Трудовая активность колхозного крестьянства Урала
Лекции.ИНФО


Трудовая активность колхозного крестьянства Урала



в период Великой Отечественной войны (1)*

Одной из наиболее актуальных проблем Великой Отечествен­ной войны является исследование вклада тружеников тыла в обеспечение победы над фашизмом. Значительную часть их со­ставляло крестьянство, которое в тяжелейших условиях воен­ного времени смогло дать стране необходимый минимум про­довольствия. Отмечая роль советского крестьянства, ЦК КПСС в приветствии 3-му Всесоюзному съезду колхозников подчерки­вал: «В памяти народной никогда не померкнет бессмертный подвиг миллионов колхозников и колхозниц на ратном и трудо­вом фронте в суровые годы Великой Отечественной войны» (2).

Трудовая деятельность уральских колхозников в годы войны нашла свое отражение в работах П. С. Кухаренка, В. П. Мо­золина, А. Г. Наумовой, М. С. Нестеренко, В. М. Половникова (3). В них содержится значительный фактический материал, харак­теризующий трудовые подвиги колхозников, показаны основные формы социалистического соревнования в колхозах. Однако, приводя сумму фактов, доказывающих усиление производствен­ной активности крестьянства, авторы почти не исследуют при­чины этого; мало используется и такой надежный показатель роста трудовой активности, как среднегодовая выработка тру­додней. Совершенно неисследованным остается и вопрос о том, в какой же степени вовлечение в производство всего сельского населения, рост среднегодовой выработки трудодней позволили компенсировать убыль из колхозов трудоспособных колхозников. В данной статье сделана попытка частично восполнить этот пробел и кратко осветить рост трудовой активности колхозни­ков на материалах годовых отчетов колхозов.

В 1940 г. на Урале было 10 452 колхоза, в которых насчи­тывалось 3019,2 тыс. человек, что составляло треть населения региона. Колхозы давали значительную часть сельскохозяй­ственной продукции. В 1940 г. на их долю приходилось 86,6 % заготовленного на Урале зерна, 55 % молока, 48,8 % мяса и т. д. (4). Начавшаяся в июне 1941 г. война с Германией корен­ным образом изменила условия деятельности колхозов. Уже в первые месяцы на фронт ушли десятки тысяч колхозников. К концу 1941 г. число трудоспособных мужчин в колхозах Перм­ской области уменьшилось на 42,1 %, Свердловской — на 37,5 % (5). Колхозники уходили не только в армию, но и в про­мышленность, строительство, на транспорт. В результате на Урале, районе с развитой промышленностью, убыль трудоспо­собного сельского населения была особенно значительной. Если в целом по тыловым районам страны число трудоспособных колхозников уменьшилось на 37,2 %, то на Урале — на 42,2 % (6). Одновременно ослабла и материально-техническая база кол­хозов. Прекратилось поступление техники, часть тракторов, а также грузовые автомашины были переданы в РККА. С нача­лом войны значительно ухудшилось снабжение МТС горючим и запасными частями, снизилась и квалификация механизато­ров. В результате уменьшилась производительность машинно-тракторного парка МТС. Объем тракторных работ в колхозах Урала составил в 1942 г. 53,3 %, а в 1943 г.— 43,9 % от уровня 1940 г. (7).

Ослабление материально-технической базы при одновремен­ном сокращении трудовых ресурсов колхозов крайне тяжело отразилось на сельском хозяйстве Урала, где и до войны наблюдалась более высокая, чем в целом по стране, нагрузка по­севных площадей. Если в 1940 г. в СССР на 1 трудоспособного приходилось 3,4 га посевов, а на 1 л. с. живой и механической тяги — 6,2 га, то на Урале соответственно 5,8 и 8,1 га (8). До войны с такой нагрузкой уральские колхозы справлялись за счет механизации сельскохозяйственных работ. Сокращение же объема тракторных работ МТС существенно снизило уровень механизации. Так, в колхозах Пермской области в 1940 г. было механизировано 53 % полевых работ, а в 1943 г.— лишь 22,1 % (9). Компенсировать снижение механизации можно было только за счет ручного труда, мобилизовав все людские ресурсы колхо­зов. Как учил В. И. Ленин в годы гражданской войны, «на тру­довой фронт должны быть брошены все трудоспособные силы страны, и мужчины, и женщины, даже подростки» (10).

После получения известия о начале войны в селах и дерев­нях Урала состоялись митинги. Собрались на митинг и жители с. Рябков Курганского района Челябинской области. Высту­пая на нем, колхозница Н. С. Назарова говорила: «Я хотя и старушка, но не пожалею сил, чтобы помочь нашей Красной Армии. Буду, не покладая рук работать в колхозе, чтобы полу­чить хороший урожай». В первые дни войны на работу в кол­хозы вышли десятки тысяч престарелых. Только в Пермско - Ильинском районе Пермской области вышли в поле более 2 ты­сяч престарелых колхозников, ранее не принимавших участия в работах (11). Вместе с взрослыми вышли работать и подростки. В колхозе «Большевик» Мехонского района Челябинской об­ласти пионеры - К. Ершов, М. Ершов, В. Мурзин заложили 50 т силоса. В колхозе им. Ленина Буткинского района Свердлов­ской области все школьники обязались помогать колхозу, еже­дневно на работу выходило 25 человек (12). В 1943 г. в сельско­хозяйственных работах принимало участие 96,3% подростков, проживающих в колхозах (13).

Вовлечение в производство всех слоев сельского населения значительно облегчило, но не решило проблему рабочей силы в колхозах. Если в 1941—1942 гг. убыль рабочей силы из колхозов была частично компенсирована за счет не работавших ранее женщин, престарелых и подростков, то в 1943—1944 гг. она уже не возмещалась. Даже в 1945 г., когда начали возвращаться демо­билизованные из армии, убыль рабочей силы превышала ее прирост. Пополнение колхозов рабочей силой не восстанавли­вало убыль трудоспособных не только в количественном, но и в качественном отношении. За годы войны изменился каче­ственный состав трудоспособных колхозников: доля мужчин уменьшилась с 44,5 % в 1940 г. до 18,6 % в 1944 г.(14).

Одновременно изменилось соотношение между трудоспособ­ными колхозниками, с одной стороны, и престарелыми и под­ростками, с другой. Удельный вес последних в составе колхоз­ных кадров увеличился с 30,5 % в 1940 г. до 38,1 % в 1944 г. Однако среднегодовая выработка трудодней у мужчин была значительно выше, чем у пришедших им на замену женщин, престарелых и подростков. В 1940 г. среднегодовая выработка женщины составляла 59,6 % выработки мужчины, престарело­го — 41,8, подростка — 23,1 % (15).

Усилению производственной активности колхозников спо­собствовали материальные и правовые факторы. Однако, учи­тывая материальную заинтересованность крестьян в. результа­тах своего труда, необходимо отметить, что оплата по трудодням значительно сократилась. Например, зерновых на трудодень колхозники Оренбургской области в 1943 г. получили в 10 раз; меньше, чем в 1940 г. (16). В военные годы СНК СССР и ЦК ВКП 6) приняли ряд постановлений по развитию и совершен­ствованию дополнительной оплаты труда, однако и она приме­нялась недостаточно (17), так же как и начисление и вычет трудодней в зависимости от качества работы — трудодней больше вычитали, чем начисляли (18). В колхозах значительно уменьши­лись фонды распределения; в результате колхозы часто даже оставались должны колхозникам по трудодням. Слабую мате­риальную заинтересованность колхозников подтверждают и данные их бюджетов. Обследование бюджетов колхозников Свердловской области показало, что основную часть сельскохо­зяйственной продукции колхозники получали не от обществен­ного, а от личного подсобного хозяйства. От своего хозяйства на протяжении всей войны члены сельскохозяйственных артелей получили свыше 90 % прихода картофеля, мяса, молока, яиц, 85—90 % прихода овощей. Только зерновыми общественное хо­зяйство обеспечивало колхозников более чем наполовину (19).

Особенностью рассматриваемого периода было и широкое применение правовых стимулов. Постановлением СНК, и ЦК ВКП (б) от 13 апреля 1942 г. обязательный минимум трудодней, который колхозники обязаны были выработать в течение года, был увеличен в среднем в 1,5 раза. Для Пермской и Свердлов­ской областей он составил 100 трудодней, для Оренбургской и Челябинской областей — 120 трудодней (20). Обязательный мини­мум был направлен против той незначительной части малосоз­нательных колхозников, которые недостаточно участвовали в общественном производстве. В целом же основная масса ураль­ских колхозников вырабатывала обязательный минимум; в 1940 г. его выработало 94,4 % трудоспособных колхозников, 1942 — 94,6, 1943 — 94,5, 1944 — 96,1, 1945 — 94,6%. В колхозах работало практически все трудоспособное население, в 1942— 1944 гг. лишь 0,2 % трудоспособных не выработало ни одного трудодня (21). Часто колхозники сами увеличивали обязательный минимум трудодней. Общее собрание сельскохозяйственной ар­тели «Восход социализма» Верхне-Муллинского района Пермской области постановило увеличить обязательный минимум трудо­дней на 20 % (22).

Одновременно с повышением обязательного минимума стали шире использовать и меры административного воздействия. Кол­хозники, не выработавшие установленной нормы трудодней, исключались из колхоза и предавались суду. В 1940 г. из кол­хозов Пермской области были исключены 22,6 % колхозников, не выработавших обязательного минимума трудодней, а в 1944 г.— 50%, из колхозов Свердловской области соответствен­но 19,5 и 29 % (23).

Таким образом, очевидно, что хотя материальные и право­вые факторы оказывали определенное влияние на степень уча­стия колхозников в общественном производстве, но не они явля­лись главными. С первых дней войны на первый план высту­пил фактор моральный. Крестьянство понимало, что над стра­ной нависла смертельная опасность, что, хорошо работая, они тем самым защищают Родину. Конкретным содержанием мас­сового патриотизма уральского крестьянства явилось развер­нувшееся с первых дней войны социалистическое соревнование, которое способствовало повышению трудовой активности кол­хозников.

Уже 1 июля 1941 г. колхозники Багарякского района Челя­бинской области выступили с призывом организовать соревно­вание за образцовое проведение сельскохозяйственных работ. В августе с аналогичным призывом обратились члены сельхоз­артели «Вперед» Красноуфимского района Свердловской об­ласти (24). Включаясь в социалистическое соревнование, колхоз­ники работали от «зари до зари», заменяя ушедших на фронт, выполняли по 2—3 нормы. Бригадир животноводческой бригады колхоза им. 1 Мая Курганского района Челябинской области Г. А. Кошкин утром и вечером работал на ферме, а днем косил в звене своего брата, ушедшего на фронт. В сельхозартели «Красное поле» Красноуфимского района Свердловской области колхозницы П. Пулышева и Ф. Свяжина заключили между собой договор не уходить с поля, не выполнив 2 нормы (25).

Подъему трудовой активности способствовали и проводи­мые по инициативе колхозников субботники, воскресники, фрон­товые недели, декадники, месячники. Осенью 1941 г. на Урале развернулось соревнование тружеников тыла с фронтовиками. Пермские колхозники соревновались с Северо-Западным фрон­том, свердловские — в честь подвигов 3-й гвардейской стрелко­вой дивизии, сформированной на Среднем Урале (26). Подхватив почин бригады М. Попова с Уралмашзавода, многие колхозные бригады объявили себя фронтовыми. В 1942 г. в Свердловской области насчитывалось 47 фронтовых бригад и 170 комсомольско-молодежных фронтовых звеньев (27).

Развернувшееся в годы войны социалистическое соревнова­ние отличалось большим разнообразием. Соревновались как от­дельные колхозники, так и звенья, бригады, колхозы, сельсо­веты, районы и даже области. Пермская область соревнова­лась со Свердловской, Челябинская с Курганской, Оренбургская с Куйбышевской (28). Соревновались и районы разных рес­публик. Соревновались в честь праздников Первого мая, Вели­кого Октября, Дня Красной армии, а также за образцовое про­ведение сельскохозяйственных работ — сева, уборки, вывозки удобрений и т. д. Широко развернулось соревнование по про­фессиям — бороновальщиков, возчиков, косцов, лобогрейщиков, пахарей, сноповязальшиц, (29). Участники соревнования часто до­бивались высоких результатов. Пахари Е. Калужный и Ф. Ов­сянников из колхоза им. Чапаева Шарлыкского района Орен­бургской области, применяя метод В. Нагорного, вспахивали, как и он, по 4 га в день. В Челябинской области в колхозе им. Шеховцева был установлен всесоюзный рекорд выработки на лобогрейке (30). Социалистическое соревнование на Урале приобрело массо­вый характер. В 1943 г. в Свердловской области соревновались 8,3 тыс. пахарей и 13 тыс. бороновальщиков (31). В 1944 г. в об­ласти насчитывалось 1015 звеньев высоких урожаев, а в 1945 г.— 1530, в их состав входило 11,3 тыс. человек (32).

В условиях массового трудового подъема изменился и рас­порядок рабочего дня в колхозах. Работали не только целый день, но часто и ночь. В колхозе «Гигант» Варгашинского рай­она Челябинской области скирдование хлеба и его обмолот вели круглосуточно. Экономя каждую рабочую минуту, колхозники часто не только обедали в поле, но там и ночевали. Пахарь А. Зайков из колхоза «Трудовик» Пермской области работу начинал в 5 часов утра, лошадь кормил в борозде, а ночевать оставался в поле (33).

Подъем трудовой активности колхозников наиболее полно отражает рост среднегодовой выработки трудодней на одного колхозника. Данные годовых отчетов показывают, что в це­лом в исследуемый период трудовая активность крестьянства заметно выросла. Колхозники, работая в общественном хозяй­стве, вырабатывали значительно больше трудодней, чем до вой­ны. Среднегодовая выработка мужчин увеличилась в 1944 г. по сравнению с 1940 г. на 10,6 %, женщин — на 28,1, престаре­лых— на 17,2, подростков — на 46,0%. Выработка трудодней на Урале была выше, чем в целом по тыловым областям СССР. В 1944 г. она превышала общесоюзный показатель у мужчин на 20,9 %, женщин на 13,9, престарелых на 38,4, подростков на 23,3 % (34). Значительную часть трудодней вырабатывали женщины, роль которых в колхозном производстве заметно возросла.

В 1940 г. женщины-колхозницы выработали 36,3 % общего количества трудодней, в 1942 — 47, в 1943 — 49,4, 1944 — 51, 1945 — 52,4 % (35). Именно женщины в военные годы стали основной рабочей силой в колхозах. В связи с нехваткой в колхозах людей, из городов на сель­скохозяйственные работы привлекались рабочие, служащие, учащиеся. Ежегодно сотни тысяч горожан трудились в колхо­зах, но все же решающую роль в обеспечении сельского хозяй­ства рабочей силой сыграли сами колхозники. Удельный вес трудодней, выработанных мобилизованными, в общем балансе был невелик. В 1943 г. горожане выработали 21,3 млн. трудо­дней, что составило 5,5 % общего числа начисленных трудодней.

А. Л. Теряева произвела подсчет соотношения различных источников возмещения трудовых ресурсов. По ее данным, в 1943 г. в Свердловской области возмещение труда колхозников, выбывших в РККА и на работы вне колхоза, на 36,3 % про­изошло за счет увеличения числа работающих, а на 63,7 % — за счет увеличения выработки трудодней (в том числе женщи­нами— 43,4%, мужчинами — 5,7, подростками—13,0, преста­релыми— 1,6 %). Тем не менее, несмотря на вовлечение в производство всего сельского и части городского населения и значительное увеличение среднегодовой выработки, общее коли­чество выработанных трудодней из года в год уменьшалось. В 1943 г. они составили 83,9 %, 1944- 83,5, а в 1945 —81,9 % от уровня 1940 г. (36).

Однако героический труда колхозников смог только частично компенсировать сокращение трудовых ресурсов и ослабление ма­териально-технической базы колхозов, реальные показатели их труда в рассматриваемый период были ниже, чем до войны.

-------------------------

1. Статья основывается на материалах Оренбургской, Курганской, Пермской, Свердловской, Челябинской областей. Все данные приводятся в гра­ницах 1944 г.

Правда, 1969, 26 нояб.

3. Кухаренок П. С. О трудовой доблести сельской молодежи в Великой Отечественной войне Советского Союза // Тр. Свердл. мед. ин-та, 1957. № 22. С. 9—12; Мозолин В. П. Коммунисты — организаторы трудового подвига колхозников Урала в годы Великой Отечественной войны // В сб.: Социально-политическое и экономическое развитие советской деревни. Ярославль, 1979. Вып. 3. С. 63—70; Наумова А. Г. Партийное руководство сельским хозяй­ством Урала в годы Великой Отечественной войны (1941—1945) // Учен, зап. Перм. пед. ин-та, 1968. Т. 51. С. 65—100; Нестеренко М. С. Трудовые подвиги уральцев в годы Великой Отечественной войны // В сб.: Социали­стическое строительство на Урале. Свердловск, 1957. С. 211—243; Половни­ков В. М. Колхозная деревня Западного Урала в первый период Великой Отечественной войны (1941—1942) // Учен. зап. Перм. ун-та, 1966, № 151. С. 165—191.

4. Подсчитано по: Население СССР. (Численность, состав и дви­жение населения. 1973). Стат. сб. М., 1975. С. 16; Толмачева Р. П. Колхозы Урала в первые послевоенные годы (1946—1950). Томск, 1979. С. 21, 141, 142.

5. Подсчитано по: Текущий архив Пермского областного стати­стического управления. Годовые отчеты колхозов за 1940—1945 гг. Л. 149—155; ГАСО. Ф. 1813. Оп. 1. Д. 874. Л. 15; Д. 886. Л. 45.

Подсчитано по: Текущий архив Курганского областного статистического управления. Годовые отчеты колхозов за 1940—1945 гг. Л. 39; 122; ГАОО. Ф. 1003. Оп. 3. Д. 1018. Л. 18; Оп. 16. Д. 1. Л. 45; Текущий архив Пермского статистического управления. Годовые отчеты колхозов за 1940—1945 гг. Л. 149, 155; ГАСО. Ф. 1813. Оп. 1. Д. 874. Л. 15; Д. 893. Л. 1; Текущий архив Челябинского статистического управления. Годовые отчеты колхозов за 1940—1945 гг. Л. 1, 18.

Подсчитано по: ГАКО. Ф. 1607. Оп. 1. Д. 73. Л. 34; ГАОО. Ф. 1081. Оп. 2. Д. 258. Л. 58; Оп. 3. Д. 279. Л. 3; Д. 281. Л. 5; ГАПО. Ф. 493. Оп. 3. Д. 148. Л. 100, 401; ГАСО. Ф. 1813. Оп. 1. Д. 905. Л. 52; Д. 889. Л. 33; ГАЧО. Ф. 1379. Оп. 4. Д. 259. Л. 32; Д. 265. Л. 21; Д. 211. Л. 56.

8. Подсчитано по: ЦГАНХ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 678. Л. 24, 34; Народное хозяйство Курганской области. Стат. сб. Челябинск, 1963. С. 51; Вылцан М. А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945—1958). М., 1976. С. 19.

ГАПО. Ф. 1133. Оп. 1. Д. 1030. Л. 26.

Ленин В. И. ПСС. Т. 40. С. 321.









Читайте также:

  1. I. Методические принципы физического воспитания (сознательность, активность, наглядность, доступность, систематичность)
  2. II. Восстановление сельского хозяйства. Кооперирование крестьянства
  3. XXXII. ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЛУХИХ 1. Профили трудового обучения глухих школьников
  4. Активность и направленность личности.
  5. Активность субъектов, их взаимодействие, системность как принципы социально-педагогической деятельности
  6. Аттрактивность береговой зоны
  7. Башкиры - народы Южного Урала
  8. В целом за 1954—1958 гг. потребление электроэнергии в колхозах Урала возросло приблизительно в 2,4 раза, в совхозах — и 3 раза. К концу 1950-х гг. электрификация совхозов была в основном завершена.
  9. Геополитика и талассократии. Аттрактивность береговой зоны. Как разделить неделимое?
  10. Даже небольшая физическая активность лучше, чем ее полное отсутствие.
  11. Искусственная радиоактивность
  12. Как понимали активность и пассивность великие мыслители


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 116;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная