополучно еще и сегодня.

И вы живите благополучно до их возвращения! Пусть вам достанется столько добра, сколько слов мы сказали. А очередь сказывать сказку за самим Тимафе.

Сын суки

Шили-были алдар и его жена. Детей у них не было. Они очень горевали, что у них нет детей и некому будет оставить в наследство свое добро.

Однажды алдар отправился на охоту. Бродил он долго, но ничего в руки его не попало. Его сильно томила жажда, и он искал, где бы ему напиться воды. Попал он в какой-то овраг, в котором оказался источник. Он быстро нагнулся, но не успел еще коснуться воды губами, как источник высох.

— Что за диво? — удивился он. — Был же источник, каким образом он оказался высохшим?

А источник снова наполнился водой, и послышался оттуда голос:

— Не удивляйся! Ты — бездетный, и когда вернешься домой, зарежь черную курицу, свари ее зоб и заставь жену его съесть. К сроку у вас родится сын.

Услышав это, алдар напился воды и в большом удивлении направился обратно домой. Вернувшись, он рассказал своей жене о том, как ему слышался голос; она обрадовалась вести. Они раздобыли черную курицу и зарезали ее. От восторга алдар не стал варить зоб в котле; чтобы поскорее приготовить его, они положили его на жар. Когда зоб разогрелся, то половина его с треском отлетела в сторону, и сука, которая спала на полу, схватила ее и съела.

Алдар и его жена стали вопить, что сука съела половину зоба. Они боялись, что теперь уже зоб ничем не поможет жене алдара. Но все-таки она съела оставшуюся половину зоба.

В скором времени жена алдара почувствовала себя в положении. Сука также стала щепной. Когда пришел срок, у суки родился златокудрый мальчик, а у жены алдара — обыкновенный мальчик. Жена алдара стала кормить обоих своей грудью, и мальчики росли быстро.

Когда они оба достигли возраста и стали женихами, то сына суки, как старшего, стали уговаривать жениться. Сын суки сказал:

— Я — сын суки, и я не могу жениться раньше сына алдара. Отказавшись жениться, он взял алдарского сына с собой на поиски невесты для него. Ехали они долго и попали в дом семи уаигов, у которых была одна сестра.

Когда они зашли к уаигам, то те переглянулись между собой — обрадовались, что смогут их съесть.

Сын суки сказал:

— Вот он — сын алдара и сватает за себя вашу сестру.

Уаиги опять переглянулись между собой и подумали: «Этими мы сегодня, конечно, позабавимся!».

Утром уаиги сказали им:

— Калым наш таков: вот у ворот наших стоит дерево; жених должен подняться до его вершины с полной чашей воды и спуститься обратно, не проливши ни одной капли; затем в нашем саду стоит яблоня, и жених должен запустить в нее свой меч так, чтобы с нее посыпались яблоки. Если он выполнит это, то выдадим за него нашу сестру.

Сын суки стал просить уаигов:

— Жених — застенчивый молодой человек, он вас стесняется. Предоставьте мне это право.

Уаиги посмотрели друг на друга и решили: «Все равно он ничего не сможет выполнить, предоставим ему это право».

— Нам все равно, кто из вас выполнит наши требования, — сказали они сыну суки.

Сын суки взял чашу, полную до краев воды, и быстро поднял ее на вершину дерева, а затем снос се обратно, не пролив ни одной капли.

Уаиги переглянулись: им стало не по себе. Они отвели сына суки в фруктовый сад, к яблоне. А это была такая яблоня, с которой никак нельзя было сорвать яблоко.

Сын суки достал свой меч и запустил его в дерево так, что не только посыпались яблоки, но дерево было разрублено пополам.

Когда уаиги увидели, какой силой обладает сын суки, им стало не по себе; нашел на них страх. Выдали они свою сестру за сына алдара.

Уходя на охоту, уаиги брали с собой и сына суки, а сына алдара с его женой оставляли дома. Однажды они охотились целый день с утра до вечера. Когда они вечером собрались дома, то оказалось, что сын суки убил столько дичи, сколько семь уаигов вместе. Он вырвал дерево с корнями и ветками и приволок свою дичь на этом дереве. От этого уаиги впали в полное уныние: они ожидали, что сын суки с ними что-нибудь сделает.

Возвратившись домой, они разделали туши и мясо бросили в большой котел-ушат. Ужин подоспел, и четверо уаигов подошли снять котел-ушат. Увидев это, сын суки прикрикнул на них:

— А ну, в сторону, вонючие ослы, — а сам поднял котел-ушат за две его ручки и поставил на пол.

Уаиги переглянулись между собой, их уже совсем обуял страх, и сила покинула их.

Так семь уаигов и сын суки продолжали ежедневно уходить вместе на охоту, а сын алдара и его жена, сестра уаигов, оставались дома.

У уапгов было восемь палат, и они наказали сыну алдара:

— Вот тебе ключи, и если у тебя появится желание осмотреть наше добро, то открой семь дверей от семи палат, а в восьмую не заходи!

Ушли как-то опять сын суки и уаиги на охоту, а сын алдара взял ключи и пошел открывать двери палат одну за другой. Он нашел в них много драгоценностей, а в седьмой палате было молочное озеро. Когда он дошел до восьмой палаты, сестра уаигов стала просить не открывать ее. Но сын алдара заупрямился, открыл он дверь и от восьмой палаты. Он увидел там семиглавого уаига, связанного железными цепями. От ярости он извергал из пасти своей раскаленные угли. Железные цепи, которыми он был связан, были раскалены докрасна.

Сын алдара почувствовал жалость к связанному уаигу; тот понял это и говорит ему:

— Если ты меня так жалеешь, то облей меня одним ведром из того молочного озера, которое находится в седьмой палате!









Читайте также:

  1. III. 2. Соблюдение новых медицинских противопоказаний при желании родителей
  2. IV. Поздравление родителей с началом учебного года.
  3. Авзонг-Цауайнон, сын бедного охотника
  4. ВОЗМОЖНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОДИТЕЛЕЙ В СИТУАЦИИ ЗАБОЛЕВАНИЯ РЕБЁНКА
  5. Вопрос 6. Консультирование учеников и их родителей
  6. Вы говорите, что мы выбираем своих родителей. А выбираем ли мы своих детей? Какова доля ответственности родителей и детей в этом выборе?
  7. Вы говорите, что мы выбираем своих родителей. А выбираем ли мы своих детей? Какова доля ответственности родителей и детей в этом выборе?
  8. ГЛАВА 1. РОДИТЕЛЕЙ ПОРИЦАЮТ, НО НЕ ТРЕНИРУЮТ
  9. Глава 5. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ
  10. Глава третья. Союз родителей с детьми и взаимные отношения
  11. Глава четвертая. Усыновление и отношения, из него возникающие
  12. Диагностический этап социально-педагогического сопровождения повышения педагогической культуры родителей


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-11; Просмотров: 34;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная