Лекции.ИНФО


Часть 1. Манускрипт Магдалины



 

Во мне с детства воспитывали понимание магии. Мой отец был из Месопотамии, а мать – из Египта. Она молилась Изиде, чтобы та благословила ее ребенком. Этот ребенок – я. Меня знали под именем Мария Магдалина.

 

В возрасте 12-ти лет меня отправили в тайное сообщество Посвященных под крыльями Изиды. Меня обучали тайнам Египта, Алхимии Гора и культу Сексуальной Магии Изиды. Я встретилась с тем, кого вы зовете Йешуа, когда уже прошла все стадии посвящения. Я была готова к встрече у колодца.

Евангелия называют меня шлюхой, потому что все Посвященные моего ордена носили на руке браслет в форме змеи; все знали, что мы практикуем сексуальную магию, и для иудеев мы были распутниками.

 

Когда я увидела Йешуа и наши взгляды встретились, я поняла, что мы предназначены друг для друга.

 

История, которую я вам расскажу, была известна только моим спутникам. Об этом есть множество легенд. Но я поведаю вам о глубочайшей любви, а не о новом ви?дении, которое принес в мир Йешуа. Моя история – история любви.

 

Йешуа постоянно сопровождали люди, и нам крайне редко выпадала возможность побыть наедине.

 

В Евангелиях не сказано о том, что было известно лишь немногим близким нам людям. Незадолго до событий в Гефсиманском саду мы с Йешуа зачали ребенка. Нашей дочери дали имя Сар'х.

 

То, что я собираюсь рассказать, покажется вам невероятным.

 

Я помню тростники в Мари-де-ля-Мер, хотя тогда это место, конечно, называлось иначе. Там наша лодка причалила к берегу. Сар'х была еще очень маленькой, ей не исполнилось и года. Вспоминая недавние события, я разрывалась от горя и изумления.

 

Я присутствовала при распятии Йешуа. Я видела его в гробнице. Я пеленала тело Йешуа вместе с его матерью. Я навсегда запомнила запах мирра – это одно из благовоний, которыми мы пользовались.

 

Йешуа явился мне в ярком сиянии. Я не поверила своим глазам и прикоснулась к его ранам. Его ученики завидовали, что он пришел ко мне первой.

 

Было странно осознавать, что мой возлюбленный перешел в другой мир, в то время как мы с дочерью пересекали Средиземное море в одиночестве. В Египте, куда мы сначала ушли, стало небезопасно, и нам пришлось снова пуститься в путь.

 

Мы высадились в дикой местности, которая позже стала называться Францией. Там нас встретили жрицы культа Изиды. Затем мы отправились на север, под защиту друидов, которые услышали призыв Изиды защитить ее дочь, Сар'х. Мы пересекли еще одно большое водное пространство, направляясь в страну, позже названную Англией.

 

Нас спрятали в самом святом для друидов месте, на Гластонбери-Тор. Хотя в Англии было безопаснее, чем в Израиле или Египте, влияние Рима ощущалось и там, поэтому нам приходилось скрываться.

 

Мы жили в этом районе много лет. Сар'х вышла замуж за человека, чьи потомки стали рыцарями-тамплиерами. Я же отправилась на север, в Уэльс, и жила на берегу моря до конца своих дней.

 

В те годы, когда я жила одна у моря, Йешуа часто навещал меня. Конечно, теперь его тело было, скорее, энергией и светом, а не плотью; и все же было восхитительно снова быть с ним.

 

Когда я умирала, он был со мной и взял меня в тот край, который многие называют раем, но на самом деле это просто место в душе.

 

Я начинаю свой рассказ со встречи у колодца, потому что моя жизнь во многом по-настоящему началась именно там. Все предшествовавшие годы были лишь подготовкой к этой встрече.

 

Тем утром я ощутила волнение, восторг – дрожь в руках и ногах – еще до того, как мы встретились. Когда он подошел к колодцу, я уже опустила свой кувшин в воду, и он помог мне его достать. Увидев мой золотой браслет в форме змеи, некоторые апостолы решили, что я шлюха, и поразились тому, что Мастер помогает такой женщине.

 

Но меня это не задело. Глаза Йешуа перенесли меня в иной мир. Когда наши взгляды встретились, мне показалось, что я смотрю в вечность, и я поняла, что он – тот, для кого меня готовили; то же понял и он.

 

Я шла следом за толпой его учеников. Вечерами мы с Йешуа оставались вдвоем; не каждый вечер, потому что в нем постоянно нуждались.

 

Те, у кого я обучалась Алхимии Гора и Сексуальной Магии Изиды, считали меня продвинутой ученицей. Но в первый раз в объятиях Йешуа я ощутила себя всего лишь трепещущей женщиной, и мне нелегко было найти путь сквозь страсть к высочайшему трону, хотя именно этому меня обучали.

 

Техники, которым обучали меня, а также методы, которым Йешуа обучился в Египте, помогли нам зарядить его Ка (энергетическое тело) большим светом и большей силой, что облегчало ему работу с теми, кто приходил к нему.

 

Евангельские упоминания о том, что я была у колодца, когда пришел Йешуа, вызывают у меня улыбку, ведь в те ночи, когда мы с ним были наедине, он приходил к моему «колодцу», чтобы почерпнуть из него мощь Изиды и обрести дополнительные силы.

 

Теперь все это кажется сном, и тем не менее воспоминания по-прежнему ярки и чисты. Когда я говорю об этом, мое сердце трепещет, как будто все было вчера. Я помню первую ночь с Йешуа так же ясно, как небо над Иерусалимом.

 

Преодолев в себе желания женщины и поднявшись на уровень духовной алхимии, я увидела духовную форму Йешуа, уже ярко сияющую светом.

 

Над его головой был голубь, золотые лучи света изливались из него. В его духовной форме сияли печати Соломона, Хатор, Изиды, Анубиса и Озириса. То были знаки пройденных им стадий посвящения. Там были и другие непонятные для меня символы, принадлежащие культурам, о которых я ничего не знала и которым не обучалась; но, судя по известным мне египетским печатям, он был на пути Верховного Бога Гора.

 

Но он еще не прошел инициацию через смерть, и мое трепещущее сердце знало, что мне предназначено усилить его душу мощью Изиды и Космической Матери, чтобы он смог пройти через портал тьмы и достичь Гора.

 

После того, как мы впервые занимались любовью, смешивая энергии наших духовных тел, между нами начался алхимический процесс, и Йешуа задремал. Держа его в своих объятиях, я ощутила желание защитить его, всегда быть с ним – и холодную уверенность, что нас разлучат силы во много раз сильнее моего желания.

 

Церковь называет меня шлюхой, но я скажу вам, что как раз церковь – шлюха, ведь она стремится убедить вас, что женщина нечиста, а сексуальное влечение между мужчиной и женщиной - зло. Но именно магнетизм страсти – это колыбель вознесения.

 

Эта тайна тайн была известна всем Посвященным Изиды. Однако я никогда не думала, что именно мне предстоит полностью выразить это в союзе с Йешуа.

 

Это было путешествие моего духа и сердца.

 

Но для тех, кто хочет узнать о физическом путешествии... После распятия Йешуа мы с его матерью Марией, еще двумя молодыми женщинами, Иосифом из Аримафеи и его 12-летним сыном Аароном отправились в путь из Северного Египта.

 

Наш путь отклонился к востоку, прежде чем мы смогли повернуть на запад, а так как наша лодка была очень мала, нам пришлось останавливаться и запасаться провиантом. Мы посетили Мальту, маленький островок Оудиш, Сардинию и земли, известные вам как Чинкве Терра. Наконец мы высадились в Сен-Мари-де-ля-Мер и отправились через Рене-ле-Шато в северную Францию и далее через пролив в страну, теперь называемую Англией. Там мы жили в Гластонбери, пока Сар'х не исполнилось 12 лет.

 

На ее двенадцатилетие мы вернулись к тому месту среди тростников, где когда-то высадились. Так как для нас было небезопасно вернуться в Египет, я была вынуждена посвятить свою дочь в культ Изиды в этом месте и искупала ее в водах Средиземного моря, следуя данным мне наставлениям.

 

Затем мы вернулись в Гластонбери. В 16 лет наша с Йешуа дочь вышла замуж за человека из известной семьи, потомки которой стали тамплиерами.

 

Кровь этой семьи была унаследована тамплиерами. Когда Сар'х вышла замуж и обрела уверенность, я отправилась на север, в Уэльс, и жила там в маленьком каменном домике до конца своих дней.

 

За моим домиком был ручей, стекавший с холма. Я много дней просидела в том месте, где он расходился на два рукава. Два потока текли рядом, а затем один уходил направо, а другой налево. Я сидела между ними, размышляя о потоке моей жизни и потоке жизни Йешуа – о том, что наши жизни недолго текли вместе, а потом разошлись.

 

Я навсегда запомню, как Йешуа явился мне после воскресения в первый раз.

 

Было новолуние, небо было чистым. Легкий туман лежал на вересковой пустоши, и все было серебряным от света луны и звезд. Я увидела фигуру, приближающуюся ко мне по тропинке, которая вела к моему домику.

 

Он пришел, как раз когда я вышла набрать воды из колодца. Он выглядел так же, как раньше, но излучал явственно видимый свет! Мои глаза наполнились слезами; мое сердце затрепетало.

 

Я побежала к нему, но остановилась, вспомнив слова, которые он сказал мне сразу после воскресения.

 

– Пока не прикасайся ко мне, – сказал он, – ибо я еще не восшел к Отцу.

 

О, как я, Посвященная Изиды, все эти годы мечтала сказать об этом всю правду!

 

Что он имел в виду под этими словами? Ведь христиане унаследовали только часть правды. Большая же ее часть сокрыта в мистериях Великой Матери; а поскольку церковь стремилась дискредитировать женское начало, она это скрыла.

 

А правда связана с самим телом Ка, которое мы, как Посвященные, называли эфирным или духовным двойником (потому что тело Ка, будучи заряжено достаточным количеством жизненной энергии, выглядит как физическое тело). Но, в отличие от физического тела, тело Ка состоит не из плоти, а из энергии и света.

 

Когда Йешуа явился мне сразу после воскресения, он был в своем Ка, но оно еще было энергетически нестабильным, потому что он еще не взошел к Отцу – то есть к Великому Духу своей собственной души. Для того чтобы это сделать, он должен был преодолеть портал смерти и пройти сквозь преисподнюю своего существа.

 

Как я понимаю, он сделал это по двум причинам. Первая – великой душе такое свершение дает огромную силу Ка. Вторая – проложить путь через саму смерть, чтобы другие, следуя за его светом, могли легче пройти сквозь тьму.

 

В ту первую ночь, когда мы вновь встретились – я чувствую это сейчас, все так же живо, чисто и сильно – мое сердце наполнилось радостью от того, что я снова с ним. Он пришел ко мне перед полуночью, а ушел перед рассветом. В эти часы мы лежали вместе, наши тела Ка снова переплетались, и нам не было нужды говорить. Мы общались телепатически. Даже без физического полового акта наши Змеиные Силы, соединившись, поднялись вверх по священному пути в наших позвоночниках к трону короны на наших головах, что вызвало у меня экстаз и блаженство.

 

Он приходил ко мне таким образом несколько раз в год в течение многих лет. Иногда мы разговаривали. Большую часть времени мы просто были вместе.

 

Я спросила его, где он бывает в промежутках между нашими встречами. Он ответил, что посещает святые места по всей земле и встречается с разными народами, прокладывая тропу света.

 

Во время одного из его визитов я попросила объяснить это довольно странное понятие.

 

Йешуа нарисовал на земляном полу моего домика круг, а потом фигуру из двух взаимопересекающихся треугольников, составляющих Печать Соломона или Звезду Давида. Он сказал, что есть много земель, о которых нам ничего не известно. В тех краях есть места, соответствующие точкам Печати Соломона. Посещая их, он делал так, чтобы его духовная работа наполнила ткань этого мира.

 

Из всех визитов Йешуа я ярче всего помню тот раз, когда его посещение совпало с приездом Сар'х.

 

Она забеременела и хотела меня видеть, чтобы получить благословение. Я была очень рада видеть ее и ее спутников. Сар'х послала мне весть о своем визите через друидов, но их сообщение пришло ко мне только за день до ее приезда. Она гостила у меня три дня. На вторую ночь появился Йешуа.

 

Не знаю, поймете ли вы, как странно это было. Ведь Сар'х никогда не видела своего Отца, а Йешуа – свою дочь. И вот они впервые встретились! Но физическое тело ее отца исчезло во вспышке света в момент воскресения, и теперь он был в своем теле Ка, которое излучало явственно видимый свет.

 

Они оба были тронуты: Сар'х до слез, а Йешуа – до великого восторга. Они провели час наедине, гуляя на улице. Я не знаю, о чем они говорили. Но от начала их разговора и до конца небо было полно падающими звездами.

 

Перед рассветом, прежде чем уйти, Йешуа положил руки на живот Сар'х и благословил дитя. Сар'х уехала на следующий день, наполненная ощущением покоя.

 

Итак, я сказала вам все, что хотела сказать о своей жизни как матери, а теперь я расскажу о себе как о Посвященной, об Алхимии Гора и о тайнах Изиды.

 

Теперь я расскажу о моей возлюбленной духовной сестре, Матери Йешуа, известной также под именем Марии.

 

Мария также была Посвященной Культа Изиды и воспитывалась в Египте. Вот почему, спасаясь от царского гнева, грозившего им в Израиле, они с Иосифом скрылись в Египте: там они были в безопасности среди Жриц и Жрецов Изиды.

 

Обучение Марии отличалось от моего, и все же мы служили одной цели. Чтобы объяснить вам, кем была для меня Мария, я должна раскрыть одну из величайших тайн Культа Изиды. Считалось (и я с этим согласна), что при определенных обстоятельствах сама Богиня может воплотиться в женщину через рождение либо через духовное посвящение.

 

Мария, мать Йешуа, в очень юном возрасте была признана великими Жрицами Храмов Изиды за чистоту своего духа. Она обучалась как Посвященная и достигла высочайших уровней. Но ей предназначено было стать Воплощением Богини, а не Жрицей.

 

Для того чтобы стать Воплощением Богини, нужно быть продвинутой душой, так как это требует сложнейших духовных тренировок и дисциплины. На последней ступени посвящения Мария стала хранительницей потока энергии, идущего напрямую от самой Изиды. В этом смысле она была воплощением Космической Матери. Как будто их было две: Мария-человек, чистая духом и сердцем, хранила внутри себя прямой портал к Великой Матери, сотворившей всю материю, все время и пространство.

 

Фигурально выражаясь, так был накрыт стол для зачатия существа с замечательными качествами – ее сына Йешуа.

 

С точки зрения Культа Изиды, во время процесса, который церковь называет Непорочным Зачатием, Мария стала свидетельницей Божественного и галактического оплодотворения, когда Отцовское Начало, или Дух, помещает свое семя в Мать – Изиду (Материю, принимающую импульс Духа). Эта тонкая и мощная духовная энергия сконцентрировалась в утробе Марии и дала жизнь Йешуа.

 

Когда апостолы подошли ко мне у колодца, Мария была среди них. Она узнала во мне Посвященную Изиды по золотому браслету в форме змеи, а будучи ясновидящей, увидела также Печать Изиды, светившуюся в моем теле Ка.

 

Сначала я взглянула в глаза Йешуа, и, как я уже сказала, его мощное присутствие перенесло меня в иные миры. Затем я посмотрела в глаза его матери. В ее взгляде я прочла, что она признала во мне Посвященную Культа Изиды. Хотя Мария и не обучалась Сексуальной Магии, она поняла, что меня готовили для Йешуа.

 

С этими двумя я летела на крыльях трансцендентной любви, ощущая, как воспаряет мой дух.

 

Однако, взглянув в глаза учеников Йешуа, я увидела в них осуждение. Они считали меня шлюхой (как и бессчетные поколения после них).

 

Но я говорю вам, что для Йешуа и его матери я была не шлюхой, но чистым сосудом целительной и питательной энергии самой Изиды.

 

В жизни мужчины – не важно, человека или бога – наступает момент, когда мать уже не может давать ему то, что ему нужно. Ее любовь не исчезает, но ему необходима энергетическая поддержка другой женщины. Я была такой женщиной.

 

Там, у колодца, Мария признала меня и передала мне своего сына.

 

Мы с Марией проводили много времени вместе, обсуждая работу Йешуа, его потребности и мое место в его жизни. Мы обе знали, что я служу более высокой цели. Несмотря на то, что меня к этому готовили, это знание поражало меня. Я все еще трепещу, думая об этом.

 

Проводя дни и ночи в заботах о нуждах Йешуа и его учеников, мы с Марией стали очень близки. Я полюбила ее, и все еще люблю – за физическую красоту, за чистоту ее сердца и духа и за нежность, с которой она относилась к миру.

 

Я могу сказать, что Мария, служившая сосудом Изиды, как Воплощение Богини, уже была высокоразвитым Мастером. А после такого служения ее мастерство и духовное совершенство просто ошеломляют.

 

Мария обитает в божественных мирах, и ее сострадание и любовь постоянно изливаются на всех. Она доступна всем людям, вне зависимости от их веры. Когда вы призываете ее, знайте – она слышит вас.

 

Далее хочу поговорить о Сексуальной Магии Культа Изиды и об Алхимии Гора и раскрыть тайны, которые Посвященный раньше не раскрыл бы даже под угрозой смерти. Но теперь другие времена.

 

Время, как вы его знаете, близится к концу, и я получила разрешение Богини (Богиня сама попросила меня) раскрыть вам некоторые из наиболее строго хранимых тайн в надежде, что вы сможете вовремя расширить свое сознание.

 

Алхимия Гора – это методы изменения тела Ка. Когда Ка обретает большую энергию и свет, магнитное поле Посвященного усиливается, и то, чего он желает, происходит скорее.

 

Однако когда человек полностью отдается своей Божественной Душе (Ба), погоня за личными желаниями если не прекращается, то более не является смыслом всего существования. Вместо этого человек стремится развить более высокие качества своего я, следуя наставлениям Ба (Божественной Души).

 

Божественная Душа (Ба) существует на гораздо более высоком вибрационном уровне, чем физическое тело (Кхат) или Ка (духовный или эфирный двойник физической формы). В теле Ка есть каналы, которые можно стимулировать и раскрыть. Развитие этих тайных путей в Ка усиливает его. Алхимия Гора предназначена для их усиления, для активизации потенциала Посвященного через Джед (восходящие семь печатей, то - что йоги и йогини Индии называют чакрами).

 

Нас, Посвященных, учили активизировать Змеиную Силу, направляя ее по энергетическим путям в позвоночнике и раскрывая определенные области мозга. Это создавало так называемый Урей.

 

Урей – пламя, часто голубого цвета, вертикально и горизонтально распространяющееся по каналам в позвоночнике и мозге. Оно волнообразно колеблется, следуя изменениям энергии в этих каналах. Активизация Урея усиливает потенциал мозга во всем, что касается логики, творчества и, что важнее всего – восприимчивости, поскольку задача Посвященного – это изменение качества его существа, чтобы контакт с Ба (Божественной Душой) был чистым и свободным.

 

Когда я впервые встретила Йешуа у колодца, его близость активизировала мою внутреннюю Алхимию. Змеиная Сила поднялась по моему позвоночнику, как если бы я использовала практики, которым училась.

 

Той ночью, когда мы впервые остались наедине, мы практиковали Сексуальную Магию Изиды. Эта форма магии заряжает тело Ка огромной магнитной силой через мощь оргазма, так как во время оргазма в клетках тела происходит огромный выброс энергии. По мере распространения эта энергия высобождает магнитный потенциал, который можно использовать.

 

Я хочу рассказать об этом подробнее, но для этого необходимо дать вам базисное понимание секса и духовного осознания, так как церковь скрыла от вас эту тайну.

Соединяясь с Йешуа, я, как Посвященная Изиды, должна была открыть в себе некоторые каналы. Меня поразило то, что многие из этих каналов спонтанно раскрывались в его присутствии. В начале своего рассказа я упомянула, что трепетала как женщина, и была вынуждена бороться со своими страстями и желаниями, поскольку путь Посвященного – определенным образом использовать энергию страсти, а не просто позволять ей нести себя. Алхимия требует сдерживать энергию, чтобы ее можно было трансформировать.

 

Очень быстро мы с Йешуа достигли состояния, известного как «Четыре Змеи». Это происходит, когда оба партнера владеют внутренней Алхимией Гора и могут активизировать Солнечную и Лунную Змею в своем позвоночнике.

 

Ясновидящие знают, что существует центральный канал, идущий вверх по спине. Слева от него находится Лунная Цепь, а справа – Солнечная, которые йоги и йогини называют Ида и Пингала.

 

В Алхимии Гора человек заставляет эти две цепи активизироваться при помощи магнитных полей, подобных змеям.

 

Лунная Змея слева абсолютно черная, цвета Пустоты; она является воплощением самой Пустоты и содержит в себе потенциал Богини, Матери всего сущего.

 

Солнечная Змея – золотая.

 

Посвященный заставляет эти Две Змеи подняться вверх. Поднимаясь, они проходят через чакры и пересекаются. В Алхимии Гора эти Две Змеи пересекаются в пятой печати (в горле), и всех печатях ниже горла.

 

После этого они оказываются одна напротив другой примерно там, где находится шишковидная железа – в центре головы. Здесь Посвященный представляет себе чашу с шишковидной железой на дне.

 

Эти Две Змеи не статичны, они вибрируют и искрятся. Энергия колеблет их, и извивы их тел в Ка вызывают усиление магнитного потенциала.

 

Далее я поговорю о других связанных с ними практиках, а сейчас я хочу обратиться к практике Четырех Змей.

 

Занимаясь любовью, мы с Йешуа одновременно поднимали Двух Змей вверх по позвоночнику, по каналу Джед. При одновременном оргазме разряд, высвобождаемый из первых печатей в области таза, поднимался к Трону, то есть в верхнюю часть головы, стимулируя высшие центры мозга.

 

В то же время в момент сексуального экстаза мы полностью переносили свое внимание на наши тела Ка, так как экстаз усиливает Ка. Состояние экстаза питает и усиливает тело Ка, и, как я уже говорила, усиленное Ка становится более мощным магнитом, притягивая к Посвященному то, чего он или она хочет.

 

Сексуальная Магия Изиды строится на врожденной способности женского существа использовать магнетические энергии для раскрытия более глубоких уровней сознания, подчиняя себя силе сексуальной энергии.

 

Когда женщина ощущает себя глубоко любимой и уважаемой (как я была любима и уважаема Йешуа), что-то высвобождается на самых глубоких уровнях ее существа, и в момент оргазма возникает неконтролируемая дрожь. Если женщина, чувствуя себя в безопасности, позволяет этой дрожи, этому трепету, овладеть ей, то открывается огромная магнитная воронка, центр которой находится в матке.

 

Двое Посвященных, практикующих Сексуальную Магию Изиды, могут усилить свои Ка и быстро расширить свое сознание через силу этого магнитного поля.

 

В продвинутых практиках Сексуальной Магии Изиды Посвященный-мужчина заставляет обе свои Змеи подняться по телу Ка женщины, а женщина заставляет свои Две Змеи подняться по телу Ка мужчины. Сила этой практики подобна энергии, высвобождаемой атомной бомбой. Огромные магнитные «приливные волны» могут невероятно усилить Ка – или уничтожить его, если поступить с ними неверно.

 

Именно такой продвинутой практикой Ка Йешуа занимался той ночью перед Гефсиманским Садом. Это мощное усиление магнитного потенциала Ка дало ему силы для предстоящих трудностей и для выполнения задачи, представшей перед ним при инициации через портал смерти. Благодаря этому, его физическое тело вернулось к составлявшим его элементам во вспышке света (церковь называет это Воскресением). Но то был результат процесса, происходившего глубоко внутри него. Это было вызвано магнетизмом его тела Ка, так как именно при помощи мощно заряженного Ка он смог пройти через свою личную преисподнюю, через саму смерть.

 

Практикуя Сексуальную Магию Изиды, мы с Йешуа понимали, что это и есть наша цель.

 

Для Йешуа каждое соединение со мной было средством усиления его Ка. Вот почему я сказала ранее, что он приходил к моему «колодцу», ведь «колодец», который Посвященная предлагает мужчине – это бесконечный магнитный потенциал. Но он открывается только когда женщина чувствует себя любимой и в безопасности. Только тогда эти практики будут действенны. Потому что без опеки и любви эти практики становятся просто техниками и не дают желаемых результатов.

 

Но я была и женщиной, и Посвященной. Я годами училась и знала, что делать с этими каналами. Но меня удивило, что я была захвачена страстью как женщина.

 

Я заметила, что ожидаю каждого взгляда и прикосновения Йешуа, и то время, которое мы проводили наедине, было самым ценным в моей жизни. Его прикосновение, ощущение его, заставляло что-то внутри меня раскрыться, и иногда мне хотелось смеяться над собой.

 

Я, которую обучали тайным практикам Сексуальной Магии Изиды, которую Жрицы считали очень продвинутой ученицей – эта Повсященная – оказалась начинающей в присутствии женщины.

 

Знайте: в сердце, в сознании и мудрости тела женщины лежат некоторые из величайших тайн и мощнейших сил – и они ждут, чтобы их открыли.

 

И все это раскрывается при прикосновении мужчины!

 

Когда я говорю о Йешуа, я переполняюсь любовью и чувствами, которые я питаю к нему во все времена.

 

Сексуальная Магия Изиды основана на знании, что женский принцип содержит в своей сексуальной природе алхимический ключ. Этот алхимический ключ проявляется во время занятий любовью – во время полового акта. Когда он активизируется достаточно сильно, Алхимия Гора происходит спонтанно.

 

Меня учили, что, говоря алхимически, есть два пути к достижению одной цели.

 

Алхимия Гора была основой обеих практик, поскольку использовались те же каналы. Тем, кто не хотел вступать в партнерство, Алхимия Гора была средством усиления и активизации тела Ка до уровней Высоких Инициаций.

 

Тем же, кто вступал в партнерство, Сексуальная Магия Изиды давала крылья, при помощи которых они могли подниматься по Джед и входить в Трон Высшего Сознания.

 

То, что церковь очернила тайны и святость нашей сексуальной природы – великая трагедия. Почти две тысячи лет самый динамичный и один из самых быстрых путей к Пониманию Бога считался злом. К сожалению, церковь назвала его греховным – и отпугнула тех, кто мог бы случайно его обнаружить.

 

Хотя многим чудеса, сотворенные Йешуа, кажутся необыкновенными, для Посвященного это естественные проявления потенциала сознания. Они - знак. Чудеса не происходят просто так, и я хочу рассказать об этом с точки зрения знания, которым владели мы с Йешуа.

 

Когда я встретила Йешуа, он уже творил чудеса.

 

Я должна была помочь ему усилить его Ка для последней Инициации через портал смерти – посвящения Великого Бога Гора. Как я уже говорила, для этого мы практиковали Сексуальную Магию Изиды и Алхимию Гора.

 

Из всех чудес, которые Йешуа сотворил у меня на глазах, мне дороже всего чудо хлебов и рыб.

 

Тот день был очень долгим и жарким. Апостолы, Мария и я, как всегда, следовали за Мастером. Собралась очень большая толпа, внимательно слушавшая каждое слово Йешуа. Мы все были захвачены его ви?дением мира и поражены выразительностью его речи.

 

Казалось, на несколько часов мы перенеслись прямо в рай, и я заметила, что Ка Йешуа увеличилось, чтобы включить в себя всех присутствовавших. Для меня это был еще один знак.

 

Когда он закончил говорить, день уже клонился к вечеру, и, исполнившись сострадания к внимавшим ему людям, понимая, что дорога домой займет у них много времени, он попросил собрать и разделить еду.

 

Ученики, Мария и я, а также некоторые люди из толпы, начали собирать еду.

 

Но когда все было собрано, оказалось, что этого на всех не хватит: у нас было лишь несколько рыбок и маленьких хлебов.

 

И тогда я стала свидетельницей примечательного события.

 

Йешуа погрузился в себя и закрыл глаза. Я ощущала напряженность его молитвы, хотя и не слышала слов. Я увидела поток света, шедший по всей высоте его Джед, от основания позвоночника к макушке головы, направленный вверх через корону, в Ба, Божественную Душу. Вскоре энергия опустилась, как будто в ответ на его просьбу; он простер руки над двумя небольшими корзинами и начал раздавать хлеба и рыбы, разламывая их на куски и оделяя каждого из присутствующих.

 

Это было замечательно; более тысячи человек были накормлены, а хлеба и рыбы не кончались. Накормив толпу, Йешуа дал еду и своим ученикам, Марии и мне. Этот хлеб был самым сладким, а рыбы – самыми вкусными, какие мне доводилось пробовать.

 

Чудеса естественны для Мастера такого уровня как Йешуа, и с точки зрения Посвященного их может творить любой, кто совершает необходимые практики.

 

Йешуа часто говорил: «Я и мой Отец едины». Позже эта фраза была неверно истолкована. С точки зрения Посвященного «Отец» – это просто другое название Духа. Этим Йешуа отмечал, что он слился со своим Духом, а именно так совершаются чудеса.

 

Он постоянно колебался между двумя идеями, которые Евангелия впоследствии истолковали по-своему.

 

Йешуа иногда говорил: «Я и мой Отец едины». А в другой раз он говорил: «Без моего Отца я ничего не могу». Так бывает в процессе Посвящения, когда Посвещенный колеблется между убежденностью в своей связи с Духовным Источником и состоянием, когда он понимает, что он – ничто, и ничего не может без Духа.

 

Одно состояние ума несет в себе ощущение всемогущества, а другое – ощущение беспомощности. Посвященный должен пройти между ними. То, что Йешуа несколько раз использовал эти фразы, означало для меня как Посвященной, что он столкнулся с этим парадоксом.

 

С этим парадоксом в сознании он жил до Гефсиманского Сада. Перед уходом в Сад он пришел ко мне, и мы практиковали Четыре Змеи в последний раз. Наше свидание было насыщенным, ибо мы оба знали, что час близится.

 

Сила, высвобожденная этой практикой при нашем последнем свидании, мощно зарядила тело Ка Йешуа, и оно засияло убеждением, которое он сохранил до последних минут своей жизни, что позволило ему пройти сквозь смерть. Но до этого он часто проводил время... мне сложно подобрать верные слова... в чем-то вроде самопроверки.

 

Последователи Йешуа, называющие себя христианами, думают, что он уверенно шел вперед и всегда точно знал, в чем его предназначение и его миссия; что он никогда не сомневался. Но я, проводившая с ним ночи, говорю вам, что это не так.

 

То, что человек достиг мастерства, еще не значит, что он способен преодолеть сомнения, что они его не беспокоят.

 

Йешуа ощущал давление своей Божественной Души, что характерно для Посвященных. Ведь Посвященный – человек, со всеми присущими человеку качествами, но он все более соединяется со своей Божественной Душой, в конце концов становясь ее частью.

 

Ба, Божественная Душа – это голос Бога. Высший Посвященный действует, следуя Божественному слову. Но то, что Божественная Душа чиста, не значит, что и человек чист.

 

Йешуа видел в других людях потенциал Божественного Осознания и несколько раз говорил об этом. В Евангелиях упоминаются его слова: «Вы совершите более великие дела, чем я». Он понимал, что чудеса – это естественное проявление сознания, и что в процессе расширения сознания человечества чудеса станут обычным делом.

 

И в то же время он ясно видел ограниченность окружавших его людей – их ненависть, невежество и ханжество – и это глубоко беспокоило его. Мы проводили много времени, говоря об этом. Даже за несколько дней до Гефсиманского Сада Йешуа не был уверен, что обретет уверенность, необходимую для прохождения финальной Инициации.

 

Я не знаю, что произвело в нем такую перемену, но за несколько дней до Сада и нашего последнего совместного акта Иницации через Четыре Змеи на него снизошло глубокое чувство покоя, и он стал таким уверенным, каким я никогда его не видела.

 

После распятия Йешуа прошло почти две тысячи лет, но я все еще дрожу при мысли об этом. Очень странно быть одновременно Посвященной и Женщиной.

 

Я была рядом с Йешуа во время распятия, удерживая свое Ка в жаркой молитве – другими словами, я была непоколебима в своем намерении быть рядом с ним, когда он совершит переход в смерть. Это было для меня актом Инициации, требовавшим беспристрастности.

 

Такая задача была простой для Посвященной, но это разрывало сердце Женщины, любящей Йешуа как Мужчину. И я стояла на Голгофе, разрываясь между силой Посвященной и мучениями влюбленной Женщины, чей любимый страдает.

 

В этот момент я не думала об Инициации. Меня не интересовало, что Йешуа прокладывает тропу света через царство смерти для всех тех, кто последует за ним.

 

Я даже кричала на Изиду.

 

– Как ты смеешь! – сказала я.

 

Когда я больше не могла переносить страдания, Мария прикоснулась к моей руке. Я была одинока в своих муках и не заметила ее боли. Наши взгляды встретились, и мы плакали в объятиях друг друга. Она – по своему сыну, я – по своему возлюбленному.

 

В Евангелиях сказано, что сразу после смерти Йешуа произошло землетрясение, и я могу это подтвердить. Было похоже, что вся природа корчится в муках, и земля вздрогнула со злостью и яростью от того, что такой Мастер пострадал от рук таких же людей, как он.

 

Но таков парадокс жизни на земле.

 

Великая буря пронеслась над городом – я никогда не видела ветра такой силы. Небо наполнилось темными тучами и молниями, гром сотрясал все вокруг. Это ужасающее представление, казалось, будет длиться вечно, но оно, я думаю, заняло всего час или два.

 

У склепа мы с Марией омыли тело Йешуа в соответствии с еврейскими обычаями и традициями, запеленали его и покинули склеп. Мы сделали это в молчании. Единственным звуком были наши подавленные всхлипы.

 

Мне было странно, что он воскресил Лазаря, но не смог помочь самому себе.

 

Я не понимала, что он делает.

 

Но после воскресения, увидев его в теле Ка, сияющем и прекрасном как всегда, я это поняла.

 

Когда Посвященный становится Высшим Богом Гором, это значит, что он активизировал высочайший потенциал сознания в человеческой форме. Но традиционно это делалось только для самого себя. Йешуа же сделал это ради всего человечества. Это его наследие.

 

Но я утверждаю, что религия здесь ни при чем! Дело тут в физике и алхимии.

 

Учение Йешуа было простым: мы все Боги, во всех нас есть потенциал любить и исцелять. Сам он демонстрировал это наилучшим из доступных ему способов.

 

В ранние дни церкви (в сообществах, формировавшихся вокруг учений Йешуа) возник прекрасный ритуал. Желая ощутить его энергию или присутствие, люди делились хлебом и вином. Иногда в ритуале участвовали мужчины, а иногда женщины. Этот простой акт взаимной щедрости был в духе учений Йешуа, но с годами эта простота была утрачена, и только священники могли совершать этот обряд (названный Причастием). Я очень хорошо знала Йешуа и могу сказать вам, что он нашел бы это просто отвратительным.

 

Правда и сила учения Йешуа были извращены церковью, а тайны расширения сознания при помощи Священного Секса, как практиковали мы с Йешуа, были просто уничтожены.

 

Делясь своей историей, я осознаю, что только горстка людей поймет меня – но этого довольно.

 

Теперь я хочу поделиться с вами некоторыми тайнами Сексуальной Магии Изиды.

 









Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-09; Просмотров: 50;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная