Лекции.ИНФО


Особенности послевоенного восстановления



После окончания второй мировой войны, которая при­чинила всем ее участникам огромный ущерб, перед веду­щими странами Западной Европы и США встала сложней­шая Задача реконверсии, то есть, перевода экономики на мирные рельсы. Это была общая для всех проблема, но существовала и национальная специфика.

США были единственными из ведущих стран мира, ко­торые смогли нажиться на войне. На территории этого государства находилось 75 % мировых запасов золота. Дол­лар стал главной валютой западного мира. Иная ситуация была в Западной Европе. Западноевропейские страны мож­но условно разбить на три группы: в первую входит Анг­лия, на территории которой не велись наземные бои (она подвергалась только бомбардировкам), во вторую — Герма­ния, временно утратившая свой суверенитет, и в наиболь­шей степени пострадавшая от боевых действий, в третью — остальные государства — участники войны. Что касается Англии, то ее общие потери превысили четверть всех на­циональных богатств. Государственный долг утройдся. На мировом рынке Англию потеснили США. В Германии в сфере экономики ситуация была вообще близкой к краху: промышленное производство не достигало и 30 % от дово­енного уровня. Население оказалось полностью деморали­зованным, а судьба страны — абсолютно неясной. Ярким примером государств, относящихся к третьей группе, можно считать Францию. Она весьма серьезно пострадала от че­тырехлетней оккупации. В стране ощущался острый недо­статок топлива, сырья, продовольствия. Финансовая сис­тема также находилась в состоянии глубокого кризиса.

Такова была та исходная ситуация, с которой начался процесс послевоенного восстановления. Практически вез­де он сопровождался острейшей идейно-политической борь­бой, в центре которой стояли вопросы о роли государства в осуществлении реконверсии и о характере социальных отношений в обществе. Постепенно обозначилось два под­хода. Во Франции, Англии, Австрии сложилась модель государственного регулирования, предполагавшая прямое вмешательство государства в экономику. Здесь была про­ведена национализация ряда отраслей промышленности и банков. Так, в 1945 г. лейбористы осуществили национа­лизацию английского банка, чуть позднее — угледобываю­щей промышленности. В собственность государства были переведены также газовая и электроэнергетические отрас­ли промышленности, транспорт, железные дороги, часть авиакомпаний. Крупный государственный сектор образо­вался в результате проведения национализации и во Фран­ции. В него вошли предприятия угольной промышленнос­ти, заводы «Рено», пять главных банков, основные стра­ховые компании. В 1947 г. был принят общий план мо­дернизации и реконструкции промышленности, заложив­ший основы государственного планирования развития ос­новных секторов экономики.

По-иному решалась проблема реконверсии в США. Там частнособственнические отношения были намного проч­нее, и поэтому акцент делался лишь на косвенные методы регулирования через налоги и кредит.

Первостепенное внимание в США и Западной Европе стали уделять трудовым отношениям, основе всей соци­альной жизни общества. Однако на эту проблему смотрели везде по-разному. В США был принят закон Тафта-Хартли, который вводил жесткий государственный конт­роль над деятельностью профсоюзов. В решении же ос­тальных вопросов государство пошло по пути расширения и укрепления социальной инфраструктуры. Ключевой в этом плане стала выдвинутая в 1948 г. программа «спра­ведливого курса» Г. Трумена, предусматривавшая повы­шение минимума заработной платы, введение медицинско­го страхования, строительство дешевого жилья для низ­кодоходных семей и т. д.. Сходные мероприятия проводи­ло лейбористское правительство К. Эттли в Англии, где с 1948 г. внедряется система бесплатного медицинского об­служивания. Прогресс в социальной сфере был очевиден и в других западноевропейских странах. В большинстве из них профсоюзы, находившиеся тогда на подъеме, активно включились в борьбу за решение основных социальных проблем. Результатом этого стало небывалое увеличение государственных расходов на социальное страхование, на­уку, образование и профессиональную подготовку.

Следует отметить, что сдвиги, произошедшие в первые послевоенные годы в социально-экономической сфере, на­шли соответствующее отражение и в политико-правовой области. Практически все политические партии Западной Европы в большей или меньшей степени восприняли идео­логию и практику реформизма, что в свою очередь, было закреплено в конституциях нового поколения. Речь идет, прежде всего, о конституциях Франции, Италии, отчасти ГДР. В них наряду с политическими свободами были за­фиксированы и важнейшие социальные права граждан: на труд, на отдых, на социальное обеспечение и образование. Таким образом, государственное регулирование после вой­ны стало главным фактором в развитии западноевропейс­кой экономики. Именно активная регулирующая деятель­ность государства позволила достаточно быстро преодо­леть те трудности, с которыми столкнулась западная ци­вилизация на данном этапе развития.

Реформизм 60-х годов

60-е годы XX века вошли в историю не только как вре­мя бурных потрясений, охвативших все ведущие страны Запада, но и как пик либерального реформизма. В эти годы происходит стремительное развитие научно-технической сфе­ры. Внедрение новейших технологий позволило значитель­но увеличить производительность труда и видоизменить характер производства, что, в свою очередь, способствова­ло изменению социальной структуры западного общества.

Практически во всех развитых странах в два-четыре раза сократилась доля населения, занятого в аграрном секторе. К 1970 г. в сельском хозяйстве США осталось только 4 % от всего самодеятельного населения страны. Перемещение сельских жителей в города, положившее начало формиро­ванию мегаполисов, вызвало резкое расширение сферы об­служивания. К началу 70-х годов здесь было занято уже 44 % от всего активного населения, и это соотношение посто­янно увеличивается. И наоборот, доля лиц, задействован­ных в промышленности и на транспорте, сокращается. Из­менилась и структура самой промышленности. Исчезли мно­гочисленные профессии, связанные с физическим трудом, зато возросло количество инженерно-технических специа­листов. Сфера наемного труда в странах Запада расширя­лась и достигла в 1970 г. 79 % экономически активного населения. В качестве важной составляющей социальной структуры западного общества выделяются средние слои, представленные мелкими и средними предпринимателями, а также «новыми» средними слоями, то есть лицами, не­посредственно связанными с новым этапом научно-техни­ческой революции (НТР). 60-е годы были отмечены и быс­трым ростом студенчества. Во Франции, например, коли­чество студентов выросло с 0,8 млн в середине 50-х гг. до 2,1 млн в 1970 г.

НТР способствовала появлению новых форм организа­ции производства. В 60-е годы стали широко распростра­няться конгломераты, контролировавшие большие груп­пы крупных предприятий в разных отраслях экономики. Быстро росли и транснациональные корпорации (НТК), объединявшие отраслевое производство в масштабе уже не одной, а нескольких стран, что выводило процесс интер­национализации хозяйственной жизни на принципиально новый уровень.

С середины 50-х и на протяжении 60-х годов экономи­ка западных стран находилась на фазе подъема. Среднегодовые темпы прироста промышленной продукции возрос­ли с 3,9 % в межвоенный период до 5,7 % в 60-е годы. Несомненным толчком к столь динамичному развитию стал план Маршалла* по которому 16 европейских государств получили от правительства США в 1948—1951 гг. 13 млрд долларов. Эти деньги пошли в основном на закупку про­мышленного оборудования. Важным показателем бурного экономического прогресса становится объем производства, который к началу 1970 гг. увеличивается в 4,5 раза по сравнению с 1948 г. Особенно высокие темпы роста на­блюдались в ГДР, Италии и Японии. То, что там происхо­дило, в последствии было названо «экономическим чудом». Стремительный рост экономики позволил заметно улуч­шить качество жизни. Так, например, в ФРГ в 60-е годы в 2,8 раза возросла заработная плата. С ростом доходов меняется и структура потребления. Постепенно все мень­шую долю в нем стали занимать расходы на питание, а все большую — на товары длительного пользования: дома, машины, телевизоры, стиральные машины. Уровень без­работицы в эти годы упал до 2,5—3%, а в Австрии и скан­динавских странах был еще меньше.

Однако, несмотря на благоприятный экономический кли­мат, интенсивное либеральное законодательство в соци­альной сфере, страны Запада не смогли избежать социаль­но-политических потрясений. К концу 60-х стало очевид­но, что для гармоничного развития общества, помимо,эко-номиче-ского благополучия, не меньшее значение имеет решение материальных и моральных проблем.

Так, правительство СШАв 60-егоды столкнулось с серьезным вызовом широкого спектра массовых демокра­тических движений, прежде всего негритянского, веду­щего борьбу против расовой дискриминации и сегрега­ции, а также молодежного, выступавшего за прекраще­ние войны во Вьетнаме. Особенно заметных успехов доби­лось движение за гражданские права негритянского насе­ления. В 60-е годы правительство США приняло серию законов, направленных на отмену всех видов расовой дис­криминации.

Немалое беспокойство у американского общества выз­вал «бунт молодых». В 60-е годы молодежь, прежде всего студенты, стала принимать активное участие в общественно-политической жизни страны. Они выступила под ло­зунгами отрицания традиционных ценностей, а с началом широкомасштабных боевых действий во Вьетнаме пере­ключились на антивоенные акции.

Еще более драматичными были 60-е годы для Франции. С конца 50-х и до конца 60-х французское общество пережило ряд социально-политических потрясений. Первый, в 1958 г., был вызван событиями в Алжире, где с 1954 г. шла война. Французское население Алжира выступило против незави­симости страны, вокруг них объединились сторонники со­хранения колониальной империи — «ультраколониалисты», имевшие прочные позиции не только в Алжире, но и в са­мой Франции. 14 мая 1958 г. они подняли мятеж.

Французов, проживавших в Алжире, поддержала ко­лониальная армия, потребовавшая призвать к власти ге­нерала Ш. де Голля. Во Франции разразился острейший политический кризис, положивший конец Четвертой рес­публике. 1 июня 1959 г. генерал возглавил правитель­ство. А осенью того же года была принята новая консти­туция, радикально изменившая характер политического устройства Франции. Из парламентской республики стра­на превратилась в президентскую. Фактически вся полно­та власти сосредоточилась в руках де Голля. При реше­нии важнейших вопросов он обращался к референдумам. Таким путем был урегулирован вопрос об Алжире.

Впервые право Алжира на самоопределение было при­знано де Голлем в сентябре 1959 г. Это решение вызвало край­нее недовольство ультраколониалистов. В январе 1960 г. они подняли второй мятеж в Алжире, но уже против де Голля. Генерал его подавил. Тогда «ультра» создали Сек­ретную вооруженную организацию (ОАС), которая начала открытый террор против сторонников независимости Ал­жира. В апреле 1961 г. руководство ОАС подняло третий мятеж, но и он был подавлен. Во Франции развернулось широкое движение за мир, и 18 марта 1962 г. в Эвиане было подписано соглашение о предоставлении Алжиру не­зависимости.

Решив алжирскую проблему, де Голль смог сконцентри­роваться на проведении социально-экономических реформ. В годы его правления большие средства выделялись на мо­дернизацию и развитие промышленности (прежде всего, авиа­ционной, атомной, аэрокосмической), а также сельского хозяйства. Была расширена система социального страхования.

Вместе с тем жесткий, тяготевший к авторитаризму стиль правления де Голля, вызывал постоянные вспышки поли­тической борьбы, порождая постоянное недовольство в раз­личных слоях французского общества. Президент подвер­гался критике и слева, и справа. Тем не менее, в 1965 г. он был переизбран на второй срок. Однако в мае-июне 1968 г. во Франции неожиданно разразился острейший кризис, пер­вопричиной которого стали выступления радикальных сту­дентов. Как и во многих других западных странах, в это время среди французских студентов были весьма популяр­ны левые, коммунистические взгляды, преобладало оттор­жение традиционных буржуазных ценностей.

Конфликт между студентами и администрацией универ­ситетского города Сорбонны вспыхнул в начале мая 1968 г. При попытке очистить помещение университета от бунтую­щих студентов произошли кровавые столкновения с поли­цией, свидетелям которых благодаря телевидению стала вся страна. 13 мая на защиту студентов вышли профсоюзы и другие левые силы. Во Франции началась всеобщая забас­товка. Ультралевые призвали жителей страны на баррика­ды. В конце мая, когда напряжение достигло критического момента, де Голль перешел в наступление. Ему удалось убе­дить большинство населения в том, что только он способен предотвратить новую революцию и гражданскую войну. В общественном мнении произошел перелом в пользу власти, и к концу июня ситуация была взята под контроль.

Стремясь закрепить успех, де Голль наметил проведе­ние административной реформы.' В апреле 1969 г. он вы­нес этот законопроект на референдум, и заявил, что в случае его отклонения уйдет в отставку. После того, как 27 апреля 1969 г. 52,4 % избирателей проголосовали против, генерал де Голль покинул свой пост. В истории Франции начался постголлистский период.

«Консервативная волна»

Исходный импульс «консервативной волне», по мнению большинства ученых, дал экономический кризис 1974 — 1975 гг. Он совпал по времени со всплеском инфляции, приведшей к крушению структуры внутренних цен, что затрудняло получение кредитов. К этому добавился энер­гетический кризис, который способствовал нарушению тра­диционных связей на мировом рынке, осложнил нормаль­ный ход экспортно-импортных операций, дестабилизиро­вал сферу финансово-кредитных отношений. Стремитель­ный рост цен на нефть вызвал структурные изменения в экономике. Основные отрасли европейской промышленно­сти (черная металлургия, судостроение, химическое про­изводство) пришли в упадок. В свою очередь, происходит быстрое развитие новых энергосберегающих технологии.

В результате нарушения международного валютного об­мена, пошатнулись основы финансовой системы, введен­ной еще в Бреттонвудсе в 1944 г. В западном сообществе стало нарастать недоверие к доллару как основному сред­ству расчетов. В 1971 и в 1973 гг. он дважды подвергся девальвации. В марте 1973г. ведущие страны Запада и Япония подписали соглашение о введении «плавающих» курсов валют, а в 1976 г. Международный валютный фонд (МВФ) отменил официальную цену на золото.

Экономические неурядицы 70-х гг. происходили на фоне приобретавшей все больший размах НТР. Бе основным проявлением стала массовая компьютеризация производ­ства, способствовавшая постепенному переходу всей запад­ной цивилизации к «постиндустриальному» этапу разви­тия. Заметно ускорились процессы интернационализации хозяйственной жизни. ТНК стали определять лицо запад­ной экономики. К середине 80-х гг. на их долю приходи­лось уже 60 % внешней торговли и 80 % разработок в сфере новых технологий.

Процесс преобразования экономики, толчком к которо­му стал экономический кризис, сопровождался рядом соци­альных трудностей: увеличением безработицы, ростом сто­имости жизни. Традиционные кейнсианские рецепты, зак­лючавшиеся в необходимости увеличения государственных расходов, сокращения налогов и удешевления кредита, по­рождали перманентную инфляцию и бюджетный дефицит. Критика кейн-сианства в середине 70-х гг. приобрела фрон­тальный характер. Постепенно складывается новая кон­сервативная концепция регулирования экономики, наибо­лее яркими представителями которой на политической арене стали М. Тэтчер, возглавившая правительство Англии в 1979 г,, и Р. Рейган, избранный в 1980 г. на пост прези­дента США.

В области экономической политики неоконсерваторы ру­ководствовались идеями «свободного рынка» и «теорией предложения». В социальной сфере ставка была сделана на сокращение государственных расходов. Государство со­храняло под своим контролем только систему поддержки нетрудоспособного населения. Все трудоспособные граж­дане должны были обеспечивать себя сами. С этим была связана и новая политика в области налогообложения: проводилось радикальное снижение налогов на корпора­ции, что имело целью активизировать приток инвестиций в производство.

Вторая составляющая экономического курса консерва­торов — формула «государство для рынка». В основе дан­ной стратегии находится концепция внутренней стабиль­ности капитализма, согласно которой данная система объяв­ляется способной к саморегуляции посредством конкурен­ции при минимальном вмешательстве государства в про­цесс воспроизводства.

Неоконсервативные рецепты быстро завоевали широ­кую популярность среди правящей элиты ведущих стран Западной Европы и США. Отсюда и общий набор мероп­риятий в сфере экономической политики: снижение нало­гов на корпорации при росте косвенных налогов, сверты­вание ряда социальных программ, широкая распродажа государственной собственности (реприватизация) и закры­тие нерентабельных предприятий. Среди тех социальных слоев, которые поддержали неоконсерваторов, можно вы­делить главным образом предпринимателей, рабочих вы­сокой квалификации и молодежь.

В США пересмотр социально-экономической политики произошел после прихода к власти республиканца Р. Рей­гана. Уже в первый год его президентства был принят закон об оздоровлении экономики. Его центральным зве­ном стала налоговая реформа. Вместо прогрессивной сис­темы налогообложения вводилась новая шкала, близкая к пропорциональному налогообложению, что, безусловно, являлось выгодным наиболее зажиточным слоям и средне­му классу. Одновременно правительство осуществило сокращение социальных расходов. В 1982 г. Рейган высту­пил с концепцией «нового федерализма», включавшего пе­рераспределение полномочий между федеральным прави­тельством и властями штатов в пользу последних. В связи с этим республиканская администрация предложила ан­нулировать около 150 федеральных социальных программ, а оставшиеся передать местным органам власти. Рейгану удалось в короткий срок снизить уровень инфляции: в 1981 г. она составляла 10,4%, а к середине 1980-х гг. упала до 4 %. Впервые после 1960-х гг. начался бурный экономи­ческий подъем (в 1984 г. темпы £оста достигли 6,4 %), увеличились расходы на образование.

В общем виде итоги «рейганомики» можно отразить в сле­дующей формулировке: «Богатые стали богаче, бедные — бед­нее». Но здесь необходимо сделать ряд оговорок. Повышение жизненного уровня затронуло не только группу богатых и сверхбогатых граждан, но и достаточно широкие и постоянно растущие средние слои. Хотя «рейганомика» и нанесла ощу­тимый ущерб малоимущим американцам, она создала конъ­юнктуру, которая давала шансы на получение работы, тогда как предшествовавшая социальная политика способствовала лишь общему сокращению числа бедняков в стране. Поэто­му, несмотря на достаточно жесткие меры в социальной сфе­ре, правительству США не пришлось столкнуться со сколь­ко-нибудь серьезным общественным протестом.

В Англии решительное наступление неоконсерваторов свя­зано с именем М. Тэтчер. Своей главной целью она объявила борьбу с инфляцией. За три года ее уровень снизился с 18% до 5 %. Тэтчер отменила контроль над ценами и сняла огра­ничения на передвижения капитала. Резко сократилось суб­сидирование государственного сектора, ас 1980 г.началась его распродажа: были приватизированы предприятия неф­тедобывающей и авиакосмической промышленности, воздуш­ного транспорта, а также автобусные компании, ряд пред­приятий связи, часть имущества Управления британских железных дорог. Приватизация коснулась и муниципально­го жилого фонда. К 1990 г. 21 государственная компания была приватизирована, 9 миллионов англичан стали акцио­нерами, 2/3 семей — собственниками домов или квартир.

В социальной сфере Тэтчер повела жесткую атаку на профсоюзы. В 1980 и 1982 гг. ей удалось провести через парламент два закона, ограничивающие их права: под зап­рет ставились стачки солидарности, отменялось правило о преимущественном приеме на работу членов профсоюза. Представители профсоюзов были отстранены от участия в деятельности консультативных правительственных комис­сий по проблемам социально-экономической политики. Но главный удар по профсоюзам Тэтчер нанесла во время зна­менитой стачки горняков в 1984 — 85 гг. Поводом к ее началу послужил разработанный правительством план зак­рытия 40 нерентабельных шахт с одновременным уволь­нением 20 тыс. человек. В марте 1984 г. профсоюз горня­ков объявил забастовку. Между пикетами бастующих и полицией началась открытая война. Суд в конце 1984 г. признал стачку незаконной и наложил на профсоюз штраф в 200 тыс. фунтов стерлингов, а позднее лишил его права распоряжаться своими фондами.

Не менее сложной для правительства Тэтчер была про­блема Северной Ирландии. «Железная леди», как называ­ли М. Тэтчер, являлась сторонницей силового варианта ее решения. Комбинация этих факторов несколько поколеба­ла позиции правящей партии, и летом 1987 г. правитель­ство объявило досрочные выборы. Консерваторы вновь одер­жали победу. Успех позволил Тэтчер еще более энергично, проводить в жизнь программные установки консерваторов. Вторая половина 80-х гг. стала одной из самых благопри­ятных эпох в английской истории XX века: экономика по­стоянно находилась на подъеме, повышался уровень жиз­ни. Уход Тэтчер с политической арены был предсказуем. Она не стала дожидаться того момента, когда благоприят­ные для страны тенденции пойдут на спад и на партию консерваторов ляжет вся ответственность за ухудшение по­ложения. Поэтому осенью 1990 г. Тэтчер заявила о своем уходе из большой политики.

Аналогичные процессы происходили в 80-е годы XX века в большинстве ведущих стран Запада. Некоторым исключением из общего правила была Франция, где в 80-е гг. ключевые позиции принадлежали социалистам во главе сФ. Миттераном. Но и им приходилось считаться с доминирующими тенденциями общественного развития. «Кон­сервативная волна» имела весьма определенные задачи - обеспечить оптимальные, с точки зрения правящей эли­ты, условия для осуществления назревшей структурной перестройки экономики. Поэтому неслучайно, что к нача­лу 90-х гг., когда наиболее сложная часть.этой перестрой­ки была выполнена, «консервативная волна» постепенно пошла на спад. Происходило это в весьма мягкой форме. Р. Рейгана сменил в 1989 г. умеренный консерватор Дж. Буш, в 1992 г. Белый дом занял Б. Клинтон, а в 2001 г. к власти пришел Дж. Буш-младший. В Англии Тэтчер сме­нил умеренный консерватор Дж. Мейджор, его, в свою оче­редь, — в 1997 г. — лидер партии лейбористов Э. Блэр. Однако смена правящих партий не подразумевала измене­ния внутриполитического курса Англии. Примерно так эке развивались события и в других западноевропейских стра­нах. Последний представитель «неоконсервативной волны», канцлер ФРГ Г. Коль в сентябре 1998 г. вынужден был уступить свой пост лидеру социал-демократов Г. Шредеру. В целом 90-е гг. стали временем относительного затишья в социально-политическом развитии ведущих стран Запада в XX в. Правда, большинство специалистов считает, что оно будет недолгим. Вступление западной цивилизации в ста­дию «постиндустриального» развития ставит перед полити­ками множество новых, ранее неизвестных задач.

Страны Азии в 1945 - 1985

Крушение колониальной системы.Вторая мировая война оказала громадное влияние на развитие стран Востока. В боях участвовало огромное количество азиатов и африкан­цев. Только в Индии было призвано в армию 2,5 млн чело­век, во всей Африке — около 1 млн человек (а еще 2 млн были заняты обслуживанием нужд армии). Огромны были потери населения в ходе боев, бомбардировок, репрессий, из-за лишений в тюрьмах и лагерях: в Китае за годы войны погибло 10 млн человек, в Индонезии — 2 млн человек, на Филиппинах — 1 млн Неимоверны были бедствия населе­ния, разрушения и убытки в зонах военных действий. Но наряду со всеми этими тяжелыми последствиями войны не­сомненны и ее положительные результаты.

Народы колоний, наблюдая поражения армий колони­заторов, сначала — западных, потом — японских, навсегда изжили миф об их непобедимости. В годы войны как никог­да четко определились позиции разных партий и лидеров.

Самое же главное — в эти годы выковывалось и созрело массовое антиколониальное сознание, сделавшее необрати­мым процесс деколонизации Азии. В странах Африки этот процесс по ряду причин развернулся несколько позже.

И хотя борьба за достижение независимости еще потре­бовала ряда лет упорного преодоления попыток традици­онных колонизаторов вернуть «все старое», жертвы, при­несенные народами Востока во Второй мировой войне не были напрасны. В пятилетие после окончания войны доби­лись независимости почти все страны Южной и Юго-Восточ­ной Азии, а также Дальнего Востока: Вьетнам (1945 г.), Индия и Пакистан (1947 г.), Бирма (1948 г.), Филиппины (1946 г.). Правда, Вьетнаму пришлось в дальнейшем вое­вать еще тридцать лет до достижения полной независимос­ти и территориальной целостности, другим странам — мень­ше. Однако во многом военные и иные конфликты, в кото­рые втягивались эти страны вплоть до недавнего времени, порождены уже не колониальным прошлым, а внутренни­ми или международными противоречиями, связанными с их независимым, суверенным существованием.

Традиционные общества Востока и проблемы модер­низации.Развитие современного мирового сообщества про­исходит в духе глобализации: сложились мировой рынок, единое информационное пространство, существуют между­народные и наднациональные политические, экономичес­кие, финансовые институты и идеологии. Народы Востока активно участвуют в этом процессе. Бывшие колониальные и зависимые страны получили относительную независимость, но стали вторым и зависимым компонентом в системе «мно­гополюсный мир — периферия». Это было определено тем, что модернизация восточного общества (переход от тради­ционного общества к современному) вколониальный и по­стколониальный период проходила под эгидой Запада.

Западные державы по-прежнему стремятся и в новых условиях сохранить и даже расширить свои позиции в странах Востока, привязать их к себе экономическими, политическими, финансовыми и прочими узами, опутав сетью соглашений о техническом, военном, культурном и прочем сотрудничестве. Если же это не помогает или не получается, западные державы, особенно США, не колеб­лясь, прибегают к насилию, вооруженной интервенции, экономической блокаде и прочим средствам давления в духе традиционного колониализма (как в случае с Афга­нистаном, Ираком и другими странами).

Тем не менее, в будущем под влиянием изменений в развитие экономики, научно-техническом прогрессе воз­можно перемещение мировых центров — экономических, финансовых, военно-политических. Тогда, возможно на­ступит конец евро-американской направленности эволю­ции мировой цивилизации, а восточный фактор станет направляющим фактором всемирной культурной основы. Но пока доминантой складывающейся мировой цивилиза­ции остается Запад. Его сила опирается на сохраняющее­ся превосходство производства, науки, технологии, воен­ной сферы, организации экономической жизни.

Страны Востока, несмотря на различия между ними, в большинстве своем связаны сущностным единством. Их объе­диняет в частности, колониальное и полуколониальное про­шлое, а также периферийное положение в мировой эконо­мической системе. Их объединяет также то, что по срав­нению с темпами интенсивного восприятия достижений на­учно-технического прогресса, материального производства, сближение Востока с Западом в сфере культуры, религии, духовной жизни происходит относительно медленно. И это естественно, потому что менталитет народа, его традиции в одночасье не меняются. Иными словами, при всех наци­ональных различиях страны Востока до сих пор роднит наличие определенной совокупности ценностей материаль­ного, интеллектуального и духовного бытия.

Повсюду на Востоке модернизация имеет общие черты, хотя каждое общество модернизировалось по-своему и по­лучило свой результат. Но при этом западный уровень материального производства и научных знаний остается для Востока критерием современного развития. В разных восточных странах проходили проверку, как западные модели рыночной экономики, так и социалистические плановые, по образцу СССР. Соответствующие воздействия испытывали идеология и философия традиционных об­ществ. Причем «современное» не только сосуществует с «традиционным», образует с ним синтезированные, сме­шанные формы, но и противостоит ему.

Одна из особенностей общественного сознания на Вос­токе заключается в мощном влиянии религий, религиоз­но-философских доктрин, традиций как выражения соци­альной инертности. Выработка современных взглядов про­исходит при противоборстве традиционного, обращенное в прошлое шаблона жизни и мысли с одной стороны, и современного, ориентированного на будущее, отмеченного научным рационализмом — с другой.

История современного Востока свидетельствует о том, что традиции могут выступать как в качестве механизма, способствующего восприятию элементов современности, так и в качестве тормоза, блокирующего преобразования.

Правящая элита Востока в социально-политическом от­ношении делится, соответственно, на «модернизаторов» и «охранителей».

«Модернизаторы» пытаются примирить науку и рели­гиозную веру, социальные идеалы и морально-этические предписания религиозных доктрин с действительностью через освящение научного знания священными текстами и канонами. «Модернизаторы» нередко призывают к пре­одолению антагонизма между религиями и допускают воз­можность их сотрудничества. Классический пример стран, сумевших приспособить традиции с современностью, ма­териальными ценностями и институтами западной циви­лизации — конфуцианские государства Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии (Япония, «новые индустриальные страны», Китай).

Напротив, задача фундаменталистов-«охранителей» — переосмысление действительности, современных социокуль­турных и политических структур в духе священных тек­стов (например, Корана). Их апологеты утверждают, что не религии должны приспосабливаться к современному миру с его пороками, а общество должно строиться так, чтобы соответствовать основным религиозным принципам. Фун-даменталистам-«охранителям» присущи нетерпимость и «по­иск врагов». Во многом успехи радикальных фундаменталистских движений объясняются тем, что они указывают людям на их конкретного врага (Запад), «виновника» всех его бед. Фундаментализм получил широкое распростране­ние в ряде современных исламских стран — Иране, Ливии и др. Исламский фундаментализм — это не просто возвраще­ние к чистоте подлинного, древнего ислама, но и требова­ние единства всех мусульман в качестве ответа на вызов современности. Тем самым выдвигается претензия на созда­ние мощного консервативного политического потенциала. Фундаментализм в его крайних формах ведет речь об объе­динении всех правоверных в их решительной борьбе с из­менившимся миром, за возврат к нормам очищенного от позднейших наслоений и искажений настоящего ислама.

Японское экономическое чудо. Япония вышла из вто­рой мировой войны с разрушенной экономикой, угнетенной в политической сфере — ее территория была оккупирована войсками США. Период оккупации закончился в 1952 году, за это время с подачи и при содействии американской адми­нистрации в Японии были проведены преобразования, при­званные направить ее на путь развития стран Запада. В стра­не вводилась демократическая конституция, права и свобо­ды граждан, активно формировалась новая система управ­ления. Такой традиционный японский институт как мо­нархия сохранялся лишь символически.

К 1955 году, с появлением либерально-демократической партии (ЛДП), которая стояла у руля власти несколько последующих десятилетий, политическая ситуация в стране окончательно стабилизировалась. В это время происходит первая смена экономических ориентиров страны, заключав­шаяся в преимущественном развитии промышленности группы «А» (тяжелая промышленность). Ключевыми от­раслями экономики становятся машиностроение, судостро­ение, металлургия

Вследствие ряда факторов во второй половине 50-х — начале 70-х годов Япония продемонстрировала небыва­лые темпы роста, обогнав по ряду показателей все страны капиталистического мира. Валовой национальный продукт (ВНП) страны увеличивался на 10 — 12 % в год. Будучи весьма скудной, в сырьевом отношении, страной, Япония смогла развить и эффективно использовать энергоемкие и трудоемкие технологии тяжелой промышленности. Рабо­тая по большей части на привозном сырье, страна смогла пробиться на мировые рынки и добиться высокой рента­бельности хозяйства. В 1950 г. национальное богатство оценивалось в 10 млрд долларов, в 1965 уже в 100 млрд долларов, в 1970 эта цифра достигла 200 млрд., в 1980-м был перейден порог в 1 триллион.

Именно в 60-е годы появилось такое понятие, как «япон­ское экономическое чудо». В то время, когда 10 % счита­лись высоким показателем, промышленное производство Японии увеличивалось на 15 % в год. Япония в два раза превзошла в этом отношении страны Западной Европы и в 2,5 раза - США.

Во второй половине 70-х годов произошла вторая смена приоритетов в рамках экономического развития, что было связано, прежде всего, с нефтяным кризисом 1973 — 1974 годов и резким подорожанием нефти — основного энергоно­сителя. Наиболее остро подъем цен на нефть отразился на базовых отраслях японской экономики: машиностроении, металлургии, судостроении, нефтехимии. Первоначально Япония была вынуждена значительно сократить ввоз нефти, всячески экономить на бытовых нуждах, но этого оказалось явно недостаточно. Кризис экономики, ее энергоемких от­раслей, обострялся традиционной для страны нехваткой земельных ресурсов, экологическими проблемами. В этой ситуации японцы поставили во главу угла развитие энер­госберегающих и наукоемких технологий: электроники, точного машиностроения, средств связи. В результате Япо­ния вышла на новый уровень, вступив в постиндустриаль­ную информационную стадию развития.

Что же позволило разрушенной после войны многомилли­онной стране, практически лишенной полезных ископаемых, достичь такого успеха, относительно быстро войти в число лидирующих в экономическом отношении мировых держав и добиться высокого уровня благосостояния граждан?

Конечно, все это в немалой степени было обусловлено всем предшествующим развитием страны, которая в отли­чие от всех других стран Дальнего Востока, да и большей части Азии, изначально встала на путь преимущественно­го развития частнособственнических отношений в услови­ях незначительного давления государства над обществом.

Очень важным был предыдущий опыт капиталистиче­ского развития, последовавший за реформами Мэйдзи. Бла­годаря им обособленная островная страна с весьма специ­фическими культурными чертами смогла адаптироваться к новым реалиям мирового развития, изменениям обще­ственной и экономической жизни..

Хороший толчок дали реформы периода оккупации пос­ле второй мировой войны. Окончательно поставив страну на путь демократического развития, они высвободили внут­ренние силы японского общества.

Поражение в войне, уязвившее национальное достоин­ство японцев, также стимулировало их высокую экономи­ческую активность.









Читайте также:

  1. CEМEЙНOE КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ, ЕГО ОСОБЕННОСТИ
  2. I. ОСОБЕННОСТИ ДЕЛОВОГО И ЛИЧНОСТНОГО ОБЩЕНИЯ В СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  3. I. Особенности постановки цели труда.
  4. I. Особенности учета в строительстве
  5. II. Особенности технологии баз и банков данных.
  6. II. Перепишите следующие предложения и переведите их, обращая внимание на особенности перевода на русский язык определений, выраженных именем существительным (см. образец выполнения 2).
  7. XIX. Особенности приёма и обучения иностранных граждан и лиц без гражданства в ОО ВПО «ГИИЯ»
  8. Абсолютная геохронология и методы её восстановления.
  9. Абсолютная монархия в России (признаки, особенности, идеалогия, условия возникновения, реформы Петра первого)
  10. АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР: ПОНЯТИЕ, ОСОБЕННОСТИ, МЕТОДЫ, СУБЪЕКТЫ, ПОЛНОМОЧИЯ.
  11. Анализ и выбор способов восстановления детали
  12. Аналитическая платформа «Контур Стандарт» как инструмент реализации ROLAP-технологии: основные возможности, особенности и технология анализа информации


Последнее изменение этой страницы: 2017-03-11; Просмотров: 17;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная