Лекции.ИНФО


Синтаксические особенности в области словосочетания.



Основные модели построения словосочетаний в говоре: все модели словосочетаний, организованных на основе согласования и примыкания и большинство моделей на основе управления.

В числе моделей, по которым словосочетания могут быть обра­зованы только в части говоров, имеются как предложные, так и беспредложные. Различия в области предложных словосочетаний иногда основаны на различиях лексических: в части говоров употребляются такие предлоги, которые другим говорам и литературному языку неизвестны.

Предложные словосочетания:

1. В некоторых говорах северного наречия предлоги возле, подле, мимо употребляются не с род. п., как в литературном языке и в большинстве говоров, а с вин. п. имени существительного: возле реку-то не ходите, идите возле лесок; сядь подле бабушку; мимо стол положил. Употребление предлогов возле, подле, мимо, которое сохранилось в части говоров северного наречия, было когда-то свойственно всему русскому языку: предлоги возле, подле сочетались в древне­русском языке с вин. и род. п., предлог мимо - с вин. п.

2. Ряд необщераспространенных моделей словосочетаний со­здается в говорах за счет употребления двойных предлогов. Наиболее употребительны предлоги по-над, по-под по-за.

Словосочетания с двойными предлогами обычно выражают про­странственные отношения: имя существительное с предлогом показы­вает место действия или направление движения: по-над логом туман поднялся; по-под окошком ходит; яйца лежат по-за гнезду; пойдите по-над реку; по-под мост прошел; уехал по-за луг. В конструкциях со значением направления движения существительное употребляется в вин. п. Место же действия может быть названо сочетанием пред­лога с разными формами существительного: в говорах южного наре­чия выступает твор. п. (управление обусловлено второй частью предлога), в говорах северного наречия - обычно дат. п. (управле­ние зависит от первой части предлога], но возможен и твор п.

В' других, непространственных конструкциях употребляется только предлог по-за, существительное при этом стоит в дат., вин. или твор. п. Словосочетания с предлогом по-за выражают отношения объектные, в том числе объектно-целевые, (по-за деньги продавали; по-за хлебом ушла), временные (по-за тому году ездила в город), или отношения, передаваемые в литературном языке сочетанием предлогов вслед и за, т. е. отношения пространственные или времен- _ ные с оттенком объектных (я опять по-за ей еду и заваливаю - рас­сказ о молотьбе; я по-за .старшей сестрой родилась).

Предлоги по-над, по-под, по-за, видимо, не были свойственны древне-русскому языку: наиболее ранние известные нам случаи употребления диалектного двойного предлога - это конструкции с по-за в памятниках XVII в. Словосочетания с предлогами по-над, по-под, по-за и существительными в вин. и твор. п. являются общенародными элементами украинского языка, а также употреб­ляются в части белорусских говоров.

3. Для выражения круга синтаксических отношений, передавае­мых в литературном языке совокупностью конструкций с предлогами из и с (выйти из леса, сплести из веревок, держать из милости, приезжий из Орла; упасть с лестницы, уйти с утра, поседеть с горя, огурцы с огорода, смешать с яйцом, приехать с чемоданом, встре­титься с родителями, бочка с водой), в одних говорах употребляются конструкции с теми же двумя предлогами, а в других (с Западно: диалектной зоне) - конструкции с одним предлогом - с или з

Во всех говорах, где выступают конструкции с двумя предлогами (из и с), отмечается более высокая, чем в литературном языке относительная употребительность конструкций с предлогом с. Данные говоры различаются между собой тем, насколько часто и в каких случаях предлог с может быть употреблен здесь соответственно предлогу из в литературном языке. Для говоров, которые расположены рядом с территорией, где отсутствует предлог из, характерна возможность употребления предлога с во всех тех случаях, где в литературном языке выступает только из. Здесь скажут: выйти из леса и с леса, сплести из веревок и с веревок, держать из милости и с милости, приезжий из Орла и с Орла. В остальных говорах более широкое, чем в литературном языке, использование предлога с почти ограни­чивается пространственными конструкциями.

Для литературного языка характер­на известная семантическая дифференциация данных конструкций (хотя и не вполне последовательная): предлог из употребляется в тех случаях, когда должен быть назван предмет, изнутри которого исходит действие, предлог с - по преимуществу там, где действие совершается с поверхности предмета: приехать из города, прибежать из леса, достать из ящика; скатиться с горы, слезть с крыши. В гово­рах же предлог с используется и в конструкциях с первым значением: приехать с города, прибежать с леса, достать с ящика. В составе этих словосочетаний наиболее частотны собственные и нарицатель­ные существительные, называющие населенные пункты: приехать с Москвы, с Выселок, с города, с деревни.

Беспредложные словосочетания:

Из беспредложных конструкций рассмотрим слово­сочетания с переходными глаголами и прямым объектом в фор­ме им. п. (принести вода, пасти кони, качать ребенок).

1. Употребление словосочетаний с переходными глаголами и фор­мой им. п. существительных женского рода в ед. ч. (на -а или на согласный при согласованном определении: надо мука купить; моя жизнь нельзя рассказать) как относительно регулярное явле­ние выступает в говорах северной диалектной зоны.

Прямой объект - существительное женского рода в форме им. п. может выступать при любых формах переходных глаголов: у нас вода не покупать; пора невеста встречать; пойду охапка вынести; кринка кринкой и закрывай! не сронила бы киска катушка; он не знав­ши дорога пошел. На основной территории распространения явления - в говорах северного наре­чия - среди всех сочетаний глагола с формой им. п. прямого объекта выделяются по степени употребительности сочетания с инфинитивом, не зависящим от личной формы глагола (см, первые два примера). Среди этих инфинитивных сочетаний наиболее распространены сочетания с инфинитивом, выступающим при предикативном наречии надо: надо трава запасти.

Рассмотренное явление представляет собой синтаксический ар­хаизм.

2. В говорах западной части России и в других говорах (главным
образом севернорусских) отмечается употребление в функции прямо­
го объекта формы им. п. одушевленных существительных во мн. ч.:
а домашние зайцы кроликами зовут; надо кони поить; старики жалеть
надо. В этих словосочетаниях обычно участвуют существительные -
названия животных.

Рассматриваемое явление по происхождению - морфологиче­ское. При утверждении категории одушевленности - неодушевлен­ности в отдельных русских говорах, так же как в украинском и бело­русском языках, существительные - названия лиц и существитель­ные - названия животных оказались в разных группах: для первых в вин. п. утвердилась форма род. п., для вторых (как и для существи­тельных - названий неодушевленных предметов и понятий) стала употребляться одна и та же форма в вин. п. и им. п.

3. Употребление в функции прямого объекта формы им. п. одушевленных существительных мужского рода в ед. ч. (купили поросенок; надо сторож иметь) зафиксировано на территории северно- и среднерусских говоров - в отдельных населенных пунктах из числа тех, где употребительны конструкции типа принести- вода, пасти кони (а также и типа надо поросенок).

Помимо диалектных различий, касающихся моделей словосочетаний, говорам присущи также различия, связанные с обра­зованием на основе одной и той же модели таких словосочетаний, которые выражают неодинаковый круг смысловых отношений. Про­иллюстрируем этот тип различий примерами.

1. Глагольные словосочетания с зависимой частью - существи­тельным в вин. п. и предлогом по во всех говорах (как и в литера­турном языке) могут выражать отношения пространственные (про­валиться в снег~по пояс;, стоять по правую сторону) и вре­менные (жить по 20-е число; не знать по сей день), в части же говоров - также и объектно-целевые (сходи по соседку; никто не идет по корову?; по справку сходи; по морошку отправились). Словосочетания, выражающие разные смысловые отношения, раз­личаются обычно семантикой слов, входящих как в главную, так и в зависимую части: так, например, во временные конструкции, образованные по модели «глагол + по + существительное в вин. п.» входит глагол со значением бытия или конкретного действия и существительное, называющее какой-либо момент времени; в объ­ектно-целевые же конструкции, построенные по той же модели,- глагол целенаправленного движения и существительное, называю­щее предмет, способный быть объектом этого движения.

Конструкции с предлогом по, семантически соотносительные с общерусскими конструкциями типа сходить за соседкой, отпра­виться за морошкой известны большей части севернорусских гово­ров, восточным среднерусским и части южнорусских. Их изоглосса очерчивает широкую, сужающуюся лишь к середине полосу, про­тянувшуюся с северо-востока Европейской части РСФСР на юго-запад (Брянская обл.).

Говоры, в которых употребляются объектно-целевые конструк­ции с предлогом по и существительным в вин. п., различаются кругом конкретных слов, включаемых в эти конструкции. В одних говорах (говоры северо-восточных территорий и юго-западной части Брянской обл.) с предлогом по сочетаются любые существи­тельные, как неодушевленные, так и одушевленные. В других гово­рах в эти конструкции могут входить только' неодушевленные существительные, причём чаше состав их ограничивается словами определенной семантической группы, а именно словами, называю­щими предметы, связанные с растительным миром,;-дикие и куль­турные рас гения и их плоды, а также продукты определенной обработки растений: лыки, жерди, смола и др. Все эти предметы объединяются тем, что приобретение их представляет собой более или менее длительный процесс, обычно сопровождающийся пере­движением в пространстве. В третьих говорах в данные конструкции могут входить лишь единичные слова, относящиеся к указанной семантической группе: обычно ягоды, грибы и их видовые названия, реже - дрова. Почти повсеместно распространенным является сло­восочетание пойти по воду. Словосочетание пойти по ягоды, по грибы, по воду; поехать по дрова возможны и в некоторых стилях литературного языка.

Образованные по модели «глагол -+- в + существительное в вин. п.» словосочетания с пространственным, временным и объект­ным значением (пойти в лес, проснуться в полночь, постучать в дверь) являются общерусскими, объектно-целевые же конструк­ции этой структуры (типа пойти в ягоды, т. е. за ягодами') известны только говорам на территории, примыкающей к БССР (употребитель­ны они и в белорусских говорах). В составе объектно-целевых конструкций с предлогом в обычно выступает довольно узкий лек­сический круг имен - это существительные, относящиеся к той семантической группе, которая была выделена выше для конструкций с предлогом по (ягоды, малина, грибы, рыжики, дрова, лыки, мох, хворост, орехи ...); словосочетания с другими существи­тельными (она ушодчи в кони; вчера ходили в рыбу; в огурцы пошла) встречаются, видимо, редко.

Для объектно-целевых конструкций с предлогом по свободное включение существительных разной семантики еще и в XVII в. было фактом общерусским. Можно думать, что при разрушении данных конструкций в части говоров удержались сочетания, которые как-то могли соотноситься с наиболее частотными обще­русскими конструкциями, включающими в себя предлог по,- с пространственными. Объектно-целевые конструкции с предлогом в - новообразование, и развились они, по-видимому, на базе прост­ранственных конструкций той же структуры.

2. В различных говорах (видимо, без четкой локализации) отмечается употребление ^существительного в предл. и реже в вин. п. с предлогом о(об) в составе временных конструкций, называющих действие и время его совершения: о свадьбе народ уже не работал; о маслянице блины пекли; о мае-то дома будешь? об страдну пору приезжали. Те же самые предложно-падежные сочетания в части говоров северного наречия используются для образования пространственных конструкций, однако здесь суще­ствительное чаще выступает в вин. п. Существительное с предло­гом о(об) называет в этих конструкциях предмет, возле которого, рядом с которым совершается действие: живем о реку; побрели о свой берег; о избу складено; не стой о середине избы. Обще­русский характер имеют только объектные конструкции, образо­ванные по модели «глагол -(- о + существительное в вин. (предл.) п.»: удариться об угол; рассказать о своей жизни. Как временные, так и пространственные конструкции являются синтаксическим архаизмом.









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 136;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная