Лекции.ИНФО


Мыши - это серьезно. С ними всегда какие-то сложности.



Начать придется весьма издалека. Каждое уважающее себя языческое божество любого пантеона, какой ни возьми, имеет около себя какое-то животное. В индийском эпосе такие звери называются "макара" и служат богам средствами передвижения, что в переводе с языка сказочного сознания на язык сознания бытового обозначает, что качество, обозначаемое таким животным, является значимым для получения индусом помощи и поддержки от божества, которое это животное возит. В европейских эпосах и мифологиях все несколько сложнее.

Замечу в скобках не по теме - особенно в этом ключе интересно то обстоятельство, что индийский бог любви Кама ездит на белой акуле, олицетворяющей довольно сложный комплекс качеств, которые лично я бы конструктивными не назвала. С другой стороны, в жизненных условиях, предоставляемых Индией...

Эрос у греков, впрочем, держал в спутниках зайца.

Европейские же отношения богов и их животных несколько более сложны: боги европейцев "поднялись" к божественному состоянию из состояния тотемных зверей. Древний Египет, который мы знаем по школьной программе, представлен нам в самой середине перехода богов от животного образа (и состояния) к человеческому.

Так вот, мышь - и я не зря начала речи с упоминания Индии, где мышь является "макарой" бога Ганеши, тучного мужчины с головой слона и соответствующих размеров - некогда давно была "ранним лицом" того, кто теперь нам известен как бог Аполлон. Роль этого божества в становлении сегодняшнего способа мышления европейцев и в гибели поэзии как искусства (этой точки зрения придерживается Грейвс, и с ней трудно не согласиться) весьма велика и ясна как день. И он - единственый из богов древней Греции - не имеет около себя животного ни в одном каноническом изображении. Хотя от качеств, присущих мыши (и мышелюдям), не свободен. И не нужно, поскольку эти качества - в меру - могут обеспечивать успех именно в традиционно "аполлонических" областях, к которым относятся "чистая" наука, как весьма специфический способ познания мира; закон, как регламентирующая сила; спорт, как "чистое" соревнование; и театр как "очищенный" способ отражения мира.

Итак, мыши.

Мыши всегда знают, как завоевать мир. И почти всегда находятся в процессе завоевания мира.

Мышь может жить на чердаке или в каморке при аудитории - это, с точки зрения мыши, явление временное. Или, что реже, совершенно не важное, поскольку место жительства мыши УЖЕ является дворцом.

Мышь легко создает ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ПЛАН изменения существующей (и неприятной для мыши) ситуации, результатом воплощения которого станет сосредоточение невероятного количества материального и всяческого другого ресурса в мышьих лапах. И в процессе воплощения этого плана, особенно на первых этапах процесса, мышь выглядит даже, пожалуй, величественно. И план мыши действительно великолепен, пока он остается в макете. При попытке его воплотить что-нибудь обязательно "не ляжет на местность" - и мышь потерпит крах. Вернется на свой чердак и начнет все снова.

Вы думаете, что мышь не знает о наличии в плане завоевания мира слабых мест? Еще как знает! Но мышь уверен/а, что если действовать быстро, то план просто не успеет провалиться, и поэтому мышь всегда куда-то торопится. Быстрее, быстрее, еще быстрее, пока никто не догадался, что на каждой тонне этого мусора можно заработать аж целых пять копеек! Торопись, пока другие не догадались, что из старых газет можно делать кульки, и ты пока один на этом рынке! Короче, хватай мешки, вокзал отходит.

Это та часть жизни мыши, в течение которой мышь легче всего заметить.

Вторая часть - как правило, приходящаяся на позднюю зрелость и старость, но бывают и исключения - это жизнь в построенном гнезде, где мышь уже властелин мира. А если мир не весь поместился в мышиное гнездо - это его проблемы. Мышь не будет опекать то, что не может присвоить и поместить в свое пространство. Пространство жизни мыши внутри всегда больше чем снаружи. Кто держал дома крыс, хомяков и прочих мелких грызунов и чистил за ними клетку, тот понимает, о чем я сейчас говорю. Вот у мышелюдей так же, и даже круче. То чем занимается мышь в этой части жизни, естественно, не может не быть сверхважным. Вы не встречали в своей жизни преподавателей какого-нибудь второстепенного предмета школьного или институтского цикла, которые требовали не просто уважения к своему предмету, а признания первоочередной его важности, и могли устроить настоящий террор студенту, в чьем отношении к предмету усомнились хоть на минуту? Встречали? Это был/а мышь. Если же мышь по каким-то причинам получает неожиданную порцию общественного признания, обычно он/а рассеянно выслушает похвалы и аплодисменты, задумчиво чихнет и нырнет обратно в нору, не слишком задумываясь о значении произошедшего в своей мышьей жизни - ведь это к предмету не относится...

Мыши: дальше - больше. Семья и брак.

Влюбленная мышь - это страшно. Она требует понимания. Даже не принятия и не признания ее существования и отношения к объекту любви - какое там! Именно понимания Великого Плана Завоевания Мира или Великой Науки Профилактики Коррозии Металлов. А иначе - не любовь. И эта лапша будет висеть на ушах жертвы мышиной страсти гроздьями и гирляндами... С дамами чуть попроще, они довольно быстро оказываются обремененными многочисленным потомством. Ну, или немногочисленным. Тогда они свободны для служетного рвения и строения гнезда. Как правило, это гнездо строится мышью в расчете на себя и потомка.

В отношениях с детьми они понимают не больше, чем в любых других отношениях: физилогический комфорт дитяти будет соблюден, хоть бы и принудительно (что чаще всего и случается), а вот эмоциональные и интеллектуальные его потребности будут в глубоком загоне. Лучше всего для таких мам и их детей, если они находятся друг с другом как можно меньше. Интернаты, лагеря отдыха, кружки, санатории, что угодно - лишь бы мама была отдельно и не мешала проявлять самостоятельность. Потому что иначе детка к восемнадцати годам не будет знать ни как носок выстирать, ни как яйцо сварить. Честно.

Мышьи следы в человеческой истории.

Говоря о влиянии мышьего образа мыслей, нужно прежде всего упомянуть Ганзу, Королевство Тюнов и Великого Керза, который, если его и не существовало, был очень удачно выдуман.

Легенды о мышином короле, которой может рассыпаться на множество мышей и собираться из них вновь, вполне отвечает идеям о "правильной" системе управления, принятым у Якудза, Коморры и уже упомянутых структур.

Современная банковская система, большинство старых политических партий, тайные магические и мистические ордена, спецслужбы позапрошлого и начала прошлого века - это все туда, под плинтус, на чердак, в подвал, в дыру и в нору.

Идея Великого Служения, не завязанного на религиозное чувство - идея именно мышиного производства. Чему или кому они служат? Спросите их сами. Если они не знают этого (а таких мышей большинство), вы получите удовольствие от прекрасной, развесистой логики и риторики, переходящей в демагогию... НЕ СПАТЬ!!! Некоторые мыши знают ответ на этот вопрос. С ними лучше не видеться и тем более не вступать в разговоры.

Величие мышьего образа мыслей именно в том, что мыши прекрасно помнят в каждый отдельный момент времени, где они находятся, что и зачем они делают и чем могут распорядиться в бытовых условиях, а чем - в экстраординарных. Мыши - великие реалисты, способные при этом под носом у фальконнора спрятать гору Кайлас, пока он прицеливается приземлиться на ее вершину. Просто потому, что каждая мышь - одна, и осознает это, но всех мышей вместе довольно много. Нам всем хватит.

Мыши обычно платят по счетам, но почему-то чаще при расчетах оказывается, что должны-то не они, а им. Слово мыши стоит подписанного договора. Стребовать свое они тоже умеют. Конечно, обмануть мышь можно, особенно если это ОДНА мышь. Но обманывать мышей постоянно еще не удавалось никому.









Последнее изменение этой страницы: 2017-05-05; Просмотров: 20;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная