Лекции.ИНФО


Экспериментальная Лаборатория, Колорадо, построена Летом 1899.



Центральная Энергетическая Установка, Передающая Башня и Лаборатория для "Мировой Телеграфии", Вандерклиффе, Лонг Айленд.

На этой первой энергетической установке, которую я долгое время проектировал, я предполагаю осуществлять распределение десяти тысяч лошадиных сил под напряжением в сто миллионов вольт, которые я сейчас могу получать и безопасно с ними работать.
Эта энергия будет приниматься по всему земному шару предпочтительно малыми количествами, от долей до нескольких единиц лошадиных сил.
Одним из ее главных применений будет иллюминация отдаленных домов. На освещение жилища с помощью вакуумных трубок, работающих от высокочастотных токов, уходит очень мало мощности, и в каждом случае будет достаточно невысокого контакта над крышей.
Другое важное применение— это приведение в движение часов и других подобных устройств.
Эти часы будут чрезвычайно простыми и не будут требовать к себе никакого внимания, и они будут показывать очень точное время.

Идея распространения на Земле Американского времени пленительна и весьма возможно станет популярной.
Есть бесчисленное множество устройств всех видов, которые либо уже используются сейчас, либо могут быть произведены, и работая с которыми таким вот способом я смогу предоставить эти удобства всему миру, используя установку не более чем в десять тысяч лошадиных сил. Введение в действие этой системы даст возможности для изобретений и производства, которых не представлялись никогда прежде.
Понимая далеко идущее значение этой первой попытки и ее влияние на дальнейшее развитие событий, я должен двигаться медленно и осторожно. Опыт подсказывает мне не называть срока для предприятия, завершение которого не полностью зависит от моих собственных возможностей и усилий.
Но я надеюсь, что выполнение этих огромных планов уже недалеко, и я знаю, что когда эта первая работа будет завершена, дальше они последуют с математической точностью.

Когда будет полностью понята случайно открытая и экспериментально подтвержденная великая истина, состоящая в том, что эта планета, при всей ее ужасающей огромности, для электрических токов— не более чем маленький металлический шар, и что это открывает множество возможностей, которые трудно вообразить, и последствия которых неисчислимы, и которые абсолютно непременно будут реализованы.
Когда будет открыта первая установка, и показано, что телеграфное сообщение, столь же секретное и неуловимое, как мысль, можно передать на любое расстояние на Земле, звук человеческого голоса, со всеми его интонациями и модуляциями, достоверно и мгновенно воспроизводится в любой точке земного шара, энергия водопада доступна для обеспечения освещения, тепла или движущей силы, везде — в море, или на суше, или высоко в воздухе, — человечество станет как муравейник, растревоженный палкой: Смотрите, какая поднимается суматоха!

Статья 4: Наука и открытия- великие силы, которые приведут к концу войны.
(The Sun. Dec. 20, 1914).)

Что бы ни таили в себе грядущие века для человеческой расы, развитие, которое шло до сих пор, говорит о том, что вероятный ее удел — это вечные раздоры.
Цивилизации самой по себе, очевидно, недостаточно для обеспечения постоянного мира на Земле.
Она лишь сдерживает конфликт, усиливая его интенсивность и размах, делая его страшным и разрушительным.
Нынешний колоссальный конфликт сам по себе производит впечатление, создает чувство страха, ощущение серьезности, вытекающее из знания, что на мир свалилось ужасное бедствие, большее, чем любое из тех, что хранят анналы истории.
Внезапно очнувшись от фантазий о безопасности и оказавшись перед сознанием неожиданной и вселенской угрозы, нации стоят ошеломленные.
Как если бы случился огромный сдвиг суши, как если бы гигантские силы были спущены с цепи, угрожая всему земному шару. Никогда ранее не были вовлечены в битву такие гигантские армии и не применялись столь страшные орудия разрушения; никогда победа столь сильно не зависела от вооружений.
Потери уже составили десятки миллиардов долларов; более чем три миллиона человек убито или искалечено, и на каждого из них приходится десять, по меньшей мере, которые превратились в нервные развалины, чьи страдания будут оказывать влияние на последующие поколения и омрачать их дни.
Весь мир, полный бесчисленных жертв, разрываясь от тревоги, спрашивает себя, как долго будет продолжаться это массовое убийство и кощунственное опустошение.

Война по сути — это проявления энергии, включая ускорение и замедление массы силой.
В таком случае, есть универсальная установленная истина, что время, необходимое для сообщения данной скорости и импульса, пропорционально массе.
Тот же закон применим и к исчезновению скорости и импульса силой сопротивления. Переводя на обычный язык, это означает, что период или продолжительность вооруженного конфликта теоретически пропорциональна величине армий или количеству бойцов.
Очевидно, при этом предполагается, что ресурсы достаточны и все другие условия равны. Более того, делая дедуктивные выводы из предыдущих войн, надо принимать в рассмотрение большое количество факторов, и истинные значения всех величин должны оцениваться на основании статистических и прочих данных.
Считая, что в текущий конфликт, как кажется, вовлечено 12,000,000 человек, сравнение с предыдущими войнами дает следующие результаты:

В этих сравнительных оценках получились бы гораздо более согласованные и короткие периоды, если бы имеющиеся данные были бы, как говорилось, скорректированы, и сделаны необходимые поправки на средства транспорта и связи, возросшую мощь и разрушительность вооружений и другие факторы, которые увеличивают скорость подачи энергии и тем самым ускоряют завершение конфликта.
Наилучшие выводы дает Балканская война как наиболее современная, и в соответствии с ней продолжительность должна быть пять лет.
Даже при том, что это грубое приближение, его достаточно, чтобы показать, что за исключением возможности какого-нибудь непредвиденного развития событий, эта война будет долгой.
На самом деле, из чисто научных соображений представляется, что конфликт столь огромного масштаба может закончиться только в результате истощения [ресурсов].
Громадный размах фронта сражений, обусловленный численностями, и вытекающая из этого невозможность нанесения решительного удара, являются дополнительными аргументами в пользу данной теории.
Также очень важно в этой связи отметить, как изначальные линии фронтов, определенные заранее стратегией, постепенно сместились и выпрямились, и контакт между борющимися массами в итоге установился по линиям, определяемым естественным законом и грубой силой вопреки военному замыслу.
Вероятность такого финала выросла за счет того факта, что вторжения и беспорядки распространились на огромную территорию, делая в некоторых регионах снабжение предметами первой необходимости чрезвычайно сложным.

Далее, если считать эту теорию правильной, мы должны ожидать, что при сохранении нормальных условий борьба будет продолжаться более или менее в соответствии с формой, которую может принять израсходование ресурсов.
Недостаток продовольствия, износ и нехватка техники, потребность в металлах, химикатах и амуниции, нехватка доступного капитала, невозможность подачи подготовленных людей или полнейшее истощение человеческой энергии — вот некоторые из элементов, которые надо учитывать, и каждый из которых может вызвать раннее прекращение военных действий.
Можно легко показать, что война не может продолжаться долго с ее нынешней интенсивностью.
Ежедневно на военные операции уходит более чем сорок миллионов долларов, и судя по сегодняшним данным о потерях, в среднем двадцать пять тысяч человек ежедневно теряется убитыми и ранеными в сражениях.
При такой скорости только лишь еще пять месяцев активной кампании приведут к затратам в пять миллиардов долларов и потерям жизней трех миллионов человек. Это, очевидно, слишком большое бремя, чтобы его можно было вынести, и даже если бы имелись в наличии средства для борьбы, капитала точно не хватит.
Таким образом, можно было бы с уверенностью заключить, что мир восстановился бы до следующей зимы, если бы не возможность, и даже вероятность тупиковой ситуации, которая была бы худшим из зол, потому что, ввиду реальной причины проблемы и темперамента народов, которые в нее втянуты, он не может не растянуть войну на годы.

Предсказывать— дело неблагодарное, но научное предсказание— это полезный вид занятий, и оно было бы еще более полезным, если бы человеческая натура не была бы столь склонна оставлять советы и уроки без внимания.
Проведя тщательное исследование данной ситуации, эксперт может предсказать определенные события с совершенной уверенностью.
Сейчас есть только три возможных исхода нынешней войны: первый — крушение Австрии; второй— завоевание Англии немцами, и третий — истощение и разгром Германии.
Падение Австрии неизбежно и должно произойти в течение следующих нескольких месяцев. Она может игнорировать влияние Германии и независимо бороться за мир, чтобы спасти себя, но сомнительно, чтобы она смогла предложить Антанте что-нибудь приемлемое.
Гораздо более вероятно, что старый император, уставший от жизни и осознающий, что дело Австрии несправедливо, самостоятельно отречется от престола и будет предлагать раздел [Империи].

Это будет неплохо для находящейся в трудном положении Германии, потому что откроет возможность установить мир на условиях, которые не будут унизительными и уравновесит для нее вероятную потерю Эльзас-Лотарингии и Восточной Пруссии.
Двойственная монархия продержалась в течение десятилетий, и это удивительно.
Она бы давно распалась, если бы не стойкая верность Венгерских магнатов обещанию, данному Марии Терезе, и исключительная популярность правящей династии, в значительной степени благодаря сочувствию со стороны субъектов всех национальностей, вызванному многочисленными несчастиями, постигшими дом Габсбургов.
Общепризнанно, что неестественное существование этого феодального государства являло собой постоянную угрозу Европейскому миру и стало главной причиной нынешних потрясений.
Раздел Австро-Венгерской территории по национальным границам удовлетворит все воюющие нации на Европейском континенте.
Это произойдет обязательно. Это естественный и неизбежный процесс, как падение перезрелого яблока с дерева.

Что касается второй возможности, пока еще рано делать предсказания, и надо подождать дальнейшего развития событий, прежде чем делать заключения об исходе ситуации.
Есть много признаков того, что Германия готовится атаковать Англию со всей своей стремительностью и энергией, и, возможно, ее операции на востоке и западе служат отвлекающим целям этого маневра.
Напряжение между этими двумя странами огромно, причины вражды весьма специфичны и мирное разрешение этого противоречия почти невозможно.
Третья из упомянутых возможностей означала бы очень долгую войну. Германия не может пробиться через стальную стену во Франции и Бельгии; ее частичные победы в Польше не производят впечатления на Русские массы.
Постепенно она должна перейти к обороне. Согласно финансистам и статистикам, она несет самый большой груз и должна выдохнуться первой.
Но с таким способным, трудолюбивым, изобретательным и тесно сплоченным народом делать подобные прогнозы опасно.
Немцы более всех способны "вырастить две былинки там, где раньше росла одна" и именно поэтому и благодаря их совершенной военной организации остается опасность долгого конфликта.
Такой перспективы вполне достаточно для самых похоронных настроений и наиболее крайних мыслей в умах предсказателей касательно того, как предотвратить этот паралич прогресса и ужасную бойню и разрушения. Можно ли это сделать?

 

Налицо беспощадная решимость всех непосредственных участников вести борьбу до самого конца, и основывается она на том, что преждевременный мир, оставляющий жизненные вопросы неразрешенными, означал бы лишь продолжение существующего пагубного режима и преумножение бедствий.
Нужно предъявить новый и неопровержимый аргумент, чтобы остановить конфликт. Положение отчаянное, но надежда есть. Эта надежда— наука, открытия и изобретения.
Современная техника, сотворенная наукой, ответственна за эту катастрофу; наука же и уничтожит чудовище Франкенштейна, которое она сама создала.
По преданиям, столетия назад хитроумное изобретение Архимеда решило сражение и закончило великую войну. Миф это или факт, эта история преподносит обнадеживающий урок.
Что необходимо в данный психологический момент, так это какое-нибудь подобное открытие.
Новая сила, новое вещество, демонстрация силы любым способом, старым или новым, дабы привести воюющие стороны в чувство и дать неопровержимое доказательство глупости и бессмысленности продолжения жестокой битвы.

Эта идея, которой я сам посвятил годы работы, ныне овладела учеными мужами и специалистами во всем мире.
Тысячи изобретателей, воодушевленных этой уникальной возможностью, бросились изобретать некий процесс или прибор, чтобы достичь этой цели. Во Франции, России, и особенно в Германии началась лихорадочная активность электротехников, химиков и инженеров.
Какие плоды принесет гений наций— никто сказать не может, но что можно точно сказать, так это то, что они существенно повлияют на исход и продолжительность борьбы.
Именно поэтому столь большое значение придается смутным сообщениям о таинственных экспериментах с Цеппелинами, взрывающими лучами и магическими бомбами, ведь хотя подобные новости нельзя принять за правду, они открывают столько потрясающих возможностей.
В производстве и применении новых средств ведения войны первой идет Германия, не только по причине превосходных средств и отличной подготовки ее специалистов, но и потому, что это стало жестокой необходимостью, вопросом жизни и смерти в ее нынешнем тяжелом положении.

Неопределенные и часто противоречащие друг другу сообщения о ежедневных событиях, получаемые из различных источников, сделали трудным формирование определенного мнения о действительном положении вещей, но несмотря на суровую цензуру главные факты постепенно становятся известными.
И один из них— то, что Немцы были единственным народом, готовым к войне.
Даже Французы, которые так гордились подготовленностью, не смогли мобилизоваться вовремя. Вторжение в Восточную Пруссию было лишь бесстрашным ударом Русских, чтобы отвлечь врага и ослабить давление на Францию, успешным, но очень дорого им стоившим.
Что же до Британцев, то они крепко спали. Против Великобритании можно говорить что угодно, но ее полнейшая неготовность и огромная опасность, которой она себя подвергла своим ультиматумом Германии — это прямое доказательство того, что она не желала вступать в конфликт.

Другой факт, столь же несомненный, то, что Германия, неудовлетворенная частичной хотя и верной победой, решила разгромить всех членов Антанты в быстрой последовательности.
То, как она диктовала условия мира сначала в Париже, потом в Петрограде, и наконец в Лондоне, воспринималось не как военная необходимость, но как хорошо обдуманная программа, основывающаяся на абсолютной уверенности в превосходящей мощи ее вооружений.
Это теперь открыто признается многими ее лидерами. Для большинства из нас такое предприятие выглядит ошеломляющим по своей смелости и размаху, и тем более по причине того, что его намеревались выполнить при помощи силы.
Но было бы ошибкой обвинять Немцев в заносчивости и самонадеянности. Они уверены в своем превосходстве, и надо признать, что их попытке есть некоторое оправдание.

Часто поднимался вопрос о том, будет ли наше дальнейшее развитие в сторону художественного и прекрасного, или же научного и полезного. Неизбежный вывод состоит в том, что искусство должно быть принесено в жертву науке.
Это так, и рациональные Немцы представляют собой самое близкое приближение человечества будущего.
Славяне, находящиеся в стадии своего восхождения, будут лидировать, когда придет их черед, и дадут свежий импульс созидательному и духовному развитию, но они также должны будут сконцентрировать свои силы на необходимости и практичности.
Конечным результатом станет мир пчел. Германия потерпела неудачу в своей попытке. Хотя она еще не побеждена, ее кампания проиграна.
Высказывалось множество мнений относительно внезапной остановки ее победоносных войск, как будто чудом, у самых ворот Парижа, но эти мнения носят в основном спекулятивный характер, и не имеют дела с физическими причинами.
Осветим кратко этот вопрос. Немецкая военная машина — это попытка поставить вместо сборища слабо связанных между собой темпераментных и проблематичных единиц компактную и бесстрастную массу, движущуюся по команде с точностью часов, как машина, спокойную, безразличную к опасности и смерти, на войне как на параде.
Ее концепция имеет глубокие научные основания. Смелость и страх оказывают влияние на каждое человеческое существо, но первое преобладает.

Это очевидно, потому что жизнь сама по себе— это борьба, преисполненная опасностей и боли, которые следует встречать решительно и стойко.
Страх приходит из сознания враждебности окружения и усиливается от одиночества. Когда много людей находится близко друг к другу, дружеское окружение и чувство связанности являются полезными следствиями отдельного массового психологического эффекта, успокаивая нервы и подавляя природный страх и чувство опасности.
С другой стороны, частая и суровая муштра в течение лет, помимо того, что она способствует точности и синхронности движений, имеет бесспорное гипнотическое воздействие, еще более исключая индивидуальную инициативу и сомнения.
В результате получается сильное и здоровое тело, которое двигается и действует как единое целое, без человеческих ошибок и недостатков, и способно достичь максимальную производительности за счет направленного и одновременного приложения отдельных усилий.

Такова жуткая машина, которую Германия построила для защиты ее Kultur и завоевания всего мира— бесчувственный автомат, дьявольская выдумка для научного, безжалостного, оптового уничтожения, подобной которой не снилось раньше.
Верят, что она даст наивысшую эффективность, но она в этом отношении не вводит в заблуждение никого кроме самих Немцев.
В реальности эта современная военная машина, если ее рассматривать как трансформатор энергии, варварски неэкономична.
Она не только требует огромных затрат денег и усилий на холостом ходу, но еще и содержит фундаментальную ошибку, которую военные писатели игнорируют, а именно, что условия, определяющие ее производительность, а значит и эффективность, во многом, если не полностью, контролируются врагом.
В самом деле, ведь именно недопонимание этой истины ответственно за Парижскую неудачу.

Первая из двух главных причин Немецкого неуспеха находится в заслуживающей восхищения оборонительной тактике Французов, которые отказались от решающего сражения, тем самым не дав Немецкой машине развить полную мощность и вынуждая ее работать с низкой эффективностью.
Вторая, даже еще более важная, была результатом чрезмерной спешки Немцев, которые раскрутили свой двигатель слишком быстро, сильно увеличив потери без адекватного выхода полезной производительности.
Дай они себе больше времени, что, как показало последующее развитие событий, они вполне могли себе позволить, можно было бы сберечь больше энергии, и со всей вероятностью задача была бы выполнена.

Самым удивительным из выяснившихся фактов является то, что в ходе дипломатических переговоров и проведения Немецкой кампании был допущен ряд грубых ошибок, столь очевидных сейчас, что никакие действия прессы не могут их замаскировать.
Это было откровение, к которому мир был готов меньше всего, и которое ясно показало, что Немецкая эрудиция и технический профессионализм были приобретены ценой утраты интуиции, такта и здравомыслия.
Каким промахом было нарушение Бельгийского нейтралитета, сколь ошибочны ожидания того, что Англия стерпит вторжение, столь угрожающее для ее существования, что Италия пожертвует своим флотом и коммерцией во имя альянса!
У Немцев чудесные пушки, делающие укрепления бесполезными, и все же нападая на Францию, вместо того, чтобы пойти по кратчайшему пути, они проделали кружной путь через Бельгию, теряя время и сверх того вызывая новые сложности и опасности.
Десятки тысяч человек были отправлены на верную смерть в напрасных штурмах массовыми формированиями, когда нескольких выстрелов из их пушек было бы достаточно, чтобы сровнять укрепления с землей.

Войска были выведены из Франции в менее важные точки в тот самый момент, когда их присутствие означало бы верную победу.
Немцы могли бы двинуться на Варшаву и Петроград до того, как враг был готов оказать эффективное сопротивление, но они отложили вторжение до той поры, когда Русские подняли свои миллионы.
Они могли взять Дюнкерк и Кале без особого усилия, и тем избежать ужасных потерь, которые повлечет выполнение этого теперь, если это вообще осуществимо.
Сейчас они опрометчиво подвергают себя риску далеко зайдя на Русскую территорию и воюя против преобладающей численности и в сезон, когда снежные метели могут обрезать коммуникации и оставить всю армию на милость врага.
Какое объяснение можно дать этим и другим странным действиям нации, для которой экономия — это религия, которая по общему признанию является первой в достижении успеха научным путем, по путям наименьшего сопротивления? Этому может быть только одна причина, и именно она привела к падению многих империй!
Это чрезмерная уверенность и высокомерное пренебрежение к противникам.

Германия начала войну со слепой верой в наступление, которому нет сопротивления.
Она узнала, после ужасающих и ненужных жертв жизнью и собственностью, что Франция может быть сильной и без Наполеона, что права свободолюбивых народов, таких как Бельгийский и Сербский, нельзя попрать безнаказанно, что Россия — уже больше не тот неповоротливый и беспомощный северный зверь.
Она наконец осознала то, что ей следовало знать с самого начала, что Англия— это ее самый опасный враг.
Она могла бы выстоять против Континентальных армий, но с Великобританией, изолирующей ее с моря и постепенно душащей, это становится невозможным.
Победа над Союзниками на западе, если вообще достижима, до опасной степени ослабит ее; на Востоке ситуация становится все безнадежней с каждым часом.
Германия теряет десять тысяч человек и тратит семьдесят пять миллионов марок в день. Ее жизненные соки быстро иссякают; в конце она должна проиграть.
Единственный способ победить— это сломить Англию. Сделав это, она избавится от смертельного захвата на шее и восторжествует над всеми своими врагами.

Фатерланд охвачен сейчас этой мыслью и начал, с энергией доселе невиданной, новую кампанию, которая, будь она предпринята четыре месяца назад, могла бы завершить войну еще даже полностью не развернувшись.
Германия ввязалась в эту смертельную схватку не с холодной рассудительностью военной мощи, но с пылкой решимостью нации, охваченной этим единственным страстным желанием.
Ее успех зависит не только от ее генералов, но и от ее физиков, инженеров, изобретателей, химиков и мастеровых, а также от ее добровольцев, отдающих себя на мучения во имя ее дела.
Она может предпринимать рейды и ложные атаки чтобы поймать врага в ловушку, но у нее нет даже отдаленного намерения вовлечь Британский флот в открытое сражение.

Что она собирается делать, так это уничтожить его самым дьявольскими способами и ухищрениями не потеряв ни одного собственного корабля.
Если Англия не пробудится тотчас же навстречу этой смертельной опасности, и не подготовится, чтобы ответить на науку наукой, на умение умением, и жертвами на жертвы, то следующие несколько месяцев могут стать критическими для ее царствования как Владычицы морей.
То, что принятые в Гааге правила неэффективны чтобы предотвратить использование адских устройств, уже было показано.
Международные соглашения бывают двух типов, и их можно классифицировать под двумя вывесками: "Вместе мы стоим, порознь мы падаем" и "Обстоятельства меняют дело". Гаагские положения второго типа.
Тем, кто отмахивается от вышеизложенных предположений как от крайне маловероятных, если не нелепых, следует помнить о том, что великая нация, лидирующая в технических достижениях, ведет борьбу за свое существование, и что изобретательство уже предоставило способы, которыми такое истребление можно выполнить, а другие предсказаны научными исследованиями за последние годы.
Вопрос, который будет интересовать всех, это какие методы и ухищрения вероятно применит Германия в ее коварном предприятии, и как ответить на ее замыслы и расстроить их?

В атаке на Англию перед Германией четыре пути: первый, яростный натиск не обращая внимания на Британский флот; второй, сражение: с флотом в открытом бою; третий, постепенное уничтожение и ослабление флота с помощью приспособлений отличных от пушек, и четвертый, воздушные атаки на суше и на море.
История полна дерзких побед. Может быть, мы станем свидетелями самой замечательной из всех. Британские Острова уже захватывались в прошлом, но это было давно и примитивными армиями.
Средства обороны стали очень совершенны, это так, но это во многом компенсируется возросшей наступательной мощью.
Этот подвиг труден, но не невозможен. Стратегия, однако, не может сыграть важной роли в его осуществлении. Это как когда Ганнибал пересекал Альпы, проблема в преодолении естественных преград.
Англия имеет небольшую береговую линию, на которой можно произвести высадку, и многие места, вероятно, хорошо защищены и укреплены. Если Немцы планируют вторжение, оно будет как удар молнии.
Они предпримут его при свете дня и в их излюбленной манере прорубаться сквозь препятствия невзирая на потери.
Их неистовые усилия по захвату контроля над побережьем могут, скорее всего, указывать на то, что их намерение именно таково.

Многие специалисты придерживаются мнения, что пока есть превосходство Британского флота, предприятие такого рода полностью отпадает, но это ошибка.
Немцы определенно могут обеспечить область действий в Ла-Манше, защищенную с боков непроходимыми минными полями и субмаринами.
И более того, обладание Кале, хотя и было бы для них огромным преимуществом, не является абсолютно необходимым для их цели.
Каков бы ни был план, он будет инженерным творением, проработанным во всех деталях с Немецкой доскональностью.
Вот почему нисколько нельзя доверять шатким предположениям, которые были изложены в некоторых статьях.
Никаких реально осуществимых планов пока не открыто, но я думаю, что я угадываю правильно, когда говорю, что Немцы продумывают применение специально спроектированных плавучих крепостей, которые будут состоять из частей и могут перевозиться по железной дороге.

Они будут сделаны практически неуязвимыми для торпед и пушек и будут оборудованы пушками огромной дальности боя и разрушительной силы, сконструированных специально для этих целей.
Под защитой этих крепостей, которые начисто сметут все с берега, будет производиться высадка десанта и артиллерии, а пехота будет доставлена по воздуху, и эта вторая часть операции будет выполнена под покровом темноты.
С пушками гораздо меньшего калибра, и более или менее неподготовленным, Британцам будет трудно воспрепятствовать этой попытке.
Есть определенные основания полагать, что Немцы могут рискнуть предпринять широкомасштабное морское сражение.
У них меньшее количество кораблей, но большинство из них совсем современного типа и без сомнения каждый поддерживается в отличном состоянии.
Все донесения сходятся на том, что их пушки превосходят Британские, и по дальности, и по сроку службы.
Немцы — мастера в производстве и обработке теплостойких материалов, и многие технические отрасли в других странах полностью зависят от их продукции.
Когда мы добавим к этому преимуществу возможности, даваемые минами, торпедами, субмаринами, Цеппелинами и другими орудиями разрушения, умелый маневр и неожиданность, численное неравенство флота становится по важности вторичным.

Удивительный подвиг маленькой Немецкой субмарины, которая потопила четыре Британских крейсера и ушла невредимой, — это само по себе достаточно для вывода о том, что предстоящая дуэль между двумя странами будет решаться не только пушками и броней, как это было на море до сих пор.
Хотя полный потенциал такого рода кораблей еще предстоит увидеть, Германия склонна во всем превосходить другие нации. Большинство изобретений, откуда бы они изначально ни происходили, улучшаются Немцами.
Не только это, но и их работа на результат, знание того, что удивить— значит поразить, а поразить — значит победить.
Очень вероятно, что они уже разработали что-то новое в субмаринах и решили определенные проблемы с их управлением, что может позволить уничтожать корабли в охраняемых бухтах.

Это может быть сделано миниатюрными судами упрощенной конструкции, которые не представляют из себя практически ничего кроме торпеды, и имеющие экипаж из одного-двух добровольцев.
Им не требуется водоизмещение больше пяти тони, так что две или три, если не больше, могут быть спущены на Цеппелине в удобном месте ночью.
Такие устройства, управляемые непоколебимыми людьми, стали бы наводить страх в море, и защититься от них было бы трудно.
В целом, Британцам будет очень трудно эффективно бороться против угрозы субмарин. Воздушное судно или аэроплан может биться с аналогичной машиной, но под водой этот способ трудноосуществим, и надо разрабатывать специальные суда.
Военные корабли могут препятствовать атаке субмарин с помощью небольших снарядов со взрывчаткой очень высокого быстродействия, чтобы производить удар высокой интенсивности.

Можно также применять маленькие мины, сделанные таким образом, чтобы плавать на определенной глубине и взрываться при соприкосновении.
Они не причинят никакого вреда большим надводным кораблям, но могут обнаруживать присутствие субмарины и повреждать ее, чувствительное устройство которой легко расстроить.
После пушек воздушные суда типа Цеппелинов являются наиболее ценным военным активом Немцев; по крайне мере, они так думают. В их разработке надо было преодолеть много сложностей.
Процесс дешевого производства чистого водорода разработан, новый сплав замечательной легкости и прочности произведен, удобные и высоко экономичные двигатели сконструированы, и еще много других технических проблем успешно решено.
Хотя и без особой оригинальности, это было заметным прогрессом, какой мог быть достигнут только в Германии.
Многое говорилось о Цеппелинах, и восторженное, и уничижительное, и прежде чем выразить мнение о предмете, следует отделить зерна от плевел.

Было сделано заявление, что недавно открыт новый невоспламеняющийся газ, применение которого увеличивает грузоподъемность судна в два с половиной раза.
Единственным основанием в пользу этого постоянно звучащего сообщения является то, что в соответствии с периодической гипотезой элементов, построенной великим Русским Менделеевым, показавшим себя непогрешимым проводником в области химических исследований, должен существовать газ с атомным весом 04.
В известном смысле, его доказано его существование в солнечной короне — отсюда название корониум, а также в северном полярном сиянии, в каковом случае о нем говорят как о земном, или геокорониуме.
Чтобы оценить, что Германия может сделать со своим воздушным флотом, должна быть сделана правильная догадка о его величине.
До объявления войны у нее было тридцать шесть судов различных размеров и реальные возможности выставлять еще от восьми до десяти каждый месяц.
Но под грузом войны эта скорость не могла сильно вырасти. Машина прошла экспериментальный этап, и теперь это только вопрос воспроизводства.
Ввиду ситуации не будет сюрпризом, если к настоящему времени произведено сто или еще больше.
При производстве в таких количествах каждый будет обходиться не больше чем в $ 125,000, а это означает, что одну сотню можно приравнять к стоимости одного единственного дредноута.

Грузоподъемность до сих пор бралась исходя из веса пассажира, но для военных целей она может быть заметно увеличена, и в последнем типе она может достигать двадцати тонн.
Такое судно могло бы перевозить 200 человек с полным снаряжением, и флот из ста таких смог бы высадить 20,000 человек за одну операцию.
Но возможности нанесения ударов с помощью взрывчатых веществ еще более впечатляющи, в особенности потому, что их можно наносить без риска.
Цеппелин, оборудованный соответствующими приборами, может плыть в совершенной безопасности на огромной высоте, находить место для атаки по сигналам двух беспроводных станций в абсолютной темноте, сбрасывать много тонн пикриновой смеси, и делать это снова и снова.
Несколько специалистов выразились в пренебрежительной манере относительно разрушительного эффекта, но факт тот, что взрыва трех тонн динамита производит землетрясение, ощутимое на расстоянии тридцати миль.

Если десять тонн классической взрывчатки сбросить в сердце большого города, тысячи будут убиты, и собственности будет уничтожено на сотни миллионов.
Представим, что флот в 100 таких судов пройдет над Англией ночью сбросив 100,000 бомб по двадцать фунтов.
Кто сможет оценить ущерб и деморализацию, которая бы получилась в результате этого?
В начале войны сообщалось, что Немцы выдумали снаряд, ядовитые газы которого обладают огромной смертоносной силой.
Вскоре после этого невероятное новое взрывчатое вещество, по сообщениям, было произведено во Франции и названо турпинит.
Первый намеки дошли из казарм, и новостям был придан некоторый вес, по этой причине, а также потому, что открытие приписывалось Евгению Турпину, одаренному и плодовитому изобретателю химических веществ.
Идея применять яды в удушающих бомбах стара. Есть авторитетные свидетельства, что какие-то из них действительно бросали во время второй осады Парижа армией Версаля, но единственным результатом была смерть специалиста, который их наполнял.
Существует естественное и очень глубоко укоренившееся предубеждение против применения отравляющих веществ в войне, и многие из тех, кто допускает сегодняшние средства уничтожения жизни, отшатнулись бы от этого.
Хотя известно, что смерть от многих токсинов менее болезненна и безобразна.









Читайте также:

  1. А. Одинаков. Б. Неодинаков, больше на экваторе. В. Неодинаков, меньше на экваторе. Г. Зимой больше на экваторе, летом меньше на экваторе. Д. Зимой меньше на экваторе, летом больше на экваторе.
  2. Великий князь Николай Николаевич (Младший) и военные поражения русской армии летом 1915 года
  3. Вильгельм Вундт и экспериментальная психология
  4. Вы принимали участие в выборах губернатора Нижегородской области летом этого года?
  5. Изолирующий гидротермокостюм не обладает достаточной плавучестью и используется вместе со спасательным жилетом, надеваемым поверх костюма.
  6. Нелокальность в окружающем мире. Экспериментальная проверка
  7. Особенности полета в условиях вихревого следа за самолетом
  8. Ролл «с креветкой и омлетом» 14) Ролл «Салатный» 15) Ролл «Греческий»
  9. СВЯЗЬ ПРИ БЕДСТВИЯХ (С САМОЛЕТОМ, ВЕРТОЛЕТОМ, БЕРЕГОВЫМИ СПАСАТЕЛЯМИ)
  10. Социология как логико-экспериментальная наука
  11. Теоретическая и экспериментальная
  12. Экспериментальная Лаборатория, Колорадо Спрингс.


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 59;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная