Лекции.ИНФО


Подростковая группа стажеров



 

"Прошу извинить меня за то, что отнимаю у Вас время. Узнав, что на страницах газеты "Акахата" печатается Ваш материал о "Маньчжурском отряде 731", я с большим интересом принялся читать его..."

Такими словами начиналось письмо, которое я получил от бывшего сотрудника отряда в конце июля 1981 года. Оно было подписано всего лишь двумя буквами: К. К. Таким образом, имя и место жительства отправителя остались неизвестны. На почтовом штемпеле я с трудом смог разобрать: Киото, Нисидзин и цифры: 7 25 81 12-18. Но я, может быть, неправильно прочитал их. Судя по стилю письма, оно написано пожилым человеком. "...Прежде всего я, как человек, имевший отношение к "отряду 731", хотел бы высказать свое мнение в связи с опубликованием краткой схемы расположения отряда. В послевоенное время разного рода публикации об отряде, начиная с книги "Особый отряд 731", написанной бывшим его служащим Хироси Акиямой, появлялись в печати более двадцати раз. Казалось бы, все, что прежде не было известно об отряде, в настоящее время обнародовано и разоблачено. В некоторых работах чувствуется подлинный интерес автора к вопросу, в других материал освещается односторонне. Однако, по моему мнению, работ, в которых ощущается серьезная заинтересованность автора, его желание найти истину, больше... В этом смысле мое внимание привлекла краткая схема расположения отряда, опубликованная в одном из номеров газеты. Нам, нескольким бывшим служащим отряда, эта схема, конечно, была известна. Мы хранили ее, уточняли, делали с нее копии. Она представляет собой ценный документ, и именно поэтому, узнав, что г-ну Моримуре удалось достать ее и напечатать, я не мог скрыть своего изумления.

Публично исправить очень неточную схему, предложенную Хироси Акиямой, которая до самого последнего времени появлялась во всех изданиях, мы не решались, так как считали, что это может иметь серьезные последствия. Верные нашей общей солидарности, мы продолжали хранить молчание. Теперь же, когда опубликована краткая схема, мы, бывшие с служащие "отряда 731", считаем, что все неточности, которые имели место в предыдущих двадцати изданиях, в книге г-на Моримуры должны быть устранены. Книга должна беспристрастно показать читателям сущность "отряда 731", став как бы обобщающей публикацией на эту тему.

Еще я хотел бы обратиться к тому, кто предоставил краткую схему для печати. Я считаю, что сегодня это уже не является нарушением взаимного доверия и дружбы бывших сотрудников отряда. После окончания войны прошло более тридцати лет. Многих бывших служащих отряда уже нет в живых, некоторые стали священнослужителями, другие просто отошли от работы и общественной деятельности. Думаю, что настало время оглянуться назад. Как сказано у г-на Моримуры, в истории не должны быть белых пятен... Однако о том, как создавался и действовал "отряд 731", о связях генерала Исии с американскими оккупационными войсками в послевоенный период, о судьбе нескольких сот подростков-стажеров, которые в возрасте 14-15 лет были зачислены в отряд, где и прошла их юность, об их трудной жизни после войны людям еще мало что известно. В заключение своего письма я желаю автору, г-ну Моримуре, написать правдивую книгу. Извините, что не открываю своего имени.

С уважением, К. К."

Располагая только теми сведениями, которые мне удалось разобрать на штемпеле - Киото, Нисидзин,- я приложил все усилия, чтобы найти автора письма, но до сих пор мои старания не увенчались успехом. Насколько можно понять при внимательном чтении письма, оно скорее адресовано всем бывшим служащим "отряда 731", хотя его автор обращается ко мне персонально. Письмо можно расценивать и как намек на то, что в дальнейшем мне следует затронуть некоторые вопросы, которым я не уделил внимания в том варианте книги, который печатался в газете: о связях генерала Исии с американскими оккупационными властями, об истории создания и деятельности "отряда 731", о том, что стало с особым подразделением отряда, которое именовалось тогда "подростковая группа стажеров технического состава".

Я не ставил себе целью написать историю одной из частей японской армии. На примере "отряда 731" - этом символе зла - я хотел показать, что такое милитаризм и какие ужасы несет с собой война.

Однако что конкретно имеет в виду г-н К. К., когда упоминает о 14-15-летних подростках-стажерах, юность которых прошла в отряде?

О том, что в "отряде 731" были подростки, числившиеся стажерами технического состава, уже известно из ранее изданной литературы. Поскольку г-н К. К. упоминает о "бывшем служащем отряда Хироси Акияме", ставшем позже автором книги "Особый отряд 731", можно предположить, что в письме речь идет о четвертом наборе подростков-стажеров, которым ко времени окончания войны было лет 16-17.

 

Журнал под названием "Пинфаньский друг"

 

Передо мной лежит журнал, известный лишь узкому кругу посвященных. Он называется "Пинфаньский друг" и представляет собой отпечатанную типографским способом брошюрку объемом в 20-25 страниц. Ни в одном из номеров журнала не указаны ни название издательства, ни имя ответственного за издание, ни адрес редакции. Это вызвано желанием уберечься от вездесущих представителей органов массовой информации.

Бывшие подростки-стажеры из "отряда 731" создали "Общество пинфаньских друзей". Первый номер его печатного органа - журнала "Пинфаньский друг" вышел 15 ноября 1957 года. Этому предшествовал конкурс на лучшее название общества, объявленный среди его членов. На конкурс были предложены названия: "731", "Пинфань", "Закалка", "Клуб бактериологов", "Общество пинфаньских друзей", "Ясный дух", "Общество друзей из Пинфаня", "Свет", "Подъем", "Друг". В итоге было утверждено название "Общество пинфаньских друзей" (журнал "Пинфаньский друг", No 1).

В 64-м номере журнала, вышедшем в январе 1981 года, помещено письмо одного из членов общества, в котором говорится следующее: "...Раздаются голоса, осуждающие существование "Общества пинфаньских друзей". Мы, однако, вовсе не собираемся наслаждаться воспоминаниями или приукрашивать прошлое. Что плохого в том, что друзья, ранняя юность которых прошла под одной крышей, где они делили и радость и горе, раз в несколько лет соберутся вместе, порадуются, глядя друг на друга, и упрочат свою дружбу? Почему не дать им такую возможность?"

Там же опубликовано и другое письмо: "...Читая помещенные в журнале статьи, я каждый раз мысленно возвращаюсь к нашим юношеским годам. Когда я вижу вас, мои друзья, бодрых и энергичных, по-прежнему полных молодого задора, я думаю: вот те, кто может спасти Японию в трудный для нее момент. Мне кажется, что еще вчера мы изучали основы химии под руководством учителя Исии и других наших учителей..."

Не о начальнике ли "отряда 731" генерал-лейтенанте медицинской службы Сиро Исии говорится в письме?

В этом же номере журнала мне бросились в глаза слова, прочитав которые я невольно содрогнулся: "Мы, люди двадцатых годов, составляли ядро государства перед войной, во время войны и после войны. Мы активно действуем и по сей день. И все это благодаря духу Пинфаня..."

Заглянув в прошлое, события которого привели впоследствии к созданию "Общества пинфаньских друзей" и его печатного органа - журнала "Пинфаньский друг", мы увидим группу подростков 14-15 лет численностью в 107 человек, которые в начале апреля 1942 года, прибыв из Японии, сошли с поезда на промерзшем харбинском вокзале.

"Подростковая группа "отряда 731"" - так назвали это подразделение сразу же после того, как оно было сформировано.

 

Молодая смена в "отряде 731"

 

Подростки, поступившие в "отряд 731", были сродни друг другу по двум признакам. Во-первых, все они были из малообеспеченных семей; во-вторых, во время обучения в народной школе (теперь начальная школа) все проявили хорошие способности и имели высокую успеваемость. Учились они с удовольствием, их прямо-таки обуревала жажда знаний.

Командование Квантунской армии и учебный отдел "отряда 731" разослали по всей Японии своих агентов, которые должны были искать подростков, желавших учиться, но из-за материального положения их семей вынужденных бросить учебу. Предложение пойти в армию стажерами технического состава обеспечивало подросткам определенное материальное положение и одновременно давало им возможность учиться в старших классах.

Стажеры сохраняли звание вольнонаемных; они получали жалованье, хотя и небольшое, обеспечивались жильем, одеждой, питанием. В отряде имелась и школа. В то время детей в Японии с начальных классов воспитывали в духе "служения государству", и поэтому вполне естественно, что, получив предложение продолжить учебу в "отряде 731", школьники в большинстве случаев соглашались.

Прошедших вступительное испытание 14-15-летних подростков отправили из Японии в Маньчжурию, в Харбин, а оттуда - в Пинфань. Там их зачислили в учебный отдел "отряда 731". Все они, по сути дела, были еще детьми, только что окончившими 8-й класс школы. Разумеется, они и понятия не имели о том, чем занимается отряд.

Ко времени приезда первых 107 подростков, то есть к апрелю 1942 года, строительство отрядных сооружений в основном уже закончилось, но, поскольку в отряде сомневались, согласятся ли ребята поехать в далекую Северную Маньчжурию, к их приему готово было не все. Распаковывать свои пожитки им пришлось в бывшем складском помещении, которое в связи с их приездом срочно переоборудовали под молодежное общежитие.

Хотя было уже начало апреля, первая харбинская ночь показалась подросткам еще холоднее, чем они ожидали, наслушавшись всевозможных рассказов о Маньчжурии. Под высоким потолком складского помещения, переоборудованного в общежитие, гулял по-осеннему холодный ветер. Ребята еще не знали друг друга. Когда погасили свет, они забрались под одеяла и, прислушиваясь к свисткам ночных поездов, проходивших мимо станции Пинфань, думали о родном доме, родителях, братьях, о том, какой будет их жизнь в отряде, и не могли уснуть. Подростков, слушавших завывание ветра незнакомой страны, охватывало чувство одиночества и беспокойства.

Свою деятельность отряд, когда он еще назывался "отрядом Камо", начал с того, что собрал со всей Японии значительное число военных врачей, ученых-медиков и научных работников. Но несмотря на это, со времени своего основания отряд испытывал хроническую нехватку специалистов. Особенно остро ощущалась нехватка технических работников, которые могли бы профессионально заниматься вопросами, связанными с подготовкой и ведением бактериологической войны.

Решение теоретических проблем производства бактерий и руководство экспериментами было делом ученых. Но им необходимы помощники - технические специалисты, которые должны обрабатывать данные экспериментов, изготавливать препараты и т.д. В довоенной же Японии учебных заведений, которые могли бы осуществить подготовку большого числа технических специалистов по санитарно-клиническим исследованиям, было недостаточно.

Из больниц и санитарных учреждений Японии немедленно были собраны специалисты, знакомые с техникой проведения анализов и экспериментов, и в качестве вольнонаемных посланы в "отряд 731". Однако не приученные к опасной работе с бактериями, они часто делали ошибки; многие из них погибли. Немало специалистов покинуло отряд.

Обеспокоенный таким положением дел, начальник отряда Исии пришел к мысли о необходимости организовать в самом отряде подготовку квалифицированных техников, которым была бы привита железная дисциплина и сознание ответственности за сохранение в тайне секретов бактериологической войны. С этого-то и началось претворение в жизнь идеи воспитания и обучения подростков-стажеров технического состава, иными словами, подготовки среднего командного звена "отряда 731".

Следует отметить, что первая группа подростков-стажеров была сформирована в отряде еще в 1938 году. Однако в 1941 году для осуществления плана "Кантокуэн", а затем в связи с началом 7 декабря того же года войны на Тихом океане многих стажеров послали на Южный фронт, где они воевали на передовой. С расширением военных действий на фронте подготовка технических специалистов в отряде и вовсе была приостановлена.

Подростки, которым не спалось в первую ночь в общежитии, были, по сути дела, первым набором после возобновления подготовки технических кадров. В "отряде 731" появилось молодое пополнение! На маньчжурской земле, где ранней весной температура иногда снижается до -25ш, для ребят началась новая жизнь, полная суровой военной муштры.

 









Читайте также:

  1. XI. Учебно-теоретическая конференция. Тема 11. Расследование деяний, совершаемых лицами с дефектами психики и организованными преступными группами
  2. Вариативность комплектования группами различной направленности
  3. Возрастная группа – от 5 до 8 лет
  4. Возрастная группа – от 9 до 13 лет
  5. Вторая группа методов установления личности включает в себя методы отождествления личности по внешности (габитология).
  6. Группа 107 Установка цементных деталей
  7. Группа 14 Наружная облицовка по бетонной поверхности керамическими отдельными плитками
  8. Группа 163 Простая окраска колером масляным разбеленным
  9. Группа 167 Высококачественная окраска колером масляным разбеленным
  10. Группа 175 Окраска суриком стальных обделок на фасадах
  11. Группа 181 Декоративная отделка поверхностей
  12. Группа 20 Кладка наружных и внутренних кирпичных стен с воздушной прослойкой и с утеплением теплоизоляционными плитами


Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Просмотров: 38;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная