Национальный состав сельского населения Урала
Лекции.ИНФО


Национальный состав сельского населения Урала



накануне Великой Отечественной войны*

Победа Октябрьской социалистической революции привела к коренным социально-экономическим преобразовани­ям в нашей стране. В ходе социалистического строительства для национального развития СССР были характерны две тенденции: расцвет социалистических наций и их сближение. Однако на­циональные факторы продолжают играть важную роль в жизни советского народа. Не вызывает сомнения, что национальные особенности людей, их языковые, культурные и прочие различия будут существовать еще длительное время. Отсюда возникает потребность самого тщательного изучения национальной струк­туры населения. Это и определило проблематику исследования, тем более, что данные о национальном составе населения Урала в конце 1930-х гг. еще не вводились в научный оборот.

Период социалистической реконструкции народного хозяйст­ва СССР сопровождался коренными изменениями во всех областях жизни общества. Индустриализация страны и коллективи­зация сельского хозяйства привели к значительному перерас­пределению людских ресурсов между отраслями народного хозяйства, изменению численности, состава и размещения насе­ления, его профессиональной структуры, повышению культур­ного уровня и т. д. Все это требовало организации переписи населения. Она должна была определить происшедшие в стра­не изменения и дать сведения для планирования дальнейшего развития народного хозяйства СССР. Всесоюзная перепись на­селения была проведена в стране по состоянию на 6 января 1937 г., т.е. через 10 лет после Всесоюзной переписи населения 1926 г. Однако, Совнар­ком СССР в постановлении от 25 сентября 1937 г. признал ее организацию неудовлетворительной а итоги дефектными, и обя­зал ЦУНХУ провести новую Всесоюзную перепись населения в январе 1939 г. (1). Новая перепись была проведена по состоянию на 17 января 1939 г. Ее материалы были обработаны и в самом общем виде опубликованы в 1939—1940 г. (2). Подробные итоги переписи были подготовлены к публикации, но их обнародова­нию помешала Великая Отечественная война. Некоторые материалы были опубликованы позднее, однако в областном мас­штабе они охватывали лишь численность населения (3). Неопубли­кованные материалы переписи населения России хранятся в фонде Госкомстата РСФСР в Центральном государственном архиве РСФСР.

В. И. Ленин придавал переписям населения исключительно большое значение. Он рассматривал их как дело чрезвычайной государственной важности (4). Переписи содержат подробные све­дения о численности и составе населения, его профессиональной и половозрастной структуре, уровне образования и т. д. Это важ­нейший источник при характеристике населения СССР. Однако материалы Всесоюзной переписи населения 1939 г. исследовате­ли только начинают вводить в научный оборот (5).

За годы реконструкции народного хозяйства численность на­селения на Урале возросла и составила на начало 1939 г. 13,4 млн. человек. Прирост населения в основном происходил за счет увеличения числа горожан. Численность сельских жителей существенно выросла в Башкирии. В Оренбуржье и Удмуртии сельское население увеличилось незначительно, а в остальных областях Урала сократилось. В целом в межпереписной период при росте населения края на 24,4% численность горожан увели­чилась в 2,6 раза, а сельчан уменьшилась на 3,2 %. В результа­те удельный вес сельского населения снизился на Урале с 83,1% в 1926 г. до 64,7% в 1939 г. (6).

Характерной особенностью России является многонациональ­ная структура населения, в том числе и крестьянства. Анализ материалов переписи показывает многонациональный состав сельского населения и на Урале. Наиболее многочисленной его группой было русское крестьянство, численность которого пре­высила 5,5 млн. человек. Это составило 2/3 (63,6%) всего сельского населения края. В уральской деревне, наряду с русскими, проживало также 953,6 тыс. татар, 745,7 тыс. башкир, 478,6 тыс. удмуртов, 269,7 тыс. украинцев, 164,3 тыс. мордовцев, 130,6 тыс. чувашей, 112,9 тыс. коми-пермяков, 110,4 тыс. марий­цев, 97,2 тыс. казахов, 43,1 тыс. белорусов, 22,7 тыс. немцев и 39,4 тыс. представителей других национальностей.

Данные переписи показывают, что на Урале сельское насе­ление имело более сложную структуру, чем городское. Разнооб­разие национального состава уральской деревни объясняется тем, что коренные жители края—башкиры, коми-пермяки, уд­мурты, а также проживавшие на Урале казахи, марийцы, морд­ва, татары, чуваши были заняты почти исключительно сельским хозяйством. В некоторых случаях сдерживал миграцию в город и религиозный фактор. У исповедующих мусульманство народов (башкиры, татары) процесс урбанизации шел медленнее, чем у христиан.

Национальный состав городского и сельского населения на Урале имел существенные различия. Удельный вес русских в городах был намного выше их доли во всем населении края. И наоборот, мордва, татары и особенно башкиры, казахи, коми-пермяки, марийцы, удмурты проживали преимущественно в сельской местности. Особенно резко национальный состав города и деревни различался в автономных республиках Урала. Горожа­не в них по преимуществу были русскими, а коренное население проживало в сельской местности. Так, в Башкирии удельный вес русского населения среди горожан составлял 72,»%, в Уд­муртии—81,3%, коренного соответственно 7,3 и 11,2%. В сель­ской местности удельный вес русского населения был гораздо ниже: в Башкирии—34,4%, в Удмуртии—46,5%.

Существовавшие различия объясняются тем, что в Приуралье города исторически сформировались как опорные пункты по­степенно расширявшегося Русского государства. Они были ад­министративно-территориальными центрами. Военные и адми­нистративные, а также торговые и ремесленные функции в них выполнялись русскими. Данные показывают, что в Башкирии русские со­ставляли относительное, а в остальных областях абсолютное большинство населения. При этом, если в Свердловской области национальный состав села был достаточно однороден, и на долю русских приходилось 92,2 % населения, то в Оренбургской обла­сти заметную часть сельчан составляли мордва, казахи и укра­инцы, в Пермской области—коми-пермяки, в Челябинской области — башкиры и татары.

После русских, украинцев и белорусов второй по численно­сти группой населения Урала являлись народы тюркской язы­ковой семьи — башкиры, казахи, татары, чуваши. В конце 1930-х гг. крупные группы татар проживали во всех областях региона, а в Башкирии, Свердловской и Челябинской областях они по чис­ленности занимали второе место после русских. Основная масса башкир проживала на территории БАССР, составляя 21,4 % ее населения.

На Урале проживали и народы финно-угорской языковой семьи. Это—коми-пермяки, сосредоточенные в основном на тер­ритории национального округа, удмурты в УАССР, а также ма­рийцы и мордва. В расселении представителей разных народов на Урале про­слеживалась определенная закономерность. В Пермской, Сверд­ловской и Челябинской областях размещалось в основном рус­ское население. Башкирия и Оренбуржье—это районы значи­тельного смешения населения. В УАССР проживали русские и представители коренной национальности—удмурты, а также небольшое количество татар.

В определенном порядке сельское население размещалось внутри областей. В Пермской области, например, башкиры и татары проживали в сельской местности в южных районах, удмурты—на западе, белорусы—в северных лесных районах, коми-пермяки—на территории Коми-Пермяцкого национально­го округа. Представители одного народа, как правило, проживали компактно. В башкирских, татарских и других деревнях наблюдался высокий процент жителей данной национальности. В Щучье – Озерском районе Пермской области в созданных на базе одной деревни колхозах проживали в основном представители одной национальности. Из 117 колхозов в районе русских было 81, та­тарских—23, марийских – 3,, чувашских—2, белорусских и эстонских—по одному, смешанных— 6 (7). Для Урала была ха­рактерна и высокая компактность расселения коренного населе­ния. В 1939 г. на территории края проживало 95,1 % всех баш­кир и 86,3 % всех удмуртов (8).

Небезынтересно сопоставить данные о численности населе­ния с данными о родном языке. Наибольшее расхождение этих показателей наблюдалось у населения, проживающего за пре­делами своих республик. Выходцы из других регионов быстро осваивали культуру того народа, среди которого проживали, в данном случае, русского. Особенно быстро подвергалось асси­миляции белорусское и украинское население, что было вызвано близостью их культуры с русской. В ходе переписи городского населения лишь 33,0 % белорусов и 56,0 % украинцев назвали бело­русский и украинский языки родными. В сельской местности этот процесс шел гораздо медленнее. Значительно слабее асси­миляция затронула коренных жителей Урала, в частности уд­муртов. Из числа проживающих на селе удмуртов 99,1 % наз­вали удмуртский язык родным. В процессе взаимного сближения народов СССР важную роль играл русский язык, который для многих представителей других национальностей стал родным.

Особое положение с языком наблюдалось у башкир. Из 745,7 тыс. проживающих в сельской местности башкир лишь 279,1 тыс. (37,4%) назвали башкирский язык родным. Башкиры, находясь в близком соседстве с татарами, испытывали сильное влияние их культуры. В результате в 1939 г. 1273 тыс. сельских жителей назвали родным татарский язык, хотя татар проживало в сельской местности лишь 953,6 тыс. (9).

Материалы Всесоюзной переписи позволяют выявить нацио­нальные особенности половозрастной структуры населения. Для Урала была характерна диспропорция в соотношении полов, превышающая средний по РСФСР уровень. Особенно заметной была на селе диспропорция среди русского населения. В 1939 г. женщин среди них было на 429 тыс. (16,9%) больше, чем мужчин (10). Эта тенденция была характерна и для других проживающих на Урале народов, однако у них она была выра­жена слабее. Высокая диспропорция полов у русских в немалой степени обусловливалась уходом трудоспособных мужчин на работу в города. Более однородный национальный состав насе­ления уральских городов позволил выходцам из русской деревни легче в них адаптироваться.

Важным условием построения социализма является повыше­ние уровня образования трудящихся масс, освоение культурных ценностей прошлого, общий подъем социалистической нацио­нальной и интернациональной культуры. Однако решение этих задач сильно затруднялось унаследованной от дореволюцион­ного прошлого неграмотностью большинства населения. За ко­роткий исторический срок в СССР были достигнуты крупные успехи в области народного образования. К концу 1930-х гг. не­грамотность в стране заметно снизилась. В начале 1939 г. 13,7 % сельского населения СССР в возрасте 9—49 лет было негра­мотно (11).

Произошло выравнивание культурного уровня у разных на­родов, многие из которых до революции были сплошь неграмот­ными. Накануне Великой Отечественной войны разрыв в уровне-грамотности между ними и русским населением заметно сокра­тился. Однако большой раз­рыв в уровне грамотности по-прежнему сохранился у казахов и мордвы, а также городского и сельского населения.

В 1920—30-е гг. в стране увеличилось число лиц, имевших среднее образование, однако заметный разрыв между русским населением и другими народами продолжал сохраняться. В начале 1939 г. у русских в расчете на 10 тыс. человек среднее об­разование имели 339, у татар—243, удмуртов—235, башкир— 227, коми-пермяков—159, казахов—74 человека (12).

В ходе строительства социализма почти идентичным стал национальный и профессиональный состав населения. Однако данные переписи все же позволяют выявить национальные особенности профессиональной подготовки работников сельского хозяйства. Так, в БАССР в расчете на 1000 человек каждой национальности русских среди механизаторов было 26, башкир — 17, татар—12, в Свердловской области русских среди механи­заторов было 40, марийцев—23, татар— 16; в УАССР русских— 27, удмуртов—20, татар—16 человек. Среди русского населения выше была и доля руководителей среднего звена — бригадиров и заведующих фермами. В БАССР в расчете на 1000 человек каждой национальности заведующими фермами работали 8 русских, 7 башкир, 6 татар; в УАССР—9 русских и 7 удмуртов. Среди русского населения был ниже удельный вес лиц, не имеющих определенной сельскохозяйственной профес­сии. В Свердловской области среди занятых сельским хозяйст­вом русских они составляли 68,0 %, марийцев — 77,0 %, татар — 80,0 %. В Челябинской области этот показатель у русского насе­ления был равен 63,0 %, татарского—71,0 %, башкирского— 76,0 %.

Немалый интерес представляют данные об участии женщин разных национальностей в сельскохозяйственном производстве. У всех проживающих на Урале народов, за исключением каза­хов, они были больше, чем мужчины, заняты в сельском хозяй­стве. Перепись отметила и значительную дифференциацию по­лового состава руководителей среднего звена в зависимости от национальности. Если среди башкир, мордвы, татар женщины — заведующие фермами, составляли всего от 1,0 до 7,0 %, то у русских— 24,0%, украинцев—26,0%, а удмуртов — даже 37,0% (14). Аналогич­ная картина наблюдалась и среди бригадиров полеводческих бригад.

Приводимые данные характеризуют многонациональный со­став населения Урала в конце 1930-х гг. Особенности историче­ского развития края привели к тому, что в сельской местности удельный вес русского населения был ниже, а национальный состав сложнее. В наибольшей степени национальная структура города и деревни отличалась в автономных республиках. Но при этом во всех областях Урала абсолютное большинство на­селения, а в Башкирии — относительное большинство — состав­ляли русские. Подобная картина наблюдалась и в сельской ме­стности, за исключением Удмуртии, где численность коренного населения была несколько выше.

Как и для других районов России, для Урала была харак­терна ассимиляция представителей разных народов среди пре­обладающего русского населения. Проходил этот процесс не­одинаково, быстрее ассимиляция шла в городе, медленнее в сельской местности.

Сравнительный анализ грамотности и профессионального уровня показывает, что более высокая грамотность русского населения определяла его лучшую квалификацию. Неодинако­вым уровнем образования частично объясняется и тот факт, что женщин среди руководителей сельскохозяйственного про­изводства было намного меньше, чем мужчин. К этому надо добавить и особенности семейных отношений, исторически сло­жившиеся у разных народов.

------------------------------------------------------------------------------------------









Читайте также:

  1. II. Восстановление сельского хозяйства. Кооперирование крестьянства
  2. III. Коллективизация сельского хозяйства
  3. III. Развитие сельского хозяйства
  4. Американский национальный институт стандартов и технологии
  5. Ащита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного характера (стихийных бедствий)
  6. Баланс денежных доходов и расходов населения
  7. Башкиры - народы Южного Урала
  8. БЕЛОРУССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ
  9. Библиотечный фонд общедоступных библиотек на 1000 человек населения
  10. Быт основных слоёв населения
  11. В целом за 1954—1958 гг. потребление электроэнергии в колхозах Урала возросло приблизительно в 2,4 раза, в совхозах — и 3 раза. К концу 1950-х гг. электрификация совхозов была в основном завершена.
  12. В чьей компетенции находится создание условий для массового отдыха жителей поселения и организация обустройства мест массового отдыха населения


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 248;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная