Лекции.ИНФО


V.3. Характерные черты культурного ландшафта



Так что же отличает культурные ландшафты от всех прочих, измененных хозяйственной деятельностью? Каковы их характер­ные черты с геоэкологической точки зрения?

Культурный ландшафт, как и другие природно-антропогенные геосистемы, включает три основные составляющие, три подсистемы: природную, социальную и производственную. Это было показано В. В. Докучаевым еще 100 лет назад в его учении о природных зонах [14]. Названные составляющие взаимодейству­ют друг с другом посредством прямых и обратных вещественных, энергетических и информационных связей. Образование культур­ного ландшафта тогда становится возможным, когда это взаимо­действие достигает полной гармонии, когда подсистемы оптимально соотносятся между собой и целым. Гармоничность культурного ландшафта определяется прежде всего антропогенным фактором, способностью и стремлением социума вести экофильное, рацио­нальное природопользование.

Из сказанного вытекает непреложный вывод: в культурном ландшафте социальная составляющая должна обладать высокой экологической культурой. Какой бы совершенный сельскохозяй­ственный ландшафт ни создали мелиораторы, но если крестьянин-хлебороб не научился в нем по-настоящему культурно работать, деградация земель неизбежна. То же можно сказать о городских, рекреационных и других культурных ландшафтах, эксплуатация которых – большой не только физический, но и интеллектуальный и духовный труд.

Использование культурного ландшафта должно быть таким, чтобы он оптимально выполнял свойственные ему социально-эко­номические функции (ресурсовоспроизводящие, средообразующие, природоохранные и др.). В связи с этим необходимо постоянное поддержание производственно-экологическою потенциала культур­ного ландшафта. В геоэкологии и социальной экологии это требо­вание нашло отражение в законе социально-экологического равно­весия. Суть его в следующем: "Общество развивается до тех пор и постольку, поскольку сохраняет равновесие между своим давлением на среду и восстановлением этой среды..." [34, с. 147]. У Б. Коммонера на этот счет есть меткий афоризм: "ничто не дается даром". К нему он добавляет пояснение: "...глобальная экосистема представ­ляет собой единое целое, в рамках которого ничего не может быть выиграно или потеряно ... все, что было извлечено из нее челове­ческим трудом, должно быть возвращено. Платежа по этому вексе­лю нельзя избежать; он может быть только отсрочен" [19, с. 32]. Один из главных законов земледелия так и называется – "закон возврата". Он требует возмещения потерь плодородия возделыва­емых земель путем внесения органических и минеральных удоб­рений, восстановления структуры почвы, оптимизации ее водного и воздушного режимов и т. п.

В свою очередь, поддержание устойчивого функционирова­ния культурного ландшафта, будь он сельскохозяйственным, город­ским или рекреационным, невозможно без организации постоян­ного контроля его состояния. Иными словами, непременной частью культурного ландшафта должен быть мониторинг, главная цель которого – обеспечение текущей информацией систем управ­ления культурным ландшафтом.

В естественных условиях регуляция всех процессов осуще­ствляется механизмами, выработанными в ходе длительной эволю­ции ландшафтной сферы. Биогеохимический круговорот вещества и энергии – главный фактор ее саморегуляции. В антропогенных ландшафтах не удается избежать трансформации, а нередко и пол­ного разрушения этого круговорота. Утраченная саморегуляция замещается антропогенным управлением. Без него культурный лан­дшафт существовать не может. В случае прекращения или ослаб­ления управления, ухода и охраны со стороны человека культур­ный ландшафт деградирует, теряя способность выполнять заданные ему социально-экономические функции. Так происходит с заб­рошенными пахотными землями, превращающимися в бурьянис-тую залежь, дичающими без должного ухода садами и парками, населенными пунктами, дорогами и мостами, лишившимися теку­щего и капитального ремонта, и т. п.

Различают два основных вида управления антропогенными ландшафтами: "мягкое " и "жесткое". "Мягкое" управление на­правлено на мобилизацию природных сил самого ландшафта для поддержания его устойчивости. Оно производится путем воздей­ствия главным образом на биоту и природные воды. Еще А. И. Во­ейков и В. В. Докучаев призывали окультуривать природную сре­ду, преобразуя ее растительный покров, поверхностные и подзем­ные воды. Эти компоненты ландшафта легче других поддаются искусственным изменениям и служат эффективными рычагами мягкого управления.

Естественная и культурная растительность и водоемы – главные элементы экологического каркаса культурных ландшаф­тов, цель которого – поддержание устойчивого функционирова­ния природно-производственных геосистем. Таковы защитные ле­сонасаждения, массивы искусственного залужения, парки, лесо­парки, озера, пруды, реки и т. п. К мягкому регулированию ланд­шафта относится гидромелиорация, ориентированная на оптими­зацию водных режимов земель посредством осушения, орошения и обводнения. Тысячелетия функционируют оазисы, созданные на орошаемых землях в пустынных районах. Уже в эпоху бронзы су­ществовали Самаркандский, Бухарский и Хорезмский оазисы в Уз­бекистане, Мургабский и Тедженский – в Туркмении. В результа­те искусственного осушения в цветущие сады и плантации пре­вращены ранее заболоченные земли Колхиды, освоены под сельскохо­зяйственные угодья болота Полесья. Только с помощью "мягкого" ре­гулирования (полезащитных лесонасаждений, прудов и водоемов) со­здан по проекту В. В. Докучаева культурный сельскохозяйственный ландшафт в Каменной степи на юге Воронежской области.

"Жесткое" ландшафтное регулирование производится, как правило, путем создания инженерно-технических сооружений: гид­роузлов, плотин, шлюзов, каналов, всевозможного рода защитных сооружений в виде дамб, волноломов, водоотводов, опорных сте­нок, водосливных лотков и т. п. Они способны защищать от разрушительных природных процессов города, поселки, железные и шоссейные дороги, промышленные и энергетические объекты, рек­реационные комплексы и др. Для примера сошлемся на опыт за­щиты южноказахстанского города Алм-Аты (бывшая столица Казах­стана) от катастрофических селей. Со дня основания в середине XIX века город неоднократно подвергался их разрушительному воздействию. Сели сходили с гор Заилийского Алатау по долинам рек Малой Алмаатинки и Большой Алмаатинки. В 60-е годы высо­ко в горах, в урочище Медео была возведена грандиозная противоселевая плотина высотой около 300 м. С тех пор она не раз спасала город от катастрофических селей.

Другой пример. Вдоль черноморского побережья Кавказа от Туапсе до Сухуми тянется узкая лента железнодорожного полотна. Она зажата между горами и морем. В результате железная дорога постоянно находится под угрозой разрушения абразионными про­цессами со стороны моря, обвалами, оползнями, оплывинами и селями – со стороны гор. На большей части своего протяжения она "жестко" защищена множеством инженерно-технических сооруже­ний. Среди них: железобетонные буны, волноломы, волноприбойные стенки вдоль берега моря, бетонированные водосливы, водо­отводы, опорные стенки у подножья гор.

Инженерно-технические сооружения, внедряемые в ланд­шафт, являются в нем чужеродным образованием. Они быстро ста­реют, разрушаются природными процессами и сами нуждаются в постоянном уходе и охране. Экологическая и экономическая эф­фективность их со временем падает. Начинает работать "правило старого автомобиля", согласно которому поддержание, разрушаю­щегося инженерно-технического сооружения обходится подчас до­роже строительства нового. Помимо того, техногенные изменения среды способны вызывать неблагоприятные цепные реакции в лан­дшафтах, которые, к сожалению, не всегда учитываются. Приме­ром тому может служить антропогенная катастрофа Аральского моря, водный баланс которого был грубо нарушен в результате не­умеренного разбора воды из Амударьи и Сырдарьи.

Как видно, жесткое управление ландшафтом, хотя и являет­ся иногда единственно возможным, сопряжено с большими эконо­мическими затратами и чревато зачастую неблагоприятными по­бочными эффектами. Прежде чем прибегать к нему, необходимо мобилизовать все резервы естественной регуляции ландшафта пу­тем "мягкой" перестройки его структуры и функционирования. Это требование в первую очередь касается культурных ландшафтов.

Здоровая, экологически благоприятная среда обитания – еще одна характерная черта культурного ландшафта. Не может лан­дшафт быть культурным, если он непригоден для нормального, бе­зопасного проживания в нем человека. Как бы ни был благоустро­ен городской ландшафт, но если его воздушный бассейн насыщен выхлопными газами автотранспорта, выбросами промышленных и энергетических предприятий, его невозможно отнести к культур­ным ландшафтам. Как бы ни было эффективно растениеводство, но если оно сопровождается накоплением ядохимикатов (пестици­дов) и азотных соединений в нижних звеньях агроландшафтной катены, то этот ландшафт далек от культурного.

Особые требования предъявляются и к внешнему облику культурного ландшафта – его пейзажу. Во французской географи­ческой литературе термины "пейзаж" и "ландшафт" используются как синонимы. В отечественной науке они не идентичны. Под пей­зажем в российской школе ландшафтоведения подразумевается внешний облик ландшафта, воспринимаемый визуально с опреде­ленной точки обзора [27]. Восприятие культурного ландшафта дол­жно удовлетворять высоким эстетическим требованиям. Проще говоря, культурный ландшафт должен быть красив. В древнегре­ческой натурфилософии как бесспорная истина признавалось: кра­сивое есть полезное (Сократ). Эта простая оценка красоты апроби­рована временем.

Польза эстетичного ландшафта заключается не только в под­держании физического и духовного здоровья его обитателей, но и в воспитательном потенциале. Красивый ландшафт способен рас­тить экологически и этически совершенного человека. Видно, не­случайно в чарующей красоте царскосельских садов и парков вы­рос поэтический гений А. С. Пушкина и А. А. Ахматовой. Напро­тив, изуродованный производством ландшафт духовно растлевает своих обитателей.

Итак, главные особенности культурного ландшафта с геоэко­логической позиции выражаются в следующем: а) гармонизация природной, социальной и производственной подсистем; б) оп­тимальное и устойчивое функционирование; в) минимизация деструктивных процессов; г) здоровая среда обитания; д) наличие постоянного мониторинга; е) антропогенная регуляция, охрана и уход; ж) высокое художественное достоинство пейзажного облика.









Читайте также:

  1. II.2. Локальные геосистемы – морфологические единицы ландшафта
  2. II.4. Морфологическая структура ландшафта
  3. V. Характерные черты философии русского «религиозно-философского» ренессанса.
  4. А. Бытовая рознь и признаки личной или племенной системы в истории нашего права. - Черты прошлого в современном праве. - Сходство и общность права
  5. Антонимические отношения между словарными единицами. Некоторые общие и различительные черты синонимов и антонимов
  6. Антропогенная динамика ландшафта. Пороговые нагрузки. Обратные связи. Цепная реакция различных ландшафтов.
  7. Возникновение городского ландшафта
  8. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ, СКОТОВОДСТВА И РЕМЕСЛА. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ПЕРВОГО ПЕРИОДА ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА И ПРОБЛЕМА ПУТЕЙ РАЗВИТИЯ
  9. Воспитание альтруизма как черты характера
  10. Всем социальным нормам присущи общие черты:
  11. Геофизические процессы в ландшафтах


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 96;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная