Лекции.ИНФО


Великая Отечественная война в переживаниях моей семьи



Война глазами семьи

Краснодар

Автор проекта: Арламов А.А.

Авторы картин А.Китаев «Возвращение с Победой», М.И. Хмелько «Триумф победившей Родины», В. Верещагин «Апофеоз войны».

Редакционная коллегия:

Арламов А.А., Кандаш А.С., Понимасов Д.О., Яровая А.С.

 

Сколько боли и страданий принесла война нашему народу?

Ответить на этот вопрос никто из нас, людей молодого поколения XXIвека, не в состоянии. Мы можем лишь дотронуться до «вершины айсберга» тех воспоминаний, которые хранятся в сердцах наших предков.

В эту книгу вошли размышления молодых людей о тяжелых судьбах их родных.

Предисловие

 

«Одна из главных причин бедствий людей – это ложное представление о том, что одни люди могут насилием улучшать, устраивать жизнь других людей» (Л.Н. Толстой). В правоте этой мысли великого русского писателя убеждают страдания и победы нашего народа на протяжении веков. Их помнит каждая семья России. 70 лет тому назад Россия одержала победу над фашизмом. Правнуки, внуки, дети помнят страдания их семей и героизм своих родных. В этом убеждает каждая строка авторов кратких рассказов. В них боль и гордость за свою семью. Её авторы студенты 2-3 курса кафедры общей и социальной педагогики факультета педагогики, психологии и коммуникативистики и преподаватели. Их тексты посвящены 70-летию победы нашего народа над фашистами в Великой Отечественной войне. Они убеждают меня, что наше молодое поколение хранит в своей душе великие традиции и потому сумеет противостоять информационным войнам, которые несут в себе угрозу раздробленности и возрождения междоусобных войн в нашей многонациональной стране.

 

Арламов Александр Анисимович, профессор кафедры ОиСП

Письма из детства

(Отрывки)

Мне около пяти лет.Большая комната (как сейчас догадываюсь спортивный зал) с большими окнами. Много детей… среди них я, а мама в центре… что-то говорит и машет руками. По окнам ползут белые снежинки… Внезапно сильный грохот… окна покраснели. Все кричат и ползут к маме, я тоже. Она пытается всех обнять, … не может… все ревут, прижавшись, друг к другу. … Сквозь прошедшие года я слышу голос мамы: это не бомбы, не бомбы – это гремит гром и сверкает молния. … Всхлипывая, мы постепенно утихаем. Тогда, в 1946 году, мы с мамой жили в детском доме, но об этом я узнал позже.

Потом к нам приехала моя тётя Зина. Она и мама во время войны вместе работали в госпитале: мама санитаркой, а тётя медсестрой. Там я и появился на свет. Тётю Зину я называл мамой, а маму папой, потому что она была всегда на работе, ходила в сапогах, колола дрова… Когда подрос, то стал называть по-взрослому…

Позже, в 9 классе я напишу стихотворение…

Бомбы рвались над страною, Горе, плач лились рекою, Баю, бай в то время пели Мне у детской колыбели

С детства, помнить буду свято, Я не слышал слово папа. Лишь одна меня ласкала мама, мамочка родная.

«Птички улетели». Мне почти 6 лет, и я хорошо помню, что было очень тепло и мама пошла на работу в белом платье. На нём было много-много черненьких птичек. Она радовалась и улыбалась. И говорила тете Зине, что купила платье в магазине. Эту одежду прислали из Америки, и что это их помощь… . И вот однажды, я увидел ее хмурой и спросил: «Мама, а где твоё платье с птичками»… Она ответила, грустно улыбнувшись: «Его нельзя надевать, потому что птички после стирки улетели …»

Дыхание коварной ошибки. Помню веселый новый 1949 год. Елка в детском доме, подарки: яблоки и конфеты – «подушечки» . Мама водит хоровод.., и внезапно через день мы уже в поезде. Было интересно смотреть в окно. Лицо мамы грустное… . «Куда мы едем?» – спросил я. «Будем жить теперь в другом месте», – ответила она и почему-то заплакала. Вышли из поезда и сразу в столовую, где пили горячий чай. И снова в путь. Кругом снег, ветер кружит, холодно. Мама закутала меня, терпеть можно. Посадила на чемодан, привязала его веревками к себе, и мы поехали. … Через некоторое время нас догнала телега. Запряженная в неё корова остановилась. Бабушка, которая управляла телегой, спросила у мамы: «Куда ты с дитём в такую погоду едешь?». «В хутор Веревкин, направили на работу в школу», – сказала мама. «Сюда многих направляют,а я в Тбилисскую за хлебом езжу», – сказала бабушка. Они с мамой усадили и закутали меня, погрузили чемодан, и мы поехали. … Так мы нашли приют. Позже я осознал эту холодную картину. Мама на новогоднем празднике загадала загадку «Вокруг елки все танцуют и поют, а сверху вороны летают и за нами наблюдают»… В те времена слово ворон было роковым. Желающих выслужиться было не мало… На следующий день районные власти в срочном порядке отправили нас на поселение в хутор Веревкин. Никто не обратил внимания, что отправляли участника войны. Там я и пошел в первый класс.

Души переживших войну.Я заканчивал первый класс. 1949 год был голодным. Местные ребята Веревкина опытные. Они знали, что пшеница, когда достигает восковой спелости, съедобна. Её не только уже можно есть, она еще и вкусная. Они разрешили мне пойти с ними в поле. «Пошли не бойся, попасёмся, и домой», – сказал деловым голосом вожак. Собравшись в указанном месте, мы отправились на пшеничное поле. Для меня это был первый выход в поле. И вот вдалеке я увидел поле. Слегка пожелтевшие колоски качались от небольшого ветра. Когда мы подошли ближе, вожак остановился и предупредил, что нас может увидеть объездчик. Надо идти тихо один за другим. И вот мы в поле. Нарвав колосков, перешли дорогу и спрятались в лесополосе. Стали добывать зерна из колосков и есть их. Вдруг раздался топот… «Пацаны, объездчик»,– раздался крик вожака, … но, увы, было уже поздно. «Все в бригаду», – грозным голосом сказал объездчик. Он слез с коня, и мы, молча, пошли за ним в бригаду. И вот мы подошли к бригаде. За длинными столами обедаликолхозники, разговаривали. Мы, молча, смотрим на них. Разговор становится все тише и тише. Наши глаза встретились… . Все окуталось тишиной. Поварихи почему-то заплакали…, а объездчик подошел к нам и непонятным для нас голосом сказал: «Детки быстренько за стол».

Мне не дают покоя мысли о том, что как же случилось так, что мой отец и миллионы других погибли в борьбе с фашизмом, а он возрождается вновь, да еще под флагами демократий.

Письма из детства это открытая книга переживаний. Она есть у всех детей войны. У каждого она разная, но и много в ней общего…

А. Арламов

Дорогим маме и отцу посвящаю

Вдовам войны

Я увидел сегодня в лесу,Как деревья падали в ряд,

Чуть успевшие встретить весну,

Были свалены все подряд…

С ног валились, и тяжкий вздох

Из груди вырывался пылкой

И катились росинки в мох,

Словно слезы мужчин скупые.

В грусть одетая женщина шла,

Вдаль смотрели глаза застывшие,

Боль-тоска её сердце жгла,

Обнажая раны бывшие…

Так и он … свален пулею был,

Орошенный кровавой росою,

и в стекле её глаз застыл

Дуб могучий с опавшей листвою

На поляне влюбленные пары,

Веселится весна разливами.

Ох, как ноют раны старые,

Только ей уж не встретить милого

Я увидел сегодня в лесу,

Как деревья падали в ряд,

Чуть успевшие встретить весну,

Были свалены все подряд.

 

Кулишов Владимир Валентинович, доцент кафедры ОиСП

 

«Этот вечный огонь, нам завещанный одним, мы в груди храним…»

 

 

Недавно на лекции в одном из вузов я задал вопрос студентам-первокурсникам о начале Великой Отечественной войны. И не получил ответа. Тогда спросил их об участии США в войне с гитлеровцами. И, к своему удивлению, услышал уверенный рассказ о «решительной победе», 6-м июня 1944 года, о «пляже Омаха», о героическом «спасении рядового Райана». А потом, даже не знаю почему, в некотором смятении, спросил, что они знают о Краснодаре в годы войны. И к своему ужасу услышал вопрос: «А разве в Краснодаре были немцы?».

Сразу подумалось: вот оно «поколение нулевых», свидетели ЕГЭовы, воспитанные Голливудом на ценностяхпотребительства и гедонизма. Ведь так принято сегодня их ругать. Однако, сдержал себя, пересилил привычное для моего поколения желание их обвинять и стыдить. Решил рассказать все, что знаю о героическом прошлом нашего города в годы войны. Рассказ получился несколько эмоциональным, прерывистым и сумбурным. Но они слушали. Слушали с огромным вниманием, пристальным взглядом, в необычайной тишине. Потом последовали их вопросы на понимание, воспоминания о своих предках, сражавшихся здесь с гитлеровцами. И, признаться, мне стало стыдно. Стыдно за себя, за то, что я подумал о них плохо. Стыдно за тех взрослых, которые не сказали им об этом в свое время, лишив их возможности любить и гордиться героическим прошлым своего Отечества. А ведь оказалось, что этим детям так ведь мало от нас надо. Просто рассказать о том, как было. Без идеологических штампов и голливудского вранья. Языком горькой правды и искренней гордости за поступки тех людей, которые ценой своей жизни дали жизнь им. Чтобы «…грозная доблесть их поселилась в сердцах живых…».

В июле 1942 года, после взятии Ростова-на-Донугитлеровцы вырвались на оперативный простор и пытались догнать, окружить и уничтожить главные силы Красной Армиина равнинной части кубанских степей. Это позволило бы им с минимальными усилиями преодолеть Большой Кавказский хребет, выйти к бакинской нефти и границам Ирана. Для уничтожения советских армий немецкое командование разработало стратегическую операцию «Разбег». В соответствии с планом операции 1-я танковая армия немцев должна была с востока развернуться на юго-запад в направлении города Туапсе с задачей отрезать советские войска от предгорий Кавказа. Для выполнении этой стратегической задачи требовалось решить ряд тактических задач, а именно: силами 5-го армейского корпуса17-й армии немцев создать котел по уничтожению 56-й советской армиина правом берегу Кубани в районе Краснодара и, захватив переправы, совместно с соединениями немецкого57-го корпуса уничтожить советские части в предгорьях Кавказа. Успешное завершение этой операции позволило бы гитлеровцам беспрепятственно выйти к Чёрному морю.

Гитлеровцы от Ростова к Краснодару продвигались стремительно.Группа немецких армий «Юг» у станицы Кущевской разделилась на три потока: из Ростова, вдоль железной дороги Батайск - Тихорецкая - Краснодар, быстро продвигалась 17-я армия генерал-полковника Руоффа, из Константиновского, через Весёлый, в направлении на Армавир, шёл 3-й танковый корпус генерала кавалерии фон Макензена, входивший в состав 1-й танковой армииКлейста (13-я танковая дивизия, моторизованная дивизия СС «Викинг», 1-й механизированный словацкий корпус). Вдоль Манычского канала, через Сальск, в направлении на Ворошиловск (Ставрополь) и минераловодскую группу, двигался 40-й танковый корпус, за ним - 52-й армейский корпус и 2-я румынская горнострелковая дивизия.

На некоторых участках суточный переход противника доходил до сотни километров.Ситуация на фронте для советских войск была катастрофической, по сути, фронт был развален. Вот как об этом пишет Л. М. Каганович, назначенный членом Военного Совета Южного фронта: «…За 14 дней моего пребывания на фронте я прилагал все усилия к тому, чтобы в какой-либо мере улучшить положение, но из этого мало что вышло, и я несу, конечно, за это ответственность… На реках: Кубани, а затем и на Лабе удалось рассадить войска, создать более или менее сплошной фронт, но как только противник прорвёт фронт, хотя бы тремя - пятью танками в одном месте, то паника начинает охватывать ближайшие к прорыву части, и после некоторых боёв эти части начинают отступать. Особенно пользуется противник своим преимуществом в танках, он забегает далеко вперёд и неожиданно появляется то в одном, то в другом месте, дезорганизуя тылы и деморализуя этим не только части, но и штабы и даже отдельных работников штаба, ищущих часто решений задачи не в боевых действиях, а в начертании на карте „новых рубежей“, к сожалению, в сторону отступления».

Уже в первую неделю августа гитлеровцы вышли к Краснодару. Они планировали авангардами 73-й и 9-й пехотных дивизий ударом в стык 30-й и 339-й советских дивизий с северо-запада прорвать оборону Краснодара, овладеть городом с запада, захватить Яблоновскую переправуКраснодара (два моста) и переправу в ст. Елизаветинская. Другими группами, включающими в себя 125-ю и 198-ю дивизии, ударом с северо-востока охватить 56-ю советскую армию, с другой стороны, захватить Пашковскую переправу, а далее, с ходу выйти в предгорья Кавказа, закрыв тем самым пути отступления советских армий. Таким образом, советские армии оказались бы в окружении. С востока ей угрожал бы 57-й немецкий корпус, а с юго-запада -5-й немецкий армейский корпус. Дальнейшая оборона Кавказа, при удачном ходе немецкой операции, была бы невозможна.

Оборона Краснодара по замыслу советского командования во главе с С.М.Буденным должна была сорвать немецкую операцию «Разбег», не позволить гитлеровцам реализовать свой стратегический план по уничтожению основных сил Северо-Кавказского фронта, отрезав его от предгорий Кавказа. Основные силы советских войск заблаговременно были выведены на левый берег Кубани. 30-я Иркутская стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Аршинцев Б. Н.) как самое боеспособное соединение должна была стать арьергардом фронтовой операции на правом берегу реки, прикрывая Краснодар с севера. Слева от неё занимала оборону 339-я стрелковая дивизия (командир дивизии до 11 августа1942 г. полковник Морозов П. И.). К началу боев за Краснодар все полки этой дивизии, за исключением 1137-го стрелкового полка были переведены на левый берег. Справа от 30-й стрелковой дивизии занимала оборону 349-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Щагин А. И.). Она так же в соответствии с приказом фронта отвела свои основные силы с Краснодарского обвода, оставив лишь 1169-й стрелковый полк, который должен был прикрывать Краснодарский обвод с востока. Таким образом, оборонуКраснодара держали 256-й стрелковый полк (подполковник Ильин А.И.), 71-й стрелковый полк (майор Ковалев И.М.), 35-й стрелковый полк (майор Клименко П.П.) 30-й стрелковой дивизии, три батальона фронтовых курсов младших лейтенантов (подполковник Глушков В.Т.). Слева от 30-й стрелковой дивизии в районе ст. Елизаветинской стойко держал оборону 1135-й стрелковый полк 339-й стрелковой дивизии, а слева, 1169-й стрелковый полк (майор Иванов П.И.) и 3-й батальон 1173-го стрелкового полка (старший лейтенант Подольский Р.И.) 349-й стрелковой дивизии.

Утром 8 августа группа немецких мотоциклистов ворвалась в пос. Сосновский, а в полдень они попытались прорвать нашу оборону на стыке 30-й и 339-й стрелковых дивизий. Прорвавшийся в глубину обороны Краснодара противник угрожал окружением и уничтожением основных сил 30-й стрелковой дивизии.В 13ч. 20м. 15-тьмотоциклов с автоматчиками ворвалась в станицу Новотитаровская. Таким образом, советским 256-му и 71-му стрелковому полку пришлось вести бой «перевёрнутым фронтом».В 20ч. колонна противника в количестве 50 автомашин с пехотой прорвала оборону из направления Миловидов. В это же время группа танков в количестве до 20-ти единиц при поддержке пехоты выдвинулась в направление колхоза им. Карла Маркса. В 22ч. 50м. 8 августа 12 танков при поддержке 7 автомашин с пехотой заняли пос. Прикубанский, а в 23ч. группа пехоты при поддержке 3-х танков, прорвав оборону 349-й дивизии ворвалась в ст. Елизаветинскую. Однако, стойкость бойцов 1135-го стрелкового полка не позволила полностью овладеть станицей Елизаветинская. До 12-го августа на её подступах продолжались ожесточённые сражения и противник вынужден был изменить направление главного удара на западную окраину Краснодара, которая к тому времени оказалась незащищённой.

Утром 9-го августа нависла угроза захвата города противником. В два часа ночи было принято решение приступить к ликвидации промышленных и значимых гражданских объектовКраснодара,нефте- и бензохранилищ, а также железнодорожного моста через Кубань в районе п.Яблоновский. Однако эти планы сорвали действия немецких диверсантов из разведывательно-диверсионного батальона «Бранденбург-800», которые, под видом красноармейцев, заблокировали на железнодорожном вокзале Краснодара три бронепоезда, составы с ранеными, боеприпасами, промышленным оборудованием ибеженцами. Потом на вокзал были наведены немецкие бомбардировщики. Как вспоминали очевидцы этих событий, после налета немецких пикировщиков на вокзале был настоящий ад…

Вклинившийся в стык советских дивизий противник создал угрозу окружения частей 56-й армии. 256-му, 71-му и 35-му стрелковым полкам пришлось сражаться перевёрнутым фронтом. С целью стабилизации фронта командир 30-й стрелковой дивизии приказал 256-му полку отойти к городу и занять оборону на северной его окраине, а 71-му и 35-му стрелковым полкам сосредоточиться на северо-восточной окраине города и станицы Пашковской. Получилась парадоксальная ситуация, которая долгие годы будет вносить путаницу в оценку сроков захвата города Краснодара.

Формально немецкие войска вошли в совершенно незащищённый город 9 августа. Обороняющая город 30-я дивизия оказалась отрезанной от города. Краснодар защищали лишь подразделения истребительного батальона, два батальона фронтовых курсов младших лейтенантов да отдельные подразделения обеспечения дивизии.

Прорванная противником оборона города угрожала захватом стратегических мостов через Кубань в районе пос. Яблоновского. Деревянный, наплавной мост, заблаговременно был подготовлен к поджогу, поэтому во втором часу дня 9-го августа сапёры подожгли его. Краснодарскому истребительному батальону пришлось отступать на левый берег Кубани уже по горящему мосту. После поджога наплавного моста немецкие танки с десантом прорвались к железнодорожному мосту и предприняли попытку с ходу переправиться по нему на левый берег. Здесь их встретило огнем зенитное орудиевторой батареи 57-го дивизиона ПВО под командованием старшего сержанта Решетникова Г.Н., расположенное слева от моста у кромки реки. Ширина реки в этом месте не более 200 метров, поэтому расчет зенитного орудия открылогонь по танкам прямой наводкой. Два танка немцев были уничтожены,третий танк был подбит. Оставшиеся немецкие танки и пехота открыли ответный огонь. От разорвавшегося рядом с орудием снаряда был ранен расчет. Тяжело раненный красноармеец Сенин продолжал бой, истекая кровью, тяжело раненный красноармеец Сохар продолжал заряжать орудие, раненый красноармеец Индейкин не донеся до орудия снаряд, умер, так и не выпустив его из рук. От очередного снаряда, выпущенного из немецкого танка, погибает старший сержант Решетников. Однако, немецкая техника, сожженная расчетом зенитного орудия, загородила подъезд к мосту и не дала остальным танкам прорваться по мосту на противоположный берег. Тогданемецкие автоматчики побежали по горящему настилу железнодорожного моста, чтобы успеть захватить мост невредимым. Но наши саперы успеливзорвать пролёты железнодорожного моста и Яблоновская переправа была уничтожена. Через некоторое времяпрозвучал еще один взрыв - это был взорван Адыгейский консервныйкомбинат Артиллеристы, ценою жизни остановившие врага, уже невидели, как бежали фашисты от берега реки Кубань и более полуторачасов боялись к нему приблизиться. Ворота за Кубань закрылись дляврага. В этом бою былоуничтожено три немецких танка и более полусотни гитлеровцев. Тела павших героев-зенитчиков были похоронены на окраине аула Шенджий, гдевоины дивизиона дали клятву отомстить за смерть боевых друзей ивозвратиться с боями в Краснодар. Клятву они свою сдержали. 9 августа 2002 года ветераны 57-го дивизиона собрались возле памятника "Зенитка" на улице Ставропольской возле Кубанского государственного университета, куда были перезахоронены участники боя у Яблоновского моста.Старший сержант Решетников был награжден орденом Красного знамени посмертно. Красноармейцы Индейкин, Сенин и Сохар были награждены орденами Красной звезды посмертно.

Драматизм этого дня обороны Краснодара оставил след на колокольне Екатерининского собора Краснодара. На ее стене сохранилась запись тех лет, оставленная пулемётчиком Трутневым Николаем Мироновиче, жителем станицы Костомаровской с расчерченными секторами предполагаемого ведения огня. По рассказам иподьякона Василия, дежурившего в это время в соборе, истребительный батальон красноармейцев отступал по улице Красной. Наперерез им ринулись немецкие мотоциклисты. Тогда, с колокольни по врагу открыл огонь наш пулемётчик. Заняв круговую оборону, курсанты фронтовых курсов младших лейтенантов не подпускали противника к храму. Немцы растерялись и стали прятаться за строениями. Краснодарский истребительный батальон оторвался от противника и благополучно проскочил угрожаемый участок (угол ул. Мира и Красной). В течение дальнейших нескольких часов Трутнев Николай Миронович пулеметным огнем сдерживал наступающих гитлеровцев, прикрывая отход своих боевых товарищей. К сожалению, одному из немецких снайперов удалось смертельно ранить героя - пулемётчика. На надписи, сделанной бойцом на стене колокольни остались следы крови героя.

До последнего времени было мало что известно о героизме воинов 395-й стрелковой дивизии12-й армии, которой командовал генерал-майор А. А. Гречко. 723-й стрелковый полк этой дивизии прикрывал стык 56-й и 12-й армий в районе станицыВасюринской. В соответствии с планом противника «Разбег» со стороны станицыУсть-Лабинской в направлении Краснодара должна была нанести свой удар 198-я пехотная дивизия врага. Удар 125-й и 198-й пехотных дивизий с северо-востока и востока подобно «клешне» должен былзахлопнуть в капкане 56-ю армию в Краснодаре. Но стойкость бойцов и командиров 723-го полка(под командованием капитана Лёгкого И.Н.) и 1169-го полка(под командованием майора Иванова П. И.), стрелковых полков (395-й и 349-й стрелковых дивизий соответственно) не позволили противнику с ходу осуществить свои планы.723-й стрелковый полк оборонял участок в трех километрах северо-восточнее станицыВасюринская. В 15 часов на стыке 349-й стрелковой дивизии и 723-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизиипротивник силами до 1000 солдат, при поддержке 3-х танков, предпринял наступление в направлении северо-восточной окраины станицы Васюринская. Однако попытка с ходупрорваться в направлении Васюринской потерпела неудачу из-за сильного артиллерийского огня советских войск. Моторизованные лёгкие полевые гаубицы немцев открыли огонь, чтобы подавить огневые точки наших войск. Только после этого немцы решились проникнуть в станицу. Там разгорелись кровопролитные уличные бои, в которых вместе с регулярными войсками принимали активное участие и много гражданских лиц. Через несколько часов Васюринская с боем было взята. Большая часть оборонявших станицу Васюринскую красноармейцев погибла в бою, не отступив. Эта задержка не позволила немцам выполнить главную задачу - прорываться через Старокорсунскую на Краснодар. Поэтому рано утром 9 августа 308-й немецкий гренадерский полк вышел из боя и обходя район ожесточённого сражения у Васюринской устремиться в сторону города.

На западном участке обороны города боевые действия немецких войск развивались более успешно. Задача юго-западной «клешни» состоящей из ударных групп 9-й и 73-й пехотных дивизий состояла в том, чтобы, захватив переправы в ст. Елизаветинской и Краснодаре, отрезать части 56-й армии от основных сил фронта и уничтожить на подступах к городу. Нашим войскам на этом участке обороны пришлось сражаться в полуокружении. Положение частей было крайне тяжёлым. В связи с тем, что 30-я Иркутская дивизия должна была отражать неоднократные атаки противника, рассчитывающего окружить и уничтожить её, командующим армией было принято решение на отход к северной окраине города.Прорвавшаяся в район ответственности 339-й стрелковой дивизии боевая группа противника не была окружена, в результате чего она повернула на восток и вошла в западную часть г. Краснодара раньше, чем туда смогли отойти части 30-й стрелковой дивизии.

На перекрестке улицы Луговой и Казарменного переулка на северо-западной окраине Краснодара (по некоторым оценкам - на пересечении ул. Северной и ул. Воровского) красноармеец Степан Дмитриевич Передерий (родом из станицы Ивановской Краснодарского края) один с сорокапятимиллиметровой пушкой встретил рвущихся в центр города гитлеровцев. На прицепе ЗИС-5 Степан Дмитриевич доставил орудие на позицию и при помощи местных мальчишек выгрузил из кузова грузовика снаряды и подготовил орудие к бою.Вскоре показались наступающие немцы. Огнём орудия С.Д.Передерий уничтожил бронемашину, мотоцикл и пулемётный расчёт. Бой продолжался свыше трёх часов. На подмогу противнику подошли два танка; один из них Степану Дмитриевичу удалось подбить, но выстрел второго танка привёл орудие в негодность. Тогда Передерий вскочил в кабину своего грузовика и попытался таранить танк, но был убит выстрелом из танковой пушки (по другим данным, выстрел повредил грузовик, после чего Степан Дмитриевич выскочил навстречу танку с гранатой и был убит вражескими пехотинцами).Восхищённые мужеством русского солдата, немцы позволили местным жителям похоронить его неподалёку от места боя.

В 1970-х корреспондент одной из краевых газет случайно встретился с туристом из ГДР, оказавшимся участником последнего боя Степана Дмитриевича Передерия с немецкой стороны. По его словам, он был наводчиком подбитого Передерием танка, и не подчинился приказу своего командира об открытии огня по его орудию, сославшись на неисправность оптического прицела, поскольку не хотел причинить вреда мальчишкам, подносившим снаряды.

Посмертно Степан Дмитриевич Передерий был удостоен Ордена Красного знамени. Его имя носит улица на северо-западе Краснодара (ее переименовали в 1947 году), а также в станице Ивановской.

После уничтожения Яблоновской переправы вся нагрузка легла на 30-ю стрелковую дивизию. Колонны беженцев и разрозненные подразделения отступающих войск ринулись к Пашковской переправе. Целый день гитлеровцы превосходящими силами пехоты, танков, мотоциклистов, автоматчиков и конницы неоднократно проводил яростные атаки с задачей сокрушить дивизию, но благодаря мужеству и отваге всех частей, противнику был нанесён огромный урон в живой силе и технике. Лишь с наступлением темноты части дивизии с боями отошли на рубеж: восточная окраина станицыПашковской, центр поселка Калинино, северная окраина г. Краснодара, где закрепились для обороны города.

В ночь на 10 августа1942 года противник накапливал силы для последующих ударов с целью окончательно овладеть Краснодаром и Пашковской. Немецкое радио, несмотря на то, что юго-восточная часть города находилась в руках бойцов 30-й дивизии, поспешило объявить, что сопротивление русских сломлено, и город Краснодар взят немецкими частями. Подтянув резервы, противник намеревался полностью очистить город от советских частей, новыми ударами с северо-востока и востока захватить Пашковскую переправу и уничтожить дивизию, чтобы постараться хоть частично выполнить операцию «Разбег». Дивизия имела немалые потери в прошедших боях, ощущала недостаток боеприпасов и находилась в очень тяжёлых условиях.

Сковав 35-й стрелковый полк (третьим батальоном 308-го гренадерского полка) на рубеже станица Пашковская, противник имел главную группировку на левом фланге дивизии. Именно оттуда немцы и повели наступление. Дивизия продолжала оказывать упорное сопротивление, отражая атаки врага и вынуждая противника бросать все новые и новые резервы на Краснодар с запада и северо-запада.

Пашковская переправа осталась единственным местом, связывающим обороняющихся с «большой землёй». Все, что не успели вывести из окруженного города, вывозилось и выносилось через этот понтонный мост. Приказ на оставление города не поступал, поэтому комдив Аршинцев решился на отчаянный шаг. Он не только, хоть и с боями, оставлял город, но и перешёл в наступление, пытаясь выбросить врага из Краснодара. Собрав силы 30-я стрелковая дивизия10-го августа перешла в наступление. Это явилось сюрпризом для врага. В городе уже шло формирование местных органов власти. 256-й, 71-й стрелковые полки и фронтовые курсы младших лейтенантов перешли в контратаку. Противник сталотходить. Наступление шло успешно, город почти полностью был в руках советских войск, за исключением западной и северо-западной его окраины.

10-го августа наши части перешли в наступление по всему городу. В кровопролитных боях воины 256-го и 71-го стрелковых полков, вместе с курсантами курсов младших лейтенантов, дрались в уличных боях. К 18ч.10-го августа бойцы достигли рубежа водокачки и левым флангом дошли до надписи «Кубань» у Яблоновской переправы.

Однако гитлеровцы имели значительное превосходство в живой силе и технике. Численностью до полка пехоты 125-й пехотной дивизии при поддержке танков 13-й танковой дивизии и артиллерии немцы попытались ворваться в станицуПашковская, а двумя батальонами с танками - в направлении железнодорожной развилки с задачей расчленить дивизию, окружить 35-й стрелковый полк в станицеПашковской и овладеть Пашковской переправой. Первый батальон 35-го стрелкового полка занял оборону на северо-восточной окраине станицы Пашковская. Противник наседал и с правого и с левого фланга. Положение батальона становилось угрожающим.

Поддержку наших частей с воздуха осуществлял один единственный штурмовик Ил-2, который наносил серьезный урон наступающим немецким частям. Во время очередного налета он был сбит немецким пулемётчиком. Герой – лётчик после войны был перезахоронен в сквере ст. Пашковской.

Осознавая нависшую угрозу полковник Аршинцев принимает решение сократить участок обороны. В ночь на 11-е августа подразделения дивизии частично оставляют город, прочно удерживая его юго-восточную часть (Дубинку, железнодорожный вокзал и далее вдоль железнодорожного полотна дороги на Тихорецкую). Бой распространился по всему Краснодару и станице Пашковской. Трудно было установить, где фронт противника, а где советский фронт, боевые порядки противоборствующих сторон перемешались. Нередко завязывались рукопашные схватки и штыковой бой.

Лишь в полночь наступило затишье. Противник под покровом ночи подтягивал к Пашковской переправе свои резервы с севера и востока. В 4 часа утра11-го августа 125-я и подошедшая после боев под станицей Васюринская 198-я пехотные дивизия, перешли в наступление на станицуПашковскую. Дальнейшее удержание города стало нецелесообразно. Сил для удержания занимаемых рубежей на правом берегу Кубани дивизия не имела. Нависла серьёзная угроза захвата переправы. Допустить противника к стратегической ниточке, связывающей город с большой землёй, было нельзя. 71-й стрелковый полк смещается к развилке железных дорог, с тем, чтобы ударить во фланг 125-й дивизии врага. Бои предприняли ожесточённый характер. 30-я дивизия продолжала упорно сдерживать наступление врага. К концу дня 11-го августа основные силы Красной армии и большая часть подлежащих эвакуации грузов были уже переправлены на левый берег Кубани, поэтому командование приняло решение о планомерном отводе 256-го, 71-го стрелковых полков и фронтовых курсов младших офицеров за Кубань. Отвод этих подразделений должен был быть организованным, исключающим панику. Нельзя было допустить того, чтобы противник перебросил дополнительные силы к Пашковской переправе. Его нужно было сковать. Выполняя этот приказ бойцы дивизии в течение всего дня 11-го августа с боями отходили в южном направлении. 11-го августа окружив 35-й полк противник попытался прорваться к переправе.Остальные полки: 256-й, 71-й и два батальона курсов младших лейтенантов, получив приказ, от рубежа к рубежу, отходили к Кубани. С наступлением ночи 12-го августа по приказу командующего армией части дивизии оставили город и переправились на левый берег.

Гитлеровцам так и не удалось окружить и уничтожить не только 56-ю армию, но и 30-ю стрелковую дивизию. Противнику не удалось захватить переправы через реку Кубань и осуществить свой стратегический план по уничтожению основных сил Северо-Кавказского фронта, отрезав его от предгорий Кавказа. Советские дивизии отступали планомерно от рубежа к рубежу по приказу командования, изматывая врага. Через месяц боёв противник потерял инициативу и перешёл к стратегической обороне.

Так звучат факты, которые мы находим у историков, изучавших эти тяжелейшие для нашей страны события. Но за этими фактами стоят полные мужества, доблести и отваги героические люди, оборонявшие Краснодар. Имена многих из них нам известны. Имена многих из них нам предстоит узнать. Всех. И сделать это мы обязаны потому, что:

 

От героев былых времён

Не осталось порой имён.

Те, кто приняли смертный бой,

Стали просто землёй и травой...

Только грозная доблесть их

Поселилась в сердцах живых.

Этот вечный огонь, нам завещанный одним,

Мы в груди храним.

 

Погляди на моих бойцов -

Целый свет помнит их в лицо!

Вот застыл батальон в строю -

Снова старых друзей узнаю.

Хоть им нет двадцати пяти,

Трудный путь им пришлось пройти.

Это те, кто в штыки поднимался, как один,

Те, кто брал Берлин!

 

Нет в России семьи такой,

Где б не памятен был свой герой.

И глаза молодых солдат

С фотографий увядших глядят...

Этот взгляд – словно высший суд

Для ребят, что сейчас растут,

И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть,

Ни с пути свернуть.

 

 

Абальмасова Елена, студентка 3 курса

Тяготы плена

Для гармоничного развития личности, создания собственной крепкой семьи и становления человека в обществе мало знать историю своего народа. Необходимо знать историю жизни своих родных. У каждого из нас есть «чёрная страница биографии». То, что мы тщательно пытаемся забыть, спрятать в глубокий ящик подсознания и не доставать никогда. Но именно благодаря этим «страницам» можно судить о развитии человека. На мой взгляд, участие в военных действиях то, что не хочется вспоминать, и то, о чём многие молчат до сих пор. Однако стоит хранить ту память, которую передали нам наши предки, и стараться делиться этими историями для создания патриотического настроя у молодого поколения.

Артамкин З.В.(слева)

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 137;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная